Сердце – центр Мироздания. Двойственность – основа целостности



бет1/3
Дата08.05.2019
өлшемі0.91 Mb.
#139200
  1   2   3

Сердце – центр Мироздания.

Двойственность – основа целостности

«Настал момент понять, что удовлетворительное истолкование универсума должно охватывать не только внешнюю, но и внутреннюю сторону вещей, не только материю, но и дух. Истинная физика та, которая когда-либо сумеет включить всестороннего человека в цельное представление о мире»

Пьер Тейяр де Шарден

Мы живём в двойственном или духо-материальном мире. Любое явление нашего мира может быть познано только в случае постижения его материальной основы и духовной сущности. Удивительно развивается человечество: в науке пытается постигать грубоматериальную сторону бытия, а духовные понятия «живут» в области культуры, религии и человеческих отношений. Дух и материя рассматриваются как антиподы и отрицатели друг друга. Согласно же системе познания Живой Этики «Дух является тонкоматериальной и высоковибрационной энергетикой и занимает в Мироздании главенствующее положение, выступая в качестве основы самого космического творчества. Дух как тонкоматериальная энергетика в процессе эволюции одухотворяет материю, создавая более высокие её формы» (Объединённый Научный Центр проблем космического мышления /М.:Международный Центр Рерихов, Мастер-банк, 2005. Стр. 36).

Познавать только плотноматериальные формы без проникновения в их духовную сущность – это заведомо обрекать себя на получение однобокой информации, приводящей научные поиски рано или поздно в тупик.

Искусственное отделение двух проявлений одного явления - это не только результат современного развития научного знания. Это логическая закономерность, которая следует из традиционного материалистического школьного воспитания. Мы все родом не только из детства, мы все родом из школы. Полистайте учебник биологии Вашего сына или дочери. В нём Вы не увидите ничего нового для себя, кроме дополнительного обилия научных терминов. Основной задачей школьного предмета биологии в прошлом веке было воспитание материалистического естественно-научного мировоззрения, этим же «пропитан» весь курс современной школьной биологии. Сейчас такая задача не стоит перед школой, но логика предмета осталась прежней, она же отражается и в программах, и в учебниках.

Нам часто кажется, что учебники и программы зависят только от указаний вышестоящих инстанций, но это верно лишь отчасти. «Человек – не статический центр мира, как он долго полагал, а ось и вершина эволюции, что много прекраснее» - писал Пьер Тейяр де Шарден (Пьер Тейяр де Шарден. Феномен человека. М.: Главная редакция изданий для зарубежных стран издательства «Наука», 1987. Стр.40). «Ось и вершина эволюции» не может сознательно нарушать законы эволюции, поэтому учебники и программы корректируются стихийно, а в действительности эта стихийность – закономерный эволюционный процесс. В школе сложилась ситуация, когда учителя не могут по-старому учить, а дети не хотят по-старому учиться. Причина современного кризиса в образовании в том, что естественно-научное знание стало тормозом в развитии нового поколения. Можно сказать, что целостное мышление ребёнка вступает в противоречие с односторонней подачей материала. В школу приходят дети, обладающие внутренним чутьём на ложь в науке и предмете.

Не стоит думать, что современные дети – это «необузданные и невоспитанные недоросли», которые всему противоречат из-за свойственного их возрасту максимализма. Человечество – часть природы и, если кто-то решает, что законы его развития можно придумать так, чтобы было удобно их приспособить под личные интересы, то сразу же и появляются «необузданные и невоспитанные» дети, которые их корректируют. Януш Корчак писал о школе: «Школа добрая, она позволяет человеку долго и много думать о разных вещах» (Януш Корчак. Как любить ребёнка: Книга о воспитании. М.: Политиздат, 1990., стр.318). Современные дети способны «много и долго думать о разных вещах» и не соглашаться с учителем, если их размышления входят в противоречие со школьным знанием.

Кризис – это появление новых возможностей, он свидетельствует о том, что система полностью изжила старые рамки и готова перейти на новый уровень. В школе каждые 4 года появляется новое поколение детей. Дети лучше, глубже и чище нас, через них человечество настраивается на высокий тон. И главное, они уже приходят с ощущением целостности бытия.

Учитель – представитель прошлого поколения, но пока он открыт детям, живёт их заботами и стремлениями, понимает, как по-новому обобщить и применить свой опыт. Мыслящий учитель при глубоком погружении в свой предмет не может не заметить его прекрасное цельное совершенство, которое обязательно захочет открыть перед детьми. И он делает это не благодаря новым программам, а потому что не может остановиться в развитии, ему нужно спешить расти, дотягиваться, доставать до высот будущего, присутствующего в настоящих образах его учеников.

Януш Корчак в книге «Когда я снова стану маленьким» писал: «Вы говорите:

- Дети нас утомляют. Вы правы. Вы поясняете: Надо опускаться до их понятий. Опускаться, наклоняться, сгибаться, сжиматься. Ошибаетесь. Не от этого мы устаём. А от того, что надо подниматься до их чувств. Подниматься, становиться на цыпочки, тянуться.

Чтобы не обидеть» (Януш Корчак. Как любить ребёнка: Книга о воспитании. М.: Политиздат, 1990. Стр.306).

Двойственная природа сердца

«Глазами сердца видим Бытие»

Ориген

Рассмотрим строение сердца человека – органа сердечно-сосудистой системы с позиции двойственности или духо-материальности. Только такой целостный подход и интересен в настоящее время, потому, что «он сумеет включить всестороннего человека в цельное представление о мире». Поможет ответить на неизбежно стоящие перед каждым человеком вопросы, о которых писал Лев Николаевич Толстой: «первый – что я такое, какое отношение моё, моей отдельной жизни ко всему бесконечному миру; и второй – как мне сообразно с этим моим отношением к миру жить, что делать и чего не делать» (Толстой Л.Н.- Переиздание. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2002.- (Антология гуманной педагогики.). Стр. 206).

Согласно школьной программе сердечно-сосудистая система человека изучается, как и другие системы органов, с точки зрения её анатомо–физиологических особенностей. Сердце рассматривается как анатомический орган, имеющий ряд неповторимых характеристик. Попытаемся осмыслить духовную роль сердца и проследить, как уникальный духовный план сердца может проявлять себя на уровне биологической материи.

Строение органа определяет его функции – это единое правило для биологических органов и их систем. Неповторимая духовная сущность любой системы не может не сказываться и на её материальном плане: на строении и функциях. Духовное сердце и сердце биологическое – это различные проявления одного и того же принципа. Духовное и материальное плотно переплетены и чёткой границы между ними не существует. Главенствующая роль духовного сердца имеет отражение в своей материальной структуре и это интересно отметить на известных фактах.

В литературе, искусстве, религии, обычном опыте человека духовному сердцу уделяется особое внимания. Святитель Лука, в миру известный хирург, автор книги «Очерки гнойной хирургии», Валентин Феликсович Войно- Ясенецкий, отмеченной Сталинской премией и до настоящего времени хорошо известной всем практикующим хирургам, в книге «Дух, Душа и Тело» называет сердце «органом высшего познания» (Святитель Лука (Войно–Ясенецкий). Дух, Душа и тело, - Клин: Христианская жизнь, 2005.Стр. 12).

Он отмечает: «О сердце речь идёт чуть ли не на каждой странице Библии, и впервые читающий её не может не заметить, что сердцу придаётся значение не только органа чувств, но и важнейшего органа познания, органа мысли и восприятия духовных воздействий. И больше того: Сердце, по Священному Писанию, есть орган общения человека с Богом, следовательно, оно есть орган высшего познания» (там же.Стр.15). Дальше он пишет: «Сердце получает из мозга обработанные мысли, сенсорные восприятия, но и само обладает удивительной, важнейшей способностью получать из мира духовного экзогенные, нисколько не адекватные органам чувств ощущения самого высшего порядка…Сердцем мы молимся, и одна из великих форм молитвы есть безмолвный вопль к Богу» (там же. Стр.21, 26).

С детских лет, мы слушали сказки о сердце, о том, как любовь, живущая в нем, может изменить мир. В опыте православия есть понятие «сердечная молитва», особое состояние, при котором безмолвствует ум и все слова произносятся сердцем. Даром сердечной молитвы обладали подвижники Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Они свидетельствовали, что в этом состоянии молящийся чувствует великое тепло в груди, видит внутренний свет, ощущает свое единство со всем миром и счастье, которое трудно описать словами. Удивительные свидетельства об «умном делании», творении молитвы Иисусовой, при которой «ум переходит в сердце», находим в «Откровенных рассказах странника духовному своему отцу»: «Имея ум свой, стараясь всячески обрести его, где сердце, чтобы обретши его, там уже всецело пребывал ум твой. Вначале найдёшь ты там внутри тьму некую, и жестокость; но после, если будешь продолжать это дело внимания непрестанно день и ночь, обретёшь некую непрестанную радость. Ум, подвизаясь в сём, улучит место сердца, и тогда тотчас увидит там внутри такие вещи, каких никогда не видывал и не знал. С сего момента, с какой бы стороны ни возник и не показался какой-либо помысл, прежде чем войдёт он внутрь и помыслится, или вообразится, ум тотчас прогонит его оттуда и уничтожит именем Иисусовым» ( Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. М.: Лествица, 1999. Стр.201-202).

Павел Флоренский в книге «Столп и утверждение Истины» также особую роль отводит сердцу как органу, через который осуществляется связь человека с Богом:

«Сердце – это очаг духовной жизни нашей, и одухотвориться – это значит не иное что, как «устроить», как «ублагоустроить», как «уцеломудрить» своё сердце…Очищение сердца даёт общение с Богом, а общение с Богом выпрямляет и устраняет всю личность подвижника. Как бы растекаясь по всей личности и пронизая её, свет Божественной любви освящает и границу личности, тело, и отсюда излучается во внешнюю для личности природу. Через корень, которым духовная личность уходит в небеса, благодать освящает и всё окружающее подвижника и вливается в недра всей твари» ( Шапошникова Л. В. Великое путешествие Книга третья. Вселенная Мастера. - М.: МЦР, 2005. Стр. 664).

Человеческий ум, лишённый сердечной поддержки, «праздный и лукавый», уводит человека от Бога, обрекает его на несчастья. «Ум жаждет любви так же, как и сердце, и только достигая её, расцветает. Это и есть тайна того, что «любовь рождает знание» или «познание делается любовью» (там же. Стр. 668).

Одухотворение есть соединение сердечного познания и познания посредством ума. Известные философы Панфил Юркевич, Григорий Сковорода, Владимир Соловьёв основали особое направление в философской мысли – философию сердца, в которой сердцу отводилась роль органа высшего познания.

Всё творчество Фёдора Достоевского – это призыв к милосердию, к тому, «что всё могло бы сладиться, если бы люди любили друг друга!» Его произведения – повествования о любви, горе, сострадании, преображении сердца. Сам Федор Михайлович был убеждён в том, что «жизнь без сердца» уводит человека от Бога, а без Бога бесы одолевают им. Жизнь Алексея Карамазова, одного из самых тонких и проникновенных героев романа «Братья Карамазовы» – жизнь человека, который слышит своё сердце.

«Сердце – это царь и наиболее важный орган в теле человека. Даже если голова будет отделена от тела, сердце ещё будет биться тридцать минут… То место в сердце, которое умирает последним, является местом пребывания жизни, центром всего, первой точкой, которая живёт в зародыше, и последней, которая умирает… Сердце – это средоточие духовного сознания, так же как мозг есть средоточие рассудочного сознания… Из сердца происходят угрызения, укоры совести» (Блаватская Е. П. Тайная Доктрина Т. 1 - 3 в 5-ти книгах. - М.: КМП «Сиринъ», 1993. Стр. 557).

Особое место духовному сердцу уделяется в Живой Этике. «Можно думать мозгом или сердцем. Может быть, было время, когда люди забывали о работе сердца, но сейчас время сердца, и мы должны сосредоточить наши стремления по этому направлению. Так, не освобождая мозг от труда, мы готовы признать сердце двигателем. Люди измыслили о сердце множество ограничений. Дела сердечные понимаются узко и даже не всегда чисто. Мы должны ввести в сферу сердца весь мир, ибо сердце есть микрокосм сущего» - читаем в книге «Сердце» (Агни Йога. В 6 т. Т.3. Иерархия; Сердце; Мир Огненный, I часть.-М.: Русский Духовный Центр, 1992. Стр.165).

Сердце – это орган метанаучного познания, без которого картина мира не будет целостной. «Наш внутренний мир – это мир энергетики в самых разных сочетаниях качеств энергии – от тонкого, до грубого. В нашем дифференцированном мире мы всегда стремимся найти место того или иного явления. Согласно системе познания Живой Этики, место связи с иными мирами, откуда идёт к нам не только энергетика, но и познавательная информация, находится в нашем сердце. Именно оно – центр нашего сознания и носитель двойственности. …Без закона двойственности не может существовать никакая система познания. Ибо это положение убеждает нас, что есть два источника знания – земной, который имеет дело с плотной материей, и надземный, тонкоматериальный, обладающий высокой энергетикой инобытия. Первый источник тесно связан с экспериментальной наукой и материалистической философией, возникшей на основе этой науки. Второй связан с метанаучными способами познания, основанными на интуиции, способности видеть невидимое и умении получать информацию из миров иных состояний материи и более высоких её измерений» (Л. В. Шапошникова. Космическое мышление и новая система познания / Живая Этика и наука. Вып. 1. – М.: МЦР Мастер–Банк, 2008. стр. 14 – 40 99, стр. 34).

Философ Иван Александрович Ильин в книге тихих созерцаний «Поющее сердце» пишет: «Есть только одно истинное «счастье» на земле – пение человеческого сердца. Если оно поёт, то у человека есть почти всё; почти, потому что ему остаётся ещё позаботиться о том, чтобы сердце его не разочаровалось в любимом предмете и не замолкло. … Сердце поёт не от влюблённости, а от любви; и пение его льётся подобно бесконечной мелодии, с вечно живым ритмом, в вечно новых гармониях и модуляциях. Сердце приобретает эту способность только тогда, когда оно открывает себе доступ к божественным содержаниям жизни и приводит свою глубину в живую связь с этими не разочаровывающими драгоценностями неба и земли» (Ильин И. А. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний. – М.: «Мартин», 2006. Стр. 245, 247).

Известный педагог Шалва Александрович Амонашвили в книге «Мысли» в главе «Сердце – великая книга мудрости» пишет: «Сердце – великая Книга Мудрости: она написана языком чувств и читается с помощью интуиции. Мир творится Сердцем. Мир упорядочивается Сердцем. Мир освещается и согревается Сердцем. … Поверх биологического обмена веществ есть обмен Духовных веществ, и ведёт его Сердце, общаясь с сердцами людей» (Амонашвили Ш.А. МЫСЛИ.- Днепропетровск: ЗАО «Радегаст-Сервис». Днепродзержинск: Издательский дом «Андрей», 2008. Стр. 131,133).

Может возникнуть закономерный вопрос: «Какое отношение имеют эти философские высказывания к сердцу, как анатомическому органу, которому свойственна вполне определённая функция перекачки крови?»

Валентин Феликсович Войно–Ясенецкий (святитель Лука) имел медицинское образование, был талантливым врачом и учёным. Он в совершенстве знал анатомическое строение сердца, и это не противоречило его представлениям о сердце как органе высшего познания.

Николай Иванович Пирогов, известный хирург, запишет в своём дневнике: «Не потому ли ум наш и находит себя, то есть мысль и целесообразное творчество, вне себя, что сам есть проявление того же самого высшего, мирового, жизненного начала, которое присутствует и проявляется во всей вселенной. Мировая мысль, присущая этому началу, совпадает, так сказать, с нашей мозговой мыслью, служащей её проявлением, и потому те же стремления и сходные атрибуты находим мы в той и другой» (Шапошникова Л. В. Великое путешествие Книга третья. Вселенная Мастера. - М.: МЦР, 2005). Анатомическое строение сердца для Пирогова и Войно-Ясенецкого не несло полной информации об этом органе. Для них человек представлял собой целую Вселенную, построенную по «мировой мысли», и потому он нёс в себе нечто большее, чем набор органов и их систем. Они оценивали суть явления с точки зрения его двойственности, а всё их знание основывалось на глубоком мировоззрении, корнями уходившем в духовные прозрения интуиции и метанаучного познания.

Елена Ивановна Рерих в «Космологических Записях» о значении человека пишет: «Человек – высшее проявление Космоса. При росте сознания и совершенствования человечества вся жизнь не только на нашей планете, но и в Солнечной Системе и Космосе развивается с прогрессирующей быстротой» (Елена Рерих. У Порога Нового мира. – 2-е издание.- М.: Международный Центр Рерихов, 2007. Стр.239).

Можно ли, зная о космическом предназначении человечества, о его духовном начале и принципе двойственности, проявляющемся в микрокосме человека, продолжать изучать только его тело, материальную оболочку? Учитель, выращивающий будущее в своих учениках, не может ограничиться односторонней грубо–материальной подачей материала. Биология, как и все школьные предметы, призвана воспитывать человека нравственного, который не может воспринимать сердце только как орган перекачки крови, «насос нашего организма», а человека как совершенную биологическую машину.

Елена Ивановна Рерих в статье «Изучение свойств человека» пишет: «Человек уявлен восприемником всех сил Космоса, но вместе с тем он является преобразователем их в полезные или вредоносные воздействия соответственно его нравственному развитию» (там же. Стр. 290). На уроках биологии нужно говорить о сердце как органе высшего познания. Раскрывать законы Космоса, Всеобщие законы Природы, заложенные в основу строения биологических структур, тем самым обращая пытливый взгляд школьника на его внутренний духовный мир, построенный по этим же законам.

Попытаемся проследить, как проявляется духовная суть сердца в его анатомическом и функциональном строении.

Сердечная мышечная ткань, из которой состоит сердце, является одной из разновидностей мышечной ткани. Она образует сердце и больше нигде в организме не встречается. Особенностью сердечной мышцы является то, «что клетки, из которых она состоит, на концах разветвляются и соединяются друг с другом при помощи особых отростков – вставочных дисков, образуя сложную сеть. Это обеспечивает быстрое распространение волн сокращения по волокнам, так что каждая камера сердца (их четыре) сокращается как одно целое. В стенках сердца не содержится никаких нейронов» (нейрон – единица нервной ткани) ( Грин Н., Стаут У., Тейлор Д. Биология: В 3–х томах. Т. 1 – 3: Пер. с англ. / Под ред. Р. Сопера. – М.: Мир, 1990, т.1, стр. 274, т.2, стр.203).

Сердечная ткань работает как единый комплекс, быстро и согласовано. Начав сокращаться, сердечная мышца, уже не может отвечать ни на какие другие стимулы до тех пор, пока она не начнёт расслабляться. Эта стадия называется рефрактерным периодом, а отрезок времени, в течение которого мышца не отвечает ни на какие другие стимулы – периодом абсолютной рефрактерности. «У сердечной мышцы этот период более продолжителен, чем у мышц других типов, и это позволяет ей энергично и быстро сокращаться, не испытывая утомления» (там же, т.2 стр. 206).

Работу всех клеток сердечной мышцы можно сравнить с добровольной согласованной работой сплочённого коллектива, а рефрактерный период - с общей устремлённостью. Проявление «клеточного эгоизма» исключается, работать на себя каждая отдельная клетка не может. Клетки сердца «рождаются альтруистами».

Вспомним, что способность жертвовать собой на общее благо всегда приписывалась людям с любящим сердцем. Человек, имеющий любящее сердце не может быть эгоистом. Строение сердечной мышцы образно показывает принципы организации общины: устремлённость, альтруизм, согласованная работа во имя общей цели. Эти принципы на уровне организма обеспечивают здоровье, а добровольно применённые на социальном уровне, могут обеспечить процветание общества. Особенно подчеркнём необходимость соблюдения принципа добровольности. В стенках сердца нет нейронов, «цели ставит» не нервная система, а само сердце, сама община, но они не противоречат целям существования Вселенной организма!

Интересен тот факт, что раковое заболевание, причиной которого на клеточном уровне является выход отдельных клеток из согласованной работы множества, то есть «клеточный эгоизм», может поразить любой орган, но только не сердце. Клетки сердечной ткани не могут быть «эгоистами».

Сердечная мышца - единственная в организме ткань, которая обладает качеством нервных волокон, то есть способна самопроизвольно сокращаться без участия нервной системы, эта способность называется автоматией. Сердце имеет свой собственный «встроенный» в него механизм возбуждения - миогенный контроль (на рисунке обозначен как проводящая система), осуществляемый в четырех участках, из которых возникшее возбуждение распространяется по всем частям сердца. Это синусно-предсердный узел,



предсердно-желудочковый узел, пучок Гиса и волокна Пуркинье (на рисунке пучок Гиса и волокна Пуркинье обозначены как проводящий пучок). В этих участках с определённым интервалом закладывается импульсация, связанная с сокращением и расслаблением мышцы. Первичный ритм возникает в самом сердце. Участки миогенного контроля сердца связаны с нервными окончаниями вегетативной нервной системы, парасимпатическими и симпатическими нервными волокнами. Воздействие команд нервной системы на сердце осуществляется опосредовано через участки миогенного контроля. Импульсы, поступающие от парасимпатических волокон, замедляют частоту сердечных сокращений, а от симпатических - учащают его работу. Командные сигналы вегетативной нервной системы о потребности ускорить или замедлить ритм сердца могут корректировать миогенный контроль в зависимости от требований внешней и внутренней среды.

Собственный ритм сердца – это неповторимый ритм каждого организма, он закладывается до рождения на стадии эмбриона. «Зачаток сердца появляется ко 2–й неделе развития эмбриона и на 23-ий день начинает сокращаться. Его сокращения пока не улавливаются ни акушерским, ни даже ультразвуковым стетоскопом. Но сердце работает и одновременно создаёт себя – формируются его полости, внутрисердечные перегородки, клапаны» (Наталья Стайкова. Живая Вселенная. - М.: АНО Центр «Свет», 2008, стр. 29 -30).

Можно предположить, что сердечный ритм связан с жизненной программой организма, с биоритмами, с индивидуальными биологическими часами и их согласованием с течением времени в нашем мире. Ритмичность биологических процессов, определённым образом связана с ритмичной работой сердца. Собственные первичные сердечные ритмы закладываются не на уровне нервной ситстемы, а на уровне сердца, нервная система лишь вносит свои коррективы в зависимости от требований среды. Вспоминаются в связи с этим афоризмы «умное сердце», «мудрое сердце».

Сердце обладаем «своим мозгом» - центрами миогенного контроля. В этом сердце поистине уникальный орган. Кандидат медицинских наук А. И. Гончаренко и его коллеги в ходе научных экспериментов установили, что «сердечно-сосудистая система является отдельной высокоорганизованной структурой нашего тела. Она обладает собственным мозгом (мозгом сердца), собственным сердцем (сердцем сердца). Кроме того, она материализует и распределяет все формы времени в организме и служит системой опережения сознания» (Гончаренко А. И. Пространство сердца как основа сверхсознания / Сознание и физическая реальность. - Т.2 № 3 - 1997. стр. 25 – 35, с.25).

Автор научно обосновывает тот факт, что сердце участвует в перераспределении различных порций крови из единого кровяного русла. Каждая порция несёт не только необходимые кислород и вещества к органу, но и информацию. Внутренняя поверхность желудочков сердца представляет собой своеобразные ячейки – трабекулы. Трабекулы – это минисердца, участвующие в перераспределении крови. Подобных ячеек – минисердец на внутренней поверхности сердца насчитывается сотни. «Специфическая мускулатура сердца, трабекулярные ячейки внутренней поверхности сердца, клапаны, система коронарных (сердечных) сосудов - все это средства, необходимые сердцу для создания устойчивых вихревых упаковок крови, каждая из которых направляется в конкретный орган. Внутренняя поверхность сердца благодаря трабекулярным ячейкам, представлена множеством минисердец, каждое из которых контролирует поступление крови в конкретный орган. Минисердца в ходе эмбрионального развития включают в свою структуру ткани, родственные сопряженному органу. Материальным носителем представительства каждого минисердца в сопряженном ему органе служит специфическая мускулатура, благодаря этому минисердца и сопряженные органы имеют частотно- резонансные совпадения, координирующие поступление крови. Основанием для такой предпосылки дают факты эмбрионального развития сердца. Оно формирует организм, а минисердца сами участвуют в образовании сопряженных тканей. При выталкивании крови из желудочков трабекулярная сеть придает порциям крови вращательное движение, благодаря которому в едином кровотоке каждая порция сохраняет свою целостность. Именно поэтому плацента зародыша всегда получает кровь с большим количеством питательных веществ, чем в это же время бедренная артерия» (там же, стр. 30 -31).

Объяснение А. И. Гончаренко регуляции кровотока с точки зрения трабекулярной системы поясняет первичность регуляторной функции сердца, а не нервной системы. Вновь мы приходим к выводу, что «сердце умнее». Зная эти факты о роли сердца в регуляции важнейших физиологических процессов, нельзя не принять особую духовную роль сердца и необходимость «прислушиваться к своему сердцу», «руководствоваться своим сердцем». Ещё раз отметим важнейшую особенность нашего плотного мира. Плотноматериальная структура и её тонкоматериальная часть вплетены одна в другую, пронизывают друг друга. При их разделении не может существовать наш мир, он просто исчезнет.


Каталог: sites -> default -> files -> humaneped -> articles
files -> Ќазаќстан Республикасыныѕ мемлекеттік ќўпияларын ќорєаудыѕ
files -> Заң жобаның ғылыми құқықтық сараптаманың
files -> Беткі сулардың сапасын талдау: НҰра өзені алабының мысалында
files -> Қазақстан Республикасы Әділет министрлігімен 2012 жылдың қаңтарда тіркелген
files -> Этносаралық Үйлесімділік жүйесіндегі саяси-мәдени механизмдердің орны әлеуметтік ғылым магистрі, аға оқытушы Сыздықова С. М
humaneped -> Гармония труда, счастья и долга
articles -> Психолого-педагогические взгляды Л. С. Выготского как основа гуманной педагогики сотрудничества и развивающего обучения
articles -> Итоги Круглого стола: «Учитель – носитель нравственного идеала» Третьих Всеукраинских Педагогических Чтений по Гуманной Педагогике на тему


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет