Сборник научных трудов


РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ МОЛОДЕЖИ КАЗАХСТАНА: СОСТОЯНИЕ И ПРОБЛЕМЫ



жүктеу 4.58 Mb.
бет21/23
Дата02.09.2018
өлшемі4.58 Mb.
түріСборник
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ МОЛОДЕЖИ КАЗАХСТАНА: СОСТОЯНИЕ И ПРОБЛЕМЫ
Религия с давних времен выступает одной из форм мировоззрения. Роль религии как системы мировоззрения и образа жизни подрастающего поколения, достаточно часто обсуждается в последнее время. Усиливается влияние религии на общественные отношения, на формирование духовного компонента общественного сознания молодежи. Учитывая актуальность данной темы, меня заинтересовал вопрос о религиозной идентификации молодежи Казахстана, и значим ли этот вопрос в молодежной среде.

Религия - это совокупностью представлений, основывающихся на вере в сверхъестественные силы, которые выступают как предмет поклонения. Существуют факторы, влияющие на формирование религиозного мировоззрения молодежи. Главным фактором, который я отметил, в своем исследовании является семейное окружение. Только семья может сделать весомый вклад в фундамент воспитательного процессамировоззрения молодого человека.

Молодежь – индикатор социальной действительности. Молодежь такова, каким является взрастившее ее общество. Молодость является периодом жизни, в который формируются идеалы, взгляды вкусы и ценности. Молодежь – всегда продукт истории и определенной культуры, в то же время - это активная сила всех перемен и новаций.

Изучение вопроса роли и значения религии в молодежной среде не потеряла своей актуальности, а в последнее время приобрела особое значение в свете угроз безопасности со стороны экстремистских организаций и деструктивных течений, как в мире в целом, так и в стране.

В работе я опираюсь на данные исследований, проведенных в Казахстане.

Среди основных ученых, занимающихся проблематикой религии в Казахстане, можно выделить исследования Г.Т.Телебаева. Согласно исследованиям Г.Т.Телебаева, в духовной жизни Республики Казахстан за последние десятилетия явственно обозначились новые тенденции, отражающие изменение социальной роли религии. Среди них указываются:

- стремительный рост численности верующих и количества религиозных объединений,

- появление новых деноминаций,

- усложнение межконфессиональных отношений,

- расширение сферы традиционных религиозных институтов и их социальных функций,

- углубление восприимчивости широких кругов населения к религиозному воздействию. [1;101].

Согласно исследованиям Г.Т.Телебаева, в настоящее время среди казахстанской молодежи наиболее распространена позиция «пассивной религиозности». Она типична для почти двух третей молодых казахстанцев. «Активная религиозность» присуща сегодня примерно десятой части молодежи. Безусловно, это весьма значительная часть населения страны и власть не может не учитывать их интересы и потребности при осуществлении молодежной политики. На третьем месте те, кто определяет себя как неверующего, но уважает религиозные чувства верующих. [2; 105]

Молодые люди легко завлекаются в ряды нетрадиционных, а порой и экстремистских религиозных течений потому, что у них еще не сформировалась четкая жизненная позиция и отсутствуют как теологическиетак и научные знания. Поэтому, задачей государства должнобытьформирование и реализация молодежной политики: организация досуга, качественное образование, трудоустройство и т.д.

Государству необходимо повышать качество преподавания в вузах, развивать систему дошкольных учреждений и средних специальных учебных заведений, обеспечивая их высококвалифицированными педагогами и психологами. 

Все должны понимать, что забота о подрастающем поколении - это важнейшая интеллектуальная и материальная инвестиция в наше будущее. И важнейшим результатом этого вклада должно стать формирование у молодого поколения уверенности в завтрашнем дне, в наличии у него перспектив на нормальное будущее и формирование нормальных человеческих отношений в обществе.[3, 112]

Эти исследования позволят сравнить соотношения и обозначить динамику религиозности современной казахстанской молодежи, в особенности его отношения к религии. Сравнение результатов проведенных исследований позволяет выделить несколько особенностей:

В 2013 году было реализован научно-исследовательский проект «Образовательные стратегии казахстанской молодежи в контексте формирования интеллектуального потенциала страны и их соответствие динамизации рынка труда», под руководством д.фс.н., профессора Карипбаева Б.И. В этом проекте затронуты вопросы, об отношении человека к религии.

По результатам данного исследования можно сделать следующие выводы:

- из рассмотренных областей, наибольшую религиозность показали респонденты Южно-Казахстанской области (30,2%). Наименее религиозны жители Атырауской области (4,1%). В Карагандинской области свою религиозность показали 14,1%.

- верующими и соблюдающими обычаи назвали себя 14,6% опрошенных.

- верующими, но не участвующих в религиозной жизни назвали себя 69,0% человек.

- неверующими и противниками религии являются 0,8% респондентов.

- в целом наибольшее количество верующих, принадлежит к исламскому течению (73,5%), затем идет православие (19,1%), католичество (2,5%). Нетрадиционные для Казахстана новые религиозные движения составляют менее 1 %.

Как мы знаем, согласно Конституции граждане обязаны заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, заботиться о детях, воспитание которых является естественным правом и обязанностью родителей.

При этом совершеннолетние трудоспособные дети обязаны заботиться о нетрудоспособных родителях. Обязательным в стране является среднее образование. Здоровье граждан должно обеспечиваться не только медицинскими учреждениями, но и самими гражданами. Священным долгом и обязанностью каждого гражданина является защита Республики Казахстан.

Фокусировка внимания на данном аспекте важна потому, что сегодня некоторые последователи отдельных верований, в силу надуманных религиозных ограничений, стали все чаще игнорировать эти важные компоненты общественного бытия.

Не секрет, что отдельные субъекты пытаются политизировать религию, что запрещено Конституцией и законами республики. Имеет место проникновение в страну чуждой, имеющей явный или скрытый деструктивный потенциал, религиозной идеологии.

На этом фоне, по существу, более опасными становятся проявления со стороны некоторой части верующего населения крайней формы агрессии и радикализма, обусловленных категорическим неприятием устоявшейся системы общественных отношений.

Идеологи экстремизма и терроризма как раз таки, используя религию и вооружившись специфичными средствами религиозной риторики, сумели оказать деструктивное влияние на умы определенных слоев населения.

В этом смысле, молодежная среда как особая группа общества, отличающаяся наибольшей социальной активностью и неустанными поисками смыслов своего существования, с присущей только ей особой восприимчивостью к идеологическому влиянию, стала удобной мишенью для деструктивной религиозной пропаганды.

Ищущие и пытливые в силу возрастных особенностей молодые люди все чаще стали попадаться в хитро устроенные идеологические сети преступных элементов, в том числе – со стороны иностранных и международных субъектов.

Говоря о молодежи, хотелось бы отметить, что сегодня удельный вес молодёжи в Казахстане в возрасте от 14 до 29 лет составляет 27,8 % (более 4,5 миллионов чел.) от общей численности населения. Из них более 700 тыс. являются студентами. При этом молодежь, проживающая в городах, незначительно превалирует, составляя 56%, над сельской частью, которая составляет 46 %.

По некоторым данным в мировом масштабе молодежь составляет около 18% населения, из них 85% молодёжи планеты живут в развивающихся странах. По данным ООН предполагается, что к концу следующего столетия лица в возрасте до 30 лет составят половину и более населения земного шара.

Именно на молодой возраст приходятся основные социальные и демографические жизненные циклы человека: получение образования и знаний, выбор профессии и социализация в обществе, формирование основного круга общения, формирование духовных принципов и ориентиров.

На этих этапах социального и гражданского взросления молодежь является наиболее уязвимой на предмет чуждого влияния. Особенно молодые люди являются беззащитными перед навязчивыми идеологическими атаками со стороны субъектов религиозного экстремизма и терроризма.

Останавливаясь отдельно на угрозах, которые несут нетрадиционные, деструктивные религиозные течения, следует особо подчеркнуть правильность и своевременность избранного в государстве пути, направленное на бескомпромиссное пресечение всякого рода проявлений радикализма.

Как известно, во все исторические времена молодежь характеризовалась как самая мобильная, обучаемая и склонная к инновациям и реформам часть населения.

Сегодня нет необходимости убеждать или доказывать кому-то, что только образованная, современно мыслящая, интеллектуально развитая и профессионально подготовленная молодежь может стать важнейшим условием и залогом качественного, динамичного и инновационного развития, может обеспечить достойное будущее нашей страны.

В поисках своей идентичности, часть молодежи объединяется вокруг религии. В этой ситуации государству очень важно уделять большое внимание просвещению, образованию, воспитанию молодежи, созданию благоприятных условий для формирования физически и духовно здоровой и полноценной молодежной среды.

Наряду с этим, все институты гражданского общества, кто причастен к воспитательному процессу подрастающего поколения, должны понимать возрастающую ответственность за наше будущее. В первую очередь, это, конечно же, родители и близкие родственники, и это логично, поскольку воспитательный процесс начинается с момента рождения человека.

Основа мировоззрения, отношение формирующегося человека к реальности, закладывается в пору детства, отрочества и юношества.

Мощный воспитательный эффект для казахской молодежи традиционно и неоспоримо имели наставления, линия поведения и мудрость представителей старшего поколения – дедов, бабушек, отцов и матерей. Поэтому надо всячески поддерживать институты семейного воспитания.

Безусловно, важным является воспитательный процесс в образовательной сфере – в общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведениях. Как вам известно, в нашей стране среднее образование – обязательное, высшее - в большей части поддерживается государством.

При этом система образования строится на светских принципах и направлена на формирование всесторонне и гармонично развитого члена общества.




Список использованной литературы:

1.Телебаев Г.Т. Религиозная идентификация населения и религиозная ситуация в Республике Казахстан. // Социс. 2003. №3. с. 101-105

2.Телебаев Г.Т. Этнорелигиозная идентификация молодежи Казахстана. Основные итоги республиканского социологического исследования. Астана, 2007

3.Телебаев Г.Т. Особенности религиозной идентификации современной ка­захстанской молодежи // Проблемы религиозной идентификации в контексте нацио­нальной безопасности: Материалы международной конференции, посвященной 75-летию КазНУ имени аль-Фараби. – Алматы: Қазақуниверситеті, 2008.



Одорская А., Гриб К.,

студентки 2 курса химического факультета

КарГУ им. Е.А. Букетова

(Научный руководитель – ст. преподаватель Жусупова Б.Ж.)
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ
Вопросы, поднимающие проблему человека, всегда весьма щекотливы, не только потому что выводы будут так или иначе затрагивать всех, что неизбежно приведет к искажающим реальную картину обобщениям, но и потому, что сами авторы, будучи людьми, вряд ли способны должным образом абстрагироваться и отойти от человеческого в себе, чтобы ход размышлений носил как можно более объективный и беспристрастный характер. Этот момент уловил еще Ницше, когда говорил о "человеческом, слишком человеческом". С другой стороны, рефлексия о человеке предполагает некий прагматический компонент, вернее даже преобладание его, поэтому искомым пунктом любого размышления будет не то, что истинно, а то, что полезно.

Философам не раз предъявляли обвинение в том, что они выполняли всего лишь одну функцию, а именно функцию диагностирования, до терапии же, как нам представляется, дело не доходило.

Первым, кто решительным образом порвал с традицией пассивной контемпляции, был Маркс, вознамерившийся не только объяснить мир, но и преобразовать его. Однако к чему это привело?

Современный дискурс, то есть то, что в том или ином виде сохранилось от прежней традиции философствования, помня о последствиях слишком активного вмешательства мысли в жизнь, предпочитают ограничиваться микронарративами. Это срединная позиция между "cogito" Декарта и "actio" Маркса.

Тезис, исчерпывающим образом характеризующий профессиональную деятельность нынешних гуманитариев в свое время, в совсем другой связи, сформулировал Лакан, а звучит он следующим образом: "loci, ergo sum" (говорю, следовательно, существую). И это, надо заметить, привело к не менее печальным последствиям. Абсолютизация инстанции слова - основная причина тех дезинтеграционных процессов, которые сегодня можно наблюдать в области политики, экономики, права, науки, искусства.

Иными словами, люди, пренебрегая заветом Оккама, множат сущее без необходимости. Умножение этого ненужного сущего, в свою очередь, приводит к симуляции самой реальности. Реальности в привычном понимании не осталось ни в культуре, ни в самом человеке.

Все эти положения не раз озвучивались представителями постмодернизма. Но, как всегда, дело в этом вопросе останавливалось на самой констатации факта. Если же и предлагались некие способы разрешения кризиса, то все они без исключения носили локальный характер, и не могли стать средством исправления самой ситуации в целом.

Отказ от системности и глобальности философских проектов обусловлен не только гипертрофированной осторожностью самих философов, но и неверием людей, впавших в безразличный скепсис по отношению ко всему.

Тенденция глобализации приводят к смешениям культурных практик, чего прежде не наблюдалось. Смешение этих практик порождает различные культурные гибриды, что, в свою очередь, требует некой культурной реакции в виде теоретического осмысления новоявленных феноменов. Это имеет место быть как беспрецедентный факт в истории, но достаточное ли это основание для того, чтобы говорить о конце истории, постчеловеке, трансгуманизме?

Когда заводят речь о девальвации ценностей, ее заводят только те, кто в силу своих устоявшихся культурных привычек не способен адаптироваться к новым реалиям. Корректнее будет говорить не о девальвации, а о трансформации ценностей. Поэтому, если культура и умирает, она умирает только в том виде, в каком ее привыкли воспринимать и понимать старшие поколения. Молодежь прекрасно ориентируется в бриколажном массиве современной культуры, эклектика ее компонентов молодежь нисколько не смущает, эта конгломерация для них вполне себе органичная среда. Да, представители современного поколения не читают Толстого, не слушают Монтеверди. Но они прекрасно обходятся и без них.

Поп-культура, конечно, заметно проигрывает культуре классической: она примитивна, массова, и даже оглупляюща. Но при этом поп-культура полностью выполняет свои функции, ведь ее субъекты вполне себе счастливы, пускай и на своем уровне. Эти субъекты не знают другого образа жизни и вряд ли согласятся променять свой на что-то иное.

Поэтому, если посмотреть на культурные процессы не только с точки зрения консерваторов, можно убедиться, что такие слова, как "кризис", "коллапс", "закат" и прочие используют только те, кому неуютно в быстроменяющемся мире. Закат наступает не вообще, а только для этих людей. Следовательно, антагонизм в современной культуре формально ничем не отличается от всех прочих, имевших место в истории человечества (борьба Античности с Христианством, борьба Христианства с Просвещением, борьба Просвещения с Романтизмом и т.д.), меняется только содержание.

Вернемся к проблематике человеческого бытия. Декарт призывал судить обо всем с точки зрения вечности. Исходя из этого принципа, рассматривать проблему человека в ключе актуальности, злободневности - нецелесообразно. Можно лишь поднимать общие вопросы и освещать общие положения, не вдаваясь в частности и детали, надеясь на то, что в этих попытках будет ухвачено универсальное основание человеческого существа. Хотя, применяя концепцию локальных культур, можно оспорить и это. Как утверждает современный российский философ Ф.Гиренок: «Никаких общечеловеческих ценностей не существует!» [1;31].

Это высказывание не лишено здравого смысла. Отчасти с ним можно согласиться, стоит только вспомнить, что в некоторых традиционных культурах каннибализм и инцест являются вполне обыденным явлением.

Разумеется, существуют прямо противоположные точки зрения. Так, например, отечественный философ А. Хамидов в своей статье «Запад есть запад, восток есть восток» пишет, что «различия между людьми существуют только на цивилизационном уровне, на уровне культуры они все еще остаются, но их уже значительно меньше, на онтологическом же уровне различия вовсе отсутствуют» [2;63].

Как бы то ни было, в своем размышлении мы будем исходить из представления о человеке вообще, игнорируя тезис Гегеля о том, что истина всегда конкретна. Даже понимая, что никакого «человека вообще», «человека как такового» не существует в реальности, что он не более чем удобный конструкт для обобщения и теоретизирования, мы, тем не менее, свое дальнейшее рассуждение будем вести именно в плоскости идеального. Потому что слишком много нюансов стоят препятствием на пути мысли. Слишком много факторов, не поддающихся учету, влияют на положение дел. Так что говорить обо всех не представляется возможным.

Первая особенность человеческого бытия заключается в его транзитивном (переходном) характере, который определяется как становление, Гегель - как развитие, а постмодернисты - как чистую процессуальность.

Второй особенностью человеческого бытия является его познающий характер. Человек есть, и он знает, что он есть.

Этот факт открывает огромное проблемное поле и вызывает ряд вопросов, которые неизбежно следуют из этого положения. Вместе с тем на эти вопросы не могут быть даны ответы, так как этому препятствует ограниченность человеческой природы.

«Я знаю, что я ничего не знаю», но это мое знание не избавляет меня от незнания. Оно только подталкивает меня к поиску новых знаний. Располагая только этим изначальным знанием своего незнания, я не могу ответить на вопрос: «а точно ли, что когда-нибудь я узнаю всё?» Это можно сравнить с ситуацией человека, желающего научиться плавать. Прежде чем прыгать в воду, он спрашивает: «если я прыгну, точно ли я поплыву?!». На что ему резонно ответят: «пока не попробуешь - не узнаешь». Так и с познанием.

Приступающий к познанию человек спрашивает: «если я начну познавать новое, точно ли я в конце концов познаю всё?». И здесь, увы, нет никаких гарантий. Но есть возможность, которая всегда сохраняет диалектическую неопределенность, подвижность, переменчивость. Возможность всегда означает нестабильность, попеременный дисбаланс чаш на весах. Мудрость в данном случае - отыскать равновесие. И так как человек есть процесс, то и все с ним связанное - динамично по своей сути. То есть, мудрость - это не только нахождение равновесия, но и постоянное его удерживание.

Возникает уникальная ситуация: человек живет в мире, но он не знает мира. Лосев писал: «что такое жизнь, никто не знает, хотя все живут». Выходит знание не является приоритетным по отношению к существованию. Можно существовать и не знать, что это за существование. Такое состояние называют бессознательным и аксиологически его ставят ниже существования осознанного.

Существует традиционное философское представление, согласно которому человек, достигая уровня осознанного бытия, тем самым совершает восходящее движение от животного состояния к божественному.

В этом состоит третья особенность бытия человека — человек обладает сознанием. Сознание же не есть объективно присущее качество. В таком виде оно дано как задаток, но у каждого оно развертывается в зависимости от неповторимых условий его жизненных обстоятельств. Другими словами, человеческое сознание, вырастающее из неповторимого жизненного опыта отдельного человека, всегда по преимуществу экзистенциально [3;78].

Ясперс пишет: «знание своего мира - единственный путь, на котором можно достигнуть сознания всей величины возможного, перейти затем к правильному планированию и действенным решениям и, наконец, обрести те воззрения и мысли, которые позволят посредством философствования понять сущность человеческого бытия в его шифрах как язык трансцендентности» [4; 416].

Учитывая вышесказанное, можно определить еще одну существенную особенность человеческого бытия, а именно — его трагизм. Человеческое бытие трагично, потому что человек не может до конца познать мир, в котором живет, тем более — улучшить его на основе своих неполных знаний.

Невозможно постичь целое, кроме как форму. Форма есть предельная абстракция, она становится конкретной реальностью для человека, только будучи наполненной содержанием. Содержание же не есть некий произвольно выбираемый опыт, некая безусловно верная эмпирическая реальность. Это, скорее, результат спонтанно складывающихся жизненных представлений, возникающих вследствие пребывания человека в составе процесса жизни, за пределы которого он, как существо конечное, т.е. локализованное в пространстве и времени, выбраться не может. Будучи частью целого, он не способен постичь целое. Поэтому целое для человека - это не настоящее (реальное) целое, а проекция его случайных представлений, абсолютизированных до масштаба объективного понятия.

Дело осложняется тем, что, несмотря на принципиальную невозможность человека вырваться за пределы его собственного четко очерченного бытия, в нем все же ярко наличествует страстное стремление к этому прорыву. Эта диспропорция объективного и субъективного находится во взаимоотношениях по типу: желание - возможность. Сама разница потенциалов этих полюсов обусловливает дисгармоничное ощущение жизни человеком.

Возникает резонный вопрос: что делать с желанием, которое никак невозможно удовлетворить, но которое постоянно мучит человека, требуя удовлетворения?

Различные философские направления дают различные ответы на этот вопрос. Некоторые эпистемологические оптимисты, такие как Гегель, верят в возможность диалектического перехода от незнания к знанию путем постепенного накапливания новых знаний, которое в конце концов приведет к знанию абсолютному, конечному. Другие, более романтически настроенные мыслители (например Кьеркегор) верят в возможность осуществления некоего скачка, посредством которого человек преодолевает свою ограниченную природу и выходит в беспредельное. Причем сам скачок совершается не за счет интеллектуальных ресурсов, а через абсурдный акт веры.

В любом случае, истина предстает как нечто внеположенное человеку, как нечто внешнее по отношению к нему, к чему он должен прийти. Истина находится вне и помимо человека. Сам человек, выходит, есть явление случайное и необязательное, потому что от истины не убудет даже и в том случае, если человек все-таки не сможет ее познать. И в этом можно распознать заключительную особенность человеческого бытия, оно — случайно, а значит — необязательно, а значит — по-настоящему свободно.
Список использованной литературы:

1. Гиренок Ф.И. Антропологические конфигурации философии // Философия хозяйства. – 2001. – №1. – С.26-53

2.Хамидов А.А. Восток и Запад: специфика соотношения мировоззрения и методологии // Методология науки в контексте взаимодействия восточной и западной культур. – Алматы: Ақыл кітабы, 1998. С.26- 67

3.Голенков С.И. Сознание как испытание бытия/бытием, или почему невозможно создать искусственный интеллект// Философские проблемы информационных технологий и киберпространства. 2011.– № 2. – С.75-83

4. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Политиздат, 1991. –527 с.

Оспан Н.Б.

Е.А.Бөкетов атындағы ҚарМУ

Биология - география факультетінің 2 курс студенті

(Ғылыми жетекші – аға оқытушы Дюсалинова Б.К.)




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет