Рериховская



жүктеу 6.8 Mb.
бет19/30
Дата02.09.2018
өлшемі6.8 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   30

Т.С.РАСУЛОВА,

кандидат философских наук,
доцент кафедры социально­политических наук
Государственной консерватории Узбекистана,
сотрудник Ташкентского общества Рерихов

ТИМУР – СВЕТОЧ АЗИИ, ИЛИ ЗНАКИ СУДЬБЫ АМИРА ТИМУРА
В СВЕТЕ КУЛЬТУРНО-­ИСТОРИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н.К.РЕРИХА
Чтобы поддержать свое могущество,

я взял в одну руку свечу справедливости,

а в другую – свечу беспристрастия,

и этими двумя светочами освещал всегда

свой жизненный путь…

Амир Тимур


Научные труды академика Н.К.Рериха, а также его литературные произведения и художественное творчество, ставшие результатом Центрально­Азиатской экспедиции 20-х годов ХХ столетия, оказали огромное влияние на формирование нового научно-философского мышления, которое трудно переоценить. Это новое мышление проявилось и в осмыслении исторического процесса, который стал пониматься не просто как собрание разрозненных, не связанных друг с другом фактов и событий далекого или близкого прошлого, а как явления и процессы, обусловленные не только и не столько причинами личностного или даже общественного характера, сколько причинами, выходящими за земные рамки и обретающими вселенское, космическое звучание. Именно в таком ключе написаны путевые дневники, очерки и заметки Н.К.Рериха «Алтай – Гималаи», «Сердце Азии», «Листы дневника» и некоторые другие его произведения – следствие Центрально­Азиатской экспедиции.

Они заключают в себе широту взглядов и глубинное проникновение в суть культуры разных стран, этносов и народов, а также провидение будущего этих стран и народов, представляя новый концептуальный подход к историческим фактам и событиям в контексте как регионального, так и мирового культурно­исторического процесса. Как писал сам Н.К.Рерих: «Историк должен запастись широким взглядом на события, чтобы не подпасть под человеконенавистничество. Экое длиннейшее слово, такое же бесконечное, как хвост двуногой злобы…



Говорят, история сделает свой отбор. Кто его знает, что за штука “история”. Видим, как в течение многих веков существовали прискорбнейшие заблуждения. Много трудов стоит вычищать подобные авгиевы конюшни. А некоторые наросты так приросли, что операции требуются очень болезненные. Все ли знают цвет волос бабушки или деда? А где уж тут ожидать, чтобы легенды сохранили всю истинность!» [1, т. 3, с. 76].

Уже в этих словах академик Н.К.Рерих недвусмысленно дает понять, что история сама по себе, без человеческих усилий, совершенных в этом направлении, не может заниматься самоочищением. Необходимы люди, ученые разных специальностей, обладающие новым мышлением и способные к новому подходу в осмыслении и переосмыслении устоявшихся исторических фактов, особенно тех фактов, которые на поверку оказываются изложением исторически ограниченных, или субъективно предвзятых, или откровенно ложных воззрений конкретных лиц.

Этот новый подход, связанный с космическим осмыслением истории и культуры, предполагает и очищение Великих Имен от тех многовековых наслоений, в которых увязла и погрязла история человеческого общества. Среди этих имен, нуждающихся в исторической переоценке и переосмыслении, имеется и Великий Тимур. Так, Н.К.Рерих писал: «…многое должно быть пересмотрено будущими летописцами. Даже пресловутая кровожадность Тимура, может быть, будет переоценена. Кто знает, может быть, великий завоеватель вовсе не был настолько жестоким. Известно, что он насаждал духовные общества дервишей и заботился о духовном образовании своих воинов» (Здесь и далее выделено мною. – Т.Р.) [1, т. 3, с. 76].

Действительно, несмотря на обилие противоположных мнений о личности и деятельности Великого Тимура, сами историки и археологи подчас вынуждены констатировать, что нет ни одного подтвержденного факта его неоправданной жестокости. В частности, это относится к пресловутым башням из отрубленных голов, ни одна из которых до сих пор так и не была найдена ни целиком, ни хотя бы во фрагментарном состоянии. Не говоря уже о том, что по тем временам физически невозможно было отрубить сто тысяч человеческих голов за столь малый промежуток времени, как сутки или двое. Известно, что даже в печально знаменитую Варфоломеевскую ночь, к которой католики очень скрупулезно и тщательно готовились, было убито около трех тысяч гугенотов в Париже, а по всей Франции – приблизительно тридцать тысяч человек. И, несмотря на то, что каждая жизнь является, безусловно, бесценной и потому священной, осмелимся обратить внимание, что в этом трагическом факте французской истории речь не идет о многих десятках, тем более сотнях тысяч загубленных человеческих жизней, проживавших в одном локальном месте. Это говорит о том, что не следует безоговорочно доверять любой дошедшей до нас информации, особенно той, которая уходит своими корнями в далекое историческое прошлое, ибо она может носить намеренно тенденциозный характер.

В книге «Алтай – Гималаи» Н.К.Рерих, как бы продолжая свою мысль, пишет: «Не был ли Тамерлан великим дезинфектором? Он разрушил много городов. Мы знаем, что значит разрушить глиняные городки, полные всякой заразы. Вот мы проехали двенадцать городов. Что можно сделать с ними? Для народного блага их нужно сжечь и рядом распланировать новые селения. Пока догнивают старые, трудно заставить людей обратиться к новым местам. Вот тулин Кучи устроил рядом со старым городом новый поселок. Широкие улицы, подземные каналы. Но народ боится нового места» [2, с. 208–209].

Риторический вопрос, заданный Н.К.Рерихом, говорит сам за себя, т.е. подразумевает положительный ответ, что Великий Тимур, действительно, был великим дезинфектором, и разрушение городов носило такой глубинный смысл, о котором не подозревали не только его современники, но даже и далекие потомки, к которым относимся и мы, живущие уже в ХХI веке. А смысл этот состоял, очевидно, в том, чтобы дать людям новые энергетические возможности духовной эволюции, которые могли проявиться только на новом, здоровом месте. Однако Н.К.Рерих неслучайно отметил, что «народ боится нового места», поэтому те методы, к которым приходилось подчас прибегать великим историческим личностям, чтобы дать новый толчок для дальнейшего духовного развития, редко укладываются в прокрустово ложе одномерной, а часто и лицемерной земной морали. Необходимы были нестандартные решения и неординарные поступки, которые, как правило, не находили и не находят адекватного понимания окружающих людей.

К этому следует добавить также то обстоятельство, что в исто­рии осталось много наветов на разрушения, якобы совершенные Тимуром. Так, профессор Люсьен Керен, основатель и президент Ассоциации по изучению истории и искусства эпохи Тимуридов, писал, что, работая в библиотеках Сирии, в одной из книг он прочитал о том, что Тимур разрушил башню Иисуса и мечеть Хумаинов. Однако, продолжает Люсьен Керен, эти сооружения до сих пор целы и невредимы. Более того, профессор Люсьен Керен полагает, что враги специально распространяли подобные ложные сведения для того, чтобы создать о Тимуре плохое мнение [3].

Так кто же он, Тимур, – строитель или разрушитель? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к некоторым биографиче­ским данным великого полководца. Амир Тимур родился весной 1336 года, а умер в 1405 году, во время китайского военного похода. Сохранилось много чудесных легенд, связанных с рождением Тимура. Жан-Поль Ру пишет: «Так, повествовали, будто бы в тот день (т.е. в день рождения Тимура. – Т.Р.) пепел покрыл всю землю. Гораздо интереснее нам представляется почти не обратившая на себя внимание исследователей легенда, согласно которой Тимур появился из утробы матери “с руками, полными крови”» [4, с. 42]. Это тем более интересно, что в «Сокровенном сказании, монгольской хронике 1240 года» о рождении Чингисхана говорится то же самое, т.е., что «он родился, держа в каждой руке по сгустку крови, похожему на бабку»1 [4, с. 42–43]. Жан­-Поль Ру считает, что «…сгусток крови является материализованным воплощением кута2, особой силы, исходящей от Неба (род души), чья форма в виде бабки указывает на то, что она передается от поколения к поколению» [4, с. 43].

Сохранилась удивительная легенда, связанная с обстоятельствами его рождения. Однажды вечером эмир Шахрисабза Бекбува пригласил к себе астролога и спросил, кто и когда заберет из его рук власть, а также и жизнь. На что астролог ответил, что эмир погибнет от руки сильного и храброго воина по имени Тимур. На вопрос эмира, где сейчас находится этот воин, астролог ответил, что он еще не родился, и указал название местности, где должно было произойти это событие. Правитель решил погубить еще не родившегося младенца и с этой целью послал в кишлак воинов. Однако разговор правителя с астрологом подслушала служанка, которая приходилась подругой матери Тимура. Служанка кратчайшей дорогой добралась до дома Тарагая – отца будущего полководца и рассказала об угрозе, нависшей над его семьей. Тогда хозяин дома направился навстречу воинам эмира, чтобы их задержать и, таким образом, выиграть время, а свою жену в сопровождении служанки и двух слуг отправил в другое селение.

После нескольких часов быстрой езды беременная женщина почувствовала себя плохо и попросила остановиться. То ли от быстрой езды, то ли от переживаний, а скорее всего, и от того, и от другого у молодой женщины начались преждевременные роды. Невдалеке путники увидели слабо мерцавший огонек, светивший из домика хлебопашца, где они нашли кров и пищу. Вскоре молодая женщина родила мальчика, которому дали имя Тимур, т.е. «Железный». А место рождения назвали Чиракчи, что значит «Светильник». Весьма знаменательное, на наш взгляд, название места для рождения человека, которому предстояло занять свое весомое место в истории не только Центральной Азии, но и многих других стран и народов.

Эта легенда перекликается и с легендой об обстоятельствах рождения Кришны, как и с легендой о приходе в этот мир Иисуса Христа. Однако, несмотря на это, у нас нет намерения сравнивать названные фигуры, как и нет мысли оскорбить религиозные чувства верующих, будь то индуисты или христиане. Мы хотим только констатировать совершенно поразительную перекличку легенд, относящихся к этим деятелям мирового масштаба, которые приходили на землю в разные исторические эпохи, с различными миссиями, осуществлявшиеся ими в разных географических регионах и в разных национальных этносах.

Вместе с тем, очевидное сходство обстоятельств рождения этих разных личностей говорит о том, что между ними должно быть и что­то общее. На наш взгляд, этим общим является то, что все они были Светочами, т.е. носителями Света. Они несли Свет людям, чтобы человечество окончательно не задохнулось в миазмах собственной ненависти и злобы.

По прошествии стольких лет трудно, конечно, говорить о степени правдивости легенды, повествующей о рождении Тимура. Но представляется, что само существование рассказа, в котором присутствует преследование женщины с младенцем, говорит о том, что речь идет об обстоятельствах рождения неординарной личности, личности огромного исторического масштаба. Причем во всех упомянутых легендах беззащитные женщины преследуются вооруженными мужчинами­воинами, и, тем не менее, им удается уйти от преследователей и сохранить жизнь своим младенцам.

Род Тимура, принадлежавший барласскому племени, не был ни знаменитым, ни богатым, ни влиятельным, однако он восходил к потомкам Чингисхана, хотя и не по прямой линии, и, таким образом, Тимура можно назвать чингизидом. Видя, как прямые потомки и наследники Чингисхана прожигают наследие своего великого предка, проводя жизнь в междоусобных войнах, которые ослабляли экономическую и политическую ситуацию даже не отдельно взятой страны, а всего региона в целом, Тимур решил воссоздать великую империю Чингисхана и встать во главе единого и мощного государства.

Учитывая, что у него не было никаких юридических прав на этот престол, прав, установленных самим Чингисханом, Тимуру пришлось всю свою жизнь отстаивать это право не только перед восточными, но и перед западными странами с мечом в руке. В этой связи сами историки и археологи вынуждены признать, что военные походы Тимура нередко носили упреждающий характер, помогая ему отстоять и сохранить свою великую империю от посягательств извне. Кроме того, нужно хорошо знать, понимать и учитывать восточный менталитет. На Востоке и во времена Тимура, да и сейчас, мягкость и деликатность характера воспринимаются как слабость, порочащая мужчину, а следовательно, не достойная ни уважения, ни почитания. Поэтому можно ли представить себе лидера армии и страны, лишенного таких качеств, как сила воли, смелость принятия и исполнения решений, жесткость характера, которая в каких­то конкретных ситуациях могла восприниматься как жестокость, чтобы держать огромную страну в состоянии дисциплины и работоспособности? Ответ очевиден.

Таким образом, благодаря своей личной храбрости, железной воле и целеустремленности ему не только удалось создать централизованное государство – Мавераннахр, которое по своим масштабам даже превосходило империи Александра Великого и Древнего Рима, но и заслужить уважение со стороны как восточных, так и западных правителей.

На основании сказанного можно констатировать, что односторонняя оценка, исключающая факт или деятеля из контекста исторической конкретности и национального менталитета, отличается неполнотой и предвзятостью суждений.

Так, Н.К.Рерих, говоря об отношении Востока к Тимуру, пишет: «Нужно видеть, с каким проникновенным восторгом каждый монгол произносит священное для него имя Чингис­хана, как монголы вспоминают Тимура, Угедея, Кубилая и других строителей, и грозных, и миролюбивых, вызывавших такое внимание всего мира» [5, т. 1, с. 533].

Гарольд Лэмб в своем историческом романе, посвященном Тимуру, говорит: «Английский король Генрих IV, воевавший с немецкими рыцарями за пределами своего королевства, поздравил незнакомого завоевателя с его победами. Французский король Карл VI послал хвалебное письмо “Выдающемуся победителю и славному князю Тимуру”. Предусмотрительные генуэзцы подняли штандарт Тамерлана близ Константинополя, а греческий государь Мануэль обращался к нему за военной помощью. Государь Дон Генрих, милостью божьей король Кастилии, направил к Тамерлану в качестве посланца добродетельного рыцаря Руи де Гонсалеса Клавихо. Этот рыцарь, последовавший за завоевателем в Самарканд, вернулся домой со своим собственным суждением о том, кем был Тамерлан» [6, с. 10].

Кроме того, благодаря своей победе над золотоордынским ханом Тохтамышем1 (1395 год) и турецким султаном Баязедом (1402 год), Тимур, как считают многие исследователи, может быть, не осознавая этого, помог Руси освободиться от Золотой Орды и отсрочил падение Константинополя, как минимум, на 50 лет. Так, например, Б.Д.Греков и А.Ю.Якубовский писали: «Победа Тимура над Тохтамышем, опустошение и сожжение Астрахани, особенно Сарая Берке – столицы Золотой Орды – в 1395 г., имели огромное значение не только для Средней Азии и всей юго-восточной Европы, но и для Руси» [7, с. 373].

В.Л.Егоров пишет: «Второй поход Тимура на Тохтамыша в 1395 –1396 годах фактически уничтожил Золотую Орду – мощное государство, которое являлось угрозой не только для России, но и для всей Европы… Можно утверждать, что именно золотоордынские ремесленники воздвигали знаменитую мечеть Биби­Ханым, поскольку ее архитектурные предтечи обнаружены археологами при раскопках городов в Нижнем Поволжье. И именно этот поход Тимура подарил России знаменитый православный праздник – Сретение Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Икона Богоматери в августе 1395 года была привезена из Владимира в Москву и чудесным образом отвратила Тимура от похода на Белокаменную, заставив его повернуть от Ельца на юг» [8, с. 291–292].

В книге Жан-Поля Ру «Тамерлан» опубликованы иллюстрации, под которыми даны интересные подписи. Так, под одной фотографией читаем: «Владимирская икона Божией Матери. Она спасла Русь от нашествия Тамерлана». Под второй фотографией: «Отступление Тамерлана, гонимого небесным воинством, от русских границ. Миниатюра Лицевого летописного свода». Под третьей фотографией: «В память чудесного избавления Русской земли от нашествия Тамерлана был воздвигнут Сретенский монастырь в Москве» [4, с. 96].

Хильда Хукхэм пишет: «Победа Тимура над оттоманскими турками дала Византии передышку на полстолетия от их нашествия, а Европа за этот период смогла обрести новые силы…» [9, с. 11].

К этому можно добавить также то обстоятельство, что победа над турецким султаном Баязедом помогла Европе избежать участи стать периферийным владением Османской империи.

Приведенные слова разных авторов говорят не только о том, что деятельность Амира Тимура объективно помогла Руси, Константинополю и Европе либо избежать, либо отсрочить тяжкую участь разорения, пленения и рабства, но и о чуткости Великого Хромца. Нужно было быть достаточно чутким, восприимчивым и мобильным по мышлению человеком, чтобы не только воспринять предупреждение, идущее от «чужих богов», но и суметь воспользоваться им.

В этой связи Н.К.Рерих отметил: «Так Европа оценивала монголов. Затем, со временем оценки уточнились и обусловились. Так, например, Тимур вместо прежней оценки лишь разрушителя получил от французского ученого Груссе совсем другую характеристику. Груссе говорит, что Тимур, сочетавший в себе стремление к изысканности Ирано-Индийской культуры с суровым укладом аскета, явился одной из наиболее красочных фигур Индо­Иранского мира. Таким образом, правнук Чингис­хана, через Барласский род, остается в нас уже под освещением вдумчивого ученого.



Так же точно многие властители мира, спешно осужденные, вдруг вырастали в совершенно ином освещении. Не то же ли самое произошло и в русской истории с Иваном Грозным и с Петром Великим?» [5, т. 1, с. 225].

Жизнь и деятельность Амира Тимура – государственного стро­ителя и созидателя, была связана с древнейшими центрами культуры Средней Азии – Самаркандом и Бухарой. Созданное им централизованное государство простиралось от реки Волги и Кавказских гор на Западе до Индии на Востоке, объединяя, таким образом, культуры разных стран и народов, сближая Восток и Запад. До наших дней сохранились величайшие памятники архитектуры, возведенные Тимуром и его потомками, неземная красота и гармония которых до сего дня потрясают многочисленных туристов и гостей Узбекистана. Площадь Регистан, Гури­Эмир, Шахи­Зинда, мечеть Биби­Ханым в Самарканде, мазар Чашма-Аюб в Бухаре и другие прославленные памятники архитектуры строились мастерами и ремесленниками разных стран и народов, что уже само по себе говорит о способности Тимура к объединению людей в целях сотрудничества и созидания красоты. Помимо архитектуры, Тимур покровительствовал также литературе, поэзии, изящным искусствам, научной мысли, что создавало славу Самарканда как культурной жемчужины Востока. В этой связи некоторые современники Тимура утверждали, что он хотел превратить Самарканд в «сияющую точку мира», и это ему вполне удалось.

Чтобы прочувствовать личность самого Тимура, лучше обратиться к его собственным словам, мыслям, идеям, высказанным в так называемом «Уложении Тимура». Так, Тимур писал: «В управлении я руководствовался кротостью, человеколюбием и терпением; я наблюдал за всеми, прикрываясь личиной бездействия, был одинаково благосклонен как к врагам, так и к друзьям» [10, с. 7].

Далее: «Справедливостью и беспристрастием я приобрел благосклонность созданий Божьих. Свои благодеяния я распростирал и на виновного и невинного; мое великодушие обеспечило мне место в сердцах людей; правосудие управляло моими решениями… Я имел сострадание к низшим и к самым несчастным сословиям государства.



Я освобождал угнетенного из рук гонителя и, раз убедившись во вреде, причиненном лицу или имуществу, я произносил приговор по закону и никогда не подвергал невинного наказанию, заслуженному виновным» [10, с. 8].

«Я оказывал почтение потомкам пророка, ученым, богословам, философам и историкам. Я уважал их и почитал. Храбрые люди были моими друзьями, потому что Всевышний любит храбрых. Я сходился с учеными и снискивал расположение тех, у которых была благородная душа» [10, с. 8].

«Я знал состояние народа. Я смотрел на знатных, как на братьев, а на простых людей, как на детей. Умел приноровиться к правам и характеру жителей каждой области и каждого города <…> Я посадил в каждой стране моего царства человека испытанной честности, чтобы он извещал меня о поступках и поведении народа и воинов и чтобы он давал мне знать о всех непредвидимых событиях, которые могли интересовать меня. Когда я открывал малейшую ложь в его донесениях, то строго наказывал. Как только я узнавал о каком­нибудь случае притеснения или жестокости правителя, солдат или народа, то я давал виновным чувствовать всю строгость правосудия» [10, с. 9].

И еще: «Опыт доказал мне, что власть, не опирающаяся на религию и законы, не сохранит на долгое время свое положение и силу. Она подобна нагому человеку, который заставляет других при встрече с ним с омерзением опускать глаза» [10, с. 10].

Приведенные слова рисуют образ волевого и мудрого человека, который глубоко разбирается не только в тонкостях военной тактики и стратегии, но и в специфике государственного строительства, политической и дипломатической деятельности. Более того, стиль речи удивительным образом напоминает оправдательную речь умершего из «Египетской книги мертвых», где есть такие строки: «Я не чинил зла людям <…> Я не совершал греха в месте Истины <…> Я не творил дурного <…> Я не кощунствовал. Я не поднимал руку на слабого» [11, с. 71].

Это говорит о том, что в «Уложении Тимура» явно выражены духовно­нравственные принципы, которыми он руководствовался в своей жизни и которые он завещал в наследие своим детям и более отдаленным потомкам. И в этом нет ничего удивительного, ибо Тимур, будучи учеником суфийского ордена Накшбандия, имел своего Духовного Учителя, которого почитал наравне со своими близкими. Свидетельством этого служит фамильная усыпальница «Гури­Эмир», что в переводе означает «Могила Мира», т.е. «Могила Наставника», в которой Великий Тимур похоронен у ног своего Духовного Учителя и Наставника – шейха из Медины Мира Саида Береке.

Изучая историю символа Знамени Мира, Н.К.Рерих в своих произведениях неоднократно упоминает Тамгу – печать Тимура, на которой был изображен этот же знак со словами «Сила в справедливости». Так, Н.К.Рерих, в частности, писал: «Чинтамани – древнейшее представление Индии о счастье мира – содержит в себе этот знак. В Храме Неба в Китае вы найдете то же изображение. Тибетские “Три Сокровища” говорят о том же. На знаменитой картине Мемлинга на груди Христа ясно виден этот же знак. Он же имеется на изображении Страсбургской Мадонны. Тот же знак – на щитах крестоносцев и на гербах тамплиеров. Гурда, знаменитые клинки кавказские, несут на себе тот же знак. Разве не различаем его же на символах философских? Он же на изображениях Гесэр­хана и Ригден­Джапо. Он же и на Тамге Тамерлана. Он же был и на гербе Папском. Его же можно найти и на старинных картинах испанских и на картине Тициана. Он же на старинной иконе Св. Николая в Баре. Тот же знак на старинном изображении Преподобного Сергия. Он же на изображениях Св. Троицы. Он же на гербе Самарканда. Знак и в Эфиопии, и на Коптских древностях. Он же – на скалах Монголии. Он же на тибетских перстнях. Конь счастья на Гималайских горных перевалах несет тот же знак, сияющий в пламени. Он же на нагрудных фибулах Лахуля, Ладака и всех Гималайских нагорий. Он же и на буддийских знаменах. Следуя в глубины неолита, мы находим в гончарных орнаментах тот же знак» [12, т. 2, с. 206].

И еще: «Тамга Тамерлана состоит из того же знака. Знак трех сокровищ широко известен по многим странам Востока. На груди тибетки можно видеть большую фибулу, представляющую собою знак. Такие же фибулы видим мы и в кавказских находках, и в Скандинавии…Когда перебираем священные изображения Византии, Рима, тот же знак связывает Священные Образы по всему миру» [5, т. 1, с. 202].

Конечно, наличие символа Знамени Мира на Тамге Тимура – это не совпадение и не случайный факт. Оазисы и торговые города Средней Азии, через которые пролегал Великий Шелковый Путь, связывал среднеазиатские города и веси с Индией и Китаем, способствуя распространению и ассимиляции древних восточных традиций на обширной территории, вплоть до Западной Европы. Среди них Знак Триединства был широко распространен и эволюционировал вместе с культурой, соединяя настоящее с прошлым и будущим.

Однако этот Священный Знак, зафиксированный на Тамге Тимура, говорит и о другом… Он свидетельствует о приверженности Тимура к эволюционным процессам, безусловно, имевшим место и в его историческое время. Разумеется, символ трех малых окружностей, заключенных в один большой круг, может трактоваться поразному. Так, сам Н.К.Рерих по этому поводу писал следующее: «Одни говорят, что это – прошлое, настоящее и будущее, объединенное кольцом Вечности. Для других ближе пояснение, что это религия, знание и искусство в кольце Культуры. Вероятно, и среди многочисленных подобных изображений в древности также имелись всевозможные объяснения, но при всем этом разнообразии толкований знак как таковой утвердился по всему миру» [12, т. 2, с. 206].

Поэтому, то обстоятельство, что этот знак был зафиксирован в разных исторических эпохах, присутствует в культурах разных стран и народов и использовался различными религиозными конфессиями для выражения Высшего Начала, и именно этот знак становится символом Тамги – печати Тимура, говорит о многом.

Еще одним знаком, которым владел Тимур и который говорит о приверженности Тимура Высшим Началам космической эволюции, является владение Камнем. Как писал в этой связи сам Н.К.Рерих: «Великий Тимур, говорится, владел этим камнем. Камень обычно приносится совершенно неизвестными неожиданными людьми. Тем же неожиданным путем в должное время камень исчезает. Чтобы опять появиться в сужденный срок в совершенно другой стране. Главная часть этого камня находится в Шамбале. Лишь небольшой кусок его выдан и блуждает по всей земле, сохраняя магнитную связь с главным камнем.



Бесконечные сказания щедро рассыпаны об этом камне. Говорится также, что царь Соломон и император Акбар владели им. Эти предания не­вольно напоминали Лапис Ексилис – Блуждающий камень, воспетый знаменитым мейстерзингером Вольфрамом фон Эшенбах, заключившим свою песню словами:

И этот камень называется Грааль”» [13, с. 241].

Как известно, Тимура часто называли также Тимур­-Ленг, или европеизированное Тамерлан, что в переводе с персидского означает «Железный Хромец». Тюркский вариант Тимур-Ленга – Тимур-Аксак. Поразительным является тот факт, что до сих пор неизвестны подлинные обстоятельства, которые привели Тимура к хромоте. Разные биографы повествуют подчас диаметрально противоположные истории, связанные с повреждением ноги Тимура. При этом разница касается не только конкретных обстоятельств, приведших Тимура к хромоте, но и точного периода времени, когда произошло это события. Так, одни утверждают, что это произошло в детстве Тимура из-за эмира Шахрисабза Бекбува, который не забыл предсказание астролога и таким образом пытался хоть как­то расправиться с будущим полководцем, предназначенным судьбой отнять у эмира власть и жизнь. Другие утверждают, что это произошло в одном из сражений, хотя не могут сказать, в каком именно…

В этой связи интересным является следующий отрывок из «Озарения»: «Когда Я предупредил одного знатного наездника научиться соскакивать на скаку с коня, он считал это противным обычаям его страны степной. Но когда бешеный конь занес его на стремнину берега, пришлось неумело соскочить и остаться хромым» [14, 4.3, III, 2].

Таким образом, подводя некоторые итоги, отметим, что, несмотря на внимание летописцев, историков и археологов к фигуре Тимура, мы и сейчас не можем сказать, что в научной мысли сложилось объективное восприятие его деятельности, как не можем утверждать, что отношение к Тимуру носит более или менее однозначный характер. Выдающаяся личность всегда воспринимается не одинаково не только современниками, но и потомками, ибо масштаб деяний такой личности не укладывается в «стандартные» рамки представлений и мышления обычного человека.

И в этой связи вновь возникает вопрос: был ли Великий Амир Тимур созидателем или разрушителем? Чтобы ответить на него, отметим, что логика земли далеко не всегда совпадает с логикой Неба, как и обыденное восприятие деятельности личностей исторического масштаба отличается от той сокровенной цели, с которой они приходят в этот мир, чтобы выполнить свое предназначение. Поэтому разрушитель разрушителю – рознь. Иначе говоря, одни «разрушители» разрушали для того, чтобы строить, чтобы предварительно очистить энергетическое пространство для дальнейшего творческого созидания, а другие разрушали ради самой идеи разрушения, когда на месте разрушения ничего, кроме плевел, произрастать не могло. Или, другими словами, может быть разрушение ради разрушения, а может быть разрушение старого ради созидания Нового. В качестве подтверждения данной идеи можно вспомнить индийскую Божественную троицу, состоя­щую из Брахмы, Вишну-строителя и Шивы­разрушителя. Однако в Индии никому в голову не приходило воспринимать Шиву в качестве злого божества, хотя Он и выступал в роли разрушителя. Таким образом, уже в Древней Индии понимали диалектическое единство разрушения и созидания.

Была еще одна сфера, в которой Амир Тимур проявил свое творческое начало – это его потомки: дети, внуки и правнуки, многие из которых оказались настолько выдающимися по своим талантам и личностным качествам, что остались в истории человеческого общества и не стушевались в лучах славы своего Великого Предка. Так, среди наиболее известных потомков Тимура был его внук, великий математик, астроном и философ, строитель обсерватории в Самарканде Мирза Улугбек. Сам факт строительства обсерватории, которая частично сохранилась до наших дней, очень знаменателен, ибо говорит о попытках преодолеть земное тяготение, об устремленности к Иным Мирам, быть может, о началах формирования нового Космического Мышления.

Другим знаменитым потомком Тимура был основатель династии Великих Моголов, поэт и писатель Бабур, автор знаменитой книги «Бабур-наме», а также внук Бабура – Великий Император Индии Акбар, который, подобно его Великому предку Тимуру, был не только покровителем изящных искусств и науки, строителем городов и храмов, но и Хранителем Камня [13, с. 241].

Прямая ветвь Амира Тимура, вероятно, не дошла до наших дней, осмысление же его деятельности продолжается. Так, в 1940 году Н.К.Рерих пишет картину «Цветы Тимура (или Огни Победы)». Чуткая душа художника, который и сам стал Духовным Учителем человечества, провидел в Тимуре то сокровенное начало, тот мощный духовный потенциал, которые мы начинаем улавливать и понимать только сейчас. Н.К.Рерих писал: «Какая поэзия заключена в этих ночных таинственных звуках, передающих неведомо откуда спешные вести! Так же как “цветы Тамерлана” – сторожевые башни условными огнями быстрейше доносили нужнейшие оповещения» [15, с. 10].

В 1996 году Республика Узбекистан отмечала 660-летие Амира Тимура, который при жизни носил почетный титул Сахибкирана1, что означает «Властитель счастливых созвездий». Для ознаменования этого события, 18 октября 1996 года был открыт Государственный музей истории Тимуридов2. В этих целях было построено новое здание в форме огромного амфитеатра, украшенного голубым куполом. При строительстве здания были учтены не только особенности национальной архитектуры времен Амира Тимура, но и воспроизведен его Знак Триединства, – изображение трех колец, заключенных в одно большое кольцо, – являющийся ча­стью наружного декора музея. Примечательно, что этот знак, как символ Тамги Тимура, украшает портал главного входа в Государ­ственный музей истории Тимуридов и является государственным символом Тимура.

Важность открытия Государственного музея истории Тимуридов в Ташкенте состоит не только в самом факте основания этого культурного учреждения, но и в том, что музей стал научной организацией в рамках Академии наук Республики Узбекистан. Музеем проводятся различные международные научные конференции. Перечислим только небольшую часть:

Совместно с Фондом Амира Тимура была проведена конференция «Амир Тимур и интересы человека».

Вместе с Институтом истории, а также французским Исследовательским институтом по изучению Средней Азии была проведена конференция «Актуальные проблемы этнологии Средней Азии».

Также были организованы конференции, посвященные эпохе Сахибкирана и его потомков, на которых представлены новые материалы по изучению исторического прошлого Центрально­азиатского региона1.

Кроме того, при музее была организована научная группа, которая занимается подготовкой рукописей и других важных исторических документов к публикации.

Сегодня Музей истории Тимуридов получил и мировое признание. Он вошел в совет Международного Комитета Музеев, куда приняты все крупнейшие сокровищницы мира, обладающие уникальными коллекциями. Музей истории Тимуридов установил научные и деловые связи с Лувром, Британским, Пенсильванским и другими музеями, что, несомненно, позволит мировой общественности узнать об историческом наследии Амира Тимура.

Понятно, что Ташкентское общество Рерихов не могло остаться в стороне от тех процессов, которые происходили и происходят в общественной жизни и научной мысли Республики Узбекистан. 17 мая 2008 года на Историческом факультете Национального Университета Узбекистана был проведен научно-практический семинар, посвященный Международному дню музеев, на котором выступали представители Ташкентского общества Рерихов с докладом, посвященном Пакту Рериха по защите культурных ценностей.

17 апреля 2008 года в Ташкенте состоялась презентация книги Ю.Н.Рериха «История Средней Азии», организованная Ташкентским обществом Рерихов совместно с Музеем истории Тимуридов и Посольством Индии в Узбекистане. С докладами о научно-исследовательской деятельности Ю.Н.Рериха выступили представители научной общественности Узбекистана, многие из которых являются членами Ташкентского общества Рерихов. Презентация книги Ю.Н.Рериха приобрела международный характер благодаря тому, что в ней приняли участие представители Индийского посольства, а также научной общественности Киргизии.

На основе всего сказанного становится понятно, что Великий Тимур – это не только историческое и культурное прошлое нашего народа. Сахибкиран подспудно продолжает жить в каждом из нас, заставляя задумываться о неисповедимых путях, ведущих из прошлого в будущее, когда иссохшие, пустынные земли кажутся неплодоносными и мертвыми для непосвященного, зоркий глаз видит скрытые возможности. Как писал Н.К.Рерих: «Приглядываясь к окружающим возможностям, мы видим, что если в свое время Самарканд, весь Хорезм, все цветущие кишлаки могли веками держать свой блестящий плодоносный уровень, то ведь и вся здешняя почва способна к тому же. Само обстоятельство долгого отдыха почвы лишь поможет новому строительству. Ведь всякая пашня должна отдыхать…» [5, т. 1, с. 533].

Таким образом, подводя итог сказанному, необходимо подчеркнуть: личность Тимура (Темура) – Великого Железного Хромца, является многозначной и многоцветной. Мы находимся только в начале исследования такого сложного и неоднозначного исторического явления, каковым был Тимур. Однако уже сейчас можно с совершенной определенностью сказать, что Тимур – созидатель культуры, Тимур – строитель государства и государственности, Тимур – объединитель народов, Тимур – Светоч Азии. И какие бы слова ни выбрали – все подходит, ибо все правда.


Литература

1. Рерих Н.К. Истинность // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 3. М.: МЦР, 2002.

2. Рерих Н.К. Алтай – Гималаи: Путевой дневник. Рига: Виеда, 1992.

3. Народное слово. 4 окт. 2006 г. Орган Кабинета Министров и Олий Мажлиса Республики Узбекистан. Постоянный адрес статьи в Интернете: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1158258360.

4. Ру Жан-Поль. Тамерлан / Перевод с французского Е.А.Соколова; послесловие В.Л.Егорова. М.: Молодая гвардия, 2007. (Жизнь замечательных людей: серия биографий; вып.1063.)

5. Рерих Н.К. Наран Обо // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М.: МЦР, 1995.

6. Лэмб Гарольд. Тамерлан: Правитель и полководец /Перевод с английского Л.А.Игоревского. М.: Центрполиграф, 2003.

7. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.-Л., 1950.

8. Егоров В.Л. Сотрясатель Вселенной / Послесловие // Ру Жан-Поль. Тамерлан / Перевод с французского Е.А.Соколова. М.: Молодая гвардия, 2007.

9. Хукхэм Х. Властитель семи созвездий / Перевод с английского Г.Хидоятова. Ташкент: Адолат, 1995.

10. Уложение Тимура / Пер. с французского был осуществлен в 1892 году учителями Ташкентской женской гимназии А.Г.Заиончаковской и С.А.Пятницкой, а также учениками мужской гимназии Д.Ройтманом и В.Степановым под руководством А.Ф.Проневского (оригинал написан на тюркском языке, затем переведен на фарси). При подготовке данного издания текст факсимильного издания 1968 года был сопоставлен с переводом на узбекский язык Б.Ахмедова. Ташкент: Чулпон, 1992.

11. Египетская книга мертвых. М.: Художественная литература, 1973. БВЛ.

12. Рерих Н.К. Знамя Мира // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. М.: МЦР, 1995.

13. Рерих Н.К. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992.

14. Живая Этика. Листы Сада Мории. Озарение.

15. Рерих Н.К. Нерушимое. Новосибирск: Вико, Алгим и ТОО «Аура», 1992.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   30


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет