Сборника "Россия перед Вторым Пришествием"



жүктеу 180.66 Kb.
Дата30.04.2019
өлшемі180.66 Kb.
түріСборник

© RUS-SKY, 1999 г.

Сергей ФОМИН,


составитель известного сборника 
"Россия перед Вторым Пришествием"

ЕКАТЕРИНБУРГСКОЕ РИТУАЛЬНОЕ УБИЙСТВО

 

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ


на Екатеринбургскую Голгофу
знаменательно совпадает с судьбой
КРЕСТИТЕЛЯ СПАСОВА И ПРЕДТЕЧИ ИОАННА

Автор книги “Император Николай II и революция” (Б. м. 1938) И. П. Якобий писал: “Отрубленные [Царские] головы не были сожжены вместе с телами. Что с ними сталось? Были ли они отвезены в Москву, как потом уверяли, чтобы быть предъявленными Свердлову, или тем лицам, кому он подчинялся, и которые потребовали от него этого жуткого доказательства исполнения их приказаний? Не того ли требовали и евреи две тысячи лет назад? Хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя (Мк. 6, 25)”.

Используем для сравнения книгу Протоиерея Симеона Вишнякова “Святый Великий пророк Предтеча и Креститель Господень Иоанн. Исторически истолковательное изложение его жизни, служения и учения” (Изд. Афонского Русского Пантелеимонова монастыря. М. 1893).

1. ВЕДАЛИ, ЧТО ТВОРИЛИ

“Можно думать, что прелюбодейная царица (Иродиада — С. Ф.) была душею всех интриг, какие в тайне измышлялись против Крестителя; но как ни велика была ее дерзость и нетерпеливо желание отомстить за свою посрамленную гордость, — Иродиада еще не могла вскоре найти средств избавиться от праведного, но ненавистного ей обличителя, — не могла употребить против него открытой силы. Ирод за свою хитрость прозван был лисицею: он не мог предвидеть опасность, какая грозила ему, если бы он решился немедленно исполнить кровавое желание жестокой Иродиады; он предугадывал, что после этого ему уже нельзя было бы удержать общественного благоприятного о себе мнения, или, по крайней мере, заставить умолкнуть неприятный народный говор; потому-то и оберегал он Крестителя. По свидетельству евангелиста Марка, прежде заключения св. Иоанна в темницу, Ирод боялся его, как человека праведного и святого, и защищал его, чтобы он не сделался жертвою ненависти Иродиадиной; он страшился также и вызвать на себя гнев небесный за смерть невинного пророка Божия” (с. 240-241).

“Благожелательность” Ирода, разумеется, была неискренняя, вынужденная. Такая же, как у Керенского к Государю: “Не подлежит сомнению, что, будучи любезным и внимательным к Царю, как о том говорят единогласно все свидетели, Керенский ни на одну минуту не был искренен с ним” (Соколов Н. А. Указ. соч. С. 35). Адвокат и публицист Н. П. Карабчевский вспоминал его ответ на вопрос о судьбе Царя: “Керенский откинулся на спинку кресла, на секунду призадумался и, проведя указательным пальцем левой руки по шее, сделал им энергичный жест вверх. Я и все поняли, что это намек на повешение. — Две, три жертвы, пожалуй, необходимы! — сказал Керенский (Карабчевский Н. П. Что глаза мои видели. Т. II. Берлин 1921). Это, разумеется, не вывод профессионального юриста, прекрасно знавшего, что за Царем и его Семьей не найдено ничего предосудительного, а масона. Но при всем том вслух ничего не произносится. Страх! Даже большевики позже ничего не хотели принимать на себя, приписывая инициативу цареубийства то мифическим эсерам (противникам советской власти), то “местным товарищам”. Слишком велик груз. Это понимали, если не умом, то, по крайней мере, нутром.

2. СТАВКА НА ПРЕДАТЕЛЬСТВО

“Вероятно, заключение в темницу такого всеми уважаемого лица, как Иоанн было не легко, потому что можно было опасаться народного негодования и мщения. Ирод, как ни был силен в своей области, должен был прибегнуть к предосторожности, чтобы овладеть лицем св. Иоанна. Действительно, евангелисты Матфей и Марк ясно говорят, что св. Иоанн был предан” (с. 241).

План убийства Русского Царя богоубийцами, несомненно четко осознававшими его как “Удерживающего теперь” (2 Сол. 2, 6-8), существовал давно. Осуществиться же он мог лишь тогда, когда вокруг Императора они сумели создать обстановку предательства, которую он сам охарактеризовал весьма точно в знаменитой дневниковой записи: “Кругом измена, и трусость, и обман”.

3. УДАЛИТЬ И ОПОРОЧИТЬ

“В планы хитрого и жестокого тирана (Ирода — С. Ф.) входило то, чтобы первоначально заставить народ мало помалу забыть о святом Крестителе. К этому вели два средства: тесное и продолжительное заключение св. Иоанна в темнице и возбуждение к нему недоверия чрез распространение клевет, какие только можно было придумать. Исполнение первого плана достигалось тем, что св. Иоанн уведен был из тех мест, где народ к нему стекался, и заключен был в такой крепости, откуда ученикам его не было никакой возможности его вывести, или сделать для этого открытое нападение (с. 242).

Уже будучи в эмиграции в официальных показаниях Керенский лгал, говоря о Царской Семье: “Правительство, лишая их свободы, создавало этим охрану их личности” (Соколов Н. А. Указ. соч., С. 20). Гораздо откровеннее был товарищ Керенского по масонской ложе (со-ложник) В. Д. Набоков, признавший в своих воспоминаниях, что актом лишения свободы Царя “был завязан узел”, разрубленный в Екатеринбурге (Архив русской революции. Т. 1). К таким же выводам по сути пришел в результате расследования дела о цареубийстве и Н. А. Соколов: “Лишение Царя свободы было поистине вернейшим залогом смерти его и его Семьи,, ибо оно сделало невозможным отъезд их заграницу. [...] В общем ходе мировых событий смерть Царя, как прямое последствие лишения его свободы, была неизбежной, и в июле месяце 1918 года уже не было силы, которая могла бы предотвратить ее” (с. 333, 338).

4. БЕЗ СУДА И СЛЕДСТВИЯ

“Ирод не мог назначить какого-либо судебного процесса о св. Иоанне, потому что неподкупная правда и святость Иоанна была признана всеми его врагами; процесс обесславил бы только обвинителей. Оставалось — безопаснее и прямее, — скрыть св. Иоанна как можно далее от глаз и слуха людского” (с. 242).

“Жизнь Царской Семьи после отречения Императора — это состояние ареста. В основе его лежала, главным образом, мысль получить таким способом возможность найти “вину” Царя и Царицы перед Родиной” (Соколов Н. А. Указ. соч. С. 22-23). Как известно, работавшая полгода Чрезвычайная следственная комиссия под патронажем масона Керенского, перерыв архивы и допросив множество людей, не нашла ровным счетом ничего. Не смог, как известно, состояться и большевицкий суд, о котором напрасно мечтал Троцкий. Беззаконникам оставалось одно — внесудебная расправа. Убийство.

5. РИТУАЛЬНОЕ УБИЙСТВО

“По свидетельству предания, с злобною радостию схватила она (Иродиада — С. Ф.) в свои руки принесенную дочерью (Саломией — С. Ф.) главу Крестителя, и иглою начала колоть язык, так смело обличавший ее беззакония” (с. 270). “Обезглавленное тело пророка-мученика, как труп казненного по повелению царскому, было, по тогдашнему обычаю (чьему ? — С. Ф.), оставлено без погребения...” (с. 272). “Предание гласит, что Иродиада долго издевалась над головой Иоанна, колола иглой его язык, обличавший ее в распутстве, и затем велела выбросить его тело в один из окружающих Махеру оврагов (Епископ Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Ч. 1. Четвероевангелие. М. 1995. С. 149). “Темны предания о честной главе Предтечевой. По свидетельству их, — Иродиада, насытивши свое мщение над главою праведного ее обличителя, опасалась соединить ее с остальною частью тела, чтобы св. Иоанн не воскрес, не стал бы снова обличать ее беззаконной жизни и не наказал бы за неправедное убийство. Поэтому она взяла главу Предтечи в Иерусалим, во дворец Ирода, находившийся в предместье Давидовом, и там, в тайном и нечистом [“безчестном и потаенном”] месте дворца, закопала ее глубоко в землю” (с. 283).

Всем, кто читал книгу В. И. Даля, кто по многочисленным публикациям знаком с делом об убиении православного отрока Андрюши Ющинского, — слишком хорошо известны эти источающие кровь иглы-швайки, этот обычай оставлять изуверно убитого непогребенным, чтобы останавливаться на этом подробно. Читая эти последние тексты из жития св. Иоанна Предтечи, невольно ловишь себя на мысли: а не содержатся ли в них указания на судьбу Честных Царских Глав после Екатеринбургского ритуального убийства, совершенного по плану, наущению и под руководством потомков тех, кто когда-то поднял руку на Бога и доныне пребывает в безумном ослеплении?.. Но, как прозорливо писал святитель Иоанн Златоуст: “Чем более хочешь утаить грех, по примеру Иродиады, тем более обнаруживаешь оный. Ибо грех покрывается не присовокуплением греха, а покаянием и исповедью”.

К ВОПРОСУ О РИТУАЛЬНОМ ХАРАКТЕРЕ ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО УБИЙСТВА

17 июля 1997 г., в канун праздника Преподобного Сергия Радонежского, в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви. Представители высшего церковного Священноначалия во главе со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II “имели суждение о работе Государственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием о перезахоронении останков [Все]Российского Императора Николая II и членов его Семьи”. В приложенной “Справке”, в частности, говорится: “После углубленного обсуждения полученной информации, которая состоялась среди членов Священного Синода, у них сложилось единодушное мнение, что работу Государственной Комиссии необходимо продолжить для исследования и изучения тех вопросов, которые на сегодняшний день могут считаться незавершенными. [...] В результате этой позиции Церкви на заседании Комиссии 15 ноября 1995 года были сформулированы следующие вопросы, которые требуют дополнительных исследований: 1. Стоматологическая экспертиза; 2. Полное антропологическое исследование костных останков; [...] 4. Анализ выводов следствия правительства [адмирала А. В.] Колчака о полном уничтожении всей Царской Семьи и сопоставлении других результатов следствия 1918-1924 гг. и современного следствия; [...] 9. Подтверждение или опровержение ритуального характера убийства; 10. Подтверждение или опровержение свидетельства отчленения головы [Императора] Николая II после его убийства”. Далее в документе говорится: “В результате состоявшегося обсуждения Святейший Патриарх Алексий и члены Священного Синода на заседании 17 июля 1997 года ПОСТАНОВИЛИ: 1. Считать постановленные Церковью вопросы на заседании Священного Синода 6 октября 1995 года и выработанные Комиссией 15 ноября 1995 года имеющими решающее значение для завершения работы Государственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков [Все]Российского Императора Николая II и членов его Семьи”.



 

СВИДЕТЕЛЬСТВА УСЕКНОВЕНИЯ ЧЕСТНЫХ ЦАРСКИХ ГЛАВ



А) ИСХОДИВШИЕ ОТ СЛЕДСТВИЯ И ОКОЛОСЛЕДСТВЕННЫХ КРУГОВ

  1. По агентурным данным, сообщенным генерал-лейтенантом М. К. Дитерихсом (1874 † 1937) в своей книге (Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. Тт. 1-2. Владивосток. 1922; 2-е изд. Буэнос-Айрес. 1979; 3-е изд. М. “Скифы”. 1991), среди мелких служащих совнаркома (главным образом тех, что приехали вместе с Троцким из Америки) распространились известия о появлении заспиртованных Царских Глав. Один из них, разуверившийся в прочности власти большевиков, потирая руки, говорил: “Ну, теперь во всяком случае жизнь обеспечена: поедем в Америку и будем демонстрировать в кинематографах головы Романовых”.

  2. Участвовавший в расследовании цареубийства английский журналист Роберт Вильтон (ум. 1925) подтверждает: “У М. К. Дитерихса сложилось убеждение, что Головы Царя, Государыни и Наследника, а может быть и других членов Царской Семьи были взяты в Москву” (Вильтон Р. Последние дни Романовых. Берлин. “Град Китеж”. 1923. С. 80).

  3. Следствием Н. А. Соколова (1882 † 1924) определенно установлен факт расчленения тел Царственных узников и оставшихся верных им слуг на руднике в Урочище Четырех Братьев: “Главная цель была уничтожить трупы. Для этого прежде всего нужно было разделить трупы на части, разрезать их. Это делалось на площадке” (Соколов Н. А. Убийство Царской Семьи. М. “Советский писатель”. 1990. С. 273). Осколки найденных костей и драгоценностей, зашитых в белье, носили следы воздействия огня и “какого-то агента” (возможно, серной кислоты), а кроме того подвергались “сильным ударам каким-либо тяжелым” или “острорежущим предметом” (с. 266-273). Находки упомянутых осколков весьма ценных драгоценностей, которые, если бы жертвы перед сжиганием раздевали, непременно были бы обнаружены; а также не расстегнутых и не разъединенных крючков, петель и пуговиц одежды (с. 265, 274) свидетельствуют лишь об одном — разрубании тел в одежде. А наличие растопившегося свинца многочисленных пуль (с. 273-274), оставшихся в телах, — о сжигании на кострищах не только одежды (как утверждает современное лжеследствие), но и самих разрубленных сатанистами тел. Кстати, следователь Н. А. Соколов, буквально просеявший всю землю и обнаруживший при этом многочисленные осколки раздробленных и обгорелых костей и обширные сальные массы, не нашел ни одного зуба, ни единого их осколка, а ведь именно зубы, как известно, труднее всего поддаются уничтожению. Кроме того, при расследовании обратили внимание на характер повреждения шнурков нательных икон и медальонов, который мог иметь место при отделении Честных Царских Глав острым режущим или рубящим инструментом. Характер технически грамотного отчленения найденного следствием пальца, а также обнаруженные листочки медицинского справочника говорят о том, что там орудовали далеко не дилетанты. Существенно дополняет это конкретный опыт одного из непосредственных участников цареубийства — П. З. Ермакова (1884-1952): в 1907 г., будучи 23-летним, он по заданию партии убил полицейского агента, а голову отрезал (Лит. Россия. 21.9.1990. С. 18).

  4. В 1921 г. в Берлине помогавший следствию Н. А. Соколова капитан Лейб-гвардии Петроградского полка П. П. Булыгин (1896 † 1936) сообщил автору статьи, появившейся в 1929 г. в парижской газете “Русское время”, как “несомненно имевший место” факт, доставку среди вещественных доказательств в Москву в “кожаной сумке” “стеклянной колбы, наполненной красной жидкостью, в которой находилась голова казненного Императора” (Мельгунов С. П. Судьба Императора Николая II после отречения. Историко-критические очерки. Париж. 1951. С. 411).

Б) ИСХОДИВШИЕ ОТ КРУГОВ, БЛИЗКИХ К БОЛЬШЕВИЦКИМ ВЕРХАМ

  1. Член исполкома Уралоблсовета, областной комиссар продовольствия П. Л. Войков (Вацнер) (1888-1927) в канун 1927 г., подвыпив, рассказывал служащему полпредства СССР в Варшаве Г. З. Беседовскому (впоследствии невозвращенцу) о том как он “должен был приготовить все необходимое для уничтожения трупов. Для этой работы были выделены 15 ответственных работников екатеринбургской и верх-исетской партийных организаций. Они были снабжены новыми остроконечными топорами, такими, какими пользуются в мясных лавках для разрубания туш. Помимо того Войков приготовил серную кислоту и бензин. Уничтожение трупов началось на следующий же день и велось Юровским под руководством Войкова и наблюдением Голощекина и Белобородова, несколько раз приезжавших из Екатеринбурга в лес. Самая тяжелая работа состояла в разрубании трупов. Войков вспомнил эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что когда эта работа была закончена, возле шахт лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ и голов. Эту кровавую массу поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли двое суток подряд. Взятых запасов бензина и серной кислоты не хватило. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга новые запасы и сидеть все время в атмосфере горелого человеческого мяса, в дыму, пахнущем кровью. [...] Под конец мы стали торопиться. Сгребя в кучу все, что осталось от сожженных останков расстрелянных, бросили в шахту несколько ручных гранат, чтобы пробить в ней никогда не тающий лед и побросали в образовавшееся отверстие кучу обожженных костей. Затем мы снова бросили с десяток ручных гранат, чтобы разбросать эти кости основательнее, а наверху на площадке возле шахты мы перекопали землю и забросали ее листьями и мхом, чтобы скрыть следы костра...” (Мельгунов С. П. Указ. соч. С. 384; Беседовский Г. З. На путях к Термидору. Париж. 1930).

  2. Характерно, что в том же 1927 г., и также в подпитии, упомянутый А. Г. Белобородов (1891-1938) у себя на даче под Москвой в Барвихе подтвердил сведения Войкова, утверждая, что он-де не принимал непосредственного участия в расстреле и только “лично проверил исполнение” и присутствовал “при сжигании тел на шахте” (Юрковский Л. Конец истребителя Династии // Новое русское слово. Нью-Йорк. 1950; Мельгунов С. П. Указ. соч. С. 385).

Тесно сотрудничавший с ВЧК и лично с Дзержинским С. М. Труфанов (1881-1952 ? 1958 ?), больше известный, как иеромонах-расстрига Илиодор, бежав на Запад, рассказал в 1934 г. на страницах выходившей в Румынии русской газеты “Наша речь” о том, как в 1919 г. видел в Кремле заспиртованную голову Императора Николая II (Неделя. М. 1990. № 26. С. 10). И позднее расстрига продолжал откровенничать на Западе: “Однажды мне надо было явиться в Кремль к Калинину (председателю исполнительного комитета советов), чтобы обсудить с ним вопрос о важной религиозной реформе. Когда я проходил по темному коридору, сопровождавший меня человек неожиданно открыл дверь небольшой потайной комнаты. Я пошел туда. На столе под стеклянным колпаком находилась голова Николая II. На месте левого глаза была глубокая рана. Я застыл на месте” (Essad Bey. Devant la Revolution. La vie et le regne de Nicjlas II. Paris 1935. Цит. по кн.: Ферро М. Николай II. М. 1991. С. 286). С. П. Мельгунов пишет: “Голову Николая II в спирту видел, но уже в [19]19 г. и Илиодор. “Сенсация”, за которую о. иеромонах с американской прессы получил 1000 долл. и которая показалась вероятной и “Последним новостям”, вовсе не была тогда нова, ибо о ней было написано за три года перед тем в одном из органов той же парижской эмигрантской прессы” (Мельгунов С. П. Указ соч. С. 411).

  1. Пастор Курт Руфенбургер в статье “Судьба Царской Головы” (нем. газета “Франкфурсткий курьер”. 20.11.1928) рассказал “со слов “очевидца”, как большевики сожгли в июле [19]18 г. полученный ими из Екатеринбурга “ужасный груз”. Были мнения, что заспиртованную голову Николая II надо сохранить в музее для назидания “грядущему поколению”, но по предложению [чекиста] Петерса в конце концов постановили, во избежание превращения головы бывшего Царя в “Святыню” в глазах “глупых людей”, уничтожить. “Очевидец” наблюдал процесс сожжения, происходивший будто бы в присутствии почти всего большевицкого синклита” (Мельгунов С. П. Указ. соч. С. 411).

Упомянутая статья не была ее первой и последней публикацией. Имеются сведения о публикации ее в немецких газетах “Вайхсель цайтунг” (16.11.1928) и “Ганноверише анцайгер” (7.12.1928). Имя автора в этих публикациях изменено: пастор Курт Ризенбург. В статье говорилось, что “26 июля [1918 г.] был получен запечатанный кожаный чемодан, в котором находилась голова Государя. Более серьезных вещественных доказательств прислать было невозможно. 27 июля по приказу Ленина были собраны верхи большевицкой диктатуры, которым была показана “посылка” из Екатеринбурга. На этом собрании было установлено, что в кожаном чемодане в стеклянном сосуде находится голова Императора Николая II, о чем был составлен протокол за подписью всех присутствующих большевиков: Ленина, Троцкого, Зиновьева, Бухарина, Дзержинского, Каменева, Калинина и Петерса. В ночь на 28 июля, согласно газетному сообщению, было запланировано сожжение головы Государя. Это происходило в одном из флигелей, в котором была когда-то кухня, у старого монастырского здания рядом с Архангельским собором”.

Небезынтересно редакционное примечание к перепечатанной статье Ризенбурга “Участь Царской Главы” в журнале “Двуглавый Орел. Вестник Высшего Монархического Совета” (№ 24. Париж. 8 (21) января 1929. С. 1145-1148): “Если в ответ на срочный запрос Троцкого, посланный 19 июля, советские деспоты получили чемодан с “вещественным доказательством” злодеяния лишь 26 июля, то не значит ли это, что чемодан из Екатеринбурга не сразу попал в руки совнаркома. В этом непонятном замедлении с доставкой ужасного “трофея революции” не кроется ли ответ на подозрение скоропостижно скончавшегося следователя Соколова, который неоднократно высказывал предположение (основанное на ряде косвенных улик) о том, что Глава убиенного Государя была отрезана Юровским и послана в Москву для темных ритуальных издевательств. По этому предположению выходило, что сожжение тел в лесу и поливание их серной кислотой вызывалось желанием убийц скрыть факт отсутствия Главы у тела Царственного Мученика” (с. 1146).



  1. Некий П. А Берлин, по свидетельству историка С. П. Мельгунова (с. 411), “подтверждал в печати, что он слышал о соответствии будто бы легенды с действительностью от авторитетных лиц, косвенно связанных с высшими советскими кругами”.

  2. Этой же версии придерживался генерал-майор Владимир Павлович Никольский (1873 — ?), начальник штаба Корпуса жандармов (с 1913), в годы первой мировой войны заведывавший охраной Государя в пути по железным дорогам (см. его ст. в “Сборнике статей, посвященных памяти Императора Николая II и его Семьи”. София. 1930).

  3. В очерке писателя Валерия Родикова (Гроб, торжественно внесенный // Инженерная газета. 1990. № 7; Еще о Царской Голове // Кубань. 1990. № 11. С. 39-48; Легенда о Царской Голове // Дорогами тысячелетий. Сборник исторических статей и очерков. Кн. 4. М. “Молодая гвардия”. 1991. С. 195-227; Легенда о Царской Голове. М. Товарищество советских писателей. 1992. С. 102-135) читаем: “Года четыре назад я слышал невероятную историю [...] Ее рассказал мне историк Н. С. Борисов. Одно время он находился в научной командировке в Праге и работал там в Славянской библиотеке, изучал материалы по Византии. В минуты отдыха листал эмигрантские журналы, да порой так увлекался, что бывало долго засиживался над ними. В одном из них, кажется в “Новом журнале”, наткнулся на поразивший его эпизод. [...] Одному своему знакомому, ставшему потом невозвращенцем, председатель ВСНХ В. В. Куйбышев за бутылкой, будучи в основательном подпитии, рассказал следующее. После смерти Ленина была создана комиссия, чтобы описать документы и бумаги, хранящиеся в его сейфе. В комиссию входил узкий круг лиц: Дзержинский, Куйбышев, Сталин... Дальше не упомнил. Вскрыли сейф. А там был сосуд с заспиртованной головой Николая II при усах и бороде. Стали рядить-судить, что с ней делать. Вызвали арестантов из ОГПУ. Они и замуровали голову где-то в Кремлевской стене. От свидетелей избавились. — Видно, после того, как Голощекин доставил ящики Свердлову, состоялось опознание Царской Головы. Не исключено, что оно проводилось в кабинете Ленина, а потом Ильич запер сосуд в сейф. Да так и осталась там голова до кончины вождя” (с. 129-130).

  4. Информационное агентство еженедельника “Аргументы и факты” сообщило (“Сенсация о Царских останках”. № 21 (62). 27.1.1996): “ Как стало известно [...] из информированного источника, буквально на днях в одном из самых секретных государственных сейфов была обнаружена опись вещей, находившихся когда-то в “ленинских комнатах” Кремля. Одним из пунктов этой описи значится: “Банка с заспиртованной головой Царя Николая Второго”. Где сейчас находится отрезанная голова Самодержца, пока неизвестно. Но то, что ее не было в могиле, сомнению почти не подлежит. А значит, и обломки черепа, обнаруженные в екатеринбургской могиле и однозначно приписанные Царю, на деле к нему никакого отношения не имеют. А может быть, и остальные кости вовсе не Царской Фамилии? Тогда кого же будут торжественно перезахоранивать под звон колоколов?” Эту информацию передало в феврале 1996 г. по НТВ программа “Времечко”.

  5. В “Открытом письме Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II” “О чем рассказал перед смертью цареубийца Петр Ермаков?” (Комсомольская правда. 25.11.1997) журналист Александр Мурзин рассказал о его беседе с П. З. Ермаковым, состоявшейся 30 марта 1952 г.: “Голощекин приказал Ермакову в первую очередь сжечь дотла три тела: Николая II, Алексея и Анастасии. Но при этом головы их в огонь не бросать. Зубной техник Голощекин лично “объяснил”, что зубы не горят, поэтому головы будут уничтожены в серной кислоте. И три головы “куда-то забрал” П. Л. Войков. Для удобства сожжения тела были разрублены. [...] ...Разве не вызывает вопросов странный ряд совпадений: ТРИ отрубленные Ермаковым от Августейших тел головы; ТРИ подозрительных ящика “с чем-то”, которые вез Голощекин в Москву в 1918 году; ТРИ черепа, изъятые из захоронения Г. Рябовым и А. Авдониным в 1979 году (и с ходу объявленные ими черепами Николая II, Алексея и Анастасии); ТРИ черепа “возвращенные” ими туда же в 1980-м...”

В) ИСХОДИВШИЕ ИЗ ИСТОЧНИКОВ НЕИЗВЕСТНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

  1. Русский эмигрант генерал Юрий Лариков, служивший у Чан кай-ши, утверждал: “Существует документ, подписанный Лениным, Троцким, Зиновьевым, Бухариным, Дзержинским, Каменевым и Петерсом и датированный июлем 1918 г. о получении головы Императора и ее опознании” (Ушкуйник В. Памятка русскому человеку. Б. м. и г. С. 31). В. Демин уточняет датировку документа: 27 июля 1918 г. (Царь-колокол. № 2. М. 1990. С. 16).

  2. Русский журналист и писатель-эмигрант Николай Николаевич Брешко-Брешковский (1874 † 1943) утверждал, что в июле 1918 г. Юровский и Ермаков предъявили президиуму ВЦИК головы убитой Царской Семьи (Василевский И. М. (Не-Буква). Что они пишут? Л. 1923. С. 29). Пересказывая описанный эпизод известный историк-фальсификатор М. К. Касвинов в книге “Двадцать три ступени вниз” пишет: “Оказывается стараниями Соколова была раскрыта тайна, будто бы большевики в первые годы революции практиковали такую форму отчетности о проделанной работе, как предъявление начальству отрубленных голов”.

Но так ли уж это далеко от действительности?

ОТРУБЛЕННЫЕ ГОЛОВЫ КАК ФОРМА ОТЧЕТНОСТИ У БОЛЬШЕВИКОВ



  1. В. В. Шульгин в своей известной книге “Что нам в них не нравится...” (1929) пишет о судьбе Григория Степановича Носаря (1877-1918), известного под псевдонимом Хрусталев. Уроженец Полтавской губернии, он был масоном, членом РСДРП, председателем Петербургского совета рабочих депутатов (1905). Именно ему принадлежала идея и организация “всероссийской политической забастовки” в октябре 1905 г. В 1909 г. он вышел из РСДРП и постепенно перешел в стан конституционных монархистов и русских националистов на Украине. В 1918 г. издал брошюру “Как Лейба Троцкий-Бронштейн растороговывал Россию”. В ней он обвинил Большевика № 2 в тайном сотрудничестве с департаментом полиции (в качестве сексота), а позже — с германским генштабом (как тайного платного агента). “Лейба заплатил своему бывшему соратнику за эту брошюру. [...] Коммунистические палачи долго охотились за ним и наконец поймали и убили. Легенда прибавляет, что заспиртованная голова Носаря была послана в Москву Лейбе в знак исполнения его велений” (Шульгин В. В. “Что нам в них не нравится...” Об антисемитизме в России. СПб. 1992. С. 238).

  2. По свидетельству В. Родикова, “Один историк рассказывал, что видел в запасниках “Кунсткамеры” в Ленинграде заспиртованные головы главарей крупных басмаческих банд” (Легенда о Царской Голове. С. 133).

  3. Похоже есть и другие подобные “экспонаты”. Один из них — обнаруженная совсем недавно голова Тушегун-ламы (или Джа-ламы) — по происхождению российского калмыка, близкого друга далай-ламы, популярного вождя всех древних кочевых племен Западной Монголии и Джунгарии. Считавший себя воплощением Махакалы или Великого Чернобога, он “почти полвека будоражил степь и вселял ужас в кочевников”. При жизни он был даже признан “святым”. “Когда Монголию заняли красные, Джа-лама с отрядом воинов и данников ушел в Южную Гоби [...] Там он попытался основать собственное государство — миниатюрную теократию, призванную стать зародышем будущей Великой империи, которая, как мечталось и генералу Унгерну, раскинется от Гималаев до Туркестана. [...] На вершине каменистого холма он воздвиг неприступную крепость со стенами и башнями [...] Никто не решался не только штурмовать его замок, но даже приближаться к нему. Так продолжалось около двух лет, пока Джа-лама не был убит офицером монгольской революционной армии, проникшим к нему под видом странствующего ламы. После его смерти подошедшие цэрики захватили крепость без единого выстрела. Отрубленную голову [...] увезли в Улясутай и выставили на базарной площади, дабы все убедились, что он действительно мертв. Иначе, казалось, неизбежно должны были возникнуть слухи о его чудесном спасении, как раньше возникли они после казни Унгерна. Затем в большой бутыли с формалином голову отослали в Ургу. Там она переходила из рук в руки, из канцелярии в канцелярию, пока непонятным образом не затерялась. [...] Недавно И. И. Ломакина обнаружила голову Джа-ламы в коллекции Музея антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге. Изначально мумифицированная по-монгольски, просоленная и подкопченная, с дырой от пики, на которой она торчала над базарной площадью Улясутая, она числится экспонатом № 3394. Оказывается, в 1925 году монголовед Казакевич нелегально вывез ее из Урги в запломбированном ящике, с официальной бумагой из советского посольства, разрешавшей провоз без таможенного досмотра. По приезде в Ленинграде Казакевич сдал голову Джа-ламы в музей, где ее оприходовали как “Голову монгола”, но с какой целью была проведена вся эта авантюрная операция, неясно. Впрочем, скорее всего, никаких целей вообще не было кроме “научных”, которые в те годы трактовались весьма широко, служили оправданием разного рода сомнительных проектов типа описанного Булгаковым в “Роковых яйцах” и за которыми, как правило, не стояло ровным счетом ничего” (Юзефович Л. Самодержец пустыни. Феномен судьбы барона Р. Ф. Унгерн-Штернберга. М. 1993. С. 154-155; см. также: Оссендовский Ф. И звери, и люди, и боги. М. “Пилигрим”. 1994. С. 14, 16, 135-144; Ломакина И. Голова Джа-ламы // Наука и религия. М. 1991. № 11).

Вряд ли с последними словами можно согласиться. Достаточно вспомнить такие “научные” большевицкие заведения первых лет советской власти, как Институт крови, Институт мозга Ленина, Лаборатория мавзолея, а также созданная декретом ВЦИК зимой 1918 г. Центральная химическая лаборатория при ВСНХ во главе с алхимиком-каббалистом Л. Я. Карповым. Кстати последняя лаборатория, преобразованная позднее в Физико-химический институт, тесно взаимодействовала с Санитарным отделом ВЧК и VIII отделом наркомюста, в задачи которого, в числе прочего, входили святотатсвенные вскрытия и изъятия мощей святых. Из огромного количества изъятых мощей только четверо были выставлены в музеях. Только в восьми случаях вскрытия происходили в присутствии народа. Куда делись остальные мощи, что с ними проделывали все эти годы святотатцы от большевицкой науки — эти вопросы пока, насколько известно, никто всерьез не ставил, кроме (к сожалению, малотиражного) “Опричного листка” (№ 16. “Зверь”) и отчасти кн. Ю. Ю. Воробьевского “Путь к Апокалипсису: Стук в Золотые врата” (М. 1997).



© RUS-SKY, 1999 г. Последняя модификация:


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет