Санкт-петербургский гуманитарный


Основное содержание работы



жүктеу 361.17 Kb.
бет2/2
Дата03.04.2019
өлшемі361.17 Kb.
түріАвтореферат
1   2

Основное содержание работы


Во Введении обоснована актуальность заявленной темы, определены цели и задачи работы, определена методологическая база исследования, рассмотрена степень исследованности и научной разработанности темы в целом и её отдельных аспектов.

В первой главе «Проблемы развития еврейской художественной культуры в Санкт-Петербурге» исследованы процессы формирования во второй половине XIX – начале XX вв. круга еврейской художественной интеллигенции в Санкт-Петербурге и деятельность еврейских художественных обществ. Появление немалого количества еврейских художников, в том числе выдающихся мастеров, составивших впоследствии славу русского искусства, показано как особый культурный феномен, сложившийся в уникальной культурной среде Санкт-Петербурга.

В первом параграфе «Источники изучения еврейской художественной культуры Санкт-Петербурга» представлены особенности источниковой базы исследования. Разработка темы потребовала привлечения широкого круга различных видов источников (архивных документов, материалов периодической печати, мемуарной литературы, эпистолярного наследия и др.). В параграфе дана подробная характеристика использованных источников и характера работы с ними.

Во втором параграфе «Культура еврейской диаспоры Петербурга, особенности её формирования» Петербург рассматривается как центр национально-культурного развития еврейского народа, которым он становится с середины XIX века, и место концентрации еврейской интеллигенции. В параграфе показана уникальность культурной ситуации в Петербурге изучаемого периода, в наибольшей мере способствовавшая становлению еврейской национальной интеллигенции. Деятельность последователей идей еврейского просвещения (Хаскалы), направленная на культурную ассимиляцию, способствовала формированию в Петербурге субэтнической группы «русских евреев» и особой элитарной русско-еврейской культуры. Особое внимание уделено деятельности представителей дома Гинцбургов и В. Стасова, направленной на сближение еврейской и русской интеллигенции. Развитие контактов с представителями русской интеллигенции предопределило влияние её политических идеалов и идеи долга перед народом, служения ему через науку и искусство на направление деятельности еврейских национальных просветительских обществ.

Необходимость развиваться под культурным прессингом русского общества выявила специфическую проблему сохранения этнической идентификации и предопределила основные направления деятельности первых еврейских общественных организаций: 1) помощь, в том числе финансовая, учащейся молодёжи; 2) собирание исторических, художественных, этнографических ценностей – свидетельств истории и быта еврейского народа; 3) создание музеев, библиотек, художественных коллекций; 4) развитие просветительских образовательных программ.

Особую роль в формировании еврейской культуры Петербурга и сохранении национального наследия сыграли Общество по распространению просвещения между евреями России (ОПЕ), редакции еврейских изданий, а с начала XX в. множество культурно-просветительских обществ, в том числе и художественных - «Бецалель», Еврейское Общество Поощрения Художеств, кружок «Мнейро».

В третьем параграфе «Формирование круга еврейских художников Петербурга и их общественная деятельность» рассмотрен процесс развития еврейского профессионального изобразительного искусства в России, а также особенности получения художественного образования еврейскими художниками. Проанализированы обстоятельства, препятствовавшие этому процессу: относительно недавнее присоединение к России мест еврейской осёдлости; ограничение проживания Чертой осёдлости, культурная замкнутость еврейского сообщества и его языковая обособленность, мешавшие развитию светского образования; наличие религиозных запретов на изображения; отсутствие знакомства с какими-либо произведениями искусства; процентная норма при приёме в высшие учебные заведения; правовые и финансовые сложности проживания вне Черты.

Центрами нарождающейся еврейской художественной культуры и художественного образования в дореволюционной России в разное время были Вильно, Одесса, Петербург, Витебск, Киев, Москва. Предварительная художественная подготовка проходила в центрах еврейской культуры Вильно и Одессе, где были рисовальные школы, подведомственные Академии художеств. Витебск, Киев и Москва обрели свою притягательность уже в начале XX в., став центрами нонконформистского, отказавшегося от академической традиции, искусства. Петербург же на четыре десятилетия становится естественным центром притяжения для еврейских художников благодаря Императорской Академии художеств, а также наличию еврейских культурно-просветительных обществ с богатыми меценатами во главе.

Круг еврейских художников постепенно формируется в Петербурге с середины 1870-х гг. По времени их наибольшей творческой активности и по отношению к ассимиляции художников можно условно разделить на два поколения. Первое поколение - мастера, чьё личностное и творческое становление пришлось на время развития ассимиляторской идеологии и, следовательно, их поиск национальной темы проходил в русле традиционных для доминирующей культуры стилей, тем и художественных принципов. Это художники прочно связанные с Академией художеств: И. Аскназий, М. Антокольский, А. Грилихес, М. Маймон, Л. Пастернак, И. Гинцбург, П. Геллер, И. Пэн, Я. Кругер, Л. Бакст, О. Браз и др. Второе поколение - художники, чьё творческое становление пришлось на переломные 1900-е – 1910-е гг. и было связано не только с Академией художеств: А. Лаховский, Н. Альтман, Б. Анисфельд, М. Шагал, С. Юдовин, Л. Лисицкий, Б. Кратко и др. Среди них много последователей авангардных направлений, разочаровавшихся в идеях ассимиляторства. Мастеров самых противоположных традиций объединяло одно стремление - найти подлинно специфичный еврейский стиль.

В четвёртом параграфе «Еврейские художественные общества в Петербурге» рассмотрена история развития еврейских художественных обществ в Петербурге. Их создание связано с появлением второго поколения художников, развитием сионистских идей и сложением русско-еврейской субкультуры в Петербурге, где интеграция в современную культуру и использование возможностей русской культуры не предполагали отказа от своей национальной принадлежности. Деятельность обществ «Бецалель», Еврейского общества поощрения художеств (ЕОПХ), кружка «Мнейро» была нацелена на разработку еврейской тематики и поиск национальной самобытности в изобразительном искусстве.

Наиболее значимым обществом было ЕОПХ, чья деятельность приходится на период Первой мировой войны. Главными задачами общества стали: собирание художественного наследия, устройство выставок еврейских художников и ознакомление еврейской общественности с их работами, организация тематических лекций по истории и проблемам развития еврейского искусства, а также различных творческих конкурсов, благотворительных аукционов и лотерей, развитие просветительных учреждений – библиотек и музеев и т.д. Направление деятельности кружка «Мнейро» предполагало ориентацию на работу с детьми, воспитание их в национальном духе, развитие эстетической грамотности.

В диссертации показано, что концентрация в С.-Петербурге творческой еврейской интеллигенции, её поддержка интеллигенцией русской, развитие деятельности еврейских общественных организаций и меценатов сформировали в Петербурге уникальный культурный климат, способствовавший зарождению и развитию еврейского профессионального художественного творчества и появлению художественных обществ, ориентированных на развитие национальных форм пластических искусств.

Во второй главе «Развитие национальной темы в творчестве художников-евреев» исследован процесс поиска и определения национальной специфики еврейского изобразительного искусства в его связи с идейными течениями и социально-политическим развитием еврейской диаспоры в рассматриваемый период. Рассмотрена одна из наиболее обсуждаемых в XX веке исследователями и художниками проблем - наличие специфической национальной компоненты в искусстве художников-евреев и принципы её определения.

В первом параграфе «Особенности развития изобразительного искусства у еврейского населения Российской империи» представлены специфические особенности культуры еврейских общин Черты осёдлости, оказавшие сдерживающее влияние на развитие интереса к профессиональному художественному творчеству. Освещён вопрос религиозных предубеждений ортодоксального иудаизма, касающихся запретов на изображения, специфический и небезусловный характер которых с одной стороны сформировал неприязненное отношение к художественным занятиям в еврейских местечках, а с другой стороны предопределил сложение определённых традиций в пластическом творчестве, проявившихся как в характере изображений, так и в отсутствии канона. Помимо этого постоянная жизнь в изгнании также препятствовала сложению самостоятельной художественной традиции, следствием чего стало широкое использование и переработка иноэтничных и иноконфессиональных заимствований в области еврейской иконографии, геральдики, орнаментики.



Второй параграф «Национальная тема в творчестве петербургских художников-евреев. Пути определения и воплощения» посвящён проблеме определения национальной специфики в еврейском изобразительном искусстве, поиску «еврейской темы» и возможностям её воплощения в различных жанрах и стилях, полемике о связи искусства и национальной принадлежности художника, поиску национального «кода» в искусстве художников-евреев.

Развитие «еврейской темы» в искусстве еврейских живописцев Европы и России пошло разными путями. Европейские художники-евреи, в соответствии с ассимиляторскими идеями еврейских просветителей (маскилим), постарались слиться с национальными традициями искусства европейских стран. У тех же из них, кто развивал национальную тему (М. Оппенгейм, М. Готлиб, И. Кауфман, И. Израэльс), наибольшее развитие получили идиллические жанровые сценки. В России напротив мотивы и направления творчества первых еврейских художников сразу оказались связанными с общественно-политической проблематикой, а поиск национальной темы в искусстве стал одним из способов апологетики своего народа. Это связано с тем, что появление еврейской художественной интеллигенции в России пришлось на эпоху формирования идеологии национального государства и развития национального самосознания, как русского, так и других народов, населявших Российскую империю. В результате чего в художественных кругах развернулась полемика о необходимости сформировать национальный стиль.

Диссертантом последовательно рассмотрены использовавшиеся художниками и критиками пути определения национального компонента в еврейском искусстве по таким признакам как: сюжет (библейский, этнографический, исторический); колористическая гамма, как отражение национального мировосприятия; стиль, проявляющийся в предметах декоративно-прикладного творчества; отражение национального образного ряда в ритуальном искусстве и народная орнаментика. В параграфе показаны направления поисков художниками национального своеобразия и влияние академического, передвижнического и авангардного направлений в искусстве на формирование «еврейской темы» в творчестве художников-евреев разных поколений (М. Маймона, М. Антокольского, А. Лаховского, М. Шагала и др.).

В третьем параграфе «Этапы развития еврейского искусства в России» представлен процесс становления еврейского национального искусства в период борьбы за равноправие своего народа и развития национальной идеологии. Рассмотрены различные варианты периодизации развития еврейского искусства в России, представленные в работах Б. Аронсона, Дж. Боулта, С. Волица, Г. Казовского. Поскольку для художников-евреев их творчество было во многом способом определения своей национальной идентичности, формой проявления гражданской позиции, выделенные этапы развития еврейского искусства в России учитывают влияние не только художественных веяний и стилей, но и смену политических и национальных ориентиров, проявившихся в изменениях образного и тематического ряда произведений. Особое внимание уделено первым трём этапам, связанным с культурой Петербурга, поскольку с началом четвёртого этапа центр еврейского искусства перемещается из Петербурга в Москву и Киев.

1-й этап: 2-я половина 1860-х – 1-я половина 1880-х гг. - формирование первого поколения еврейских художников в академической среде (И. Аскназий, М. Маймон, М. Антокольский), появление первых произведений на еврейскую тему, созданных в традиции ассимиляторства.

2-й этап: середина 1880-х - начало 1910-х гг. - сознательное выделение «еврейской темы» в искусстве, сложение большинства мотивов, стремление создать собственную национальную школу. Отказ от позиции ассимиляторства, развитие идеологии национализма и её влияние на художественную практику (М. Маймон, И. Аскназий, И. Пен, Я. Кругер, П. Геллер и др.).

3-й этап: 1912 – 1917 гг. - выработка вторым поколением еврейских художников (Л. Лисицким, С. Юдовиным, Н. Альтманом, И. Рыбаком, И. Чайковым, М. Шагалом и др.) национального пластического языка и образного ряда на основе этнографического изучения еврейского культурного наследия, появление собственной семантики.

4-й этап: 1917 г. – кон. 1920-х гг. – обращение художников к народному примитиву и живописно-абстрактному, экспрессивному воплощению национального элемента (художники Культур-лиги). Формирование устойчивой образно-знаковой системы.

Итак, несмотря на множество сдерживающих развитие еврейского искусства в России факторов и неопределённость самого понятия еврейского национального искусства, можно утверждать, что в течение достаточно непродолжительного времени у еврейских художников сформировались принципы национального творчества. Формирование характерных особенностей и развитие еврейской темы в искусстве прошло четыре этапа от ассимиляторских идей в искусстве до сложения своеобразного тематического и образного ряда.

В третьей главе «Характерные черты еврейского национального искусства и его специфика» раскрыты характерные особенности еврейского национального искусства и выделены религиозные, литературные, исторические, политические факторы еврейской национальной жизни, повлиявшие на их формирование. Определено особое место традиции еврейской религиозной литературы и хасидского мистицизма в формировании образного и сюжетного ряда еврейского искусства второй половины XIX – начала XX вв.

В первом параграфе «Сюжеты в еврейском изобразительном искусстве» рассмотрены основные сюжеты с национальной тематикой, к которым постоянно обращались еврейские художники во второй половине XIX – начале XX вв., а также характерные повторяющиеся мотивы их творчества как явные, так и скрытые под внешней канвой сюжета. Это мотивы гонения, апологии народа, двойной идентичности, упадка и умирания еврейского местечка. Выявлена тематическая связанность с данными мотивами сюжетов еврейских праздников и свадеб. Философский, притчевый характер этих мотивов отразился в повторяющемся образном ряде, художественных приёмах и смысловых аллюзиях. Повторяющиеся мотивы, связывая событие или героя с его прототипом, развивают идею неизменности народа в меняющемся вещном мире. Его жизнь - это жизнь в вечности, в круговороте судьбы, а не истории.

Таким образом, характерной чертой еврейского искусства является погружённость художника в исторические и библейские ассоциации, где события внешней истории оцениваются через отражение в них событий истории священной, т. е. через историю взаимоотношений человека с Богом. В эпоху развития сионизма и обретения надежд на возвращение Отечества большинство сюжетов художников-евреев оказываются метафорически связанными с темой утраченного Отечества и вечного возвращения в него.



Второй параграф «Особенности художественной образности в национальном еврейском искусстве» посвящён процессу и основным принципам формирования образного ряда у еврейских художников. Своеобразие художественного языка в еврейском искусстве в значительной мере проявилось в метафорическом восприятии мира и отторжении его материальной составляющей, в стремлении проникнуть в духовную сущность явлений материального мира. Живописный язык строится на условности формы, отказе от традиционных композиционных схем, знаковой природе образа. Живописное полотно становится текстом, составленным из образов-знаков, которые располагаются в соответствии с внутренней смысловой связью, и могут совершенно не читаться в сюжете. Для еврейской культуры, взросшей на поэтике ТаНаХа и культуре толкования, естественен поиск скрытых смыслов в тексте, его насыщенность цитатами и сложными аллюзиями. Духовное восприятие мира переносит внимание с предмета на смысл, идею, подтекст. Вещи, утрачивая свои обыденные значения, становятся многозначными метафорами, трансформируются в фантасмагоричные образы.

Характерной чертой еврейского изобразительного искусства является его прочная связь с литературной основой и текстом. Это могут быть литературные образы, визуализированные метафоры, литеры, надписи и отрывки из библейских текстов. В наибольшей мере это проявилось в творчестве М. Шагала, которое наложило отпечаток на развитие других еврейских художников, во многом предопределив и их тяготение к знаковости и символичности.

Особое внимание уделено формированию у еврейских художников (Л. Лисицкого, С. Юдовина, Н. Альтмана, И. Рыбака, М. Шагала) в первой половине XX века устойчивой образно-знаковой системы, сложившейся на основе изучения и интерпретации народной традиции. Еврейские художники переняли из неё далеко не все образы, а лишь те, чьё символическое наполнение имело связь с идеей избавления народа из мрака изгнания и восстановления Храма. Таковыми оказались образы льва, оленя, дерева или цветка в горшке, виноградной лозы, голубя, меноры, благословляющих рук, колонн, павлина. Поскольку семантика этих образов раскрывается через текст ТаНаХа, то и изменение смыслового наполнения образного ряда зависит от текстовых включений (литер, вербальных элементов) в изобразительный ряд в качестве самостоятельных образов и знаков.

Диссертантом также рассмотрена метафорическая природа цвета у еврейских художников. Его знаковая, символическая природа в мистическом учении Каббалы, увлечение которым характерно для второго поколения художников, нашла отражение в живописных произведениях М. Шагала и Л. Лисицкого. Таким образом, анализ их произведений изучаемого периода приобретает новые возможности смысловых интерпретаций.

Итак, в искусстве еврейских художников сюжет приобретает историософскую и мистическую направленность, что обусловлено связью с литературной традицией и её метафорической, притчевой основой. Таким образом, именно метафоричность сюжета и образа предопределила своеобразие художественного языка в еврейском искусстве.

В Заключении подводятся основные итоги диссертационного исследования, в котором дано целостное представление о формировании еврейской профессиональной художественной культуры в России и особой роли Петербурга в этом процессе. Анализ особенностей развития национальной темы и характерных черт художественного языка в творчестве еврейских художников России во второй половине XIX – начале XX вв. позволяет сделать вывод о наличие специфических особенностей, характеризующих искусство еврейских художников как глубоко национальное по содержанию.



Публикации автора по теме диссертации:

В изданиях, рекомендуемых ВАК:

1. Земцова И. В. Скрытые мотивы в еврейском изобразительном искусстве II половины XIX – начала XX вв.// Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Аспирантские тетради: Научный журнал. СПб., 2007. № 18 (44). С. 120-123.

2. Земцова И. В. Своеобразие художественного языка в еврейском изобразительном искусстве начала XX вв.// Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Аспирантские тетради: Научный журнал. СПб., 2008. № 33 (73). С. 217-220.

3. Земцова И. В. Принципы художественной образности в творчестве художников «еврейского Возрождения».// Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Аспирантские тетради: Научный журнал. СПб., 2008. № 34 (74). С. 187-190.


В других научных изданиях:

1. Земцова И. В. Выход еврейского искусства на международный художественный рынок на рубеже XIX – XX вв.// Международный художественный бизнес в контексте глобализации: материалы Всероссийской научно-практической конференции, 25 января 2007 года. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2007. С. 25-28.

2. Земцова И. В. Проблемы развития национального еврейского изобразительного искусства в Российской империи.// Научное обозрение. М., 2007. № 5. С. 91-95.

3. Земцова И. В. Еврейская творческая интеллигенция в многонациональной культуре Санкт-Петербурга II половины XIX – начала XX вв.// Вопросы культурологии. М., 2008. № 1. С. 24-27.

4. Земцова И. В. Еврейские художественные центры в России II-й половины XIX – начала XX века.// Науки о культуре в новом тысячелетии: Сборник материалов I Международного коллоквиума молодых учёных. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2008. С. 82-84.

5. Земцова И. В. Иконологический метод в определении этнической составляющей национальной школы искусства (на примере искусства Израиля).// Современное искусство в контексте глобализации: наука, образование, художественный рынок: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, 25 января 2008 года. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2008. С. 66-70.





1 Сыркин М. Доклад о еврейском искусстве в «Еврейском Историко-Этнографическом обществе».// Новый Восход. 1911. № 7. С. 37-40. Сыркин М. Евреи и искусство.// Еврейская неделя. 1916. № 25. С. 37-40. № 26. С. 37-41.

2 Раппопорт С. И. Евреи кистью и карандашом.// Восход. 1897. № 10. С. 25-46.

3 Фриче В. Возможно ли возникновение еврейского искусства?// Евреи и Россия. 1915. № 2. С. 5-6.

4 Гинцбург И. Задачи «Еврейского общества поощрения художеств». (В связи с вопросом о развитии пластических искусств среди евреев в России).// Еврейская неделя. 1915. № 30. С. 25-26. Лазарев Л. И. Мысли и контуры. Кое-что о национальном духе и творчестве.// Еврейская неделя. 1916. № 1. С. 51-54.

5 Маймон М. Еврейский национализм в искусстве.// Будущность. 1902. № 45. С. 901-902.

6 Сыркин М. Марк Шагал.// Еврейская неделя. 1916. № 20. С. 41-48. Эфрос А. Портрет Натана Альтмана. М.: Шиповник, 1922. Осборн М. Еврейская графика Натана Альтмана. Л.: Петрополис, 1923. Аронсон Б. С. Марк Шагал. Берлин: Петрополис, 1923.

7 Исахар-Бер Рибак, Борис Аронсон. Шляхи Еврейського живопису.// Kultur-Lige. Художнiй авангард 1910-1920-х рокiв. Киев: Дух I Лiтера, 2007. С. 64-74.

8 Аронсон Б. С. Современная еврейская графика. Берлин: Петрополис, 1924.

9 Юхнева Н. В. Петербург – многонациональная столица.// Старый Петербург. Л., 1982. С. 10-50. Юхнева Н. В. О роли многонациональных городов Центральной и Восточной Европы в интеграционных этнических процессах (XVIII—XIX вв.).// У истоков формирования наций в Центральной и Юго-Восточной Европе: Общественно-культурное развитие и генезис национального самосознания. М., 1984. С. 17-28. Юхнёва Н. В. Этнический состав и этносоциальная структура населения Петербурга: Вторая половина XIX - начало XX века. Л., 1984.

10 Езерская Н. А. Передвижники и национальные художественные школы народов России. М.,1987.

11 Бродский В. Я., Земцова А. М. Соломон Борисович Юдовин. Л., 1962. Иоффе И. И., Голлербах Э. Ф. С. Юдовин. Гравюры на дереве. Л., 1928. Каменский А. Марк Шагал и российский художественный фон начала ХХ века.// Советское искусствознание. 1990. Вып. 26. С. 211-244. Каменский А. Марк Шагал. Художник из России. М.: Трилистник, 2005. Анатолий Каплан. Живопись. Графика. Керамика. Стекло. Скульптура. СПб.: Государственный Русский музей; Palace Editions, 1995. Лебедев А. К., Бурова Г. К. Творческое содружество. Антокольский и Стасов. Л., 1968. Осборн М. Еврейская графика Натана Альтмана. Л.: Петрополис, 1923. Леонид Осипович Пастернак: 1862-1945. Каталог выставки. - М.: Советский художник, 1979. Иосиф Моисеевич Чайков: Каталог выставки. - М.: Советский художник, 1979. Эткинд М. Г. Н. Альтман. М., 1971. Эфрос А. Профили. М.: Федерация, 1930. Шагал. Возвращение мастера: По материалам выставки в Москве к 100-летию со дня рождения художника. М.: Советский художник, 1988.

12 Бейзер М. Евреи в Петербурге. Иерусалим: Библиотека-Алия, 1990.

13 Искусство в еврейской традиции. Иерусалим: Библиотека Алия, 1989. Канцедикас А. Шедевры еврейского искусства. Бронза. М.: Имидж, 1992. – (Серия «Шедевры еврейского искусства». Вып. 1). Канцедикас А., Волковинская Е., Романовская Т. Шедевры еврейского искусства. Серебро. М.: Имидж, 1992. – (Серия «Шедевры еврейского искусства». Вып. 3). Гоберман Д. Еврейские надгробья на Украине и в Молдове. М.: Имидж, 1993. - (серия «Шедевры еврейского искусства». Вып. 4). История евреев на Украине и в Белоруссии. Экспедиции. Памятники. Находки: Сб. науч. тр. Отв. ред. В. А. Дымшиц; Петерб. евр. ун-т; Институт исследований евр. диаспоры. - СПб., 1994. Еврейские надгробия XVIII – XIX вв. на Украине и в Молдове: выставка фотографий. Каталог. (Вступительная ст. Д. Гобермана). СПб.: Союз художников России, 1999. Канцедикас А., Сергеева И. Альбом еврейской художественной старины Семёна Ан-ского. М.: Мосты культуры, 2001. Еврейский народный орнамент./ Сост. С.Б. Юдовин, М. М. Малкин. Витебск, 2002.

14 Казовский Г. И. Еврейское искусство в России. 1900 – 1948. Этапы истории.// Советское искусствознание. 1991. Вып. 27. С. 228 - 254. Казовский Г. Художники Витебска: Иегуда Пэн и его ученики. – М.: Имидж, 1992. – (Серия «Шедевры еврейского искусства». Вып. 2). Казовский Г. И. Шагал и еврейская художественная программа в России.// Вестник Еврейского Университета в Москве. 1992. № 1. С. 93-96. Казовский Г. И. Еврейский художник на рубеже веков. Статья М. Л. Маймона. Кто виноват?// Вестник Еврейского Университета в Москве. 1993. № 2. С. 126-131. Казовский Г. И. Еврейские художники в России. // Вестник Еврейского Университета в Москве. 1995. № 3 (10). С. 166-189. Казовский Г. И. Художники Культур-Лиги. М.: Мосты культуры; Иерусалим: Гешарим, 2003.

15 Шатских А. Евреи в русском авангарде.//Шагаловский сборник. Вып. 2. Материалы VI-IX Шагаловских чтений в Витебске (1996-1999). Витебск, 2004.// http://chagal-vitebsk.com/node/101.

16 Ле Фолль, Клер. Шагал и еврейское искусство: сложные взаимоотношения.// Шагаловский сборник. Вып. 2. Материалы VI-IX Шагаловских чтений в Витебске (1996-1999). Витебск, 2004.// http://chagal-vitebsk.com/node/101. Ле Фолль, Клер. Киевская Культур-лига и Витебская художественная школа: два подхода к проблеме еврейского искусства и национального самосознания.// Бюллетень Музея Марка Шагала. Вып. 14. Витебск, 2006. // http://chagal-vitebsk.com/node/101.

17 John E. Bowlt. From the Pale of Settlement to the Reconstruction of the World.// Tradition and Revolution. The Jewish Renaissance in Russian Avant-Garde Art. 1912 – 1928. Jerusalem, The Israel Museum, 1988. P. 43-60. Seth L. Wolitz. The Jewish National Art Renaissance in Russia.// Там же. P. 21-42.

18 Бохм-Дучен М. Шагал и вопрос о еврейском искусстве в революционной России.// Шагаловский сборник. Вып. 2. Материалы VI-IX Шагаловских чтений в Витебске (1996-1999). Витебск, 2004. // http://chagal-vitebsk.com/node/101

19 Tumarkin Goodman, Susan. Reshaping Jewish Identity in Art.// The Emergence of Jewish Artists in Nineteenth-Century Europe. New York: The Jewish Museum; London: Merrell Publishers Ltd., 2002. P. 15-29. Larry Silver. Between Tradition and Acculturation: Jewish Painters in Nineteenth-Century Europe.// Там же. P. 123-141.

20 Дымшиц В. А. Рассуждение о еврейском искусстве.// Канон и свобода. Проблемы еврейского пластического искусства. М.: Дом еврейской книги, 2003. С. 85-94.

21 Климова И. Что же это такое - еврейское изобразительное искусство? Лекция от 31.10.2004.// МИДРАША ЦИОНИТ. Центр еврейского сионистского образования на русском языке. – http://www. midrasha.net

22 Rajner, Mirjam. The Awakening of Jewish National Art in Russia.// Jewish Art. 1990/1991. Vol. 16-17. P. 98-121.

23 Amishai-Maisels, Ziva. Chagall’s Dedicated to Christ: sources and meanings.// Jewish Art. 1995/1996. Vol. 21/22. P. 68-94. Amishai-Maisels, Ziva. Chagall and Jewish Revival: Center or Periphery?// Tradition and Revolution. The Jewish Renaissance in Russian Avant-Garde Art. 1912 – 1928. Jerusalem: The Israel Museum, 1988. P. 71-100.

24 Ичин, К. Об источниках божественного в творчестве Марка Шагала.// Toronto Slavic Quarterly. University of Toronto. Academic Electronic Journal in Slavic Studies. http://www.utoronto.ca/tsq/index.shtml

25 Бессонова М. Выбор внутри традиции (экзистенциальная природа шагаловского экуменизма). Выступление на I Всесоюзных Шагаловских днях в Витебске (стенограмма).// Шагаловский сборник. Выпуск 2. Материалы VI-IX Шагаловских чтений в Витебске (1996-1999). Витебск, 2004. // http://chagal-vitebsk.com/node/101.

26 Либина М.  Элементы еврейской национальной традиции в творчестве Шагала.// Шагаловский сборник. Вып. 2. Материалы VI-IX Шагаловских чтений в Витебске (1996-1999). Витебск, 2004. // http://chagal-vitebsk.com/node/101.

27 Глембоцкая Г. Л. Особенности развития еврейского изобразительного искусства в Галицком регионе Украины: первая половина XX века: Препринт. - М.: Общество «Еврейское наследие», 1996.

28 Каменский А. Марк Шагал и российский художественный фон начала ХХ века.// Советское искусствознание. 1990. Вып. 26. С. 211-244.

29 Каменский А. Марк Шагал. Художник из России. М.: Трилистник, 2005.

30 А. Каплан: Из коллекции Исаака и Людмилы Кушнир. СПб.: Государственный Русский музей; Palace Editions, 2006.

31 Fishof, Iris. Jewish art masterpieces from the Israel museum, Jerusalem. Jerusalem, 1994. Корн И. Иудаизм в искусстве. Минск; Москва; Киев: Белфаксиздатгрупп, 1997. Кастельо Е. Р., Капон У. М. Евреи. 2000 лет истории. М.: Конец века, 1999. The Emergence of Jewish Artists in Nineteenth-Century Europe. New York: The Jewish Museum; London: Merrell Publishers Ltd., 2002. Tradition and Revolution. The Jewish Renaissance in Russian Avant-Garde Art. 1912 – 1928. Jerusalem: The Israel Museum, 1988.

32 Еврейский мир в почтовых открытках. М.: Дом еврейской книги, 2002. Мир еврейской почтовой открытки: издательство «Лебанон». М.: Дом еврейской книги, Параллели, 2006.

Каталог: uni -> aspirant -> announce
announce -> Творчество выдающихся артистов Наталии Михайловны Дудинской (1912-2003) и Константина Михайловича Сергеева (1910-1992) – одна из ярких страниц в истории советского балета
announce -> Актуальность
announce -> Бурятская вокальная школа как феномен национальной музыкальной культуры
announce -> Трансформация социально-культурных функций профессиональных союзов в постиндустриальном обществе
announce -> Взаимодействие русских и корейских хореографических традиций в современном балетном искусстве республики корея
announce -> Художественная жизнь современного лондона: институции, тенденции, проблемы репрезентации
aspirant -> Государственное управление и муниципальное самоуправление: Зарубежный опыт и национальная конституционно-правовая модель


Достарыңызбен бөлісу:
1   2


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет