«сынишка» Комедия в трех актах Русский текст



жүктеу 0.9 Mb.
бет5/6
Дата03.04.2019
өлшемі0.9 Mb.
1   2   3   4   5   6

ДЖИММИ (обиженно). Я старался. Со всей улицы ко мне сбежались кошки. На вас разве угодишь.

МЭДЖИ (передавая ребенка Кэтти). Разве я не была права, когда говорила, что в этом возрасте все ребята на одно лицо? Подержи его, пока я выну того из кроватки.

КЭТТИ. Новый как будто немножко полнее.

МЭДЖИ. Скажем, что он хорошо покушал на ночь, вот и все.

ДЖИММИ (вынимает из кармана соску). Вот соска для девочки.

КЭТТИ и МЭДЖИ (поражены. Каждая держит на руках по ребенку). Для девочки?

ДЖИММИ. Ну да. Это девочка.



КЭТТИ (в отчаянии). Ты? Принес? Девочку?

ДЖИММИ. Если у прачки родились две девочки, откуда же она возьмет для вас мальчика.

КЭТТИ. Ты что же думаешь, Вильям не заметит, что его сын превратился в девочку? Ты просто идиот!

ДЖИММИ (разъяренно). Довольно, наконец! Всему есть границы. Ты что мне сказала? «Пойди к прачке и принеси от нее ребенка. Само небо нам послало его». А если небо само не знает, что посылает, это уж не моя вина.

МЭДЖИ. Тише. Не кричите. Оставим его до утра, там видно будет.



КЭТТИ. Ты права. А завтра поищем мальчика. (Она кладет в кроватку второго ребенка, сама ложится на диван.)

ДЖИММИ. Что же, завтра я опять должен буду летать по городу, отыскивать сосунков?

МЭДЖИ. Пока что отнеси этого в приют.

ДЖИММИ (стиснув зубы). Знаете, что я скажу вам… Я уже начинаю всерьез…

МЭДЖИ. Хорошо, хорошо. Потом расскажешь. Бери ребенка и уходи.



ДЖИММИ (берет ребенка, прячет его под пальто). Но поесть мне можно, по крайней мере? Я ведь не обедал! Возьму курицу с собой и буду жевать по дороге. (Видит пустую тарелку.) Ах! Ах!

КЭТТИ и МЭДЖИ (испуганно). Что! Что с тобой?

ДЖИММИ. Съели мою курочку!



Входит ВИЛЬЯМ.
14.
ВИЛЬЯМ. Нигде не нашел флакона.

КЭТТИ, МЭДЖИ, ДЖИММИ (вместе, каждый в сторону). Вильям!

ВИЛЬЯМ (увидев Джимми, старающегося удрать). Ты куда торопишься, Джимми?

ДЖИММИ. Я? Никуда. Я сейчас вернусь. Я на минуточку.

ВИЛЬЯМ. Что ты там прячешь?

ДЖИММИ. Где?

ВИЛЬЯМ. Под пальто?

ДЖИММИ. Ничего.



КЭТТИ (в стороне). Ай-ай-ай!

ВИЛЬЯМ (заглядывает под пальто Джимми). Мой сын! (Грозно.) Ты что это в самом деле?

ДЖИММИ. Немножко погулять… Я хотел подышать с ним свежим воздухом…



ВИЛЬЯМ. Ты с ума сошел? Ночью – гулять? Дай его сюда. (Отбирает у Джимми ребенка.) Я его сам положу в кроватку… Мой сынишка, мой дорогой… У-тю-тю… (Идет к кроватке.)

КЭТТИ (Мэджи.). Вот теперь мы погибли окончательно…

ВИЛЬЯМ. Сынишка мой… У-тю-тю… (Видит в кроватке другого ребенка.) А! Что это?

МЭДЖИ. Это другой.



ВИЛЬЯМ. Как другой? (Осененный догадкой.) А! Значит, близнецы.

КЭТТИ, МЭДЖИ, ДЖИММИ (вместе). Да! Да!

ВИЛЬЯМ (сияя от счастья, берет другого ребенка из кроватки). И вы не сказали мне ни слова…

КЭТТИ. Хотели сделать тебе сюрприз.



ВИЛЬЯМ. Два сына! Два сына! Спасибо тебе, Кэтти. У меня двое прелестных маленьких сынишек… (В полном восторге садится на стул посреди комнаты, укачивает ребят, напевая веселый марш.)
КЭТТИ в изнеможении падает на подушки.

МЭДЖИ, не выдержав, поворачивается к Вильяму спиной и обхватывает свою голову руками.

ДЖИММИ растерянно смотрит на Вильяма.
ЗАНАВЕС.


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
Та же обстановка.
1.



ВИЛЬЯМ по-прежнему сидит, держа на коленях обоих младенцев.

ДЖИММИ забавляет их, раскачивая свои часы на цепочке.

КЭТТИ и МЭДЖИ обмениваются беспокойными взглядами.
ВИЛЬЯМ. Ниже, Джимми, опусти ниже.

ДЖИММИ опускает часы.

Как они внимательно глядят на часы.

ДЖИММИ. Может быть, хотят рассмотреть, который час?

ВИЛЬЯМ (смеясь). Нет, вряд ли. А какое же имя дали ему?

ДЖИММИ. Кому?

ВИЛЬЯМ. Как кому? Моему второму сыну. Ты что-то стал непонятливый…

ДЖИММИ. Ах, да, да… Его назвали… Спроси свою жену. У меня что-то память ослабела…

КЭТТИ. Его назвали Вильям.

ВИЛЬЯМ. В честь меня?

ДЖИММИ. Нет, в честь Шекспира.

ВИЛЬЯМ. Великолепная мысль. Значит, после меня останется на свете еще один Вильям Гаррисон. Ах, Джимми, мог ли я думать, что, вернувшись в Чикаго, я найду дома двух очаровательных мальчиков!



ДЖИММИ (в сторону). Из которых один – девочка.

ВИЛЬЯМ. Когда их будут купать? Мне хочется посмотреть на них голенькими.

КЭТТИ. Что ты, Вильям! Так поздно! Они уже спеленуты на ночь.

ВИЛЬЯМ. Хорошо, хорошо – что же ты волнуешься? Спеленуты, так спеленуты…

МЭДЖИ. Вильям, вы уже достаточно наигрались с ними. Пора им спать.

ВИЛЬЯМ. Правильно, Мэджи, правильно. Где же другая кроватка?

МЭДЖИ. Другая кроватка?

ВИЛЬЯМ (лукаво). Вы, наверное, спрятали ее, чтобы я не сразу увидел…

КЭТТИ. Другой кроватки еще нет. Будет завтра. Когда мы заказывали, мы не могли предположить…

ВИЛЬЯМ. Конечно, конечно. Ждали одного, а появилось двое. Ах вы, сынишки мои, ах вы, плутишки…

ДЖИММИ (тихо Мэджи по адресу Кэтти). Никогда она еще столько не врала, как с тех пор, когда решила больше не врать.

МЭДЖИ. Ребятишки спят возле меня, в той комнате. Я всю ночь присматриваю за ними. Дайте я отнесу…

ВИЛЬЯМ. Нет, я сама отнесу, сам отнесу моих дорогих сынишек.

МЭДЖИ. Положите их там на моей постели. Я сейчас приду.

ВИЛЬЯМ. А знаете, Вильям на целый фунт тяжелее, чем наш маленький Тото.

КЭТТИ. Не может этого быть.



ВИЛЬЯМ. Ах, вы, сынишки мои. Теперь, друзья, когда у меня двое детей, мне придется как следует приналечь на работу… Но это только радость – работать на детей… только радость… (Уходит с младенцами.)
2.
КЭТТИ. Мэджи, запри дверь.

ДЖИММИ (растягиваясь на кушетке). За кого теперь приметесь?

КЭТТИ (слезает с дивана. К Джимми). Можешь быть доволен. Ты заварил такую кашу…

ДЖИММИ. Поехала!

КЭТТИ. Ты должен был сразу убежать со вторым ребенком. Так нет! Топчется на месте и думает о своем курином крылышке.

ДЖИММИ. Посмотрел бы я, как бы вы себя вели, если бы ничего не ели с утра.

МЭДЖИ. Кэтти права. Ты думаешь только о себе, Джимми. Лишь бы тебе было спокойно, а до других тебе дела нет.

ДЖИММИ. Конечно, конечно. Никогда я не чувствовал себя так спокойно, как сейчас, когда каждую минуту может открыться…

МЭДЖИ. Джимми!

ДЖИММИ. Ко всем чертям.

МЭДЖИ. Джимми, ты никогда не выражался так.

ДЖИММИ. Еще не то услышишь, если все это будет продолжаться.



Звонок за сценой.

КЭТТИ. Звонят!

МЭДЖИ. Теперь уже кончено, это начальница приюта, мисс Петиктон.

КЭТТИ. Она заберет ребенка… Мэджи, Мэджи, что же нам делать?

ДЖИММИ. Да отдайте ей обратно, и пусть она с ним провалится…

МЭДЖИ. Ты с ума сошел. А Вильям?

ДЖИММИ. Ему останется в утешение дочка

КЭТТИ. Ему останется одна девочка, после того, как ты преподнес ему двух мальчиков?

ДЖИММИ. Я преподнес? Все я!

КЭТТИ. Ты, может быть, скажешь, что я во всем виновата?

МЭДЖИ. Все дело в том, что ты не успел во время скрыться.

ДЖИММИ. Ну, понятно. Я – тот осел из басни, который всегда виноват.

КЭТТИ. Если ты сам называешь себя ослом, то мне возражать неудобно.

Входит ЗОЭ.

ЗОЭ. Пришла мисс Петиктон. Очень сердится и говорит, что не уйдет отсюда, пока не получит обратно ребенка.

КЭТТИ. Боже мой.

МЭДЖИ. Попросите ее подождать.

КЭТТИ. Да, да, пусть подождет.

ЗОЭ. Хорошо, миссис. (Уходит.)
3.
ДЖИММИ. Вы думаете, она будет сидеть там и ждать, пока ребенок не станет совершеннолетним?

КЭТТИ. Очень неостроумно. Нам нужно только выиграть время, пока мы не найдем еще другого ребенка.

ДЖИММИ. И третьего опять я должен буду доставать? Нет извините.

МЭДЖИ. Джимми, не упрямься. Сходи к прачке.

КЭТТИ. Да, да. Принеси сюда хоть на время ее второго ребенка. Уговори ее, объясни, что это лишь на одну ночь.

ДЖИММИ. Но ведь тогда у вас будут две девочки.

КЭТТИ. Ночь как-нибудь пройдет. А утром мы раздобудем двух мальчиков.

ДЖИММИ. И, значит, завтра я буду искать уже не одного мальчика, а двух? Вы, кажется, решили, что это моя профессия… Младенцы, младенцы, младенцы, у меня в глазах сплошные младенцы… И всю жизнь я буду этим заниматься… всю жизнь! Нет, благодарю покорно! Будь, что будет, а к прачке я больше не пойду.



КЭТТИ и МЭДЖИ (вместе). Джимми.

МЭДЖИ. Джимми, я прошу тебя.

ДЖИММИ. Нет, нет, нет. Я осел, как вы изволили выразиться. А ослы упрямы.

КЭТТИ (ласково). Джимми, милый мой Джимми! Я обидела тебя, сознаюсь, прости меня. Ты сам видишь, в какое отчаяние я прихожу, когда думаю, что снова могу потерять Вильяма. Ведь в душе ты незлой. У тебя доброе сердце.

ДЖИММИ. Нет, не доброе. Оно у меня не доброе.

МЭДЖИ. Нет, доброе. Ты хороший, милый парень.

ДЖИММИ. Это я слышал, слышал. Не поможет.

КЭТТИ. Ведь мы с тобой друзья детства… Мы с тобой играли вместе совсем малышами… Помнишь, Джимми?

ДЖИММИ. На всю жизнь запомнил. Ты меня всегда колотила и слизывала варенье с моих бутербродов. Это не забывается.

КЭТТИ. Такие мелочи только сильнее привязывают друг к другу…

ДЖИММИ. Я сам очень любил варенье.



МЭДЖИ (умоляюще). Мой милый, дорогой, любимый Джимми! Не упрямься!

ДЖИММИ. Не пробуйте меня расстрогать, сударыня. Один раз я уступил вашим мольбам, но в другой раз – уж извините.

МЭДЖИ. Джимми!

КЭТТИ. Не надо, Мэджи. Не упрашивай его. Если он такой бездушный – не надо. Я признаюсь во всем Вильяму.

ДЖИММИ. Первое разумное слово, которое я слышу за сегодняшний вечер.

КЭТТИ. Я признаюсь ему во всем. Расскажу, с кем я завтракала в ресторане «Савой»…



ДЖИММИ (тревожно). Что?

КЭТТИ. А так как Вильям вспыльчив до крайности, он, наверное, убьет и меня, и его.



ДЖИММИ (тихо). Ах, змея.

КЭТТИ. Жить я не хочу и смерти не боюсь.

МЭДЖИ. Джимми, неужели ты сможешь жить с двумя трупами на совести?

ДЖИММИ. Конечно, не смогу жить с двумя трупами на совести, особенно, если один из них – это… Гм… Ну, да… в общем ты меня убедила. То есть не убедила, а мне тебя стало жаль.

МЭДЖИ. Я так и знала, милый Джимми, что ты согласишься…

ВИЛЬЯМ (за сценой). Мэджи!

МЭДЖИ. Вильям!



КЭТТИ бросается на диван.

ДЖИММИ. Вот завязался узелочек!



Входит ВИЛЬЯМ.
4.
ВИЛЬЯМ. Кто пришел?

МЭДЖИ. Никто.

КЭТТИ. Никто не приходил.

ДЖИММИ. Тебе показалось.

ВИЛЬЯМ. Как – показалось? Разве не было звонка.

КЭТТИ. Мэджи, разве кто-нибудь звонил?

МЭДЖИ. Я не слышала.

ДЖИММИ. Я тоже не слыхал.

КЭТТИ. Вот видишь, милый…

ВИЛЬЯМ. А я был готов пари держать. Так явственно слышал звонок. Ну, оба младенца уснули, теперь я могу поболтать со своим старым другом Джимми. Как же ты жил все это время, Джимми?

МЭДЖИ. А Джимми как раз надо уходить.

КЭТТИ. Да, ему надо уйти.

ДЖИММИ. Необходимо.

ВИЛЬЯМ. Куда же ты пойдешь так поздно?

КЭТТИ. Подышать свежим воздухом.

ВИЛЬЯМ. Ты ведь только что дышал – с Тото.

ДЖИММИ. Доктор сказал, что мне нужно как можно больше свежего воздуха. Сколько смогу выдержать.

КЭТТИ. Не задерживай, если он хочет идти.

ВИЛЬЯМ. Та, та, та! Успеет еще прогуляться. Посиди со мной, Джимми, поболтаем, сыграем партию в шахматы…

ДЖИММИ. Я не играю в шахматы.

ВИЛЬЯМ. С каких это пор?

ДЖИММИ. Дал зарок. Вскоре после твоего отъезда я проиграл в шахматы половину своего состояния. Не могу теперь видеть шахмат. Не удерживай меня, после того как ты сказал слово «шахматы», я уже не могу здесь оставаться.

ВИЛЬЯМ. Да погоди ты! Что за ерунда – проиграть деньги в шахматы…

МИСС ПЕТИКТОН (за сценой). Нет, нет, не уговаривайте меня… Я хочу сама видеть…

ВИЛЬЯМ. Видите, я был прав. Кто-то пришел.



МИСС ПЕТИКТОН (за сценой). Я не могу больше ждать.

ВИЛЬЯМ. Кто же это может быть? Пойду посмотрю.



КЭТТИ (осененная мыслью). Это кормилица.

МЭДЖИ. Да, да. Это кормилица.



ВИЛЬЯМ (к Джимми). Кормилица, которая сошла с ума?

ДЖИММИ (растерянно). А?

МЭДЖИ (делая ему знаки). Ну, как же, Джимми, разве ты не помнишь? У нее пропало молоко и поэтому ее рассчитали.

КЭТТИ. И на этой почве она помешалась.



ДЖИММИ (спохватившись). Ах, да, да, действительно. Как же, как же. Сошла с ума.

МЭДЖИ. Она все время теперь ломится в эту квартиру.

КЭТТИ. Ей все кажется, что у нее украли ребенка.

МЭДЖИ. А себя она воображает начальницей детского приюта. И бог весть что несет, такую несуразицу…

ВИЛЬЯМ. Бедная женщина!

ДЖИММИ (в стороне). Они так врут, что я даже начинаю их уважать.

МИСС ПЕТИКТОН (за дверями). Пустите же меня… Я должна поговорить с миссис Гаррисон! (Врывается в комнату, отталкивая ЗОЭ, пытавшуюся ее удержать.) Где мой ребенок? Отдайте мне его сейчас же…
5.
ВИЛЬЯМ. Миссис, успокойтесь, прошу вас. Мы все очень вам сочувствуем, но из этого не следует, что здесь можно скандалить.

МИСС ПЕТИКТОН. Я скандалю? Я начальница детского приюта, мистер, а вы говорите, что я скандалю?

ВИЛЬЯМ. Знаем, знаем. Вы – начальница детского приюта, у вас отняли ребенка… Все уже знаем…

МИСС ПЕТИКТОН. Чем же я виновата, есть мать требует его обратно…

ВИЛЬЯМ. Понимаем, понимаем.

КЭТТИ, МЭДЖИ, ДЖИММИ (вместе). Понимаем, понимаем.

ВИЛЬЯМ (тихо, Джимми). Совсем потеряла рассудок.

ДЖИММИ (тихо). Окончательно.

МИСС ПЕТИКТОН. Где же ребенок?



ВИЛЬЯМ. Вы его сейчас получите… успокойтесь… Вот вы пойдете с этим мистером, и там вам отдадут ребенка… (К Джимми, тихо.) Отвези ее в сумасшедший дом.

ДЖИММИ. Я? Только этого недоставало!

МИСС ПЕТИКТОН. А, значит здесь ребенка нет?

ВИЛЬЯМ. Да нет же, нет.



КЭТТИ, МЭДЖИ, ДЖИММИ (вместе). Здесь его нет.

МИСС ПЕТИКТОН (к Джимми). Куда же вы его отнесли?

ДЖИММИ. Объясню вам по дороге. Идемте.



КЭТТИ, МЭДЖИ, ВИЛЬЯМ (вместе). Идите же, идите с ним…

МИСС ПЕТИКТОН. Простите меня, пожалуйста, что я ворвалась к вам…

ВИЛЬЯМ. Ничего, ничего, это так понятно… Вам вернут вашего ребенка, все кончится хорошо…

ДЖИММИ (берет ее за руку). Идемте же!

МИСС ПЕТИКТОН (высвобождая свою руку, Кэтти). Я постараюсь найти вам другого ребенка, которого вы сможете усыновить…

ВИЛЬЯМ (смеясь). Зачем же нам усыновлять чужих детей, когда у нас своих двое…

МИСС ПЕТИКТОН (ошарашенно). Своих двое? У вас?

ДЖИММИ (тащит ее за собой). Идемте же, вам говорят.

МИСС ПЕТИКТОН (к Джимми). У нее уже двое детей?

ДЖИММИ. Да, да. (Выпроваживает ее за дверь.) Нечего сказать, с интересными дамами мне приходится сегодня гулять.

ДЖИММИ и МИСС ПЕТИКТОН уходят.
6.
ВИЛЬЯМ. Несчастная женщина! Она была у тебя кормилицей и даже не помнит, что у тебя есть дети.

МЭДЖИ и КЭТТИ (вместе). Ужасно!

ВИЛЬЯМ. Как зовут эту бедняжку?

КЭТТИ. Ее зовут… гм… ее зовут Юлия.

МЭДЖИ. Да. Юлия Джинк.



ВИЛЬЯМ. Юлия Джинк? (Подходит к дивану.) Кэтти, как ты бледна. На тебе лица нет.

КЭТТИ. Она меня испугала. У нее такой страшный вид.



ВИЛЬЯМ. Такие волнения даже опасны для тебя. (Спохватывается.) Позволь, позволь! Ведь ее не примут в больницу без записки из полиции. Я сейчас сбегаю в полицию.

МЭДЖИ и КЭТТИ (испуганно). В полицию?

ВИЛЬЯМ. Она ведь снова может сюда явиться.



КЭТТИ (садясь на диване). Вильям, я не хочу, чтобы ты шел в полицию.

ВИЛЬЯМ. Почему?

КЭТТИ. Эта женщина не стоит того, чтобы о ней так заботиться.

МЭДЖИ. Если она сошла с ума так внезапно – наверное, она алкоголичка.

ВИЛЬЯМ. Тем она опаснее. Пока она на свободе, я никогда не буду спокоен за тебя. А тебе сейчас вредно волноваться.

КЭТТИ. Я еще больше волнуюсь из-за того, что ты все время покидаешь меня. Ни минуты не посидел со мной с тех пор, как вернулся.

ВИЛЬЯМ. Я моментально. Полиция за углом.

КЭТТИ (к Мэджи). Не пускай ты его.

МЭДЖИ. Вильям, останьтесь. Я сама схожу.

ВИЛЬЯМ. Нет, что вы. Вы здесь гораздо нужнее. Побудьте с ней, а я сейчас вернусь…

КЭТТИ. Вильям, я прошу тебя…


Он уходит.

КЭТТИ сидит на диване в отчаянии.
Полиция, полицейские комиссары. Что это будет?

МЭДЖИ. Ничего, завтра я сама схожу в полицию, докажу им, что никакого преступления ведь мы не совершили… Пожалуй, даже лучше, что Вильяма не будет здесь, когда Джимми вернется с ребенком.


7.
КЭТТИ. Да, это правда.
В дверях показывается ДЖИММИ. Пальто его изодрано в лохмотья, шляпа смята. В руке его обломок зонтика, бывшего у Мисс Петиктон.
Что это такое?

МЭДЖИ. Джимми! Это ты?

ДЖИММИ. Это я – или вернее то, что осталось от меня и от зонтика.

КЭТТИ и МЭДЖИ (вместе). Джимми!

ДЖИММИ. Этим зонтиком она меня изувечила…

МЭДЖИ. Кто? Кто?

ДЖИММИ. Она, черт бы ее подрал. Начальница приюта. Мы с ней дошли до угла – и затем я подумал: «куда я ее поведу»? И бросился бежать от нее как заяц… Я бежал к прачке, она за мной… вот и догнала.

КЭТТИ. Надо было бежать быстрей.

ДЖИММИ (с горечью). Спасибо за совет.

МЭДЖИ. Ну, а потом?



ДЖИММИ. Она вцепилась в меня… я хотел оттолкнуть ее… Она обломала свой зонтик об мою голову и все время рычала, как дикий зверь… Тогда я вижу, что делать нечего, стал тоже колотить ее кулаками… Она дала мне подножку, и мы оба скатились в лужу. (В изнеможении опускается на стул.)

МЭДЖИ. Где же она теперь?



ДЖИММИ (спокойно). Бог даст, умерла. Я оставил ее в луже. Может быть, она на наше счастье захлебнулась там. Хотя вряд ли, лужа, к сожалению, неглубокая.

МЭДЖИ. Джимми!

ДЖИММИ. По крайней мере. Мы бы от нее избавились… А теперь, когда я думаю, что она снова может появиться… Ой!

КЭТТИ. А у прачки ты, конечно, не был?



ДЖИММИ (показывая на себя). Куда же я мог пойти в таком костюме? Меня бы швейцар не впустил.

КЭТТИ. Невозможный человек!

ДЖИММИ. Сюда я прошел по черному ходу.

МЭДЖИ. Знаешь, Кэтти, я схожу к прачке сама.

КЭТТИ. Сходи, пожалуйста.

ДЖИММИ. Теперь твоя очередь побегать.



За кулисами слышен детский крик.

МЭДЖИ. Ах, боже мой, дети проснулись.

КЭТТИ. Иди, иди, я займусь ими.

ДЖИММИ (окликая одевавшуюся Мэджи). Мэджи!

МЭДЖИ. Что тебе?

ДЖИММИ. Очень важная вещь. Купи мне где-нибудь по дороге кусочек ветчины.

МЭДЖИ (возмущенная). Для тебя ничего нет важнее этого. (Уходит.)

ДЖИММИ. Я не могу жить без еды. Не могу. Я так устроен. Не могу.

КЭТТИ. Ты просто невозможен. Думаешь только о себе.

ДЖИММИ. Знаешь, ты уж лучше помалкивай. Еще вчера у меня было честное имя среди всех знакомых инженеров, а сегодня я уже ворую детей, готов стать убийцей несчастной старухи… (Жует корку хлеба, найденную им на столе.) Это ты меня делаешь убийцей.

КЭТТИ. Хоть я и делаю тебя убийцей, но аппетита ты из-за этого не лишился.

ДЖИММИ. Я – убийца, но убийца проголодавшийся. Только и всего.

КЭТТИ. А вот сделать тебя просто разумным человеком – это мне никак не удается.



Детский крик за сценой.

Иду, иду… (Убегает.)
8.
ДЖИММИ (один). Хоть отдохну немного. (Растягивается на кушетке.)

МИСС ПЕТИКТОН (за сценой). Где этот негодяй?

ДЖИММИ (вскакивает, в ужасе). Ой! Она! Не захлебнулась, значит…

МИСС ПЕТИКТОН (за сценой). Где он, я спрашиваю?

ДЖИММИ. Ищет меня! (Бросается на диван, уцкрывается с головой одеялом.)
Входит МИСС ПЕТИКТОН – разорванное платье, шляпа на боку, волосы всклокочены, в руках обломанная ручка от зонтика.
МИСС ПЕТИКТОН. Убежал от меня!.. Скрылся где-то здесь… Но я найду его… (Идет к дивану.) Мисс Гаррисон, где он? Отвечайте! Конечно, вам только и остается прятаться под одеялом. Но куда девался этот негодяй? И где ребенок? Не хотите говорить? Прекрасно! Я обращусь в полицию. Но сначала я найду этого мерзавца и сведу с ним счеты. За ребенком приходил он, пусть он мне его и вернет. Где он? (Глядит на дверь справа.) Вероятно, там… (Уходит туда.)
9.
ДЖИММИ (высовывает голову из-под одеяла). Ушла. Но надолго ли? Вот влип… Теперь эта истеричка будет гоняться за мной по пятам.
За сценой слышен крик Петиктон: «Где же он? Куда девался этот негодяй»?

Так и есть. Она возвращается. (Идет к дивану, останавливается.) Нет, сюда нельзя. Она может и одеяло сдернуть. (Прячется за портьеру.)

Входит МИСС ПЕТИКТОН.

МИСС ПЕТИКТОН. Так его нет. (Идет к дивану.) Миссис Гаррисон, я не уйду отсюда, пока вы мне не скажете… (Сдергивает одеяло.) Ах, и ее нет. Тоже удрала… Куда я попала! Что за нравы! (Увидев вторую дверь справа.) Поглядим еще там… Я все-таки разыщу его…



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет