Родственные связи князей полубинских


Cходство в деталях строительства. 2



жүктеу 2.77 Mb.
бет2/14
Дата16.06.2018
өлшемі2.77 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

1. Cходство в деталях строительства.
2. Сходство в керамике
3. Антропологическое сходство.
4. Языковая близость.
5. Идентичность в верованиях.
6. Летописные данные.
7. Данные западных первоисточников.

- позволяют утверждать о западно-славянском происхождении приильменских славян, что нашло отражение в легенде о роде и призвании Рюрика с Южного берега Балтийского моря.


3. Легенда о Палемоне.
Палемон (Публий Либон, Либо)— легендарный родоначальник литовской земли и шляхты. По преданию литовской летописи, Палемон "княжя римское" был "кревный" царю Нерону, который забрался в Литву, "з жоною и з детьми своими и подданными и скарбом своим". С ним шли пятьсот шляхты также з жонами и детьми и взявши с собой "остронома" морем доехали до устьев Немана и далее в Принеманский край. Вместе с Палемоном главные роды шляхетскиe были Довспрунг Скитаврус (Dovsprungus z Kitauru), Прешпор Сколюмнов (Prosper Cesarinus с герба "Kolumnów"), Зърусей Ульянус (Julianus z Urzinów) и Кътор з рожье, т. е. Hector z herbu Rożej. Этой легендой пытались литовцы доказать свое древнее происхождение: они шляхта старая римская, между тем как ляхи-поляки были люди простые, которые гербы свои получили в Чехах.

В своём послании князю Александру Полубенскому, царь Иван IV Грозный, писал, в частности, обращаясь к князю А.И. Полубенскому, «...а пишешься ты - Палемонова роду...», косвенно подтверждая, что род Полубинских считался «Палемоновичами».

Легенда о Палемоне излагается у К. Несецкого со ссылкой на «Историю Литовскую» Кояловича (написана по-латыни): «Некий Палемон (по иной транскрипции – Либо) с Проспером Цезарином (принцем Проспером? Проспером Чезарини ?), оба использовали герб Колюмна, около 990 года от Рождества Христова прибыли из Италии (Инсубрии, Лигурии или же Этрурии ? ) морем до пустынь Литовских, в количестве 500 человек, когда Палемон заложил город и назвал его именем своим Либа, от него потом большая страна взяла своё название, то есть Либония (Ливония). Построил и другой город в память рода своего и назвал его Roman novam, затем ставший Ромновне. Третий город он заложил Эрраголе (Erratium Coloniam) (ныне г. Арёгала). Там же он оставил потомство, которое не пресеклось вплоть до князя Мендога первого и последнего короля Литовского»
Гелона._Согласно_этой_версии,_принятой_польскими_и_литовским_хрониками,_прародителем_Гедимина'>4. Происхождение Гедимина.
- Версия происхождения Гедимина от Гелона.
Согласно этой версии, принятой польскими и литовским хрониками, прародителем Гедимина был некий Литовский князь Гелон – родственник или соратник Палемона. Потомок Гелона – Литовский князь Иминус имел сына – князя Глапимина, внука – князя Сатинка, правнука – князя Эйраголы и княжества Самогития –Дормунинундаса, пра-правнука - князя Эйраголы и княжества Самогития – Лютувера (Литавора) и пра-пра-правнука – Гедимина Великого Князя Литовского.

Согласно «Хроники Литовской и Жмойтской» - Гедимин – основатель города Вильно (ныне Вильнюс – столица Литвы). Легенда гласит, что однажды Гедимин охотился в урочище близ Вильны на маковице безымянной горы, из зарослей кустарника он подстрелил матёрого зубра (тура). Там же он заночевал со своим двором. А во сне увидел на том месте, где свалил тура, громадного, будто из железа выкованного, волка, а из звериного чрева в сто волчьих глоток разносится во все стороны страшный вой. На утро Гедимин призвал литовского вохва, обученного звездарству и толкованию снов.

Жрец растолковал, что волк – это великий замок, который Гедимин поставит на Турьей горе, а вокруг вырстет главный город его княжества, а сто волков – это княжата литовские, слава которых расширится по всем сторонам света.

Гедимин тогда приказал строить там город по имени Вильно, по названию реки текущей рядом.


- Версия происхождения Гедимина от князей Полоцких.
В Русских летописях (ПСРЛ, том XVII, стр. 573, 593) излагается версия о происхождении Гедимина от Полоцких князей Рогволдовичей, потомков Великого Князя Киевского Владимира Святославовича. Эта же версия приводится и в «Бархатной книге» («Родословной книге князей и дворян Российских выезжих, содержащей в себе: родословную книгу, собранную и сочинённую в разряде при царе Фёдоре Алексеевиче и по временам дополняемую, котрая известна под названием Бархатной Книги».

1. Родство Великих Князей Литовских.

У великого князя Володимера Святославича другой сын Изяслав, у Изяслава сын Брачислав, у Юрячислава сын Всеслав, у Всеслава сын Борис, у Бориса сын Рогволд, у Рогволда сын Ростислав, у Ростислава сын Давил, у Давила сын Вид, его же люди Волком звали, у Вида сын Троен, у Троени сын Виден, у Витеня сын Гедиман, у Гедимана 7 сынов: первый Мондовид, второй Наримант, третий Ольгерд, 4 – Евнутей, 5- Кейстутей, 6- Корияд, 7 – Люборт. Мондовиду же дал отец Корячев и Слоним, Нариманту Пинеск, Ольгерду Крев. Да к тому же князь Витепский сынов не держал, а принял Олгерда в Витепск к дочери своей а себе в зятья, а Евнутия оставил в Вильне на Великом княжении, а Кестутею даде Троки, а Корияту Новгород Литовский, а Люборта принял Володимерский князь Коцечь в Луческ и во всю землю Волынскую. И Олгерд королёв отец Агаилов, да Кестутей, Великого князя отец Витовтов, быша межи себя в великой любви и не восхотеша брата своего Евнутея на великом княжении в Вильне и начаша советовати как бы им брата своего Евнутея согнати с великого княжения, дабы межи их не сидел ни он ни ин ни тои же, и тако советовавше, срок учинивше и день нарекоша вонь же приити изгоном к Вильне и засести Вильну».
- Клеветническая версия происхождения Гедимина.
Эта версия приводится также в Русских летописях (ПСРЛ, том XVII, стр. 589, 602-603), но её в «Послании Сигизмунду II Августу с графом Ходкевичем от имени бояр», авторы называют «враньём безлепичников». Согласно этой версии, предок Литовских князей Гедимин (Гегиминик) был не потомком княжеского рода, а рабом-конюшим «князьца» Витеня, женившимся на вдове «князьца».
5. Происхождение первой жены Ольгерда Гедиминовича
Великий унязь Литовский Ольгерд Гедиминович, при жизни отца, правил в Витебске, который он получил в приданное за женой-последней представительницы, правившей в городе династии. Первую супругу Ольгерда –Марию принято было считать дочерью некоего князя Ярослава, однако в работах польского профессора Т. Василевского доказывается, что до Ольгерда в Витебске правили вовсе не Рюриковичи, а потомки Товтивилла –племянника короля Литвы Миндовга. Таким образом, вполне аероятно, что она происходила из этой первой литовской династии, к тому времени уже Православной.

Линия же Витебских князей, происходивших от князей Полоцких известна не вполне хорошо. Тем не менее, последним Витебским князем из Рюриковичей назван некий Фрослав Васильевич, умерший в 1320 году и его дочь Мария, якобы стала женой Ольгерда Гедиминовича..


6. Предки жены Вел. Князя Гедимина –Ольги Всеволодовны княжны Смоленской.
- Линии Рюриковичей

- От Рюрика до Марии Святославны

1 поколение:

Рюрик, князь Киевский, Новгородский и Ладожский. (830-879)

Жена: из сообщения Иоакимовской летописи. В этом источнике отмечено, что женой Рюрика стала норвежка Ефанда (Сфанда, Алфинд).



2 поколение:

Игорь Рюрикович, Великий Князь Киевский (878-945)

Жена: Св. Равноапостольная княгиня Ольга.



3 поколение:

Святослав Игоревич, Великий Князь Киевский (940-972)

Жена: Малуша, по летописи дочь Малка Любчанина - ключница святой Ольги, наложница Святослава Ольга сослала Малушу в село Будутино (Будник, близ Пскова?), где Малуша родила сына Владимира. Д. Прозоровский ("О родстве святого Владимира по матери", в "Записках Императорской Академии Наук", V) считал ее дочерью Мала древлянского и объяснял его прозвание "Любчанин" тем, что Ольга после древлянского погрома поселила его в Любече; А. Шахматов видит в ней дочь Miskin'ы-Мистиши Свенельдича и полагает, что Малком Любчанином ее отец сделался через ряд последовательных замен и осмыслений. М. Грушевский отнесся отрицательно к выводам обоих. Имя Малуши, по Шахматову - славянизированное Малфред. До него Д. Иловайский (в "Разысканиях о начале Руси", Москва, 1882, издание 2-е, стр. 357, примечание) пришел к выводу, что Малфред есть только скандинавская переделка имени Малуши (естественная для ключницы, ставшей, по сыну, княгиней).



4 поколение:

Владимир Святославович, Св. Равноапостольный, Великий Князь Киевский.

Жена: Рогнеда Рогволдовна, княжна Полоцкая. Были и другие жёны, но нас интересуют только её потомки.



5 поколение:

Ярослав Владимирович Мудрый, Великий Князь Киевский,

Жена: Ингигерда (Ирина), дочь Олафа Бьёрнсона, короля Шведского.



6 поколение:

Святослав Ярославич - 3-й сын Ярослава Владимировича, родился в 1027 г. В 1054 г. он получил от отца Чернигов. Среди братьев он выделялся способностями и энергией. Вместе с Изяславом Киевским и Всеволодом Переяславским . Святослав распоряжается всеми делами на Руси; вместе они отбирают уделы у князей-изгоев, вместе совершают походы. Самый энергичный из изгоев, Ростислав Владимирович, успел утвердиться в Тмутаракани, и Святослав только после его смерти мог опять присоединить ее к своим владениям. В 1067 г. Святослав вместе с братьями предпринял поход против беспокойного Всеслава Полоцкого , который был разбит и посажен в тюрьму в Киеве. В союзе с Изяславом и Всеволодом Святослав вел борьбу с восточными кочевниками - торками, силу которых им удалось сломить, и половцами, борьба с которыми была неудачна. В 1068 г. половцы напали на Переяславское княжество; братья вышли против них, но были разбиты на реке Альте и бежали. Святослав быстро оправился и нанес вторгнувшимся в Черниговскую область половцам сильное поражение у Сновска, что значительно подняло его авторитет на Руси. Между тем Изяслав не сумел справиться с половецким нашествием и был прогнан из Киева. Святослав равнодушно отнесся к изгнанию брата и когда последний явился под Киевом с польскими войсками, Святослав и Всеволод ходатайствовали перед ним за киевлян. В то же время Святослав успел посадить и в Новгороде одного из своих сыновей, Глеба . У него явилась мысль овладеть Киевом; он уверил Всеволода, что Изяслав замышляет лишить их уделов, и они в 1073 г. снова изгнали Изяслава из Киева. Все попытки Изяслава вернуть себе Киевское княжение были тщетны до смерти Святослава (1076). Святослав вполне сознавал то влияние, какое приобрело в то время духовенство и умел привлечь его на свою сторону: он покровительствовал святому Антонию и Феодосию, щедро одарил Печерский монастырь и построил в Чернигове монастыри Елецкий и Ильинский. Летописец отмечает его любовь к книгам, памятником которой остался так называемый "Святославов Изборник" (1073), с изображением Святослава и его семьи.

Жена: Ода, дочь Леопольда Графа Штаденского (фон Штаден). Графы Штаденские – саксонские правители.



7 поколение:

Олег Святославич - князь черниговский и новгород-северский, сын князя Святослава Ярославича, внук Ярослава Мудрого (в "Слове о полку Игореве" - Олег Гориславич) полжизни мыкавший свое горе политического выброска и причинявший горе "Земле Русской", наводя на нее не один раз половецкую грозу. Олег - жертва положения, создавшегося после изгнания Святославом из Киева старшего Ярославича Изяслава; в 1075 г. он опустошает Чехию с отцовым союзником Болеславом Польским, потом посажен отцом во Владимире Волынском. Смерть отца (1076) ставит его лицом к лицу с сильнейшими врагами, дядями - Изяславом и Всеволодом; ими он выведен из Владимира и укрылся в Тмутаракани с тем, чтобы оттуда открыть борьбу за отчину свою Чернигов (дан Святославу Ярославом в 1054 г.). В 1078 г. с половцами он отбил было Чернигов у Всеволода, но скоро, разбитый на Нежатиной Ниве, принужден был опять бежать в Тмутаракань, затем - в Византию (1079). В 1083 г. Олег вернулся в Тмутаракань, выбил оттуда Давида и Володаря Ростилавичей . Выждав смерти Всеволода, Олег вновь появляется у Чернигова и с половецкой помощью принуждает Владимира Мономаха уступить ему Чернигов и Муром (1094). Долгая борьба за отчину, отрешенность от политических отношений Киевской Руси, давнишние связи с половцами не располагали Олега сразу примкнуть к степной политике других князей и создали длительный конфликт. В 1095 г. Олег отказался выдать Святополку Киевскому и Мономаху Переяславскому половецкого хана и не пошел с ними на половцев; в ответ Изяслав Мономашич занял Муром. В 1096 г. его тщетно зовут в Киев для переговоров, пробуют принудить его к союзу, доведя до сдачи в Стародубе-Северском; но Олег нарушает условия сдачи и переносит военные действия в Суздальский край, выбивая из Мурома Изяслава, захватывая Ростов, Суздаль, грозя Новгороду. Только сбитый со всех этих позиций Мстиславом Мономашичем Новгородским Олег смиряется и в 1097 г. является на Любечский съезд. За ним и братьями закрепляется теперь Черниговская вотчина, в которой он получает Новгород-Северский. С этого времени Олег верный союзник Владимира Мономаха и член южнорусского княжеского согласия - на съездах в Уветичах (1101), в Золотче (1102), в половецких походах (1107, 1113 годы) и других общих предприятиях - до своей смерти в 1115 г. Б. Р..

Жена: Половецкая княжна дочь хана Осолука. Осолук Бурчевич, половецкий хан – 1193.



8 поколение:

Святослав Олегович, князь Новгород-Северский

1 жена: Евфимия -дочь Половецкого хана Аепы Гиреевича.

2 жена: Новгородка. Дети, предположительно, от жены-новгородки.

9 поколение:
Мария Святославовна – сестра князя Игоря –героя «Слова о полку Игореве»

муж: Роман Ростиславович, князь Смоленский.


- От Рюрика до Ольги Всеволодовны, княжны Смоленской, жены Гедимина, Великого князя Литовского.

1 поколение:

Рюрик - первый русский князь, призванный "Чудью, Весью, Словенами и Кривичами", "из Варяг" (из племени Русь), "княжить и володеть ими"; в 862 г. занял Ладогу, а через два года, по смерти своих братьев Синеуса и Трувора , присоединил к ней их владения - Белоозеро и Изборск; перенес столицу в Новгород и срубил город над Волховом (ныне Городище), где впоследствии жили новгородские князья. В другие города (по летописи Полоцк, Ростов, Белоозеро) он послал "своих мужей". В 866 г. он отпустил к Царьграду двух своих бояр Аскольда и Дира . По позднейшим летописям ("П. С. Л.", том IX, 9) видно, что им далеко не все были довольны в Новгороде: многие бежали от него в Киев, а какой-то Вадим возбудил восстание против него, но Рюрик одолел восставших. В 879 г. он умер, вручив правление и малолетнего сына своего, Игоря, своему родственнику Олегу. По некоторым известиям, у Рюрика была еще дочь и пасынок Аскольд. См. в VII томе "Полного собрания летописей" легенду о происхождении Рюрика от Пруста, брата императора Августа. Потомство Рюрика правило в России более 700 лет, до смерти Федора Иоанновича (1598). Одни исследователи объясняют имя Рюрика из древненорманского языка, другие находят аналогичные ему и в древнеславянском языке.

Жена: Евфанда, княжна Урманская



2 поколение:

Игорь Рюрикович - князь киевский. Начал княжить в 912 г. по смерти Олега, который правил за его малолетством. На первых порах Игорю пришлось усмирять восстание разных славянских племен и устанавливать (914) отношения с печенегами, впервые тогда появившимися в русских степях. Торговые и культурные интересы сосредоточивали внимание Игоревой политики на Византии. Сведения об Игоре дают не только наши летописи, но и иноземные писатели (Симеон Логовет, Лев Грамматик, Георгий Мних, Кедрин, Зонара, продолжатели Феофана и Амартола, Лев Диакон, кремонский епископ Лиутпранд). Первый поход Игоря на Византию относится к 941 г. С флотом в несколько сот людей Игоря пристал к берегам Вифинии, распространил свои опустошения до Боспора Фракийского и подступил к Константинополю; но его суда не выдержали "греческого огня", и сам Игорь спасся только с 10 судами. В 944 г. Игорь при содействии варягов и печенегов возобновил свое нападение на Грецию. Греческие послы встретили его по сию сторону Дуная и предложили выкуп, вследствие чего Игорь возвратился в Киев. В 945 г. прибыли в Киев греческие послы для подтверждения этого мира; с ними Игорь отправил в Царьград своих послов, которые и заключили договор, приводимый летописцем под 945 г. В этом наиболее пространном из договоров русских с греками X века (напечатан в 1-м выпуске "Хрестоматии по истории русского права" Владимирского-Буданова, где и литература), весьма много положений частного международного права, в которых усматривали древнерусские народные обычаи; на основании их Эверс нарисовал цельную картину нашего древнего юридического быта. Сергеевич ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1882, № 1), утверждая, что положения эти действовали только на греческой территории, и притом в столкновениях греков с русскими (а не русских между собой), доказывает, что при составлении договора русские обычаи принимались во внимание лишь постольку, поскольку не противоречили стремлению греков наложить узду на примитивные нравы Руси и, в частности, на господствовавшее у нее начало самоуправства. Этим значение договора, как источника русского права, в значительной степени умаляется; зато выдвигается другая сторона договоров русских с греками, как первых по времени памятников, в которых выразилось влияние на Русь Византии. Кроме племен, обитавших по обе стороны верхнего и среднего Днепра, владения Руси при Игоре распространялись, по-видимому, на юго-восток до Кавказа и Таврических гор, на что указывает статья договора 945 г., обязывавшая Игоря не допускать нападений черных болгар (т. е. болгар, обитавших на нижней Кубани и в восточной части Крыма) на Корсунь и другие греческие города в Тавриде. На севере владения Игоря доходили до берегов Волхова; по словам Константина Багрянородного, при жизни Игоря в Новгороде княжил сын его, Святослав. Смерть Игоря летопись относит к 945 г. Не удовольствовавшись данью, уже полученной с древлян, Игорь с небольшой частью дружины вернулся к ним за новой данью; древляне возмутились и убили Игоря. По словам византийского историка Льва Диакона, древляне привязали его к верхушкам двух нагнутых друг к другу деревьев, а потом отпустили их, и Игорь был разорван. - См. "П. С. Р. Л." (I, 8 - 10, 12, 18 - 24; II, 238, 239, 241 - 243; Срезневский "Договоры с греками X века" ("Исторические Чтения о языке и словесности"); Н.А. Лавровский "О византийском элементе в языке договоров русских с греками" (1853); В.И. Сергеевич "Лекции и исследования по истории русского права"; М.Д. Приселков "Очерки церковно-политической истории Киевской Руси в X - XII веках"; А.Е. Пресняков "Княжье право древней Руси".

Жена: Ольга святая (в крещении Елена) - русская княгиня, жена Игоря. Впервые упоминается в летописи под 903 г., как жена, которую он привел из "Плескова" (Псков). По смерти мужа Ольга берет в свои руки бразды правления и проявляет энергичную деятельность по усмирению "примученных" племен. Прежде всего она жестоко мстит древлянам за смерть своего мужа, потом объезжает все киевские владения, восстановляя повсюду порядок - "уставляя уставы и уроки". "И устави по Мсте погосты и дань, и ловища ея суть по всей земли, и знамение и места по всей земли, и погосты, а санки ее стоят во Пскове и до сего дни; по Днепру перевесища и села, и по Десне есть село ее и доселе" - говорит о деятельности Ольги летописец. Утвердив свою власть и добившись внутреннего спокойствия, Ольга переходит к вопросам внешней политики. Приобщение к европейской культуре, путем принятия христианства, грозило потерею самостоятельности, вовлечением путем церковного подчинения Византии в политическую зависимость от нее. Ольга делает попытку договориться с греками без ущерба для своего отечества; она едет в Константинополь в 955 г. (об этой поездке, кроме наших летописей, говорит и византийский историк Кедрин), получает желаемые обещания и крестится. Обещания не были выполнены; Ольга во второй раз посещает византийскую столицу (подробные сведения об этом посещении сообщает Константин Порфирородный), но терпит полную неудачу. Наша летопись делает намек на эти переговоры, излагая совершенно неправдоподобную легенду об уловке, с помощью которой Ольге удалось избежать сватовства императора, и маскируя тем самым попытку Ольги, путем брака своего сына с византийской княжной, закрепить равноправие договаривающихся сторон. Не успев здесь, Ольга обращается на запад. Западные летописцы упоминают под 959 г. о прибытии послов к императору Оттону от "Елены королевы Ругов", и о посылке к "Ругам" епископа. Самостоятельной иерархии и здесь не удалось получить. Под влиянием всех этих неудач Ольга устраняется от правления, и представитель языческой партии, сын ее Святослав, становится у власти. Тепло отзывается летописец о последних годах жизни Ольги: она кротка, богобоязненна и тихо умирает, завещая похоронить ее по христианскому обряду, без обычной тризны. Многие черты летописной Ольги сближают ее с Олегом; легенды, окружающие оба эти имени, имеют общий источник в народном эпосе. Христианская Русь помнила о трудах киевской княгини по насаждению христианства на Руси, легенда увенчала ее ореолом святости, а церковь, несмотря на противодействие Византии, причислила ее к лику святых. Память ее празднуется 11 июля. - См. Голубинский "История русской церкви" (том I, часть 1); Пархоменко "Начало христианства на Руси"; Грушевский "История Украины-Руси" (том I); Приселков "Очерки по церковно-политической истории Киевской Руси X - XII веков"; Проложное житие, изданное Соболевским ("Чтения в Обществе Несторовой летописи", том II); Шахматов "Розыскание о древнейшем русском летописном своде".

3 поколение:

Святослав Игоревич - великий князь киевский. Летопись относит рождение Святослава к 942 г. В момент смерти отца Святослав был еще младенцем и управление княжеством во время его малолетства было в руках его матери Ольги. Воспитателем Святослава был Асмуд , а воеводой - Свенельд . Как только Святослав возмужал, он обнаружил типичные черты князя-дружинника; дела земские его интересовали мало, его тянуло к военным предприятиям в отдаленных землях. Из славянских племен к востоку от Днепра только вятичи были в ту пору вне влияния киевских князей и платили дань хазарам. Из-за вятичей Святослав вступил в борьбу с хазарами и проник на Волгу и даже в Предкавказье, где столкнулся с ясами и касогами. Затем Святослав направил свое внимание на Юг - на Дунайскую Болгарию. Почин в этом предприятии Святослава шел со стороны византийского императора Никифора Фоки, который, желая оградить Византию от опасных соседей - болгар, послал к Святославу предложение напасть на Болгарию. Святослав явился в Болгарию со своими союзниками - венграми, печенегами и др. - в качестве друга Византии. Успех похода Святослава был огромный; он занял ряд болгарских городов и стал стремиться к полному обладанию Болгарией. Греки скоро почувствовали, что приобрели в его лице еще более опасного соседа. Тогда Никифор направил печенегов на Киев, и Святослав должен был возвратиться в отечество, но уже в 971 г., посадив на Руси своих сыновей, снова явился в Болгарии. Между тем преемник Никифора Фоки, Иоанн Цимисхий, помирился с болгарами и Святославу пришлось иметь дело и с греками, и с болгарами; хотя в Болгарии была и русская партия, но движение против Святослава было сильное. Чтобы сломить греков, Святослав двинулся за Балканы и сначала имел успех, но потом должен был заключить мир с греками и уйти из Болгарии. Он пошел в лодках к днепровским порогам, но пороги были заняты печенегами. Святослав переждал до весны и снова попытался пройти пороги, но был убит в сражении с печенегами, которые, по преданию, сделали из черепа его чашу (972 г.). Ср. Завитневич "Великий князь киевский Святослав Игоревич и историческое значение его богатырских подвигов" (Киев, 1888); О войнах Святослав в Болгарии см. в "Истории" Льва Дьякона. Этим же войнам посвящено специальное исследование Черткова: "Описание войны великого князя Святослава Игоревича" (Москва, 1843, и "Русский Исторический Сборник", VI).

Жена: Малуша.



4 поколение:



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет