Сергей Батов


По - иному о князе Святославе



жүктеу 3.99 Mb.
бет8/16
Дата03.04.2019
өлшемі3.99 Mb.
түріКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

По - иному о князе Святославе.
Поход на Восток

Вторая половина Х столетия начиналась в тяжелом противостоянии двух военно-политических сил, которые владели крупнейшими транспортными артериями этнообразующей территории. Этими силами выступали Хазарский и Киевский каганаты. Роль же торговых путей соответственно выполняли Волга-Дон и Днепр. Целью и причиной противостояния являлись северные земли словен. По большому счету, сами земли никого не интересовали, привлекало богатство этих земель, основными из них были мех таежного зверя и кость морского.

Мысль о войне, очередной большой войне за передел сфер влияния витала в сознании правителей Итиля и Киева. Эти города-фактории являлись и основными политическими центрами каганатов. Думы правителей просачивались в среду горожан, они захватывали их и будоражили. Киевлян все больше угнетало обстоятельство унизительной политической и, как следствие, экономической зависимости от Итиля. От хазар. Столетие перед этим хазары, как союзники, помогли киевлянам освободиться от древлянской зависимости. Киев какое-то время находился под властью правителей Искоростеня (политический центр древлянской земли – авт.). Однако через четверть века хазары сами захватили власть в Киеве, это произошло, когда их союзник князь Олег («Вещий» с легкой руки А.Пушкина – авт.) коварно убил киевских князей Аскольда и Дира. Три четверти века длилась эта зависимость. За этот период накапливалось недовольство у местного населения и, прежде всего, у киевского купеческого сословия. Все это передавалось и роскому войсковому сообществу, которое вынуждено было довольствоваться вторыми ролями после Олегового товарищества. Киевлян воодушевляла возможность освободиться от зависимости и политической опеки со стороны реальных правителей Итиля (иудейского купечества, которое давно правило жизнью хазарского каганата). Благодаря неограниченным кредитам, каган и его войско были в полной зависимости от иудейской купеческой общины. Она достаточно быстро освоилась с аналогичной ролью и в Киеве, что не могло не раздражать местное купечество. Киев – это город-фактория крупнейшей транспортной артерии - Днепра. Купечество - это торговля, торговля – это деньги. А так как за всем этим стояли большие деньги, то за них стоило воевать. Тем более, что воевать за огромные прибыли купечество рассчитывало не своими силами, а с помощью наемного вольного войскового товарищества, точнее даже сообщества товариществ.

Ко второй половине Х столетия политические взгляды киевского кагана Олега II (представителя хазарского или иного союзного им войскового сообщества – авт.) меняются. Вероятно, это происходило под воздействием старшины роского войскового сообщества и киевского купечества. Он начинает поиск новых себе союзников и с 954 года налаживает связи с правителями Византия. До этого, уже в 940-х годах, отношения Византия с Хазарским каганатом принципиально ухудшались и к 950-му году стали крайне враждебными. Подтверждением того могут быть мысли, изложенные в трактате «Об управлении империей» (948 – 952гг.) императором Византия Константином Багрянородным. Характеризуя соседние государства и народы, главу о каганате он озаглавил весьма выразительно: «О Хазарии, как нужно и чьими силами воевать с нею», - то есть каганат представался в его мировосприятии в качестве врага.

Поиски же Олегом союзников завершаются подписанием в 957 году политического соглашения, договора между Византием и Киевом, что может подтверждаться принятием каганом Олегом обряда крещения. В академической историографии этот момент отображен как принятие христианства княгиней Ольгой и ее крещение императором Константином Багрянородным. На самом же деле обряд крещения есть своеобразное подтверждение договора между императором и каганом, клятва крестным целованием.

Все эти процессы, в свою очередь, привели к открытому противостоянию Киева с Итилем, за которым последовала продолжительная и кровопролитная война. Война Киевского каганата против Хазарского. О том, что Киев до середины Х столетия находился под политической властью иудейской Хазарии, подтверждается сведениями, исходящими от того же императора Византия. Константин писал между 948-м и 952-м годом о «крепости (цитадели) Киева, называемой Самватас». Это название, как довел своим исследованием А.Архипов, имеет еврейское происхождение («Самбатион»). Оно означает в данном случае пограничную крепость, то есть расположенную на западной границе каганата или, во времена Кия, между землями древлян и северян. Другой исследователь состояния Киева того времени, В.Н.Торопов, опираясь на ряд источников, доказывает, что «ситуация… характеризуется наличием в городе хазарской администрации и хазарского гарнизона».

Имея противниками Хазарию с востока, а ее союзника, Словению – с севера, Олег II готовился к войне на два фронта. Для этого он в 964 году снаряжает большие соединения, состоящие преимущественно из роских товариществ и отправляет первое - на северо-восток, второе - на восток. Главные задачи этих отрядов - ликвидировать угрозу со стороны славян; воспрепятствовать оказанию ими военной помощи своим политическим союзникам хазарам; отвести угрозу возможного военного удара с севера и северо-востока.

Первое соединение, возглавляемое роским князем Владимиром, Днепром двинулось на север, дальше - Волгою на восток, в земли словен. Отправляется он туда для того, чтобы в случае поддержки славянами хазар, задержать их или принять удар на себя, тем самым дать возможность Киеву решить свои основные задачи. Владимир обязан был предотвратить военный удар по Киеву с севера.

Второе соединение возглавлял другой роский князь, вошедший в историю нашей Земли под именем князя Святослава. Святослав - одна из интереснейших личностей времен начала летописания. Князь, которого народ прозвал Храбрым. Ему отдает свое предпочтение историография Украины как основателю государства Русь и славянского княжеского рода… М.Грушевский назвал его «запорожцем на престоле», подразумевая киевский стол, что, на мой взгляд, требует уточнения. Святослав действительно позже станет «запорожцем на престоле», однако престол его будет находиться не в Киеве, а в болгарском Преславе. А в этот период князь Святослав со своим отрядом был нацелен на камских булгар (волгар), верных и давнишних союзников хазар. Его отряд Окою через земли вятичей двинулся к Волге.

Летописи (хочется верить) сохранили нам действительное описание Святослава. В них немногими, но выразительными словами, как яркими красками, летописцы рисуют нам характерные черты этого князя-рыцаря. Они в веках запечатлели образ мужественного воина. Святослав – князь-воин, вождь многочисленного и храброго воинства. Князь, которого избрала орда и поставила над собой, сын своего века и своего народа, олицетворение «славного варварства», героического, додружинного периода в истории своего народа. Он – князь времен уходящей «военной демократии», превыше всего ставящий товарищество, сам один из первых воинов земли роской. Князь – ничем ни в быту, ни в привычках, ни в одежде не отличающийся от своего товарищества. Он был чрезвычайно вынослив в походах, неприхотливый в быту; мог спать под открытым небом, подстелив под голову седло; был непереборчив в пище, быстр и решителен в своих действиях, нападал на врагов открыто, предупреждая их «хочу идти на вы» и всегда оставался победителем.

Неспроста и не по своей инициативе летописец создает столь поэтический незабываемый образ Святослава. Чувством любви и восхищения к князю, воплощающему в себе все лучшие черты роских воев далекой поры Владимировых былин, проникнуты строки летописного повествования. Былинные песни воинства Святослава о «тропе Траяновой», у подножья которой сверкал роский меч, распевались еще Баяном, «соловьем старого времени». Они навеки сохранены для далеких потомков русских богатырей князя-воина автором «Слова о полку Игореве» в его чудесном произведении.

Самостоятельная деятельность Святослава, описанная в летописях, начинается с 964 года, когда он «възрасъшю и възмужавшю, нача вои совокупляти многи и храбры». Взоры правителей Киева в этот период были обращены на юго-восток. Здесь лежали земли хазарского каганата. Враждебность Хазарии к Киеву вытекала из несогласия с самостоятельной деятельностью киевского кагана, некогда покорного ставленника той же Хазарии. А также нежеланием примириться с потерей огромной доходной статьи от торговли киевского купечества. Зависть, алчная зависть. И подтверждается это содержанием письма хазарского царя-кагана Иосифа Хасдаи-ибн-Шафруту, который и претендовал на покорность правителя Киева. Однако и амбиции киевского кагана Олега II не давали ему спокойно рассматривать себя в роли чьего-то вассала. Поэтому поход Святослава на Волгу через земли вятичей преследовал своей целью не только нанесение удара по восточному враждебному соседу, но и заручиться поддержкою северо-восточного соседа, который в это же время также находился в политической зависимости от Хазарии.

Несогласие вятичей с проводимой политикой в подвластных территориях возрождало силы местного противления хазарскому влиянию. Среди населения земель было немало противников Хазарии. Таким образом, готовясь к борьбе с Хазарией, усиливавшей свою активность, свое влияние как на севере в землях словен, в Поволжье, в Крыму, также и в Византие (Царьграде), Олег II заручается поддержкой тяготеющего к Киеву окрестного населения. Он обещает правящему сословию торговые преимущества и военную защиту.

На исходе был столетний период политического и торгового господства Хазарии, как в Киеве, так и в Византии (Царьграде). В 964 году князь Святослав с повеления Олега «иде на Оку реку и на Волгу». Главная задача его - нанести удар по союзникам Хазарии на Волге и ударом этим сковать их основные силы, отвлечь от удара по Киеву. Попутно выполняя задачу привлечения на сторону Киева новых союзников из словенских племен, он «налезе Вятичи».

Сличая рассказ летописи с сообщением Ибн-Хаукаля, современника похода Святослава на Восток, можно сделать следующие выводы:

1. В 964 или 965 году, идя Окой, Святослав выходит на Волгу и разбивает по дороге булгар (волгар) и буртасов (мордву). Город Булгар – политический центр земель подвергается ужасному разорению. Все, кто мало-мальски оказывал сопротивление или несогласие, были уничтожены, затоптаны лошадьми, разорваны на палях. Остальные были взяты в полон. Селения и городища - преданы огню. Край на некоторое время опустел. Такая же участь ожидала и буртасов (мордву – авт.). Святослав, заручившись поддержкой правящей верхушки основных племен вятичей и пополнив свое соединение войсковыми товариществами вятичей-славян, направил следующий удар своего отряда на хазар. На юг, в направлении столицы Хазарии, князь Святослав повел войска вдоль правого берега Волги. На своем пути разбил и обратил в бегство спешно собранные против него войска. Он безжалостно уничтожал даже малейшие очаги сопротивления племен буртасов. Можно сказать, Святослав огнем и мечом прошел земли мордвы.

2. В зиму 964-965 году на землях обоих каганатов происходят военно-политические события (доподлинно неизвестные нам по источникам) в результате которых господствующая правящая верхушка иудейской общины хазар с Итиля перемещается в Киев.

Что же на самом деле произошло? Хазарская правящая верхушка, недовольная самостоятельной политикой Олега II, союзом с правителями Византия (Царьграда), вынуждена была предпринять соответствующие меры по его устранению. По принципу: нет человека, не проблемы. Чтобы сместить, убрать Олега с киевского престола и наказать, Итиль своими основными военными силами наносит удар по Киеву. В результате чего Киев вновь теряет независимость и переходит под власть Хазарии.

Как это могло случиться? Одновременно с уходом отрядов Владимира и Святослава хазары нацеливают удар основных своих военных сил на Киев. На начальном этапе большинство киевлян встало за Олега II и активно готовились к обороне. Но, видя превосходство хазар и стремясь сохранить город от разорения, киевляне вынуждены были сдать его. В этом проявлялся интерес не столько простых горожан, сколько правящей купеческой верхушки, которая переживала за свое богатство. Олег вынужден был подчиниться. Он оставил Киев и отступил в земли древлян с надежной найти там поддержку, чтобы пополнить свои военные силы и продолжить борьбу. Древляне не поддержали кагана Олега II в борьбе с хазарами. Они еще хорошо помнили недавние карательные походы по своим землям, месть за смерть предшественника Игоря, которые каган лично возглавлял. При подходе киевского кагана к Искоростеню, горожане не открыли ворота и не впустили войско в город. Олег II вынужден был принять бой с хазарами под стенами Искоростеня. В этой битве каган Олег погибает, его тело дружинники вынесли с поля брани. Остатки войска отступили к Овручу, куда принесли с собой тело кагана, там его и похоронили.

На киевский стол был избран (назначен – авт.) очередной каган, им становится Ярополк. Правильнее здесь можно говорить, что он завоевал Киев, не учитывая мнения и не требуя согласия киевских купцов, которые прежде определяли, кому владеть городом. В летописях он фигурирует как старший сын Святослава - князь Ярополк. Версию, как и почему произошло это, опишем ниже. Хазарское влияние в Киеве закрепилось новыми назначениями.

Воспользовавшись походом основных сил хазар под Киев, князь Святослав нанес сокрушительный удар по их политическому и экономическому центру, по городу-фактории Итилю. Где-то в непосредственной близости от города Святослав разбил наспех собранное из оставшихся от похода на Киев хазарских товариществ войско. После этого Итиль был захвачен росами, частично разрушен и сожжен, но, самое главное, было практически полностью уничтожено и изгнано все еврейское купеческое сословие, экономически и физически пострадало все еврейское население края. Карающим смерчем пронесся Святослав практически по всем землям Хазарии. Он захватил все города-крепости: Саркел, Семендер и другие. Часть из них была разрушена. Таким образом, завершился основной разгром Хазарии.

Святослав повернул свои войска на Юг и прошел землями Северного Кавказа, приводя народы этого региона в покорность своей власти. На Кавказе князь Святослав разбил военные формирования ясов и касогов, на племена их наложил дань в свою пользу.

Представители еврейских общин разбегались при приближении войск Святослава. Евреи, спасавшиеся бегством, прятались в землях Закаспия, в Закавказье, в Крыму и в Киеве под защитой хазарских войск. Большая их часть бежала через Малую Азию в Византий (Царьград). В это время значительно выросло и население Киева, пополнившись евреями купеческого сословия. Подтверждение тому мы находим в летописях, сохранивших информацию о появившемся в Киеве новом еврейском квартале.

Впечатление от похода князя Святослава было устрашающим. Арабский географ Ибн-Хаукаль, путешествуя в 968-м – 969-м годах в Джурджан (на южный берег Каспийского моря), видел там беженцев из Хазарии. С их слов он описал ужасающие картины разгрома столицы ее, города Итиль (Хазаран), а также другого хазарского города – Семендера. Действительно, урон был велик, не случайно же сразу несколько арабских источников того времени говорят о временном переселении жителей Хазарии на южное побережье Каспия и на острова. Тот же Ибн-Хаукаль говорит о бегстве хазар от росов из Итиля на один из островов «нефтеносной области», вероятно, Баку, и о последующем возвращении в Итиль с помощью мусульманского шаха Ширвана. Это могло быть истиной, ибо население Ширвана не питало любви к росам, ранее грабившим их побережье. Другие арабские хронисты, Ибн-Мискавей и Муккадаси, писавшие позже, также говорят об исходе евреев из Хазарии. После чего росы прошли Предкавказье. Об этом походе Ибн-Хаукаль написал, что в этих местах росы «если что и оставили, так только лист на лозе».

Основой побед князя Святослава в данном походе стала скорость передвижения его войска. За счет чего? Удивляются практически все исследователи, кто делает этот вывод. Ведь по Льву Диакону, войско Святослава состояло в основном из пеших кольчужников и не могло спорить в скорости с преимущественно конным войском хазар. Летописное определение Святослава и его войска, что он «ходил легко, аки пардус», вероятно, получено им за передвижение все-таки по рекам. В этом умении росу Святославу, действительно, равных было мало. Конные же рати он нанимал дополнительно для выполнения конкретной задачи. И в походе на хазар войско непременно должно было стремительно спускаться в низовья Волги на кораблях, которые князь и добывал силой у волжских булгар и буртасов, а конницу он заполучил, вероятно, у башкир.

Обратный путь князя Святослава на запад лежал через Тамань. Здесь еще раньше был создан форпост вольных войсковых товариществ. По дороге к Тамани Святослав покоряет и облагает данью воинственные племена Северного Кавказа - касогов и ясов (аланов – авт.). Оттуда он идет степями северного Кавказа к низовьям Дона, где захватывает хазарскую крепость Саркел, отныне становящейся Белой Вежей. Но в Киев не возвращается. Почему? Почему вынужден был возвратиться на Тамань?

Да потому что, во-первых, в Киеве произошла смена политических приоритетов. К власти пришли хазары – враги Святослава. Этот обстоятельство объясняет непонятный, алогичный летописный поход в 966 году на покорение вятичей и наложение на них дани: «Вятичи победи Святослав, и дань на них възложил». Поход, который летопись приписывает Святославу, на самом деле должен был совершить и совершил Ярополк. Это он покорял союзников Святослава – вятичей. Во-вторых, узнав об этом, князь Святослав осознал, что своих сил для дальнейшей борьбы у него недостаточно. Надежда на союзников стала призрачной.

Пополнить свои военные силы он мог только на Тамани за счет вольных войсковых товариществ, «лыцарей удачи», потому-то путь его и пролегал через эти земли, так как они исторически были центром, идеологической родиной войсковой вольницы.

Ибн-Хаукаль писал, что росы в каганате особенно свирепо грабили синагоги и храмы. Это свидетельство хрониста требует некоторого анализа, пояснения. Из других хроник и летописей мы можем узнать, что храмы и монастыри в эти времена представляли собой хорошо организованные, охраняемые склады-хранилища ценного имущества (такие себе лабазы товаров, предназначенных для перепродажи – авт.). Теперь становится понятным, что в синагогах и храмах было чем поживиться. И грабеж их становится естественным делом для вольных войсковых сообществ, тем более что синагоги и храмы находятся на территории, принадлежащей противнику. Иначе для чего тогда приходили за сотни верст? По моему мнению, никакого политического или религиозного пристрастия того или иного войскового формирования, их лидера здесь выискивать не стоит. Его просто нет ни у войскового сообщества, исповедующего христианство или иудаизм, ни у приверженцев язычества.

Арабские хронисты сообщают, что после разорения Хазарии росы организовали несколько походов на «Рум и Анатолус». Вероятно, некоторые вожди Тмуторокани, раздраженные добычей святославового войска, отправлялись «за зипуном» в малоазиатскую провинцию Анатолию. В этом нет ничего особенного для того времени и нравов тех времен.

Уважаемый читатель, предлагаю проанализировать и смоделировать события, происходившие на земле Таманской.
Рождение Тмутороканского княжества

Следуя сюжетной линии похода на Волгу и разгрома Хазарии, князь Святослав должен был пополнить свои ряды на средства, добытые в походе по землям камских булгар, мордвы, Хазарии, касогов и ясов и обрушить удар мести на хазар, захвативших Киев. Но, увы, через пару лет он действительно собирает мощные военные силы, по летописным рассказам 60 тыс. воинов, и наносит этими силами сокрушительный удар, но не по хазарам, господствующим в роских землях, а по … Болгарии.

Что могло случиться? Что помешало Святославу вернуться в Киев? Кто помешал?

Итак, в 965-м – 966-м годах на таманских землях появляется новый герой доблести и славы, им становится князь Святослав. Незаурядная личность, любимец фортуны, сильный удачливый воитель. Слава и популярность его не ограничивалась его мужественным величественным обликом, она убедительно подкреплялась большим войском, которое он привел за собой и еще значительнее - изобилием казны. Войско его на фоне разношерстной толчеи воинских товариществ выделялось дисциплиной, профессионализмом, слаженностью и блеском достатка. Неким шармом превосходства. Войско его еще не остыло от военного традиционного порядка, не погрязло в пьяном болоте передышки. Это привлекало остальных, зачаровывало. Это и раздражало, порождало зависть и озлобленность. Фартовые везунчики, черт побери! Это было время князя Святослава, он был в фаворе. Это не могло быть не замеченным.

Святослав прилагал неимоверные усилия, чтобы подчинить себе всю эту вольницу, из которой надеялся набрать достаточно сил в свое войско. Объединить имеющиеся и собираемые силы единой идеей, целью. Своей целью. Однако использовать эту выпавшую на его долю возможностью в полной мере он не смог. Его вольно или невольно втянули в военно-политические дела правителей Византия.

Вот как об этом написала Н.Полонская-Василенко: «Византия вела борьбу с новым Болгарским царством, которое в IX – X столетиях значительно выросло; границы Болгарии доходили почти что до Константинополя, и Византия вынуждена была платить ей дань. Но в другой половине X столетия Болгария стала приходить в упадок и разделилась на две части – восточную и западную. Византийский цезарь Никифор Фока решил воспользоваться ее ослаблением и втянул в борьбу Святослава…»

Именно втянули. В военный поход, тем более не на слабого противника, а противника, который бросил вызов сильным мира сего. Противника, заявившего о своем праве на трон Византия. Этот военный поход, на удивление, был разрекламирован как голливудское шоу. Вознаграждение за него ни для кого не было секретом или тайной, о нем знал даже ленивый, а его размер мог превысить только сказочный властелин.

Для чего нужна была такая реклама походу? Кто был более всего заинтересован в этом?

Об интересе правителей Византия мы знаем из академической модели истории Руси или Византийской империи. Но был интерес еще у одной стороны. Может быть, еще больший интерес. Интерес ценою в жизнь. А это уже трудно измерить деньгами. И этой стороной была хазарская иудейская купеческая диаспора Киева. Это на ее деньги война, готовящаяся против Киева, была повернута в сторону Болгарии. Это они с грандиозным размахом афишировали цену войны с болгарами. Потому что знали: всякая идея стоит денег. А за большие деньги можно купить любую идею.

Князь Святослав за счет своей казны готовил поход на Киев. Главной целью его похода было освобождение своей родины – Руси (Роси – авт.) от варягов, от хазар. Иудейские купцы хорошо помнили ярость Святослава по Итилю, повтора они не желали. Отвести удар росов могло только золото, поэтому его было собрано несравнимо много. Все это делалось в расчете на то, что большая часть воинства, нанимаемое в поход Святославом, позарится на щедрую плату за другой поход, болгарский. И князь Святослав вынужден будет для сохранения силы войска согласиться с желанием и условиями большинства. Войско принудило Святослава пойти в поход на Болгарию, а не предложения и уговоры доверенного от императора Византия Калокира. Деньги, именно деньги, сыграли решающую роль. Деньги, о которых было известно всем и каждому в регионе, ими рассчитывало поживиться большинство войска. И самое удивительное, они, вероятно, были частично выплачены до похода, в размере упоминаемой суммы, чего раньше не практиковалось. Нет документальных упоминаний о таких фактах.

Кратковременным было пребывание князя Святослава на Таманской земле. И все-таки он успел заложить на землях Северо-западного Кавказа и Тамани основы (возможно, даже государственные) своего княжества, вошедшего в анналы истории под названием – княжества Тмутороканского.

Вероятно, последнее обстоятельство было еще одной из причин, по которой Византий и Киев объединили свои усилия. С одной стороны, чтобы отвести угрозу от своих стен и уничтожить появившегося волевого энергичного противника, вождя огромного войска. А с другой стороны – свести своих противников друг с другом и тем самым ослабить, обескровить их. Киев прежде всего опасался усиления могущества и почитания Святослава в войсковых товариществах Тамани. Перспектива образования на покоренных землях Хазарии нового мощного государственного образования не вселяла оптимизма и у правителей Византия.

Вследствие этого - возможности расширения территорий новообразованного княжества как в сторону Киева, так и в сторону Византия (Царьграда) никак не устраивало соседей. Не устраивало, прежде всего, купеческие сообщества Киева и Византия. С целью отвести угрозу войны со Святославом, которого непременно бы поддержали роские войсковые товарищества, киевское купечество готово было раскошелиться на любых условиях. А это привело бы к очередной катастрофе и массовому уничтожению еврейского купеческого сословия.

Здесь не будет лишним напомнить содержание источника, условно названного «Запиской греческого топарха».




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет