«Русское латинство» 1860-х гг как элемент идеологии бюрократического национализма



жүктеу 47.91 Kb.
Дата04.05.2019
өлшемі47.91 Kb.

«Русское латинство» 1860-х гг. как элемент идеологии бюрократического национализма

Котов А.Э.,

к.и.н., доцент ГУМРФ им. адмирала С.О. Макарова

История попыток русификации католического богослужения в 1860-х – 1870-х гг. достаточно подробно разобрана в работах М.Д. Долбилова Затрагивалась исследователем и роль в этих попытках Каткова, а также дискуссия, развернувшаяся вокруг «русского католичества». Не претендуя на принципиальную новизну, попытаемся взглянуть на эту проблему под несколько иным углом: «русское латинство» интересует нас как элемент формировавшейся в публицистике катковского направления идеологии бюрократического национализма.

Наличие у Каткова собственной идеологии с самого начала было вопросом дискуссионным: большинство современников видело в нём исключительно ловкого оппортуниста. Уже советская историография отошла от подобных субъективных трактовок и рассматривала Каткова как последовательного консерватора – чему не противоречил даже ранний либерализм московского редактора. Дистанция между «фрондой» и «охранительством» с марксистской точки зрения была невелика. Постсоветские, особенно консервативно настроенные, авторы также нередко представляли Каткова монархистом-охранителем – выставляя на первый план в том числе и его борьбу с «петербургской бюрократией», представлявшей якобы «средостение» между царем и его народом.

В зарубежной (и всё чаще в современной отечественной) историографии о Каткове говорят скорее как о националисте – «консервативном» (Таден), «государственном» (С.М. Санькова) или «имперском» (Хоскинг). Однако в нынешнем политическом дискурсе «имперское» начало обычно связывают с теми вещами, против которых Катков боролся. Имперская модель подразумевает наличие различных автономных национальных и даже цивилизационных укладов, объединенных общей властью – не случайно Самарин сравнивал такую модель с многоженством. Катков по-своему развил базовые самаринские тезисы: в его публицистике имперская модель государства воплощается не только и не столько во «вчерашней Австрии», сколько в османском «больном человеке Европы» и даже в Золотой Орде.

Всей этой «цветущей сложности» Катков противопоставлял унифицирующую «национальную политику» централизованных европейских государств. Основой этой унификацией должны были быть с его точки зрения, единство языка и – прежде всего – лояльность национальному государству: «быть русским значит быть русским подданным». Религия и этничность отходили здесь на второй план (не исчезая, впрочем, окончательно), а главной инстанцией, определявшей принадлежность к нации, становился выдававший документ о подданстве чиновник.

Претендуя на лавры борца с «бюрократами» (Валуевым и Головниным), Катков сам регулярно пользовался административным ресурсом и этот последний иногда оказывался способен скорректировать даже суверенную волю монарха – достаточно вспомнить историю с несостоявшимся предостережением за статью против Бисмарка. Единственным субъектом «национальной политики» для московского публициста оставалось «правительство», а на местах – назначенные последним «национально-ориентированные» чиновники. Катков последовательно выступал против любых попыток нарушения гомогенности национального организма: независимости Польши, автономии университетов, аристократических привилегий, еврейской черты оседлости или робких попыток освободить православие из синодального «пленения».

Именно в этом контексте и следует, на наш взгляд, рассматривать кампанию в пользу русификации католичества, развернутую Катковым и его «партизанами» - «Киевлянином» Шульгина-старшего и «Виленским вестником» Де-Пуле, а также примкнувшим к ним в данном вопросе «Голосом» и «Современными известиями». Основным их требованием было «разделить католицизм с полонизмом», а шире – национальность и религию. При этом речь шла об изгнании не латыни – но только тех элементов богослужения, где употреблялся польский. Тем не менее, вместо поляков и евреев «катковцы» желали бы видеть русских католиков и русских же иудеев. Последнее в особенности вызывало крайнее возмущение «аксаковцев», убежденных, что «неправославный не может быть русским».

В ходе этой полемики не просто сталкивались «довольно рыхлые и путаные комбинации представ­лений» (Долбилов), но шло формирование двух моделей национальной идентичности. Не защищенный ни цензурой, ни железобетонным катковским «субъективизмом», из всех катковцев наиболее чувствителен к упрекам в «неправославии» оказался Де-Пуле. В ответ на них он попытался сформулировать собственную «концепцию» различных этапов русификации: «Разные, конечно, бывают степени обрусения; полнейшее наступает только тогда, когда ассимиляция закончит свое дело и субъект, подлежащий ей, перестает быть обруселым поляком, евреем, татарином и пр., а становится вполне русским». При этом, по мнению Де-Пуле, «прирожденный русский человек, будучи иноверцем, остается вполне русским человеком и не нуждается в обрусении». Чуть позже «Виленский вестник» с удовлетворением отмечал, что «на вопрос: вы кто, - русский или поляк? – здесь, в Вильне по крайней мере получается всегда такой ответ: я католик». Из того, что отныне «поляков нет, а есть русские католики» редакция делала вывод, что «закончен первый акт обрусения».

С восторгом встретил Де-Пуле появление в «Киевлянине» статьи Юзефовича «Народность и государство». Автор последней пропагандировал: «…так называемую политическую национальность, которая не имеет нужды проникать глубоко во внутренний состав человека и довольствуется для объединения связующим узлом имени, языка и органических законов. Какому племени не принадлежал бы подданный государства, он обязан подчиняться его законам, носить его имя, говорит в школе, в суде, в церкви, во всех общественных отправлениях, его языком и признавать себя сыном отечества, политическою национальностью представляемого. Поэтому каждый русский подданный, без различия племен и вероисповеданий, не только вправе, но обязан считать себя и именоваться русским».

Из всех катковского подхода выступали наиболее любопытную аргументацию использовал Коялович. По его мнению, «невероятные вещи об отделении народности от веры» стали возможны в силу ряда особенностей «Московских ведомостей», «не совместимых с западно-русской жизнью». Историк утверждал, что «“Московские ведомости”, кроме политической и гражданской специальности, обладают еще одной специальностью, так сказать, интеллигентною. Интеллигенция у них единственный конек, на котором они ездят в политику и государственность. Народ у них…. что такое народ у “Московских ведомостей”? Что-то такое, чего “Московские ведомости” не знают, и не зная, не желают знать». В отделении религии от народной жизни Коялович усматривал нигилизм, отмечая также, что «теория отделения народности от веры только там может быть свободно узаконяема, … где интеллигенция имеет право и привычку узаконять дела, не справляясь с нуждами народа… Наша русская интеллигенция в других отношениях к народу. Она не имеет права узаконять дела для народа». Очевидно, катковские издания воспринимались Кояловичем как глашатаи той интеллигенции, из которой рекрутировалась «безнациональная» бюрократия. От последней простонародное православие следовало защищать точно так же, как и от польского панства – не случайно деятелей русской виленской администрации он именовал «немцами этой страны».



Окончательному разделению этих двух подходов к национальному строительству и оформлению их в «модели национальной идентичности» помешали последующие события и более серьезные вызовы, брошенные тогдашнему русскому движению.
Каталог: data -> 2016
2016 -> Учебный курс «Европейская музыка от античности до наших дней. Исторические этюды»
2016 -> Принципы организации и преимущества
2016 -> Программа выездной практики для направления 50. 03. 03. История искусства подготовки бакалавра
2016 -> Обыкновенные дифференциальные уравнения и динамические системы
2016 -> Осенняя школа и конференция «и слово стало Садом: концепция и образ в истории ландшафтной культуры»
2016 -> Я, Борисов Николай Иванович, 1950 г
2016 -> Форма сдачи статей научными редакциями


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет