Сергей Батов



жүктеу 3.99 Mb.
бет13/16
Дата03.04.2019
өлшемі3.99 Mb.
түріКнига
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Киевская Русь Владимира.
Война с печенегами и поляками

Одной из больших проблем для Киевского государства в описываемый период была борьба с печенегами – вольным войсковым сообществом, которое колонизировало и контролировало земли племенных объединений тиверцев и уличей.

В начальном периоде княжения Владимира силой, которая сдерживала печенегов, были объединения вольных войсковых товариществ, обитавших в бассейне реки Рось. Но к концу 80-х лет Х столетия князь Владимир ликвидировал эту вольницу. Часть ее была записана в реестр, для службы в дружинах кагана, других снарядил в варяжское (наемное – авт.) войско императорам Византия. С остальными, вероятно, на договорных началах определили новый регион их существования, переместив их коши (вежи – авт.) южнее к реке Самаре, за Пороги. На Роси оставались только реестровые сторожевые группы, которые получили историческое имя «черные клобуки». Эти события раскололи единство росов. Одни по-прежнему держались Киева, иные, обиженные, неудовлетворенные ушли в тмутороканские земли, еще южнее. В содержание самарских и запорожских войсковых товариществ были определены земли Черниговщины и Северщины. Поэтому юго-западная граница Киевской Руси осталась без защиты. Киевский князь остался один на один с печенегами. На данном этапе они были еще союзниками Византия, а так их нельзя было воевать, не усложнив политических отношений с императорами (басилевсами). После херсонесских договоров руки у Владимира развязаны. С этого времени основное внимание кагана Владимира было обращено на юг и запад. Юг беспокоили и грабили печенеги, на западные земли посягали польские князья.

Продолжая отстаивать, отвоевывать у поляков червенские и волынские города, в 992 году Владимир совершает поход далеко вглубь Польши, до самого Калиша. И даже в средине XIII столетия летописец с ностальгией вспоминал, что так далеко в западные земли не ходил никто из князей. Каган Владимир имел подавляющий перевес в борьбе с польскими князьями, поэтому они вынуждены были просить об установлении мирных отношений. Вероятно, даже на вассальных условиях. В подкрепление мирных договорных обязательств был заключен династический брак. Польский великий князь Болеслав выдал свою дочь замуж за Святополка, приемного сына Владимира Святого.

С Польши Владимир развернул войска «на хорваты», которых поддержали печенежские ханы. Росы нанесли объединенным войскам сокрушительный удар, хорваты и печенеги были разгромлены. И с того времени эти западные земли окончательно вошли в состав Киевской Руси.

Присоединив западные земли и усмирив польских князей, главное внимание каган сосредоточил на борьбе с печенегами. Печенежские ханы, лишенные территорий на «кормление» (их традиционными территориями были Северские земли, с них они получали плату за службу, пополнение своих рядов, продукты питания, необходимое имущество,– авт.), силой оружия пытались вернуть их себе или же отвоевать новые. Для этого они регулярно нападали на земли Галичины, изымая свое содержание (полон мальчиками, будущими казаками; имущество, пропитание) и угрожали Киеву, который, в свою очередь, претендовал на часть доходов с этих земель в обмен за военную помощь. Но самое важное, печенеги создавали препятствия для провода караванов купеческих судов по Днепру на юг, в Византий. Они регулярно нападали на купцов с целью грабежа. Для купцов требовалась усиленная охрана, поэтому Владимир стал выходить навстречу печенегам, чтобы отогнать их от Днепра. Громил их, терпел неудачи, но окончательно уничтожить так и не смог.

Так начался период ожесточенных войн с печенегами. Во время четвертого их нападения на Русь в 993 году каган с дружиной встретил врагов на подступах к Киеву, на реке Трубеж. Маловероятно, чтобы печенеги угрожали Киеву, их целью были караваны, идущие по Днепру. Поэтому они и вышли намного севернее, чтобы перехватить в удобном месте далеко от порогов, бывших под контролем росов. С первого взгляда обращает на себя внимание то обстоятельство, что печенеги наносили удар, находясь между двумя враждебными силами. С одной стороны - Киев с дружинами кагана Владимира, с другой – росы, его союзники, откочевавшие к порогам. Но, вероятно, в этой ситуации печенеги рассчитывали на помощь земель своей этнической родины, Северщины.

Как передает летописец, ни одна из сторон не решалась перейти реку, а поэтому решили провести поединок сильнейших воинов (рыцарский турнир – авт.). Русы выставили Кирилла Кожемяку, невысокого роста, но коренастого и могучего воина. Он-то и победил противника. Увидев это, печенеги отошли в степь. А Владимир, согласно летописи, заложил город-крепость Переяславец (Переяслав) на месте, где Кожемяка «переял (перенял) славу». Эта летописная полулегенда нашла отображение в одной известной украинской сказке о Кирилле Кожемяке.

Для защиты от врагов каган продолжил усиление южных своих пределов. На реках Сула, Стугна были построены крепости, в которых разместились роские гарнизоны. Для оповещения об опасности из степи была организована система сигнальных огней. Так, на определенном расстоянии один от другого, раскладывались костры, чтобы огонь или дым от первого был виден у следующего. При появлении печенегов костры поджигались по все линии от пограничья до околиц Киева. Эта система исключала внезапность нападения, сокращала размеры убытков от набегов.

Во времена Владимира Святого в Среднем Поднепровье было начато строительство своеобразных оборонительных укреплений для защиты от набегов из степи – так называемые «змеевы валы». Эти валы опоясывают Киев и протянулись почти на тысячу километров по южной оконечности роских земель. В систему оборонительных валов были включены древние разделительные, межевые валы земель. Для того, чтобы обустроить вновь возведенные войсковые поселения и крепости вдоль линии валов, Владимиру пришлось вербовать «мужив» со всех земель объединенной им Руси – от Словен, Кривичей, Вятичей и даже с Чюди. Название валов происходит от восточнословенских легенд, где рассказывается, как мифический народный герой, борясь со сказочным змеем, будто бы запряг его в плуг и пропахал гигантскую борозду-межу. Змей издох, а борозды-межи остались в виде валов. Остатки «змеевых валов» сегодня можно наблюдать вдоль правого берега реки Стугна в районе города Обухова. Однако все эти мероприятия не обеспечивали безопасность: время от времени печенеги прорывались, забирали причитающееся; беспощадно разрушали города и села «проштрафившихся» земель Руси (должников, не уплативших ежегодной дани – авт.), которые оказывали сопротивление.

В 995 году печенеги вновь пришли в земли Руси и напали на город-крепость Василев (Васильков). Каган вышел против врагов с небольшой дружиной, но печенеги ее разбили. Сам Владимир избежал гибели и плена, прячась некоторое время под мостом в болоте, чудом уцелел. Летопись также сберегла сообщение об осаде степняками в 997 году города Белгорода – под Киевом. Долго продолжалась осада, но гарнизон выстоял и враги отошли ни с чем.

Далее инициатива и перевес в борьбе переходит на сторону киевского кагана Владимира, вероятно, по той причине, что печенеги лишились политической и финансовой поддержки Византия. А за спиной Владимира расцветала и крепла могучая держава – Русь. Печенеги вынуждены были освободить земли уличей и тиверцев и частично перейти на сторону противника Киевской Руси – Польши. Одни поступили на службу к польскому великому князю, другие, вероятно, соединились с росами. В середине XI столетия окончательно объединились с польскими войсковыми сообществами и с росами в союзы, которые в истории с этого времени получили обобщающее название, имя – половцы. Это были половцы правобережья и левобережья Днепра.

Польский великий князь Болеслав, заключив мир с Владимиром, не оставил своих намерений о присоединении западных земель и городов Руси к своим владениям. С этой целью он вошел в тайные сношения со Святополком, который княжил в Турове (политический центр древлянской земли – авт.) и Всеволодом, который княжил во Владимире на Волыни и склонил их к сговору против отца. Кагану донесли о заговоре. Князь Всеволод успел сбежать на запад. А Святополка с его женой, ее духовником епископом Рейнберном, приставленного к ней самим Болеславом, задержали и посадили под арест. Рейнберн вскоре умер в заточении в Киеве, а Святополк с женою были перевезены под надзор в Вышгород.

Узнав о провале планов заговора на Руси, князь Болеслав заключает договор с немецкими князьями и в 1013 году с объединенными войсками, в состав которых входили и орды печенежских ханов, вторгается на Русь. Цель похода отвоевать западные земли – «Червенские грады» и Прикарпатье. Поход был неудачным. Болеславу, правда, удалось вторгнуться в западные земли, но вскоре печенеги отказались ему повиноваться (занялись самостоятельным грабежом земель – авт.), и он вынужден был возвратиться назад. Колонизировать западные земли в этот раз полякам не удалось.


Киевская Русь

Владимир своей энергией творца, строителя государства Русь, разделил историю этнообразующей территории на две эпохи. Эпоху прагосударственных образований периода военной демократии завершает князь Владимир, а эпоху централизованного преемственного государства начинает уже каган (василевс – авт.) Владимир. Однако отечественная историография никак не определилась с этим фактом и практически не отражает его. А событие это требует полного признания не только со стороны церкви, но и со стороны государств, родившихся, образовавшихся на этих землях.

На сегодня отношение академической историографии к личности Владимира свелось к наукообразию мифа о «байстрюке» (незаконнорожденному – авт.). И в угоду народной любви приукрашивается красивыми эпитетами. Великий князь, согласно академической историографии, канонизированный православной церковью - Владимир Святой, любимый народом – Владимир Красно Солнышко.

Призываю читателя признать за Владимиром титула Великий Каган – последний князь-воин периода военной демократии, венчающий ее вершину и, в то же время, он – первый Царь (Василевс – авт.) созданного им государства – Киевская Русь. Личность, получившая официальное международное признание при жизни, родоначальник наследуемого (преемственного – авт.) государства – Великая Русь.

Бурное развитие социального и политического устройства земель, объединенных Владимиром, развитие их культуры и идеологии, поставили перед каганом сверхсерьёзные задачи.

С Владимира начинается новый этап во всех сферах государственной жизни: политике, религии, культуре. С него начинается само государство Русь во всем своем величии и всей трагедии. Государство - в современном его понимании.

Целью князя Владимира было объединение словенских и роских земель под своей властью, под властью Киева весь «словенеск язык на Руси». Он это сделал – соединил в единое государство все земли племенных объединений этнообразующей территории. Само название территориально-политического образования – Русская земля, а точнее Роская – содержат в себе подсказку. С точки зрения восприятия современниками и потомками эта территория принадлежит «русинам» (росам – авт.) и править ею обязан непременно росич-русин. Таковым и был Владимир.

А очевидные (по источникам) противопоставления русов (росов) словенам северных и северо-восточных земель, похоже, указывает на политическое доминирование (верховенство – авт.) этой Руси.

Каган Руси обязан был укреплять границы своего государства. И это осуществлялось. Были построены города-крепости вдоль всей южной и западной окраины. Форпостами окружил и стольный град – Киев. Владимир прекрасно знает межу своих земель, с успехом отстаивает права на нее и не обходит возможности раздвинуть ее за счет соседей. Киевская Русь становится самым большим государством средневековой Европы.

Владимир вынужден был создать новую форму правления, которая отвечала бы объединенным в это время землям и их внутренним социальным отношениям. Начался «перекрой» племенных территорий. В земли стали назначаться наместники. Таким образом, разрушалось племенное, родовое управление и стало вводиться территориальное, централизованное. На вершине такой структурной пирамиды находился каган во главе старшей боярской дружины.

Кагану Владимиру необходимо было создать свои войска нового типа. Для этого была проведена реорганизация существующих воинских формирований. Изменен статус военнослужащего и система формирования войска. Каган блестяще справился с этим – ликвидировав или вытеснив из земель государства вольные войсковые товарищества. До этого правители племенных объединений просто нанимали вольные войсковые товарищества из земских объединений или варягов (товарищества из объединений других земель). Владимиром были учреждены реестровые войска с принципом экстерриториального набора, эти войсковые формирования стали называться дружинами.

Нуждалась в реформировании религиозная идеология. Была осуществлена и эта реформа. Она стала отвечать, соответствовать новой территориальной администрации и войсковой организации Руси. Владимир Святой придал христианству статус государственной религии с дальнейшими соответствующими политическими и экономическими выгодами и привилегиями для церкви. Родилась православная Церковь, которая имела возможность не только собирать приношения, но и получила право на десятую часть от прибыли кагана с земель, городов и торговли. Церковь получила право на свой суд.

В централизованном государстве необходимо было создать правовую и судовую системы - это было сделано. При кагане Владимире были прописаны первые известные нам законодательные акты, созданы судовые системы: княжеская и церковная.

Надо признать, что именно Владимир Святой стал родоначальником правящей династии Руси. При этом он отступает от традиции назначения, избрания правителем старшего из рода. Своего приемника каган впервые определяет по политическим взглядам, вероятно, выбором преданного продолжателя дела. Не имея документального подтверждения о наличии духовного завещания, нельзя говорить об этом однозначно, однако события последних двух-трех лет еще при жизни Владимира подтверждают это. Царевич Борис еще в 1013 году получает из рук отца в управление старшую боярскую дружину. Без сомнения, каган еще при жизни потребовал, чтобы дружина присягнула Борису. Не исключено, что требование присяги распространялось и на князей рода, сыновей Владимира. Вот это и стало одной из причин протеста, непокорности князя Ярослава.

Каган вынужден был укреплять, утверждать международное положение своего государства. Он это блестяще сделал – заключив взаимовыгодный договор с правителями Византия, силой оружия заставив князей Польши (Моравии), Чехии и Венгрии признать себя; разгромив военные силы и разрушив политическое единство печенежских ханов, усмирив пыл камских и поволжских ханов.

Успешное решение Владимиром всех этих задач принесло ему славу и авторитет, сделало его самым популярным каганом (князем по определению академической историографии – авт.) в памяти украинского народа. А также в истории русского и белорусского народов он остается – Владимиром Великим летописей, Владимиром Красным Солнышком народных былин.

Среди «знаковых» мероприятий кагана Владимира следует отметить начало чеканки собственных монет. До этого денежными единицами были гривны, слитки серебра определенной формы и веса, связанные со старой счетной системой, которая делила их на куны, ногаты, векши и т.д. Чеканилось два типа монет – серебряные и золотые. На одной стороне монеты был изображен образ Христа, на другой – образ кагана (царя – авт.) на троне, в парадном одеянии, при всех царских регалиях. На некоторых монетах вместо Христа был изображен личный знак, герб – в виде «трезубца». Вероятно, отличие в чеканке монет появилось со временем. Выяснение и обоснование, какие монеты чеканились раньше, а какие позже, требует дальнейшего изучения данного вопроса. Возможно, в этом заключен древний признак авторитарности, возможно, что-то другое.

Трезубец встречается не только на монетах Владимира и его потомков, а также на литейных формах, гирях, мечах, знаменах. Исследователи считают трезубец родовым знаком кагана (герб рода). Достаточно многозначительного содержания по этому поводу есть легенды о монетах: «Владимир на столе», «Владимир на столе, а се его срибло».

Во времена кагана Владимира уже были открыты школы при монастырях для детей «нарочитой чади», то есть состоятельных людей. Начинают распространяться рукописные книги не только византийского письма, а большей частью переводы на роский (словенский) язык.

Владимир Святой есть настоящий основатель Киевской Руси, который не стремится в чужие земли и не рассматривает Киев как временную стоянку, как базу для бесконечных походов и завоеваний. Для него Киев – «мати градам Русским», где он собирается поселиться надолго, навсегда. Его земля – это Русь (Рось). Русь Приднепровская, Прикарпатская, Словенская; Русь Киева и Чернигова, Новгорода (Костромы – авт.) и Полоцка, Смоленска и Переяслава. Русь - в широком понимании этого слова, где живет и трудится «словенеск язык», а не привлекательная, сказочно богатая, но призрачная «империя на далеком юге», в поисках которой сложил голову славный князь Святослав.

Для того чтобы расширить границы своих владений, укрепить их положение среди других государств, каган Владимир готов отправиться в дальний поход, воевать и завоевывать. Но все это не с целью сделать завоевания «землей своей» и переноса туда столицы Руси, а – утверждения своего государства в древних границах этноса. Он заставлял соседей уважать свой народ силою оружия и дипломатии. Каждый раз, возвращаясь с победой и славой в свой родной Киев, на берега Днепра-Славутича, в свои княжеские палаты, к своим боярам и старцам городским, он все больше усиливал, укреплял Русь. Деятельность воителя Владимира за пределами Руси была определена планами ее внутреннего обустройства, строительства и жизни государства, а не наоборот. Каган ни разу не посягнул на традиционно чужие земли.

По «землям» и «градам» Киевской Руси были назначены сыновья Владимира. Прежде всего, получили назначение в главные центры земель пятеро старших. Вышеслав, как старший и рожденный от словенки, получает в управление Новгород (Кострому – авт.) с его землями. Этот регион основной источник торгового импорта Руси – мехов и морской кости. Всеволод, из смоленского рода, определен во Владимир на Волыни. Назначение не столько в управление, сколько для службы, обороны Руси с запада. Вероятно, князь Всеволод был перспективным воителем, судя по месту его первого самостоятельного княжения, куда был назначен отцом. Ярослав, родной брат князя Вышеслава, отправлен был в Ростов Великий. Изяслав, старший из рода полоцких князей, сын Рогнеды, сел в Полоцке. Святополк, пасынок Владимира, сын кагана Ярополка, получил княжеский стол в Турове.

По прошествии времени получили назначения и подросшие средние сыновья Владимира. Князь Судислав был назначен в управление Пскова. Святослав – в Пинск, Станислав – в Смоленск.

После бегства князя Всеволода за границу, во Владимир на Волыни был назначен князь Позвизд, а со смертью Вышеслава в Новгороде сел князь Ярослав. Последними из сыновей назначения получили юные царевичи: в Ростов - Борис, в Муром – Глеб.

Интересна судьба князя Мстислава. Одного из Великих витязей Руси, сына князя Владимира и полоцкой княгини Рогнеды, которому Традицией была дарована судьба тяжелая, но славная – пожизненная служба ратная.

На этнообразующей территории, землях Киевской Руси, первого, официально признанного государственного образования, испокон века во всех сферах общественной жизни существовала Традиция Десятины. Десятину составлял материальный налог – дань. Десятина церковная. Десятина, налог в людях (мальчики для будущей службы; князья, бояре для управления службой…) – «полон» или «наряд».… Именно эта традиция породила в народе сказки и былины о драконах и приносимых им в жертву юношей и девушек.

Таким «десятинником» был и Мстислав. В один из очередных нарядов на киевские земли, когда войсковая старшина отбирала каждого десятого из молодых здоровых юнцов для пополнения своих рядов, жребий выпал на род самого кагана, у которого к тому времени было двенадцать законных сыновей. И Владимир, строивший свое государство, не позволил себе уклониться от этой народной традиции. Поэтому князь Мстислав стал первым, кого выделили в наряд для Степи от правящего дома Руси. Так он оказался с малой дружиной в тмутороканских землях. Возможно, некоторое время Мстислав возглавлял роский корпус, который был отправлен на службу к правителям Византия.

Сыновья Владимира не были крепко, на всю жизнь, связаны с отдельными городами и землями. Это еще не было разделением Руси на отчины-уделы. Княжичи были лишь правителями отдельных частей единого государства – Киевской Руси от имени Великого кагана. Они были соправителями – помощниками отца, участниками княжеского управления. Ни один из них не мог объявить, как позже их внуки: «се мое», потому что были лишь совладельцами всего того, что принадлежало всему роду кагана, всей семье в целом.

Таким образом, Владимир объединил отдельные земли в свое централизованное государство. Сыновья его не были полноправными правителями. Они, скорее всего, были боярами-воеводами отца, которые берегли и охраняли определенные земли от внешних и внутренних посягательств. Во власти кагана было смещать и перемещать их, но при этом ему необходимо было и приходилось учитывать политическую ситуацию в конкретных землях. Каждый раз согласовывались пожелания, а чаще требование земского боярства о назначение к ним того или иного князя. Предпочтения преимущественно отдавались княжичам от княгини - представительницы земель. Некоторым исключением стали земли Полоцка, где сидели только «Рогволожи внуки». Это может говорить о существенных этнических отличиях жителей полоцких земель, их политических и экономических связях или влиянии Польши. В целом, длительное «готское прошлое».

Во времена Великого кагана Владимира его государство – Киевская Русь достигла высокого уровня военной мощи, экономического развития и культурного расцвета. Она стояла выше государственных образований Европы и Малой Азии.

Владимир развернул поражавшую современников и потомков строительную программу, осуществление которой вскоре целиком изменило внешний вид его столицы. Киев, главный политический и торговый центр Руси, уже к началу XI столетия становится одним из крупнейших и богатейших городов Европы. Возможно, иностранцы в те времена склонны были преувеличивать действительные богатства и количество населения города. Писатель начала XI столетия Титмар Мерзебургский считал Киев чрезвычайно большим и укрепленным в оборонном отношении городом, в котором около 400 храмов и 8 базаров. В летописях имеется сообщение, что великий пожар 1017 года уничтожил в городе Киеве около 700 храмов.

Парадоксально, но эта сторона активной деятельности киевского кагана полностью игнорируется летописями. Из них мы узнаем только лишь о двух сооружениях времен правления Владимира – храма святого Василия (который вспоминают лишь потому, что он построен на месте древнего «языческого» святилища), а также храма Богородицы, позже известный как «Десятинный». Тогда возникает естественный вопрос: а кто построил, по чьему повелению - те 700 храмов, которые сгорели в 1017 году? Даже если их сгорело не 700, а 400, цифра также впечатляет, учитывая время, о котором говорится. При этом летописные известия явно не исчерпывают полного списка храмов, что подтверждается последними археологическими исследованиями древнейшего киевского городища.

Завладев Киевом на переломе 70-х – 80-х годов X столетия, Владимир должен был увидеть его в состоянии грандиозного по тем временам строительства. Город приростал новыми торговыми, купеческими концами (районами – авт.). Интенсивно строились складские помещения, дворы-сараи, а также жилье для зажиточного торгового сословия. Преимущественно это были иудейские купцы, бежавшие из Хазарии.

В понимании поселения как город, размеры его в начале Х столетия соответствовали небольшой крепости на склонах одной из Днепровских гор и отдельных городищ на соседних горах. Это вполне отвечало общему состоянию прагосударственного образования, которое Киев того времени представлял. Точнее, это был торговый центр всего-навсего Днепровского водного пути. Пристанище многочисленной военно-торговой корпорации, которая его контролировала.

Для предшественников Владимира, традиционных языческих каганов, вождей вооруженных дружин, уже сама идея осмысленного перепланирования, перестройки крепости в город была чуждой. Люди «мифологической культуры», как часто называют язычников, настолько «монтировались» в неизменные и постоянно восстанавливаемые в прежних формах условия существования, что сами представляли собой неотъемлемую часть окружения. А для того, чтобы стала возможной ситуация осмысленной конструктивной деятельности правителя (к примеру, создание новых структур управления), которая кардинально изменяет условия жизни, необходим решительный разрыв с привычным образом жизни, с традициями. Именно таким разрывом становится образование единого централизованного государства. Только этот поворот в противовес предыдущему опыту, поменяв в традиционных ориентирах человека все, включая и его этническое имя, позволил ему посмотреть на порядок вещей как бы со стороны. Это и сделало возможным создание чего-то грандиозно нового.

Разительные отличия между внешними переменами только стольного града Руси во времена Владимира, произошедшие, вероятно, при его непосредственном участии и летописным их отображением становятся целиком очевидными. Однако не лишним будет напомнить еще и сравнение археологов-исследователей, что детинец Киева начала Х столетия был большим площади возведенного царицею храма Богородице (Десятинная церковь).

Храм Богородицы (Десятинная церковь), завершенный в 996 году и храм Святой Софии, освященный 1008 году, должны были казаться действительно циклопическими сооружениями для Киева. Окруженные несколькими каменными княжескими дворцами, они создавали необычный, невиданный образ его. Самим своим существованием утверждали славу и могущество Киевского Властелина.

Все эти разрозненные строительные образования: древние крепости на Киевских горах и новостройки концов необходимо было объединить не только в архитектурном отношении, но и, прежде всего, в политическом. Концы Киева строились прежде всего по этническим, социальным признакам как отдельные городища. Именно такое объединение стало под силу Владимиру Великому. Это он город-факторию Киев превратил в политический центр своего государства, сделав его «стольным градом».

В последние годы своего правления Владимир вскрыл явные признаки сепаратизма, которые угрожали целостности существования Киевской Руси. Угроза исходила из Новгорода, где княжил старший сын Владимира Ярослав. Князь Ярослав по матери был словен, поэтому прожив достаточно долго на родине, он крепко соединился, сросся с местным боярством. Князь проникся узкими местными интересами купеческого сословия. Почувствовав за спиной значительную силу новгородских земель, он возомнил себя самостоятельным независимым правителем. У него родились политические цели, вероятно, подсказанные окружающей его вольницей. Князь Ярослав изменяет политике отца. Его сепаратизм становится основной угрозой единству государства.

В 1014 году, незадолго до смерти Владимира, князь Ярослав, подстрекаемый новгородцами, отказывается платить дань Киеву. Каган расценивает этот вызов новгородцев как первый шаг к отделению от Руси. В ответ Владимир объявляет мобилизацию. Приказывает готовить дороги и маршруты, строить мосты, устраивать сараи и делать запасы провианта в них. Он начинает серьезно готовиться к войне, собирает войско, чтобы военной силой заставить Новгород покориться его требованиям. Узнав об этих грандиозных приготовлениях, новгородцы начинают колебаться и ссориться. Ярослав быстро утерял нити управления в данной политической ситуации. С ним оставалась только его дружина. И в этой обстановке, спасая свою семью и себя, он вынужден бежать из Новгорода (Костромы – авт.) и закрыться в своем городище-крепости Ракоме, что выше по течению Волги (будущий город Ярославль – авт.).

Однако поход остался неосуществленным – каган Владимир занемог. 15 июля 1015 года Великого Кагана Владимира не стало. Правление Владимира – защитника Роской земли – навечно останется в памяти народа. Сам Каган, прозванный Красным Солнышком, воспевается в песнях. О кагане (князе) Владимире и его богатырях-воеводах Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алексее Поповиче сложены былины, которые собирались и записывались даже в начале ХХ столетия. Они рассказывают о подвигах в борьбе с врагами, о жизни и быте Великого Князя, его сподвижников, о его человечности, доступности - демократизме, как сказали бы сегодня.

Надо признать – ни одна из исторических личностей нашей древности не была так высоко чтима при жизни и не была такой популярной у последующих поколений, как Владимир Святой. Известный эрудит, Киевский митрополит Илларион, через 30 – 35 лет после смерти кагана во вдохновенном «Слове» так характеризовал его и Русь: «…не в худой или в неведомой земле правил (Владимир), но в Русской, которая ведома и слышима во всех концах земли…», и был он там «…единодержавцем…».

В 1853 году над местом крещения дружины и старшины (бояр – авт.), «луччих мужей» Киева был установлен памятник Владимиру. Поскольку он зачислен церковью до лика святых, в соборе Святого Петра в Риме на одной из стен есть его изображение. Портрет Владимира Святого помещен на банкноте украинской гривны 1996 года.


Летопись о смерти киевского Князя Владимира Великого

Умер же Владимир, князь великий, в (селе) Берестовом и скрыли (смерть) его, так как Святополк был в Киеве. И ночью же, разобрали между покоями помост (и) в ковер завернув, (на) веревках опустили его на землю. И, положив его на сани, отвезли его, и поставили его в (храме) святой Богородицы – в церкви, что ее он сам был соорудил. Когда же узнали об этом люди, то сошлись без числа. И оплакивали его бояре как защитника земли их, (а) убогие – как защитника и кормильца.… И положили его в гроб мраморный, обрядив тело его, блаженного князя, с плачем великим.

Он есть новым Константином великого Рима, что крестился сам и (крестил) людей своих, - и этот так сделал, подобно ему.


Хозяйственная жизнь Киевской Руси.
Общественная структура и аграрные отношения

Древнероское государство обеспечивало единство роских и словенских земель, внутренний порядок для его населения, защиту от внешней опасности. Во главе государства стоял Великий князь-каган. В его руках сосредотачивалась вся власть, ставшая наследственной. Владимир считал себя собственником всей земли. В своей государственной деятельности он опирался на дружину, которая брала участие не только в военных походах, а и в управлении государством. Каган вершил суд. За поддержкой в сложных политических ситуациях великий князь обращался к боярской думе земель. В случае необходимости созывал собрание горожан – вече, на котором решались вопросы о военных походах, заключение договоров, наследование престола и т.д. Отдельными частями государства руководили княжичи и великие бояре, которых назначал каган. За свою службу они пользовались частью дани. Со временем бояре и княжичи начали получать от Великого князя земли в свое собственное владение. Получая земельные владения, они попадали в зависимость от кагана – становились его вассалами.

В киевском государстве сформировалась особая социальная структура. Наивысшее место в государственном сообществе занимали члены династии кагана Владимира. Старшины дружинников, местная (земская) великая знать образовали сословие бояр. Они пользовались правом наследственного владения землями. Земельная собственность, какою можно было свободно распоряжаться – завещать, продавать и т.д., - называлась вотчиной. Много бояр жило в городах.

Рангом ниже стояла городская знать купцы. Мелкие торговцы, ремесленники принадлежали к беднейшим горожанам. Самую низшую ступень социальной лестницы занимала чернь – те, кто, не имея ничего, нанимались на «черную» работу. Отдельную социальную группу составляли служители церкви. Они имели свою социальную градацию: священники, дьяконы, ченцы и черницы.

Большинство населения составляли селяне-смерды. Они имели земельные наделы, хозяйство. Поскольку смерды жили на земле Великого князя - кагана, то вынуждены были платить ему дань зерном, мясом, медом, воском, мехом и другими продуктами. Каждую осень по окончании уборочной страды, заготовки дичи осуществлялся сбор дани – полюдье. Помимо дани, селяне выполняли определенные повинности – назначали молодежь к службе в войске кагана, выполняли вспомогательную войсковую повинность, строили и ремонтировали мосты, обустраивали дороги, замки-крепости, оборонительные укрепления. Постепенно независимость смердов ограничивалась. Так происходило с теми, кто терял, лишался своего хозяйства и попадал в зависимость от феодала. Из свободных становились зависимыми. Взявшие же в долг деньги, тягловый скот или имущество – «купу», составляли сословие закупов. Селяне, вынужденные работать у феодала по договору – «ряду», назывались рядовичи.

Наиболее бесправной частью населения были рабы (военнопленные; закупы, которые пытались сбежать; проданные за долги и т.д.). Зависимое население и выполняло повинности, помимо этого вынуждено было «отрабатывать» на полях феодала.

Вольные селяне объединялись в сельские общины (вервь, мир, село). Это уже были не родовые, а территориальные объединения. В вервь, к примеру, могли входить несколько населенных пунктов, расположенных недалеко один от другого. Община владела лесами, выпасами, водоемами и т.д. Пахотные земли находились в индивидуальном владении членов общины.
Сельское хозяйство

Сельское хозяйство южных земель Киевской Руси имело давние традиции. Особенно успешно развивалось земледелие, чему способствовали наличие плодородных земель и соответствующие климатические условия.

Земледельческие орудия труда были достаточно разнообразными, особенное значение имели приспособления для обработки земли. Изобретение сохи к этому времени знаменовало собой новый этап в развитии земледелия. Соха изготовлялась из цельного куска дерева, конец которого заострялся. Позже она оборудовалось железным наконечником. Соха часто ломалась, вспашка была неглубокой. Однако ее внедрение вместо мотыги и простейшего рала стало значительным шагом вперед, поскольку резко повышало продуктивность труда. Со временем на смену сохи пришел плуг, который имел нож и отвал. Это было достаточно сложное техническое устройство. Нож, закрепленный под определенным углом, прорезал борозду, а отвал подрезал, поднимал и переворачивал пласт земли. Обработка земли при этом стала более качественной. Вспашка была глубже. И все-таки плуг не сразу вытеснил предыдущие орудия обработки земли – все они существовали и служили людям одновременно еще много столетий. Причиной этого, вероятно, были дефицит железа и сложность изготовления плуга – его дороговизна.

Большое значение для повышения продуктивности труда и увеличения урожайности имела разработка системы земледелия. Простейшими и древнейшими были переложная и подсечно-огневая системы. Вырубая и сжигая небольшие рощицы, подлесок и кустарниковые заросли земледельцы не только освобождали участки земли, но и удобряли их пеплом. Такие участки использовали на протяжении 2 – 4 лет, после чего их оставляли. Подсечное земледелие было трудоемким, требовало труда больших коллективов людей – родовых общин, племен. На протяжении столетий были расчищены большие территории. Чтобы не покидать насиженных мест, земледельцы вынуждены были научиться другими способами повышать плодородие земли. Так возникла паровая или переложная система, при которой часть земли оставалась незасеянной, т.е. «отдыхала», находилась под паром. Таким образом происходило восстановление ее плодородия. Эта система предусматривала двухпольный или трехпольный севооборот. Прежде всего переложная система начала зарождаться в северной лесостепной зоне, позднее распространилась и на других территориях.

На Руси выращивали рожь, пшеницу, овес, ячмень, просо, а также горох, бобы, чеснок, лук, репу, хмель, лен, коноплю и т.д. Отдельное сельское хозяйство ежегодно собирало около пяти тонн зерновых. Значительную часть урожая забирали в виде дани князь, местный феодал, церковь. Остаток - обеспечивал минимальные запросы сельской общины и посевной материал.

Большая доля зерновых, собранных в южных землях Киевской Руси, продавалась в северные земли, преимущественно в Новгород, Псков, Полоцк, Ладогу. Зерновые Русь поставляла и на юг в Малую Азию и Византий. Из Галичины хлеб вывозили в Литву. В те далекие времена земледелие в значительной степени зависело от погодных явлений (заморозки, засухи, проливные дожди …). Поэтому нередкими были неурожаи. Часто посевы уничтожали саранча, пожары.

Природные условия Северного Причерноморья благоприятствовали развитию скотоводства. Как пастбища использовались луга, степи, подлески, переложные земли. Зимой скот питался преимущественно подножным кормом, а также отходами земледелия (соломой, ботвой …). Для удовлетворения собственных потребностей в продуктах питания содержали коров, овец, коз, свиней; из домашней птицы – кур, уток, гусей. Как рабочую, тягловую силу разводили волов, преимущественно для военных целей - лошадей. Многие породы домашнего скота были завезены из других земель. Из походов в Польшу в земли печенегов приводили лошадей, овец; из степей Южного Заволжья – верблюдов.

Важную вспомогательную отрасль хозяйства для степной и лесостепной зоны Руси составляла охота. В тоже время для северных зон (смешанных лесов, тайги и тундры) она была основной статьей дохода. Лесные чащи, незаселенные степи юга и тундра севера были богатыми дичью. В центральных и северных землях водились зубры, туры, лоси, медведи, бобры, соболь, песец, лиса, белка и многие другие животные. Охотились копьями, рогатинами, луками, ставили сети, силки. Угодья для охоты были собственностью князей, бояр или сельских общин. В реках, озерах сетями, удочками и другими приспособлениями ловили рыбу. Общины рыбаков ловили рыбу в Азовском, Черном, Балтийском и Северном морях. Продукты охоты, особенно мех, были важнейшими статьями торговли Киевской Руси.

Большую роль в хозяйственной деятельности играло бортничество – собирание меда диких пчел, которые селились в дуплах деревьев и в пустотах камыша. Позднее пчелиными роями заселяли искусственные гнезда, выдолбленные из куска ствола дерева – борти. Борти принадлежали отдельным владельцам. Хозяева ставили на них свой знак. Мед потребляли в пищу как сласть, из него приготавливали напитки. Из воска делали свечи. И мед, и воск вывозили в другие государства.

Достаточно большая доля в хозяйственной деятельности оставалась за промыслом собирательства. Жители селений собирали много грибов, ягод, орехов, яблок, груш и других плодов. Все это в сушеном или соленом, квашеном виде заготавливалось на зиму.

Вот что писали хронисты-монахи Герборд и Эбон о землях Руси в тот период: «Изобилие рыбы в море, реках, озерах и прудах настолько велико, что кажется прямо невероятным. На один денарий можно купить целый воз свежих сельдей, которые настолько хороши, что если стали рассказывать об их запахе и толщине, то рисковали бы быть обвиненными в чревоугодии. По всей стране множество оленей и ланей, диких лошадей, медведей и кабанов, и разной другой дичи. В избытке имеется коровье масло, овечье молоко, баранье и козье сало, мед, пшеница, конопля, мак, всякого рода овощи и фрукты, и будь там еще виноградные лозы, оливковые деревья и смоковницы, можно было бы принять эту страну, как землю обетованную».
Охота

Охота на пушного зверя - основная хозяйственная деятельность в северных землях Руси. Мех с IX столетия становится основной статьей мировой торговли. Северные земли нескончаемым потоком поставляли его на крупные рынки Европы и Азии. При этом основная торговля шла через Византий. Немаловажное значение имел в этом регионе и промысел на морского зверя северных морей, из которого добывали жир и кость.


Ремесла

В хозяйственной жизни Киевского государства высоко развитые ремесла, как и земледелие, имели древние традиции. На первом месте, естественно, металлургия. Важнейшей из ее отраслей была черная металлургия. Железо добывалось из болотных руд, находившихся богато в землях по течениям рек Рось и Северский Донец. Выплавляли его в так называемых сыродутных горнах. В IX столетии появляются шахтообразные домницы – далекий прообраз современных доменных печей. Печи дают возможность выплавлять сталь невысокого качества, но она была уже намного крепче и долговечнее, чем «сырое железо». Историки это событие называют «революцией в производстве железа». Благодаря использованию домниц, резко возрос объем производства железа, а вместе с тем и изготовление из него оружия и орудий труда.

Наиболее распространенной отраслью оставалась деревообрабатывающая. Из древесины изготовляли все необходимое для хозяйства и для жизни: тарелки, ложки, ведра, столы, лавки, лестницы, телеги, сани и многое другое.

Распространение получил промысел выделывания кож и изготовления из них всевозможных изделий. Кожи мяли руками очень сильные люди – кожемяки.

Интенсивно развивалось гончарство. В большом количестве изготовлялась посуда: горшки, тарелки, кувшины, кружки, а также керамическая плитка для пола, строительный кирпич. Из стекла делали витражи, браслеты, бусы, кубки, оконные листы…

Высокого уровня развития достигло ювелирное дело, особенно техника перегородчатой эмали. На поверхность металла (чаще серебра, золота или платины) напаивались золотые проволочки, которые составляли контур будущего рисунка. Пространство между этими перегородками заполнялось разноцветными стекловидными массами – эмалью. Предмет клали на жаровню; эмаль, расплавляясь, заполняла пространство между перегородками. Большое распространение получили домашние ремесла: ткачество, прядение, плетение, вышивание, пошив и т.д.

Всего на Руси существовало более 60 видов ремесел. Изделия ремесленников не только широко употреблялись в быту местных хозяйств, но были известны за пределами государства, то есть стали предметом внешней торговли.
Торговля

Киевская Русь лежала на перекрестке наиважнейших торговых путей того времени. Роль транспортных артерий выполняли реки. Они связывали Западную и Южную Европу с Восточной, Малую Азию с Северной Европой. Как следствие, Русь брала активное участие в международной торговле. Из Руси везли шкуры, мех, мед, воск, хлеб, кость морского зверя, изделия ремесленников. Из Византия и Малой Азии привозили украшения, посуду, вина, перец, имбирь, оливки и другие товары. Из Китая – шелковые ткани. Из Персии и Сирии – оружие, ткани, украшения. Из Западной Европы – сукно, тонкое полотно, янтарь, сельдь, металлы, напитки.

В Киеве на Подоле образовалась и разрасталась торгово-промышленная часть города, где селились и жили ремесленники, купечество. Возникла пристань для торговых судов. Были на Подоле и рынки – Титмар Мерзебургский, со слов немецкого наемника, который бывал в Киеве в 1018 году, насчитал их восемь. Там, на рыночных площадях, собиралось вече, там бился пульс богатого города. Надзор за рынками осуществляли княжеские мытники (налоговики – авт.). Они собирали плату за переезд по мостам – перевозное мыто и торговое мыто на базарах.

Большое значение для Руси имела торговля солью. Ее добывали в крымских озерах и лиманах, а также в Прикарпатье.

Торговые связи играли огромную роль не только в хозяйственной деятельности, но и в политическом развитии государства, потому что вели к объединению отдельных земель. Способствовали обмену культурными и научными достижениями различных племенных объединений.
Деньги на Руси

Вначале роль денег как мерила торговли отображал скот, зерно, меха. Были в обиходе золотые и серебряные монеты скифских царей, хазарских каганов, императоров Византия. Первые деньги Киевской Руси появляются на исходе Х столетия, когда Великий каган Владимир стал чеканить золотники – монеты из золота и серебряники – из серебра. Золотники имели изображения с одной стороны образ кагана с надписью «Владимир на столе», а с другой – его родовой знак в виде трезубца. В настоящее время археология располагает одиннадцатью золотниками Владимира, каждый из которых весом по 4 грамма и более сотни серебряников двух типов.

К первому типу относятся серебряники, на которых с одной стороны изображен Иисус Христос, а с другой – каган Владимир на троне. Ко второму типу относятся монеты, на которых вместо изображения Иисуса Христа вычеканен родовой знак Владимира – трезубец. Во время Ярослава Мудрого (в первые годы его самостоятельного княжения, не ранее 1036 года) чеканились серебряники по 1,5 – 4,5 грамма. Деньги (монеты – авт.) Ярослав чеканил недолго, к 1045 году попытки эти были прекращены. Почему? С этого времени Русь возвращается к денежному суррогату – к литью гривны.

В княжении Владимира Мономаха изготовляли золотую гривну с именем князя и головой человека, вокруг которой извивалась змея. Слово гривна обозначало голова, грива животного, что подтверждает роль скота (товара) в торговле. Изготавливалась гривна из серебра весом 450 граммов. Существовала более мелкая денежная единица – гривна кун весом 200 граммов, которая делилась на меньшие части – ногаты, резаны, рубли, веверицы (древние денежные эквиваленты – авт.)


Пути сообщения

Для сообщения внутри государства между отдельными землями и с сопредельными территориями купцы пользовались речными и морскими путями. Они хорошо овладели и приспособили для своих нужд походные лодки росов. Эти лодки были длиною 15 и более метров, основание выдолблено из единого ствола дуба, борта наращивались палями. Каждая лодка вмещала до полусотни человек и двигалась при помощи весел или парусов. Со временем появились еще большие суда, на которых гребцы сидели под верхней палубой, защищенные от вражеских стрел. Купцы из Руси ходили Черным (Русским), Азовским, Каспийским (Хазарским) морями.

Исключительное значение в системе путей имели Волга и Днепр, которые сетью своих притоков соединял все государство. Этими реками проходила значительная часть товаров с севера на юг. Река соединяла Белое, Балтийское и Черное моря. Большое значение имели также реки Припять, Десна, Ока, Буг, Днестр, Дон. Там, где реки были несудоходными (как, например, Днепр в районе порогов), или между реками Волга-Днепр, Волга-Дон лодки и суда перетягивали по суходолу «волоком».

Развивались и сухопутные пути. С юга на север от Черного и Азовского морей пролегали Гречный, Соленый (Чумацкий), Железный пути; на запад вели Васильевский и Белгородский; на восток – Путивльский, Переяславский.

Так что хозяйство на Руси в XI столетии имело высокий уровень развития. Если не сказать - один из наивысших в Европе. Его отрасли были разнообразными. Это определялось и природными условиями, и географическими положением государства. Сельское хозяйство, ремесла, торговля имели древние традиции и своими корнями уходили в глубь веков. В хозяйстве Киевской Руси отображены достижения коренного населения: древлян, галичан, волынян, словен, полочан, кривичей, дреговичей, северян. Многое же было привнесено различными мигрирующими кастами коренного населения: росами, славянами, печенегами, готами, хазарами, аварами, булгарами (волгарами – авт.), половцами - казаками Земли Русь.

Высокий уровень развития экономики создал условия для эволюции государственности во всех землях и формирования оригинальной объединяющей культуры.


Культура Киевской Руси

«Многогранна, ярка и красочна древнерусская культура, величествен ее расцвет, многообразны ее связи, в далекое-далекое прошлое уходят ее истоки, древни ее традиции. …

На Руси IX – XI вв. производили свои замечательные изделия искусные кузнецы и оружейники, бронники и плотники, кожевники и гончары, ювелиры и резчики по кости, каменщики, эмальеры, стеклоделы и т.д.

Высокохудожественные изделия русских ремесленников дорого ценились за границей. Скань, серебро с чернью, эмаль, шиферные пряслица и другие изделия вывозились в Чехию, Польшу, словенское Приморье, Камскую Булгарию, Херсонес, в славянское Поморье и т.д.

Об уровне развития славянского художественного ремесла свидетельствует изумительная выкладка узоров из скани и зерни на серебряных украшениях (серебряные подвески и лунницы из Гнездовского клада, височные подвески и лунницы из Борщевского клада под Киевом, оба Х в., и др.).

Шедевром русского ремесла является серебряная оправа турьих рогов из Черной Могилы в Чернигове (Х в.). Оправа одного из рогов покрыта черневым узором из переплетающихся растительных пальмет, по технике не уступающим лучшим восточным образцам. На оправе другого рога чеканом и резцом изображена охота на птиц, причем в центре рисунка помещены две пары грифонов, сплетенных хвостами, крыльями и шеями.

Достаточно посмотреть на замечательную отделку турьих рогов из Черной могилы, для того чтобы нам стало ясно, почему в своем трактате Теофил (Х в.) писал: «…если ты его (трактат) подробно изучишь, то узнаешь…, что нового изобрела Русь в искусстве изготовления эмалей и в разнообразии черни». …

Вот почему византийский писатель XII в. Иоанн Тцетцес писал стихи, в которых прославлял русских ремесленников – резчиков по кости и сравнивал русского мастера с легендарным Дедалом.

Говоря об архитектуре древней Руси, невольно хочется сказать словами Б.Д.Грекова:

«Если вы, собираясь смотреть Киевскую Софию, заранее решили отнестись снисходительно к умению наших далеких предков выражать великое и прекрасное, то вас ждет полная неожиданность».

Грандиозный храм, полный света, великолепно украшенный фресками и мозаикой, монументальный и торжественный, он не только оказывал огромное впечатление на современников. Не только знаменитый митрополит Илларион писал о нем: «…церковь дивна и славна всем окружным странам, яко же ина не обрящется во всем полунощи земленем от востока до запада, но и люди поздних времен, вплоть до нашего ХХ в, восхищались и восхищаются Киевской Софией.

Ее строгие пропорции, ее огромные размеры (1326 кв. метров без галерей), целая система изобразительных композиций говорят об исключительном мастерстве русских зодчих. …

Архитектура древней Руси Х-ХI вв. отличается грандиозностью масштабов, монументальностью, торжественностью и в то же самое время массой света, динамичностью, легкостью, яркостью красок, замечательным убранством и украшением (мозаика, фрески, барельеф, майолика, инкрустация).

Она является как бы воплощением в древнерусском зодчестве той жизнерадостности, того оптимизма, далекого от идей аскетизма и отрицания земных благ и земной суеты, которые определяют собой идеологию Киевской Руси времен Владимира и Ярослава, раннее русское христианство.

Она отражает мощь Руси, надежды и чаяния русского народа, уверенность в себе, в своих силах, его исторические перспективы, идеи равноправия…

Не случайно архитектурный стиль древней Руси так близок по идее, по художественному языку народному эпосу. …

От деревянного русского народного зодчества каменные постройки заимствовали галереи «терема» и «сени» - лестничные башни с шатровыми верхами.

Таким произведением деревянного зодчества была тринадцатиглавая дубовая Новгородская София, на месте которой Владимир Ярославович воздвиг каменную.

Древнейшие сведения о княжеском дворце сообщает Ибн-Фадлан.

Он говорит о том, что дворец князя представляет собой огромное помещение, где одновременно могут находиться до 400 человек. В нем стоит престол, на котором, возвышаясь над своими слугами, восседает князь. Это не что иное, как рубленная из огромных бревен гридница, известная нам из летописи и скандинавских саг. Гридница очень велика. Она вмещает не только всех княжих чад и домочадцев, не только всех ближайших слуг и дружинников, но и много приглашенных гостей.

Здесь собираются все, кто служил князю и жил на его хлебах, все гости и приглашенные.

Посреди нее возвышается «отень стол» - почетное место князя.

Кровля гридницы покоится на огромных, толстых столбах. Внутри гридницы – большие открытые очаги, позднее смененные печами.

Не менее традиционным для княжеского двора был рубленный из дерева терем – высокая башня со специальными горенками (комнатами) для женщин. Гридница и терем чрезвычайно характерны для зодчества Киевской Руси. Почти в каждой былине воспеваются «гридницы светлые» и «терема златоверхие».

Довольно рано на смену гридницы, этому типичному сооружению эпохи «военной демократии», отражающему патриархальную простоту, приходят сени. Они составляли второй этаж княжеского дворца, построенного из громадных дубовых бревен и представляли собой огромный зал, помещающийся между клетями.

Заменяя древнейшую одноэтажную гридницу, сени становятся местом собраний и пиров. Здесь, в сенях, стоял и княжеский престол. К сеням вел всход – лестница. По сторонам сени (или сенница) опирались на клети первого этажа, а посредине – на столбы.

Вдоль стен сеней стояли тяжелые, широкие лавки, покрытые парчой и мехами, а перед лавками – длинные столы, за которыми обедали и пировали. По стенам висели доспехи и оружие, а на полках была расставлена посуда…

В этой посуде подавались меды и квасы, пиво (ол) и вина. …

Кроме хором, на княжеском дворе стояли различные хозяйственные постройки: погреба (вначале тюрьмы, а затем хранилища), медуши (погреб, где хранился вареный мед), бретьяницы (погреб для хранения бортневого меда), скотницы (казнохранилища) и бани.

Двор княжеский, окруженный тыном, замыкал огромную площадь. На нем творился суд, собирались сходы, сходилась дружина, устраивались игры и забавы. …

Такие же дворы и хоромы имели бояре. …

Жилищем «простой чади», «сельского» и городского «людья» служили бревенчатые избы или полуземлянки, крытые соломой и камышом» (В.Мавродин, с.277 – 282).


«Записки» Ахмеда Ибн-Фалдана Ибн-Аббаса Ибн-Хаммада, посланника арабского халифа Муктадиора при дворе царя камских булгар (волгар) (921 г.)

Я видел русов, когда они пришли из своими товарами и расположились по река Итиль (Волге – авт.), и я не видел больше совершенных людей, нежели они, так как будто они пальмовые стволы; они рыжие, не одевают ни курток, ни кафтанов, но у них мужчина надевает кису (плащ), которой он обвивает один бок, и одну руку высвобождает из- под нее. Каждый из них имеет при себе постоянно меч, нож и топор; лезвия мечей широкие волнообразные, клинки франкской работы. Начиная от конца ногтя каждого из них до его шеи, (видны) изображенные зеленые деревья и другие предметы. Каждая из их женщин имеет на груди прикрепленную коробочку из железа или из меди, из серебра или золота, в зависимости от достатка мужчины и его имущества; в каждой коробочке есть кольцо, к которому прикреплен нож, тоже на груди. На шее они имеют золотые и серебряные цепи, которые свидетельствуют, что когда ее мужчина имеет 10 тысяч дирхем (серебряная монета), делает он своей женщине цепь; когда имеет 20 тысяч, делает ей две цепи, таким же образом он поступает, когда у него прибавляется очередные 10 тысяч дирхем, он делает своей женщине очередную цепь, поэтому часто одна из женщин имеет много цепей на шее. Самое лучшее украшение у них – зеленые бусы из глины, из таких бус, которые бывают на кораблях (вероятно, здесь речь идет о зеленом жемчуге – авт.); они стараются за любую цену добыть их, покупают одну бусину за дирхем и нанизывают ими ожерелье своих женщин…

Они приходят из своего государства и бросают якоря в Итиль, это есть великая река, и возводят (собирают – авт.) на ее берегу деревянные дома; в одном же доме собирается их десять, двадцать, так же меньше или больше. У каждого из них есть скамья, на которой он сидит вместе с красивыми его девушками для продажи…

Во время прибытия их судов до якорного места каждый из них выходит, имея с собой хлеб, мясо, молоко, лук и горячее питье (мед или пиво), подходят до высоко поставленного столба, который имеет лицо, подобное человеческому, а вокруг него небольшие изображения, за этими изображениями в землю вкопаны высокие столбы. Он (рус – авт.) же подходит до большого изображения, преклоняется перед ним (ложась на землю – авт.) и говорит: «О, государь! Я пришел издалека, со мною девушек столько и столько-то, соболей – столько-то шкур», пока не перечислит все, что он привез с собой из своего товара. Потом говорит: «Этот подарок принес я тебе» и оставляет принесенное им перед идолом, говоря: «Желаю, что- бы ты мне доставил купца с динарами и дирхемами, который купил бы у меня все, что желаю (продать), и не прекословил бы мне во всем, что я ему не скажу»; после этого он уходил отсюда.

Если торговля шла трудно и времени на нее он тратит много, то он возвращается с другими подарками второй раз, третий, и если желаемое им все еще не сбывается, то он приносит одному из меньших идолов подарок и просит его о покровительстве, говоря: «Это все жене государя нашего и его дочери», и таким образом он не пропускает ни единого идола, которого не просил бы и не молил бы о покровительстве и не преклонялся бы ему смиренно. Часто торговля протекает для него легко, и когда он распродает все, то приходит к изображению (идолу – авт.) и говорит: «Государь мой исполнил мои желания, надо вознаградить его за это». И берет он определенное количество крупного рогатого скота и овец, забивает их, часть мяса раздает бедным, остальное же приносит и кладет перед большим столбом и малыми, которые его окружают, и вешает головы крупного рогатого скота и овец на колья вбитые в землю, а когда наступает ночь, то приходят собаки и поедают это; тогда тот, кто это делал, говорил: «Мой государь проявил снисхождение ко мне и съел мой подарок (жертвоприношение – авт.).




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет