С итальянского перевела Ирина Константинова действующие лица антония, безработная джованни



жүктеу 0.89 Mb.
бет3/4
Дата03.04.2019
өлшемі0.89 Mb.
1   2   3   4

СЦЕНА ТРЕТЬЯ
На сцене ДЖОВАННИ и ЛУИДЖИ. Они стоят на террасе возле квартиры ЛУИДЖИ с украденными мешками.

ДЖОВАННИ. Ну, сколько ещё можно торчать здесь, на террасе! И вдобавок менять декорацию. Знаешь, попробую сейчас вышибить эту дверь.

ЛУИДЖИ. Не стоит, ты же видел – я пробовал, и только синяков себе наставил. Тут и бульдозер не поможет, столько там замков, даже висячий есть!

ДЖОВАННИ. А зачем такая защита?

ЛУИДЖИ. Это всё она, моя жена, поставила, боится воров.

ДЖОВАННИ. Ну вот, а теперь когда ворам, настоящим, нужно войти в дом, нас тут с тобой и накололи возле двери, как остолопов. И ты тоже хорош – вор, потерявший ключи от дома.

ЛУИДЖИ. Да хватит тебе – вор, вор!

ДЖОВАННИ (слышит шаги). Чёрт возьми, кто-то идёт…

ЛУИДЖИ. Тихо! А кто это может быть… Наверняка какой-нибудь жилец.

ДЖОВАННИ. Какой там жилец, это бригадир… (переполошился, соображая, куда бы спрятать мешки).

МОГИЛЬЩИК (за сценой). Простите, не подскажете мне…

ДЖОВАННИ. Чёрт возьми, это же бригадир! (хочет бежать) Мы пропали!

ЛУИДЖИ. Де нет, не он. Похож, но не он.

ДЖОВАННИ. Да, ты прав, не он.


Появляется МОГИЛЬЩИК — тот же актёр, что играет Полицейского и Карабинера.
МОГИЛЬЩИК (входя). Что вы говорили, простите? На кого я похож?

ДЖОВАННИ. Чёрт возьми, ещё как похожи! На полицейского без усов… Ха-ха-ха… Извините, но я не над вами смеюсь… Мне кажется, будто я попал в одну комедию, которую видел в детстве… Знаете, тогда были такие бродячие труппы… У них не хватало актёров и одного заставляли играть роли всех полицейских, какие только были в спектакле.

МОГИЛЬЩИК. Но я и в самом деле не полицейский.

ДЖОВАННИ. Тогда кто же вы?

МОГИЛЬЩИК. Я из похоронной службы.

ДЖОВАННИ. Свят-свят-свят! Извините, конечно…

МОГИЛЬЩИК. О, да ради бога… Я понимаю… Все крестятся, когда видят меня… Да и сам тоже крещусь всякий раз, когда смотрю в зеркало (Держит воображаемое зеркало, смотрится в него и крестится).

ДЖОВАННИ (смеясь). А, вот так вы, значит, смотритесь в зеркало? Очень мило…

МОГИЛЬЩИК. Спасибо. (собирается подняться этажом выше, но останавливается). А кстати, может, скажете, где живёт некий Прамполини Серджо? Не знаю, на втором или на третьем этаже или, может, на четвёртом… Если только он уже не под землёй…

ЛУИДЖИ. Да, он выше, на четвёртом… Но я точно знаю, что его нет дома. Он в больнице! Всё время болеет, бедняга… Нелёгкая у него жизнь…

МОГИЛЬЩИК. Была. Он умер.

ДЖОВАННИ. Отмучился, значит.

МОГИЛЬЩИК. Но к сожалению, в больнице его тела уже нет. Кто-то из близких увёз. Я думал найти его здесь… А если там никого нет, придётся везти гроб обратно….

ДЖОВАННИ. Послушайте, оставьте его мне… Положитесь на меня. Я живу на другой стороне улицы.

ЛУИДЖИ. Верно! Пришпилим записку к дверям Трамполини: "Дедушкин гроб у нас… Когда пожелаете…"

МОГИЛЬЩИК. О, спасибо… вы очень добры!

ДЖОВАННИ. А вы только позвольте нам положить туда наши мешки, а то, знаете ли, дождь идёт, и эти вещи никак нельзя мочить. А гроб у вас, я надеюсь, с крышкой?

МОГИЛЬЩИК. Да, да, обычный гроб… Хоть и для бедных… но без крышки мы всё-таки не оставляем.

ДЖОВАННИ. Надо же какая у нас мэрия! Делает гробы для бедных и даже с крышками!

МОГИЛЬЩИК. Наш мэр обо всём заботится.

ДЖОВАННИ. Тогда пошли?

МОГИЛЬЩИК. Да, да, идёмте. Я пойду вперёд — сниму гроб с грузовика (уходит).

ДЖОВАННИ. Хотелось бы мне посмотреть, хватит ли у полицейских смелости совать нос в гроб! (уносит за сцену дверь и возвращается)

ДЖОВАННИ (с удивлением). Чёрт возьми, как тебе пришло в голову спрятать всё это в гроб?

ДЖОВАННИ. Я вспомнил один случай, который произошёл в Неаполе…

ЛУИДЖИ. В Неаполе?

ДЖОВАННИ. Ну, где-то рядом… Представляешь, там обнаружили на мусорной свалке несколько трупов, ещё свежих, в приличной одежде, но без гробов! Потом выяснилось, что какая-то преступная банда воровала гробы на кладбищенском складе: вытаскивала покойников из муниципальных бедняцких гробов и отправляла их на свалку вместе со всякими нечистотами… А гробы, ты только представь себе, продавали другому муниципалитету… в Ачерре кажется… Миллионы заработали на этом трафике!

ЛУИДЖИ. Такой же точно приём используют некоторые банки…

ДЖОВАННИ. Банки?

ЛУИДЖИ. Берут акции, обесценивают и втюхивают тебе пустую акцию… с покойником!

ДЖОВАННИ. Банки — это те же кладбища!
Выходят, унося лестницу, к которой были прислонены сворованные мешки. Сценическая перемена, задник уходит, и мы опять в квартире АНТОНИИ и ДЖОВАННИ.
СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
АНТОНИЯ и МАРГАРИТА. Бригадир по-прежнему на полу. АНТОНИЯ засовывает в мешок банки и пакеты, доставая их из-под кровати. МАРГАРИТА вне себя.
АНТОНИЯ. Маргарита, открой окно, а то ничего не видно…

МАРГАРИТА (открывает окно). Ну и ливень! Я же и говорю — ты ещё и безрассудная, а не только сумасшедшая! Ну как тебя понять! Тут у нас покойник, а она думает о том, как бы переправить макароны и рис.

АНТОНИЯ. Но осталось-то всего два или три раза сходить… И потом что мы можем сделать: умер, значит, умер. А жив, так увидишь, как только очухается, бросится со всех ног к святилищу Святой Эвлалии, бухнется перед ней на колени и станет благодарить за спасение, за возвращённое зрение и отменное здоровье, даже беременный!

МАРГАРИТА. Ты всё шутишь, но вот увидишь — это добром не кончится.

АНТОНИЯ. Хуже того, что случилось за эти сутки, быть не может. Иди-ка лучше сюда и помоги поднять… Спрячем его...

МАРГАРИТА. Куда?

АНТОНИЯ. В шкаф.

МАРГАРИТА. В шкаф?

АНТОНИЯ. А куда же ещё? Не видела, что ли, как это делают в кино? Там покойников всегда в шкаф прячут. Давай, помоги!
Женщины пытаются поднять бригадира и засунуть в шкаф. Всё это превращается в каскад комических ситуаций и действий. Наконец они закрывают створки шкафа.
АНТОНИЯ. Сейчас вернусь… Я в туалет, невмоготу больше… А ты сделай себе пока живот… Ещё пару раз сходим… и закончим… Как я устала! (выходит).
Открывается дверь, входит ЛУИДЖИ. На голове у него фуражка могильщика.
ЛУИДЖИ (быстро оглядывая комнату, шёпотом). Эй, есть тут кто-нибудь? Бригадир тут?

МАРГАРИТА Кто это… (испуганная, растерянная, суёт пакеты под кровать). Луиджи, ты?

ЛУИДЖИ (обнимая её). Дорогая моя Маргарита, наконец-то… Как ты? Покажись! Но ты без живота! А ребёнок? Где ребёнок? Как он? Ты потеряла его?

МАРГАРИТА. Нет, нет… Не волнуйся, всё прошло хорошо!

ЛУИДЖИ. В самом деле хорошо? И ты в порядке? Расскажи-ка…

МАРГАРИТА. Потом, потом… Пусть лучше Антония расскажет… Она всё сама тебе расскажет… (убегает в другую комнату).

ЛУИДЖИ. А почему Антония?

ВТОРОЙ МОГИЛЬЩИК (за сценой). Надо же, какой, тяжёлый гроб оказался… Что будем делать? Пройдёт здесь или нет?

ЛУИДЖИ (идёт к дверям). Да, да, входите… Бригадира нет, никого нет. Давай Джованни, вылезай из гроба… Потому что его нужно поставить вертикально, иначе не войдёт в дверь.

ДЖОВАННИ (за кадром, потягиваясь). Жаль, мне так хорошо было в нём… Я даже уснул… (Появляется на сцене. За ним входят могильщики, которые с помощью Луиджи вносят огромный гроб).

МАРГАРИТА (из другой комнаты). Антония, Антония, иди сюда… Поторопись!

АНТОНИЯ (изнутри). Что случилось? Чёрт побери, даже пописать нельзя спокойно?

ДЖОВАННИ. Обе вернулись?

ЛУИДЖИ. Да, да, всё прошло хорошо… Чувствуют себя отлично.

ДЖОВАННИ. Слава богу… (к могильщику). Спасибо, спасибо за всё.

ЛУИДЖИ (тоже могильщику). До свидания. А, ваша фуражка… (отдаёт ему фуражку). Спасибо и за это.

ВТОРОЙ МОГИЛЬЩИК. Да ладно… (выходит).

ДЖОВАННИ. И как теперь замаскировать этот гроб? У меня даже никакой салфеточки нет, чтобы накрыть!

ЛУИДЖИ. Послушай, я придумал! Запрём дверь в ту комнату, пусть они побудут там немного, а мы тут всё быстренько уладим. Спрячем всё под кровать, а гроб сунем в шкаф.

ДЖОВАННИ. Хорошо. Запри дверь.



ДЖОВАННИ и ЛУИДЖИ принимаются "разгружать" гроб и засовывают пакеты и банки под кровать.

МАРГАРИТА (в другой комнате). Ну, так что, Антония, долго ещё? Мне нужно сказать тебе что-то важное.

АНТОНИЯ (как выше). Да, да, иду, одеваюсь… Всё сыпется из меня!

ДЖОВАННИ и ЛУИДЖИ спрятали пакеты и банки под кровать.

ДЖОВАННИ. Ну вот, продукты упрятали. Подтолкни, засунем поглубже.

ДЖОВАННИ. Чёрта с два… Смотри: сую сюда, а они вылезают оттуда… (Заглядывает под кровать, низко наклонившись) Господи, да сколько же тут добра! В гробу, мне казалось, совсем немного было! Словно удвоилось всё!

ЛУИДЖИ. Это оптическая иллюзия, когда смотришь вниз головой… Глаза же наоборот видят…

ЛУИДЖИ. Вот уж не думал…

ДЖОВАННИ. Попробуй вот так же посмотреть на свою зарплату… Увидишь, что она удвоилась! Давай, помоги поднять гроб.



Поставив гроб в шкаф, они аккуратно прикрыли им бригадира.

ЛУИДЖИ. Знаешь, мне показалось, я видел там в шкафу бригадира...

ДЖОВАННИ. Бригадира? (быстро открывает створку шкафа). Нет, знаешь, ты лучше кончай со своими оптическими иллюзиями! Чёрт возьми, не закрывается! (Напрасно толкает дверцу, она остаётся приоткрытой).

МАРГАРИТА (из-за сцены). Послушай, Антония, сколько можно… Жду тебя в комнате, и тем хуже для тебя.

ДЖОВАННИ. Иди отопри дверь, а то я больше могу…

ЛУИДЖИ отпирает дверь. Входит Маргарита.

МАРГАРИТА. Луиджи, что это ты так вспотел… (видит ДЖОВАННИ). А, Джованни… Привет.

ДЖОВАННИ. Послушай, твой муж сказал, что всё прошло хорошо… Так родился этот ребёнок или нет?

АНТОНИЯ влетает в комнату.

АНТОНИЯ. И что же тебе понадобилось сообщить мне такое срочное? (видя мужчин останавливается как вкопанная. Пытается спрятать, как может живот, и сложившись пополам, медленно отступает к двери).

ДЖОВАННИ (останавливает её воплем и соскальзывает по дверце шкафа на пол). Антония! Живот! Тебе сделали пересадку?!

ЛУИДЖИ. Пересадку?

АНТОНИЯ. Не совсем…

ДЖОВАННИ (хочет отодвинуться от створки, но не может, потому что иначе шкаф откроется, и он вынужден снова придерживать дверцу). Тебе сделали кесарево сечение?

АНТОНИЯ. Небольшое.

ДЖОВАННИ. Как это небольшое?

АНТОНИЯ. Ну, словом, сколько нужно.

ЛУИДЖИ (к Маргарите). Тебе тоже делали кесарево сечение?

МАРГАРИТА. Ну да… То есть нет… Антония, а мне делали?

ЛУИДЖИ. Причём тут она? Сама, что ли, не знаешь?

АНТОНИЯ. Да её, бедняжку, отключили… наркоз дали. Она же спала, откуда ей знать, что там делали?

ДЖОВАННИ. То есть как? Тебя, выходит, не отключали? Без наркоза делали? (рвётся к Антонии, но вынужден остановиться, чтобы не открылась створка шкафа).

АНТОНИЯ. Короче говоря, хватит! Что это ещё за перекрёстный допрос устроили! (Дверца открывается, и она бросается закрыть её). Оставь в покое мой шкаф, слышишь! Это низко расспрашивать, как я себя чувствую… (Антония пинает дверцу шкафа, желая закрыть её) живы мы или помираем. Мы старались ради вас же, чтобы вы не волновались…(Джованни пинает дверцу шкафа). Мы, две идиотки, вскочили с постелей… А врачи не хотели нас отпускать. (Джованни испускает жуткий вопль, из-за которого закрываются обе открытые створки, далее, пока Антония продолжает свой монолог, словно из взаимной симпатии начинают открываться и закрываться все прочие ящики и двери в доме, в том числе крышка мусорного ведра. Возникает абсурдная кутерьма, которой пытаются управлять Маргарита и Луиджи). И потом, как я, по-твоему, должна была поступить… Она теряет ребёнка, я могу спасти его… О чём как не о солидарности тут идёт речь? Не ты ли всегда утверждаешь, что мы должны помогать друг другу… И что настоящий коммунист… Я хочу сказать, член Демократической партии, как человек, уважающий себя, должен…

ДЖОВАННИ. Да, да, ты права… Извини, наверное ты правильно поступила… Даже безусловно правильно.

ЛУИДЖИ. Спасибо, Антония, за то что ты сделала. Ты просто замечательная женщина!

ДЖОВАННИ. Да, да, просто замечательная женщина!

ЛУИДЖИ (к Маргарите). Скажи и ты ей… давай…

МАРГАРИТА. Да, да, Антония (с подтекстом), ты просто добрейший человек!

АНТОНИЯ. Ну-ну… хватит… А то ещё расплачусь (встаёт).

ДЖОВАННИ. Иди, иди сюда…. Не стой… (усаживает на кровать). Знаешь, после кесарева… Может быть всё же стоило ещё остаться в больнице…

АНТОНИЯ. Только этого не хватало… А потом, видишь ли, я прекрасно себя чувствую… И даже не заметила, как это произошло!

ДЖОВАННИ. Да, да… выглядишь ты и вправду очень хорошо! Ох, надо же какой живот! (С волнением поглаживает живот. Замирает. Пауза). Мне кажется, там что-то шевельнулось… Шевелится!

ЛУИДЖИ. Шевелится? Прости, Антония, а можно я тоже потрогаю?

МАРГАРИТА (сразу же). Нет, ты ничего не потрогаешь!

ЛУИДЖИ. Да, это же и мой ребёнок тоже, в конце концов?

ДЖОВАННИ. Ну да… Теперь мы все близкие родственники!

МАРГАРИТА (слезливо). А я уже ничего и не значу! Пустое место! Всё внимание Антонии, а я?

АНТОНИЯ. Она права. Порадуйтесь и за неё тоже… Ну всё, отойдите от меня… (Луиджи и Джованни отходят). Мне нужно уйти. (Встаёт и быстро направляется к двери).

ДЖОВАННИ (останавливая её). Уйти? Куда, зачем? Ты с ума сошла! Ты никуда отсюда не пойдёшь. Ложись сейчас же в постель, в тепло… Давай подвинем кровать туда, поближе к печке… (хочет сдвинуть кровать).

ВСЕ (бросаются к нему). Неееет!

ДЖОВАННИ. Вы правы… Передвигать её слишком опасно, слишком опасно… Там ведь газовые баллоны лежат…

АНТОНИЯ (останавливается, увидев крышку гроба, прислонённую к стене). Джованни… что это?

ДЖОВАННИ (продолжает разговор, как заведённый, лишь бы затянуть время и найти приемлемый ответ). Там… баллоны… А ты не могла хотя бы… Я ведь так волновался тут… Да, я понимаю, ты пыталась позвонить…

АНТОНИЯ. Джованни, что это…

ДЖОВАННИ. Ты просила у людей жетоны… Просила их у медсестры… Звонила в бар, на первом этаже…

АНТОНИЯ (пытается прервать его). Прости, Джованни, что вот это такое?

ДЖОВАННИ (едва не стонет, не зная, что ещё придумать). Алло… Послушайте… Скажите моему мужу, что всё прошло хорошо…

АНТОНИЯ. Прости Джованни, что это за штука такая из тёмного дерева?

ДЖОВАННИ. …что ребёнок спасён и обе матери…

АНТОНИЯ. Джованни!!!

ДЖОВАННИ (смирившись). Не пытайся переводить разговор на другое… Не понимаю тебя… Вместо того, чтобы позвонить мне… о ребёнке… продолжаешь твердить про этот несчастный кусок дерева… Лучше бы я сжёг его! Лучше бы и не покупал, потому что это… это… это…

АНТОНИЯ (теряя терпение). Это… это… Джованни, что это? Объясни! Мне это что-то напоминает… похоже на…

ДЖОВАННИ. Ещё не поняла? Телевизор, что ли, не смотришь? Ребёнок, и тот понял бы сразу. Он ведь смотрит телевизор… бесконечную рекламу… А когда видит морскую пену… волны…

АНТОНИЯ. Но что это такое, Джованни?

ДЖОВАННИ. Доска для сёрфинга… в стиле барокко! Их продают у нас на фабрике… у ворот. И сейчас распродажа до конца января… То есть я хочу сказать... в декабре… что будем делать? Отправимся на Атлантическое побережье заниматься сёрфингом! Там проходят соревнования парусных лодок! Прекрасное развлечение! Чудесно отдохнём! (Антония смотрит на него с большим сомнением). Знаю, знаю…. Не веришь… Это и в самом деле другая вещь.

АНТОНИЯ (решительно и грозно). Джованни, скажи мне, что это такое?

ДЖОВАННИ. Ох, и пошутить нельзя. У тебя фантазии не хватает… Это люлька! Когда я сказал Луиджи: "Луиджи, знаешь, твоя жена ждёт ребёнка", он сразу же воскликнул: "Люлька! Люлька!" Вошёл в первый же попавшийся магазин люлек и потребовал: "Дайте мне самую накрученную, какая найдётся!" А продавец спрашивает: "Вас интересует японского производства? Называется "Свит баланс"3 (Луиджи и Джованни хватают крышку гроба с боков и раскачивают). Видишь, здесь по сторонам четыре отверстия… Она подвешивается к потолку на стальных канатах… Кладётся в неё ребёнок…. Стоит только коснуться, и вот она уже качается несколько часов… А потом, если ребёнок заплачет, стоит лишь стукнуть по ней: тук! Смертельный трюк. И ребёнок (изображает состояние ужаса у ребёнка) потом целую неделю молчит!!!



Антония ложится на кровать, не слишком убеждённая. В дверях появляется Старик. Это всё тот же актёр, загримирован, на голове седой парик, на лице нарисованы морщины.
СТАРИК. Позвольте, не помешаю?

ДЖОВАННИ. О папа, как хорошо, что ты пришёл. Заходи, заходи!

АНТОНИЯ. Привет папа!

ДЖОВАННИ. Знаком с моими друзьями? Это мой отец.

СТАРИК. Очень приятно.

ЛУИДЖИ. Джованни, ты уже заметил, что твой отец… похож на полицейского и бригадира?

ДЖОВАННИ. Не говори ему об этом… Он и так уже одурел…

СТАРИК. Не нужно… И вовсе я не одурел… (обнимает и целует Маргариту). Как поживает моя Антония?

ДЖОВАННИ. Нет, папа, это не Антония… Антония… вот она.

СТАРИК. Вот как?

АНТОНИЯ. Да, папа, это я.

СТАРИК. А почему лежишь? Заболела?

ДЖОВАННИ. Нет, ждёт ребёнка.

СТАРИК. Вот как… И куда же он ушёл? Не волнуйся, вернётся (смотрит на Луиджи и принимает его за племянника). А вот он и вернулся… Как вырос! Как повзрослел! Но зачем же так волновать маму…

ДЖОВАННИ. Папа, это мой друг.

СТАРИК. Молодец! Всегда нужно дружить со своими детьми! (путается) …отцами, отцами, детьми… (уверенно) А я пришёл… Я принёс вам кое-какие вещи…

АНТОНИЯ (с тревогой). Нет, не беспокойся, папа...

СТАРИК. Да нет, подожди, я оставил их там, на террасе. (уходит и возвращается с большим мешком, кладёт его на стол). Иногда у меня совсем нет никаких сил. Вот. Нашёл в своей клетушке. Это, конечно, ваши вещи.

ЛУИДЖИ (подходит к мешку и заглядывает в него). Но что это? Сливочное масло, мука, томаты в банках?

АНТОНИЯ. Ах, я тут не при чём!

ДЖОВАННИ. Да нет, папа, это не могут быть наши вещи.

СТАРИК. Нет, ваши! Я сам видел Антонию, когда она выходила сегодня утром из клетушки!

ДЖОВАННИ (не веря). Антония… (грозно и требовательно) Антония!!!

АНТОНИЯ. Да прекрати звать меня! Антония, Антония, Антония! Ну хорошо, да, это продукты, которые я купила вчера по сниженной цене…

ДЖОВАННИ. В супермаркете?

АНТОНИЯ. Да, но заплатила только за половину продуктов.

ДЖОВАННИ. А за другую?

АНТОНИЯ. Другую украла!

ДЖОВАННИ. Украла? Принялась воровать?

АНТОНИЯ. Да!

ЛУИДЖИ (к Маргарите). И ты тоже?

МАРГАРИТА. Да, и я…

АНТОНИЯ. Нет, неправда… Она врёт… Она тут не причём! Она только помогала мне.

ДЖОВАННИ (в гневе). Ну, просто конец света… С ума сойти можно!

ЛУИДЖИ. Успокойся, Джованни… О воровстве, я думаю, нам лучше помолчать.

ДЖОВАННИ. Причём тут это? Разве не понимаешь У нас совсем другой случай. А тут человек, который ворует в магазинах! Это позор!

АНТОНИЯ (устала от бесконечного вранья, очень серьёзно). Конечно, ты прав… Это позор, это непорядочно! Да, это безобразие, и я к тому же задела твои самые деликатные отцовские чувства… потому что… Ты должен знать… Ребёнок — это неправда… тоже обман… Вот посмотри… (вынимает из живота разные пакеты) В животе мы прятали макароны, и рис, и сахар…

ДЖОВАННИ. Как?… Значит, ребёнок… пересадка… кесарево… (к жене) Маргарита?!

МАРГАРИТА. Я только прикрывала… вернее, заслоняла животом…

ДЖОВАННИ. Э, нет, это уже слишком! Я ведь и в самом деле поверил, что ты беременна, думал, что тебе пересадили ребёнка!

СТАРИК. Ах, какой же я рассеянный! Совсем забыл про письмо…

АНТОНИЯ. Папа, оставь свои письма… От них всегда одни неприятности.

СТАРИК. Да нет, это всего лишь напоминание…. (достаёт из кармана письмо). Пишут, что вас выгонят из дома!

ДЖОВАННИ. Кто?

СТАРИК. Банк, где вы брали кредит. По ошибке отправили предупредительное письмо мне. Вот оно. Пишут, что вы не оплатили три последних взноса.

ДЖОВАННИ. Да ты что! Ты ошибаешься, покажи. Антония… ты ведь каждый месяц оплачивала кредит, верно, Антония?

АНТОНИЯ (нервничает). Да, конечно.

СТАРИК. Так или иначе, они будут выселять весь квартал, потому что вот уже несколько месяцев здесь не платит почти никто… Даже те, кто снимает квартиру, платят только половину …

ДЖОВАННИ. Откуда ты знаешь?

СТАРИК. Комиссар, который выселяет квартиру за квартирой… славный человек! Он сказал также, что все эти дома снесут, потому что они разрушаются… Хорошие слова — разрушаются! И построят здесь два небоскрёба, по двести метров высотой каждый, их укроют вьющимися растениями, и они будут ниспадать зелёным водопадом. Какое будет зрелище! Но это, конечно, для миллионеров!



Доносятся тихий говор толпы и какие-то выкрикиваемые приказы.

ЛУИДЖИ (выглядывая в воображаемое окно). Смотрите-ка, что делается на улице, сколько полиции понаехало…

ДЖОВАННИ. Это верно… Подумать только, что творится… Будто война началась. И смотри, сколько грузовиков…

СТАРИК. Конечно, чтобы вывезти мебель и прочий домашний скарб. Всё бесплатно!



Гул голосов нарастает, слышно, что плачут женщины и дети, звучат приказы.

ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО (за кадром). Вперёд… Шевелитесь… Выносите вещи… Освобождайте помещение!

ДЖОВАННИ. Да, но это письмо действительно адресовано нам… Антония, чёрт возьми, что всё это значит? Объясни?!

АНТОНИЯ. Не кричи, испугаешь ребёнка! Ах, да, его же нет больше… тем лучше!

ДЖОВАННИ. Тут написано, что мы не платили уже три месяца! Антония, отвечай. Можешь, наконец, объяснить, что происходит?

АНТОНИЯ. Ну хорошо. Да это верно, я уже три месяца не оплачиваю кредит, не плачу за свет и газ… Как видишь, нас отключили.

ДЖОВАННИ. Отключили свет и газ? Но почему ты не платила?

АНТОНИЯ. Потому что с тех пор, как меня уволили, год назад, я не приношу в дом ни сольдо, а твоей зарплаты хватает лишь на то, чтобы не умереть с голоду.

МАРГАРИТА. Луиджи, я должна тебе признаться — я тоже не плачу за квартиру уже пять месяцев!

ДЖОВАННИ. Да ты что?

АНТОНИЯ. Видишь, видишь, мы женщины все бессовестные, и все остальные, что живут в этом доме, и те, что напротив, и в том соседнем тоже… все!

ДЖОВАННИ. Конец света! Но почему ты не сказала мне, что у тебя нет денег?

АНТОНИЯ. А что ты мог бы сделать?.. Пошёл бы в другой банк и взял бы там ещё один кредит на двадцать лет, чтобы заплатить за эти три месяца?

ДЖОВАННИ. Нет! Я скорее пошёл бы воровать!!!

АНТОНИЯ (с ироний, подняв руки кверху). О боже! Джесси Джеймс! 4(изображает стрельбу из автомата).

ДЖОВАННИ. Нет, я покончу с собой! Но ты понимаешь, что происходит? Мы трудились всю жизнь, как скоты чтобы построить дом, чтобы жить в нём и оставить нашим детям… И вдруг нас трахнули! В одночасье отняли всё! Мы нищие! Бомжи!

АНТОНИЯ. И кто в этом виноват? Разумеется я, потому что не сумела управлять долгом! Не предвидела, что проценты вырастут, а банки поведут себя как ростовщики!

ДЖОВАННИ. Ты знаешь, я всегда был против кредитов! И помню, как предупреждал тебя: будь осторожна, банки — мошеннические учреждения. Доверять управление долгом банку — это всё равно, что банк крови отдавать в управление вампиру!

СТАРИК. Ну, поскольку у вас тут такое веселье, расстаюсь с вами. И советую не унывать! Желаю счастливой жизни… разрушающейся! (уходит).

ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО (за сценой). Внимание! Внимание! Приготовиться домам номер 15, 3 и 71 Вскоре начнём выселение.

ДЖОВАННИ (в сторону улицы). Спасибо за прекрасную новость! (жене). А знаешь, что во всём этом самое обидное? Что вскоре после выселения наш дом выставят на аукцион! И банк купит его за полцены — за половину тех денег, что выплатили мы.

ЛУИДЖИ. Нет, не беспокойся, такого не может быть. Ведь существуют законы, определённые правила, наконец, прокуратура, которая незамедлительно предпримет меры в случае мошенничества или организованного рекета!

ДЖОВАННИ. Да о чём ты? Кто станет незамедлительно предпринимать меры!?
Появляются носильщики, которые начинают выносить из комнаты всё, что видят. Присутствующие не верят своим глазам.
ЛУИДЖИ. Как раз то, о чём ты всё время твердишь! Демократический приём нашего Правительства! Чёрт возьми, мы же просто какое-то сообщество нищих, предоставленных самим себе!

ДЖОВАННИ. Именно – нищие мы! И не имеем чувства собственного достоинства! И раз уж пошёл такой разговор, Антония, признаюсь тебе: мы с Луиджи тоже своровали. (Подходит к кровати и показывает наворованное). Посмотри туда, под кровать… Пакеты с сахаром и мукой!

АНТОНИЯ (искренне удивлена). Это ты украл?

ЛУИДЖИ. (подходит к ДЖОВАННИ и помогает ему). Да, но ему для этого понадобилось понять, что нас загоняют в ящик интеграции.

ДЖОВАННИ. Нет, просто это оказалась последняя капля… Потому что стакан и так уже был переполнен давно (к Антонии). Смотри… смотри, сколько добра… И это не всё… (Отбирает крышку гроба у носильщика, который собрался унести её). Нет! Это не нужно уносить!

НОСИЛЬЩИК. Мне приказано выносить всё!

ДЖОВАННИ. Так вот, я хочу, чтобы ты знала — это не люлька!

АНТОНИЯ (притворно удивлена). Не люлька?

ДЖОВАННИ. Нет! Это крышка гроба! Вот она, помоги-ка, Луиджи, это я придумал перенести в нём сюда награбленное! (Идёт к шкафу. Антония и Маргарита пытаются остановить его).

АНТОНИЯ. Нет, постой, что ты делаешь?!?

ДЖОВАННИ. Делаю то, что должен сделать… Ты должна знать всё… (с помощью Луиджи достаёт из шкафа гроб).

Все видят бригадира, который приходит в себя.

ДЖОВАННИ и ЛУИДЖИ (вместе). Бригадир!

БРИГАДИР. Я вижу! (выходит из шкафа) Вижу! Святая Эвлалия простила меня… Смилостивилась! (замечает живот) Живот?! Я беременный? О, святая Эвлалия непорочная… Спасибо тебе и за это… Я буду матерью… буду матерью! (убегает) Спасибо, святая Эвлалия! Спасибо!

ДЖОВАННИ. Что за день сегодня? День зомби! Беременный карабинер! (С улицы слышны выстрелы и крики. Все бросаются к окну). Смотрите, женщины сгружают с грузовиков свои вещи… А полиция грузит их обратно!

ЛУИДЖИ. Да но посмотрите на этих парней на крыше… Тащат всё… черепицу, кирпичи…

ДЖОВАННИ. Полицейские стреляют прицельно…

МАРГАРИТА. Бьют всех, кто попадётся под руку. Тут и десантники!

Все четверо сыплют проклятия.

ВСЕ (по очереди). Убийцы… мерзавцы… проклятые… Убирайтесь вон!

ДЖОВАННИ. Вон… вон… Давайте сбросим на них этот гроб!

АНТОНИЯ (останавливает Джованни). Нет, они уходят, убегают… Полицейские отходят!

ЛУИДЖИ. Спасли гроб!

ДЖОВАННИ (берёт газеты читает и восклицает) Ура, мы сделали это!

АНТОНИЯ. Джованни, что с тобой?

ДЖОВАННИ. Смотрите сюда, "Унит




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет