Сергей Николаевич Никольской



жүктеу 0.95 Mb.
бет6/6
Дата04.09.2018
өлшемі0.95 Mb.
түріРассказ
1   2   3   4   5   6

XV
Свадьба моя в начале января, венчался в мундире, но визиты делал в охотничей куртке. Предводителю дворянства визита не делал и на съезд не поехал, считаю себя в обиде за отца. Свободно могли не допустить иментя до продажи, а я пожертвовав частью леса, выкупился бы. Ну не бывать бы счастью, да несчастье помогло. В марте пришло письмо от наших. Взяли двух медведей, первого дали сперва стрелять Кожину и он промазал. Убил Иван уже совсем вылезшего из берлоги медведя. Второго таки убил Кожин. Взято 5 волков и 7 лисиц, из них две с темной спигой, штук 30 горностаев и две сотни белок. На белок ездят на новый прииск. Кожину шесть человек пока будет достаточно хотя и против восьми ничего не имеет. Просит сделать так же как и мы, в Перми купить двух или трех лошадей с телегами и ехать на своих. Тут лошади все киргизские, а русские дороги, покупка же лошади, почти окупает дорогу. Дядя Ваня прислал разценку гужа до Воскресенского и цену баржи, а так же сплав до Волги, все подходит. Считая три тысячи пудов на баржу и в 30 пудов нагрузку крестьянской телеги, надо 100 телег.
Получили из Германии, книжку по азбестовому делу в двух экземплярах. Для управляющего просили перевести на русский язык. Там рисунки чесальных машинок, приготовление картону из оческов и коротких волокон, длинну волокна они считают немного большечетверти аршина.

Отобралось пятнадцать человек на поездку, большинство плотники. Посоветовал взять инструмент и условился насчет экипировки – у кого чего нет – помогу. Кого куда, распределят Григорий с Иваном. На заводе, относительно азбеста, написали что к осени, начнем выработку и зимой и весной сможем удовлетворить часть заказов если такие будут. Образцы пошлем примерно в августе месяце.

Вот уже и февраль кончился, март начался капелью. Работы на заводе приходят к концу. Голандеры, два выписали а остальные из оставшихся, подновив их и заменив части – возстановили. Запасы соды и кислоты привезены. Я по батюшкиному примеру отказался от выпуска беленой хлором бумаги дабы не отравлять реку выпущенной с завода отработанной водой. Осматривая писчебумажные фабрики я видел что там делается и сколь вонючие и мерзостные отбросы спускаются в реку. Кроме того, несмотря на большую стоимость выпущенного фабриката он себе обходится значительно дороже, и в сбыте конкурренция гораздо больше. Таким образом, выпуская дешевый фабрикат с обеспеченным сбытом, мы тем самым обеспечены от скопления и застоя товара. Принимая же во внимание дешевизну материала, минимум химических продуктов, из которых чуть ли не главное поташ, вырабатываемый нами самими из золы, надо признать что и сама фабрика значительно более выгодна. При меньшем валовом доходе, чистый несоизмеримо выше. Это еще батюшкины разчеты, я их неоднократно проверял и в точности их убедился. Единственное что мы можем ввести в последствии это изготовление картона, но тоже, предварительно надо проверить цены на картон, спрос на него и главное себестоимость. Может быть гораздо проще и легче остановится навсегда на фабрикации оберточной бумаги!

Вот еще попробую одну две баржи азбеста, будет не выгодно – прекращу. Потери большой быть недолжно. Я понимаю стремление управляющего к более интересному и сложному производству, но в этом его приходится сдерживать. По прежнему будем выпускать только два сорта: более или менеее проклееную. До сбора крапивы очески ее заменят, они конечно стоят дороже крапивы и их обработка несколько дольше, но это даст нам возможность пустить фабрику еще весной. Все уже готово, отделывают кое какие мелочи, ждем вскрытия реки.

Река вскрылась, заложили массу и затопили паровик. Служим молебен и фабрика пущена. Григорию пишу в двух экземплярах, не знаю которое из писем дойдет раньше. Пока земля еще мерзлая, свободных от постройки людей поставить на выработку азбеста (можно взять и киргизов). Сверху сбросить слой земли и начать с выступа и срезать постепенно. Построить подмостки и сарай куда складывать выработанное.

Провожал нашу артель и выдал им задаток денег на дорогу и на покупку еще одной лошади. Я выеду после Пасхи и проеду через Воскресенское – надо наладить перевозку азбеста. Фабрика идет гладко и склад начинает заполнятся. Достраивают азбестовое отделение. Там применили для картона обгоревшую дробильную машину, заменив только ножи и подшипники, туда же пока и пресс со старой фабрики, в сущности мало пострадавший. Сверх ожидания, возстановление обошлось далеко не так дорого как я предполагал. Выручило наличие самого фабричного корпуса (стен) и фундаментов. Затрачено пока 22 тысячи а я предполагал не менее 35и. Тем лучше, уплачу сразу за паровую машину, ее отделение уже готово. Могу со спокойной совестью ехать – без меня управятся.

Весна в полном разгаре – выезжаем. Нижний с переменой парохода, Казань с поездкой в город, Сарапуль и наконец Пермь. У нас уже середина весны а тут еще только начинается. Мои прошли дней 12 тому назад. В Перми покупали подарки киргизам и нашим. Киргизам сарпинку и ситцы на всю деревню, Ивану с Григорием, уже раньше в Казани купили вышитые шелковые рубашки, Степке ружье с прибором и компас. Платки, полотенца и еще кое какую мелочь. В Воскресенске пробыли сутки, , рядился с возчиками, приглядел сарай и дал задаток за строющуюся баржу. Лоцман будет как вернется с весеннего сплава. В Екатеринбурге остановились у дяди Вани. Там от Григория письмо: дом готов. Андрея послал вперед с вещами, завтра выедем и мы. Вызвал Степу из школы и передал ему ружье, он скоро приедет, будет отбывать стаж у нас на прииске. Купил гостинцев из съедобного и кое что из нужного : зеркало, мыло ... и прочее. Вечером пришел Б., он кажется уговорился взятся за наш с дядей Ваней прииск. . Сказал что 20 тысяч на это дело могу определить. Приехали к четырем часам и были встречены хлебом – солью. Собралась и кожинская артель. Комната, или вернее две, так как изба перегорожена на две части, перегородкой не до потолка, посередине печка, светлая и пахнет сосной. Кожин тоже здесь, он отстраивает избу для себя и две избы для рабочих. Все что надо закупил, скоро примется за мойку. Григорий хвастается сколько намыли осенью когда остались одни.

Оказалось что на северном склоне Алтына, где падает лес, он падает самостоятельно: там грунт хрящ и галька, деревья, особенно ель и сосна, плохо держатся и при добавочной нагрузке из снега, или если размокнет почва, деревья сами падают. В гальке часто встречаются самородки. После чаю ходили по прииску. На другой день бродили по лесу, смотрели работы у болотца и новый квадрат в котловине. Были на азбестовой ломке, там его заготовлено порядочное количество. Надо будет паковать в ряднину или рогожу, тюки сделаем по пять пудов. На следующий день после обеда поехали к Юлаю пить кумыс, повезли подарки. Просили Юлая распределить приготовленные пакеты по дворам: материя, ленты, и кулек конфет для ребят. Юлаевым бабам шелковая материя. Для мужчин привез рому и наливки и просил того же Юлая распорядится.

- "Садись пожалуйста, кумыс пей, сейчас народ соберу, барашка жарить будем, "тамаши" (спектакль) будет!"

Катюша сперва ушла с юлаевыми женщинами а потом пришла к нам пить кумыс. Кумыс ей понравился и я заказал приносить его нам каждый день. Пришли мужчины и угощали наливкой. Спрашивал про зимовку, как прошли морозы, как скот...

Большинство мужчин ушло жарить баранов. Юлай приступает с просьбами:

- "Купи у них остальной участок!"

- "Да зачем мне, у меня и так много !"

-"Пажалста купи ! киргиз дурак, деньга любит, плахой человек придет, плахой сосед будет, нам плоха, тебе плоха. Ты купишь харашо будет. Если патом прадашь, харошему человкеку прадашь. Вон сматри, Кожин приезжал, кумыс пил, с девками плясал, хароший человек – веселый и никого не обижал !"

- "Катюша а он ведь дело говорит, это и мы плохого соседа нажить можем , участок небольшой, версты 3-4 и золота в нем нет. Хочешь купи ты !"

- "Пажалуйста купи, мала эта, ты и гара купи, , раньше покупал, гара нам аставлял, теперь гара бери, золото есть, самоцвет есть. Не дорога вазьмем – 50 рублей на двор давай, задатка не надо..."

- "Хорошо, делай приговор и привози, как купчую сделаем, деньги заплатим, праздник будет...!"

Смотрели "Тамашу", ели баранину, опять кумыс и отправились домой.

Живем весело, ездили к Кожину, пикником к графитовому хребту, бродили по лесу. Показывал Катюше бурундучков, видели оленей. Иногда ловим рыбу. Работа идет сама собой с ощутительными результатам, Привезли рядна и пакуют тюки азбеста, его уже больше 200 тюков. Приехал Степа, Он на стаже и ему надо будет представить две работы так как вторую половину лета он должен быть на другом руднике. Посоветовал для работ использовать мою разведку и ее поверку шурфами в которых и он участвовал и вторую работу дать по азбесту – вот он все лето и будет с нами. На будущее лето ему придется ехать в златоустовский округ по железу и еще что-то. Теперь я предложил, если он не хочет взять наши прежние разведки, то может взятся за разведку северного склона Алтына, только не буром а шурфами, так как галька черезчур крупна.
Юлай привез приговор и в подарок Катюше целый "турсук" (кожаный мешок) самоцветов. Есть аквамарины, и очень хорошие, а также александриты.

-"эти не здесь, други гара брал!" объяснил Юлай.

Приехало 16 телег за азбестом. Отдохнули, погрузили по 7 тюков и повезли. Если в горах будет тяжело, по одному тюку оставить где ни будь и возьмут в следующий раз. Григорий едет в Екатеринбург, повезет сдавать золото на Березовском а затем в Екатеринбург за покупками. Даю ему приговор, он завезет его к нотариусу и сговорится с землемером. Золота сдано на 2.600 рублей, да платины лежит у нас тысяч на 10, да эта летняя кампания должна принести порядочно – сколько уже к плавке приготовлено.

Привезены письма, между прочим от управляющего. Первые заказы уже сдал. Паровая машина привезена и ее ставят, на днях будут пробовать. Староста Латкин просит передать что овсы поднялись хорошо и крапивы скоро первый укос делать будут. Говорил с Иваном и Григорием как они хотят с будущей зимой, кого оставить. Оба в один голос заявили что просятся зимовать здесь. Иван бы охотно проехал с баржей и назад бы привез второго сына – мальчику уже 12 лет, пора его к делу приучить. Хорошо бы ему около Андрея побыть, приучится харч варить. Конечно, пусть едет. Он просит дать с собой другого Кузьму Алексеевича Лужкова, он с измальства у воды, сколько барж в Нижний согнал, он очень нужен будет и мужик хороший, не пьющий, ему тысячи поручать можно. Григорий и ехать даже не хочет

-"Чего я там не видел, с лесом, брат не хуже меня управится. Тут хоть кругом дело... а там... бобылем в лесной избе сидеть!"

Ездил к Кожину, просит дня на три прислать Григория, научить вынимать гнезда. Чебыщев пишет чтобы вынуть хотя бы в одной долинке чтобы дать акционерам ощутительную прибыль. Послал его туда. Вернувшись Григорий рассказывает :

¨- "хорошо что на прииске одни наши... Желватых пожил да ушел – гатун, постоянной работы не любит. Нашим я сказал чтобы язык за зубами держали , Кожину тоже самое. А то чужих научишь, как бы кто без нас , на нашем дальнем участке не "постарался". Народ продувной "чалдоны" одно слово!"

Степа кончил разведку; результаты 5-6 золотников на 100 пудов но много и довольно крупных самородков. Они в это число не входят. Журнал работ вел в двух экземплярах. Перевел его на азбест, дал ему немецкую книжку и Катюша переводит ему нужные места, так как я русского перевода с собой не взял, оставил управляющему. Приехал второй обоз за азбестом, на этот раз 24 телеги, следующий раз будет еще больше. Горы взяли легко, этот раз возьмут 8 тюков, но просят на водку. На водку дал, но это последний раз, хоть 10 бери, ни копейки не дам, а то разохотятся, лошадей зарежут. Зотов ездил за покупками и привез шкурки от скорняка. Григорий с хитрым видом вручил Катюше пакет – оказалось два соболя. Он уже было хотел писать о них, но получил письмо о моей помолвке и написал только о россомахе, решив сделать сюрприз. У Катюши теперь три соболя. Часть шкур отправил домой с Иваном. Одного медведя пошлю губернатору. Писем я не пишу а добра желаю.

Опять приехали обозники, 26 телег: половина груза уже на месте, теперь в следующий раз, надо только 12, одиннадцать под груз и двенадцатая под Ивана с Кузьмой с их вещами. Баржа готова, и сплавщики снизу прибыли. Пришли телеги, только сколько надо не знают , пошло соседнее село.... пришло 15 телег. Ивану дал денег на плату сплавщикам и запас. Инструкция следующая: сплыть в Волгу, или пристать к каравану, или поднятся до Казани где найти идущий вверх на буксире караван. Поднятся можно наняв бурлаков или лошадей. В Казани лишних людей отпустить. Даю Ивану 20 фунтов платины, пусть побывает у Макария и попробует продать. . Может для торга взять сотню белок. Я дал удостоверение что платина с нашего прииска, продать около четырех рублей золотник, если 3,75 не дадут, везти домой, осенью продам в Питере. В Нижнем если не найдут каравана по Оке, нанять буксир. Посмотреть с лоцманом и водолеем как примет груз баржа, если много, часть оставить в Воскресенске, и...с Богом!

Азбест ломать уже с неделю как прекратили и Степа свободен. Он пристраивается то к той то к другой партии. Одно время, оставив азбест, помогал землемеру, тем более что пришлось снимать горы за каменной грядой. Землемеру дал 25 рублей лишних. Ездили с Катюшей и киргизами в Екатеринбург подписывать купчую. Киргизам передал 550 рублей, подарки и отпустил. Мы останемся на несколько дней у дяди Вани.

Большая радость! У нас будет маленький! Надо ожидать в декабре.

Петра и Павла, начали охоту на уток.

Через неделю откроется телеграф в Екатеринбург, это точно приближает нас к остальному миру. Из Перми получено письмо от Ивана, Чусовую прошли благополучно, между прочим они взяли с собой нашу лодку "Волю" и погрузили ее на баржу.

С Григорием плавил золото. Пришла Катюша:

- "Ах как красиво !"

- "Хочешь золотой браслет?"

Я вылил узенькую полоску, залил водой и примерил по Катюшиной руке, обогнул два раза деревянную палку, посмотрев чтобы не было острых краев, подал ей...

- "Как просто и вместе с тем оригинально..."

Решили ехать в половине августа.

Письмо от Ивана. Дошли благополучно. До Казани протянулись лошадьми. В Нижнем стояли 5 дней, за это время он посетил Макария так что ехать специально не придется. Платину продал за 4,25 – взяли жиды. Дает адрес ювелира в Нижнем, который по этой цене возьмет. Платины у нас уже 18 фунтов. К моему отъезду пол пуда набежит. Сообщил Кожину почем продал платину, он считает что значит в Питере можно взять дороже. По 4,25 золотник, пуд будет больше 16 тысяч а фунт 407 рублей. Вон Степа уходил на два дня на ту сторону гор с одним киргизенком и принес оттуда самородок платины в пол фунта весом. Отдает мне...

- "Откуда?"

- "С той стороны гор!"

- "Получай 210 рублей – здесь немного более полу фунта, и не сопротивляйся. Если на прииске нашел –это мое, а там –твое. Бери брат, в школе деньги пригодятся !"

На церемонию ввода во владение выезжали мы с Катюшей. Подарки и наливка понятым, конфеты мальчишкам и соответственная мзда землемеру и уряднику. А Катюша вледелица приисков. Послали Степу сделать разведку, хотя бы небольшую. Металл есть, в одной долинке даже до 5, зато на другом краю 1 ½ .

Скоро нам и уезжать. Думали о зимовке. Зотов просится остатся, Кожин тоже зимует и просится зимовать с нашими. Я советую Григорию купить корову. Зотов будет ухаживать, он же и харч варить может, Андрею постоянно помогал – многому выучился.

На своем прииске Кожин поселил семью киргизов, пусть караулят когда уедут рабочие, он недельки на две заправится в Екатеринбург, проветрится, а потом к нашим.

Вот и 14ое августа, Андрей поехал с Зотовым и Степой вперед. Степе к 15му надо уже в школу. Андрей пришлет нам тройку с рессорной коляской, в которой мы поедем до Перми. Провожать пришли все, также и весь Кожинский прииск. Кожин просит набрать ему на будущий год до 20 человек. Не знаю наберу ли.
XVI
Поехали. В Перми встретили Ивана. Тут же купил хорошую двухстволку со всем снарядом и передал ему в благодарность за отличное исполнение поручения, а также 100 рублей деньгами. Ванюшке разрешил давать мое ружье двадцатку. Выдал 20 рублей на зимнюю экипировку Ванюшке. Кузьма остался, не стоило тратить денег на дорогу на такой короткий срок. Опять же Иван поручил ему продажу баржи, и когда уезжал у него кажется уже были покупатели. Мы сразу же перебрались на пароход, Катюша моя отдыхать – все таки разбила дорога, хотя ехали и не быстро.

Ивана с Ванюшей позвал к себе, накормил их хорошим ужином и просматривал его отчетность. Все велел сдать Григорию который ведет счета. Деньги за платину, Иван внес в банк в Муроме, взятых с собой денег с лихвой хватило на все, и на обратную дорогу да еще порядочно осталось. Пусть все сдадут Григорию и проведут по азбестовскому отделу ; мне же пришлют выписку так как мне надо подсчитать стоимость перевозки. Баржа была такая что еще 500 пудов взяла бы. Жалеет что не взял груза в Перми к Макарию, не понадеялся на такую скорую доставку, ведь по Каме и Волге можно было бы добавить хоть 1000 пудов.

Проехали мы отлично и Катюша скоро оправилась. Чудная погода и мы любовались видами. В Нижнем продал 21 фунт платины по той же цене: 4,25 р..

Доход прииска сильно заметен, приблизительно можно сказать что половина выработанного золота с лихвой покрывает все расходы, другая же половина и платина – чистая прибыль.

Пароход из Нижнего подошел к самому нашему селу. Узнав что мы приехали, сбежалась масса народу, пока мы ждали лошадей. - Ахи. Охи, да когда будут ?

- "Примерно к Покрову, все слава Богу здоровы и вам кланяются. Есть письма но у меня в багаже, завтра принесу, а также посылки и деньги...


Опять дома....Как странно: и там и тут, все дома. Посидев за чаем навестил фабрику. Все, слава Богу, хорошо, пятый заказ готовят к сдаче и пошел в ход первый укос крапивы. Как бы ее не было мало до следующего лета. Второй укос немного похуже, может хватить, так как некоторое количество подвозят крестьяне, узнав что мы ее покупаем, жнут по задворкам и везут к нам. Если не хватит, пустим пеньковые очески, с ними бумага почти также хороша, клиенты довольны, а это то что и требовалось.

Азбест идет. Образцы уже разосланы и склад пополняется. Паровая машина очень хороша: и силы достаточно и на топливо экономна. Отчетность посмотрю только после завтра. Завтра зайду только так, посмотреть. Азбест пока еще подсчитать придется приблизительно, пока не придет копия отчетности со "Светлого Озера", я видел ее только мельком и записал грубые цифры. Да вот оказывается Кузьма продал баржу выше того что за нее платили, сказывается разница в стоимости леса. Если бы не общий застой то продали бы и дороже, баржа, говорят, очень хороша. На другой день, разнес письма и посылки. Катюша чувствует себя хорошо. Распределяет сибирские подарки: кому шкурки, кому самоцветы(накупили на гранильной фабрике) а кому и самородки. Был на фабрике, очень хороша машина дающая непрерывную ленту бумаги: обшитый сукном вал набирает бумагу, далее она проходя горячие вальцы обсушивается , потом в клей и опять на горячие каландры и спресована, и выглажена и почти сухая. Машина сама и разрезает, смотря по заказу, только подавай массу. Есть конечно искушение расширить производство. Раз есть масса – ряд изделий из папье-маше. Вон за границей делают тазы, ведра, игрушки и еще массу вещей, но тогда надо рабочих специалистов, настоящих фабричных, а это народ аховый – мужикам дурной пример и разврат. А так, у нас свои крепкие деревенские люди, их по очереди можно отпустить на полевые работы и остаются они крестьянами. Батюшка верную линию вел, в корень дела смотрел. А громадных доходов мне не надо, хватит, и прииск еще подсыпает.

Пришли первые заказы на азбест, цены дают приличные, гораздо выше чем год тому назад (увеличили пошлины). В Сормово успели отправить водой, посылаю Кузьму, а петербургский повезем гужем до Москвы, а там сдадим на железную дорогу. Осень стоит чудная, гуляем и катаемся с Катюшей. Соседям визиты сделали и больше никуда не ездим. К Покрову приехали рабочие, привел партию Кузьма Галеев, сдает отчеты. Отчет присланный Иваном по азбесту поразителен – прямо бухгалтерская работа. Отчет Григория еще не готов и будет прислан в конце месяца. Делаем подсчеты: перевозка ( с выработкой на месте) пуда азбесту обходится в 27 копеек. Я думал что будет до полтинника. Не поддается учету только харч наших рабочих на выломке, но это свободно может лечь на прииск.

Пришел отчет Григория, тоже совершенно бухгалтерская работа, приведены малейгие мелочи –удивительно.

6 января, счастливое событие: у меня сын, назван Петром. Вот и весна, собираю людей, Кожину, как он и просил, набрал 19 человек, к нам идет 10. Лошадей не покупать, ехать до Воскресенска, а оттуда взять обозных которые обратно привезут азбест. Кузьме Лужкову заказать баржу, такую же как в прошлый год. Я приеду в мае-июне. Здесь, фабрика шла всю зиму паровой машиной.

Рабочие уехали, весна во всей красе. Тянет в тайгу –на прииск. Катюша конечно ехать не может – что же делать, придется ехать одному. Утешение что теперь до Екатеринбурга есть телеграф, так что связь не разрываетмся.

Приехал без всяких приключений и к 7 июля был на прииске. Работа кипит, азбест ломать и тюковать кончили, идет его последний транспорт, опять посылаю Ивана с Кузьмой. Разсматривал коллекцию минералов и самоцветов собранную Григорием. Какой то странный темный кристалл. Григорий при пояснении вставил слово "октаэдр" потом "турмалин" и "поляризация света". Оказалось что он обе зимы под руководством Кожина изучал минералогию, геологию и горное дело. Книг достали у Б. и учебники Степы. Кроме того они с Иваном прошли бухгалтерию, чем и объяснились обстоятельные отчеты обоих. Очень трудно с ними, особенно с Андреем и Григорием – все что я мог сделать это перевести на их имя в банк по 10 акций компании, от денег отказываются: "на что нам?" – "Тогда возьмите версты по полторы прииска у перевала!"- не хотят. Не знаю право что делать. Кажется поеду в Екатеринбург да сделаю дарствкенную запись обоим. Степа в Златоустовском округе был на железе, теперь переходит еще куда то. В мае приезжал на несколько дней, приедет еще в конце июля. Кожин очень доволен своей работой, доволен и рабочими, конечно из местных можно было бы найти дешевле, но такого отношения не будет, а что уж самородки красть будут, то это уж как пить дать. Для простых работ и в помощь нашим, берет киргизов. Платину отправил в Питер и ее там продал по 4 рубля 40. Кожин едет в Питер оставляет , за себя своего помощника, а десятником у них наш Китыч. Помощник этот мне не особенно нравится, какой то маменькин сынок и мямля, все жалуется что нет культурной жизни, а на работы выходит поздно... Кожин того же мнения что и я. Как то будучи на прииске отозвал в сторону Китыча и посоветовал ему вести копию журнала работ, тщательно отмечая каждую промывку и сдачу металла, помечая самородки и их вес.
- " А то если чего не хватит , на тебя скажут, либо на ребят!".
Мои опасения кажется оправдываются: Он поехал в Екатеринбург, и пропадал больше недели. Проезжал мимо, даже не заехал. И приходится держать на прииске такую прелесть так как он племянник одного из главных акционеров. Через несколько дней опять заправился и тоже на неделю. Опять проехал не заезжая к нам. Вечером приехал верхом Китыч:

- "Приехал! Глаза мутные, ни слова не сказал, спать завалился, а у меня металлу сколько накопилось, сдавать надо -

Венедикт, (кучер парного тарантаса) говорит шибко гуляли, все в клубе и до света, корридорный ему рассказывал что бывало и не в своем виде возвращался. Сделайте Божецкую милость, как бы беды какой не было!".

Отпустил Китыча сделав ему напутствие – пусть делает вид что ничего не знает, как будто и ничего не было, ведь в сущности дело не его.

Поехал в Екатеринбург, заезжал, как бы за какой то пустяшной справкой в контору по приемке золота. Разговорился об общих делах, пожаловался что у меня последнее время идет все платина а золота мало... вот рядом, в компании, кажется больше, господин К. два раза мимо меня проезжал, должно быть золото вез...

- "Как же, как же, два раза сдавал, один раз на две...(сейчас посмотрю...) да! на две тысячи шестьсот семьдесят а другой раз на три тысячи сто восемьдесят три... вот у меня в книге и отметки".

- "Да у них отлично дело идет... ну – желаю здравствовать !"

В клубе тоже так, обиняком –"что нового?"

"Вон ваш К. то как у нас чертил – один раз было крупно выиграл, да все спустил, видно на доку нарвался. В игре выдержка нужна а у него ее что то маловато – молодой еще...".

Полетел к дяде Ване. Что делать? Составили телеграмму Кожину. Ответ: просит дядю Ваню, Б. и меня (Б. акционер, получил от дяди Вани 10 акций и от меня 5)Опечатать ящик а К. Специальная телеграмма с увольнением в отпуск до его приезда. Подписано им, Чебышевым и директором правления. Уехал домой.

На другой день приехали дядя Ваня и Б.. Утром отправились на прииск. К. только что встал, а уже 9 часов...Передали ему обе телеграммы и просили сдать текущие суммы. Ящик опечатали. Денег получили 325 рублей и передали пока Китычу, ему же велели складывать металл в другой сундук. К. уехал на своем тарантасе.

Когда мы вошли и передали телеграммы, его первая фраза была:

- "Уже донесли..."

Растрата очевидна, и мы как акционеры в этом заинтересованы.

- "Ну дядюшка заплатит, в больших миллионах ходит..." сказал Б. " А вот что этого вареного судака отсюда уберут, так оно и лучше!"

От Кожина еще телеграмма : Управится ли Китыч? Не может ли Григорий или Степа вести прииск, если нет то хоть наведыватся и помогать. Если не успеет приехать до отъезда рабочих, просит нас расчитать его рабочих а Китычу дождатся его приезда.

Мне надо ехать, Катюша прихварывает, пропало молоко и доктора советуют на осень уехать в Крым, маленькому взяли кормилицу и в доме все время живет Надя, Катюшина сестра.
___________
На этом записки моего деда и кончаются... Из семейной хроники передаю:

У деда было четверо детей, трое сыновей и дочь из которых младший сын мой отец. В детстве я видел один раз Григория Семеновича, степенного старика в охотничей куртке, такой же самой какую носил всегда и мой дед. Видел я его, гащивая с матерью моею в имении деда летом на реке Оке. Видал также несколько раз и Степана Ивановича в фуражке с горным значком, видал и старика "Китыча"...



Играл в кабинете деда на шкуре медведя убитого им в первую зимовку на Урале. Помню и ковер увешанный оружием и украшенный по сторонам оленьими рогами. Помню письменный стол с "друзами" горного хрусталя и аметиста и самородками платины лежавшими ввиде пресс-папье на бумагах. Помню и бумажную фабрику а главное пароходик на котором нас ребят иногда брали кататся по Оке. Один из приисков, по прежнему, оставался в нашей семье, остальные же были проданы и заменились дачей в Крыму и акциями железной дороги на Урале, дававшими порядочный доход. Азбестовое производство держалось у деда лет 10, пока не создалась конкурренция, тогда он его прекратил и перешел на выделку простого рыжеватого картона которая ведется и по настоящее время. Видел в лесу со столетними соснами бурундучков, котрые дед привозил из Урала, но велись они почему то плохо и видеть их было очень трудно.
C H

Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет