Случай хронической эозинофильной пневмонии



жүктеу 166.88 Kb.
Дата13.04.2019
өлшемі166.88 Kb.


УДК 616.24-002.2+616.155.35

© Коллектив авторов, 2015

Поступила 03.04.2015 г.

Т.В. КРАСНОВА, А.В. ИСАЕВА,
Н.Г. СЕМЕНОВА, А.В. ГОЛОВИН,
А.В. ОРЕШНИКОВ, П.И. ПАВЛОВ,
В.А. КИЧИГИН, О.В. КИЧИГИНА, Н.В. ИВАНОВА

СЛУЧАЙ ХРОНИЧЕСКОЙ ЭОЗИНОФИЛЬНОЙ ПНЕВМОНИИ
Республиканская клиническая больница,
Клинический госпиталь для ветеранов войн,
Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова,
ФКУ Медико-социальная экспертиза по Чувашской Республике – Чувашии,
Городская клиническая больница №1, Чебоксары,

В статье анализируется малознакомая для практического врача тема эозинофильных пневмоний. Описываются классификация, этиология, патогенез, клиника, диагностика и дифференциальный диагноз данной группы заболеваний. Подробно описан случай хронической эозинофильной пневмонии, возникшей у женщины на фоне длительного контакта с птицами, диагностические и лечебные трудности ведения больной. Обсуждается тактика врача при выявлении эозинофилии у пациентов с легочной патологией.

Ключевые слова: эозинофильная пневмония, гиперэозинофилия, экзогенный аллергический альвеолит.
Введение. Гиперэозинофилия встречается при большой группе легочных заболеваний, имеющих разнообразные клинические проявления и различный прогноз и исход. Врач, курирующий больного с гиперэозинофилией, должен тщательно собрать анамнез заболевания, в том числе и лекарственный. Это правило является необходимым условием успешной диагностики и эффективного лечения.

Из болезней органов дыхания, протекающих с эозинофилией, часто наблюдаются эозинофильные пневмонии, экзогенный аллергический альвеолит, идиопатические интерстициальные пневмонии, бронхиальная астма, реже встречаются синдром Чардж–Стросса, гистиоцитоз Х (эозинофильная гранулема), гранулематоз Вегенера [1, 2].

Эозинофильные пневмонии по сравнению с другими легочными эозинофилиями встречаются чаще в виде трех основных форм: простой, острой, хронической эозинофильной [3].

Простая эозинофильная пневмония. В 1932 г. Леффлер опубликовал работу, по дифференциальной диагностике легочных инфильтратов. В статье разобраны истории болезни четырех пациентов, у которых клиническая картина характеризовалась минимальными клиническими проявлениями со стороны органов дыхания, гиперэозинофилией и самостоятельно разрешающимися инфильтратами, которые диагностировались при рентгенологическом исследовании. Для этих больных был характерен сухой непродуктивный кашель, сухие и влажные хрипы при аускультации, вязкий характер мокроты с кровянистым оттенком.

При рентгенографии легких выявляются инфильтраты округлой или овальной формы размерами до нескольких сантиметров, как правило, в обоих легких. Инфильтраты могут держаться несколько недель, мигрируют по легочным полям и разрешаются самостоятельно без остаточных изменений. В крови при этом характерно увеличение числа эозинофилов до 10% и более.



Простая эозинофильная пневмония чаще развивается при паразитарных заболеваниях и приеме лекарственных средств [3, 4]. Для нее характерны минимальные клинические проявления бронхолегочного синдрома, гиперэозинофилия, увеличение содержания в крови общего IgE и летучие легочные инфильтраты. Прогноз благоприятен и обычно не требует назначения глюкокортикоидов, так как происходит спонтанное излечение после отмены препаратов либо лечения паразитарной инфекции.

Острая эозинофильная пневмония чаще протекает с симптомами острой дыхательной недостаточности, угрожающей жизни больного. В клинике имеется много общего с респираторным дистресс–синдромом. Отличительными особенностями являются обнаружение более 40% эозинофилов в бронхоальвеолярном лаваже и клинический эффект при назначении глюкокортикоидов. Болезнь начинается остро, в течение 1-5 дней, быстро нарастают симптомы дыхательной недостаточности. Развитию клинических проявлений предшествует короткий период, когда больные жалуются на боль в грудной клетке без определенной локализации, мышечную боль, повышенную температуру тела.

При обследовании может выслушиваться крепитация, сухие и влажные хрипы. При рентгенологическом обследовании органов грудной клетки выявляются инфильтраты. Локализация инфильтратов разнообразная, но преимущественно в верхних отделах легких (при хронической эозинофильной пневмонии инфильтраты локализуются в основном на периферии легких). Количество эозинофилов в периферической крови может оказаться и нормальным, несмотря на их высокое содержание в бронхоальвеолярной жидкости – до 40% и более. Попытки установить инфекционную природу безуспешны, даже при проведении биопсии легочной ткани, зачастую не удается увязать происшедшие изменения с приемом лекарственных средств.

Компьютерная томография выявляет диффузные сливающиеся инфильтраты, которые распространяются на альвеолярное пространство и захватывают интерлобарные перегородки. Процесс часто распространяется на плевру и более чем в 50% случаев сопровождается образованием экссудата в плевральной полости. Важным подспорьем в постановке окончательного диагноза является быстрое исчезновение инфильтратов − в течение нескольких дней после назначения глюкокортикоидов.

Термин «хроническая эозинофильная пневмония» введен в клиническую практику Carrington et al. в 1969 г. [5]. Авторы наблюдали группу женщин из девяти человек в возрасте около пятидесяти лет. Основными клиническими проявлениями были снижение веса, ночные поты, нарастающая одышка. Шесть женщин из девяти страдали бронхиальной астмой, но характер одышки у них существенно изменился и присоединились симптомы общей интоксикации. Особое внимание авторов привлекли легочные инфильтраты, расположенные по периферии, создавалось впечатление и о наличии жидкости в плевральной полости.

В последующие годы сформировалась клиническая концепция хронической эозинофильной пневмонии. При этой форме пневмонии установлены характерные рентгенологические и морфологические изменения, что и предопределило правомерность выделения этой категории больных. Болезнь не протекает так тяжело и с признаками острой дыхательной недостаточности, как это наблюдается при острой эозинофильной пневмонии. Легочные инфильтраты в отличие простой эозинофильной пневмонии спонтанно не разрешаются, и больные нуждаются в лечении.

В клинической практике важно не только диагностирование эозинофильной пневмонии, что само по себе достаточно сложно, необходимо и установление точного диагноза - формы эозинофильной пневмонии. Своевременная диагностика и правильное лечение болезни способны привести к быстрому и полному выздоровлению пациента. Приводим описание клинического случая.



Клинический случай. Пациентка И., 46 лет, находилась на лечении в пульмонологическом отделении Республиканской клинической больницы (РКБ) (г. Чебоксары) с 27.07.2011г. по 31.08.2011г. При поступлении предъявляла жалобы на периодический сухой кашель в течение всего дня, боли в правой половине грудной клетки при кашле и глубоком дыхании, подъёмы температуры тела выше 38°С, слабость, потливость.

Анамнез заболевания. Считает себя больной с 2009 г., когда начали беспокоить периодические эпизоды малопродуктивного кашля, что связывала с переохлаждениями, врачами первичного лечебного звена выставлялся диагноз «Рецидивирующий бронхит». С 2010 г. впервые появилась одышка, участковым врачом выставлен диагноз «Хроническая обструктивная болезнь легких» (ХОБЛ), лечилась стационарно в Янтиковской ЦРБ, получала антибактериальные препараты, бронхолитики, выписана с улучшением.

Последнее ухудшение произошло в начале июня 2011 г., когда вновь стал беспокоить кашель с выделением скудной бело-желтой мокроты, самостоятельно принимала амброксол, по 1 таблетке 3 раза в сутки. Кашель сохранялся, с конца июня появились подъёмы температуры тела до 37,4°С, позже до фебрильных цифр, обратилась к терапевту, выполнена рентгенограмма органов грудной клетки (ОГП) и 2.07.2011 г. госпитализирована в терапевтическое отделение ЦРБ с диагнозом «Внебольничная двусторонняя верхнедолевая пневмония». В общем анализе крови: эритроциты - 3,86×10¹²/л; гемоглобин – 114 г/л; тромбоциты - 230×109л; лейкоциты - 7,5×109/л. Лейкоцитарная формула: э – 18%; п/я – 2%; с/я – 53%; л – 11%; м – 14%; СОЭ – 55 мм/ч. Фибриноген – 5,32 г/л; общий белок – 67,6 г/л; СРБ ++. Микобактерии туберкулеза (МБТ) в мокроте при трехкратном обследовании не обнаружены. Биохимические анализы крови, общий анализ мочи, ЭКГ без особенностей.

Проводилось лечение: антибактериальная терапия (пефлоксацин, тиенам), дезинтоксикация, противогрибковый препарат (флуконазол), амброксол, иммуноглобулин в/в (габриглобин). На фоне лечения состояние незначительно улучшилось: слабость стала меньше, но остальные жалобы сохранялись. На рентгенограмме грудной клетки от 12.07.2011 г. – признаки двусторонней верхнедолевой пневмонии. В общем анализе крови: эритроциты – 3,53×10¹²/л; гемоглобин – 117 г/л; тромбоциты – 230×109/л; Le 7×109/л; э – 7%; п/я – 1%; с/я – 61%; л – 16%; м – 16%; СОЭ – 50 мм/ч. Выписана 15.07.2011 г. и направлена на консультацию к пульмонологу и фтизиатру. 27.07.2011 г. госпитализирована в пульмонологическое отделение РКБ.

Анамнез жизни. Замужем, имеет дочь. Живет в частном доме. Перенесенные заболевания: ОРЗ, аднексит, рецидивирующие бронхиты, хроническая обструктивная болезнь легких (с 2010 г.). По профессии ветеринарный врач, работает зав. ветеринарной аптекой и прямые контакты с животными по работе в последние годы отрицает. Аллергологический анамнез не отягощен.

Объективный статус Состояние средней тяжести. Кожные покровы и видимые слизистые физиологической окраски. Перкуторно легочной звук. При аускультации дыхание жесткое, влажные мелкопузырчатые хрипы с 2 сторон над верхними отделами, больше слева. ЧДД − 17 в мин. Тоны сердца ясные, ритмичные. АД – 110/70 мм рт. ст. ЧСС – 84 в мин. Живот мягкий, безболезненный. Печень, селезенка не пальпируются. Отеков нет. Sа O2 – 95%.

Предварительный диагноз. Основной: Внебольничная двусторонняя пневмония с локализацией в верхних долях, средней степени тяжести? Инфильтративный туберкулез? Эозинофильная пневмония?

Сопутствующий: Анемия легкой степени тяжести.

Диагностический поиск предполагал дифференциальный диагноз болезней легочного инфильтрата с эозинофилией. Эозинофилия могла быть проявлением лекарственной аллергии при бактериальной пневмонии из-за длительного лечения антибиотиками, но может сопутствовать и туберкулезу, системным заболеваниям, могла быть самостоятельным заболеванием – эозинофильной пневмонией.



Результаты лабораторно-инструментального обследования при поступлении:

Общий анализ крови: эритроциты – 4,13´1012/л, гемоглобин – 98 г/л, тромбоциты – 471 ´109/л, лейкоциты – 8,1´109/л, э – 22%, п/я –1%, с/я – 53%, л – 21%, м – 3%, СОЭ – 65 мм/час.

Белковые фракции крови: общий белок − 67,8 г/л, альбумины - 35,57%, глобулины: α1 - 6,13 % (норма 2,5-5,0); α2 - 15,09% (норма 5,1-9,2); β - 14,61% (норма 8,1-12,2); γ - 28,62% (норма 12,8-19,0).

Кровь на общий IgE: 268 МЕ/мл (в норме до 100 МЕ/мл).

Антитела к ВИЧ: не обнаружены.

ИФА на гельминты: Ig G антитела к аскариде, описторхису, токсокарам, трихинелле − реакция отрицательная; к эхинококку - реакция положительная (1:100).

Иммуноблот: реакция отрицательная.

Кровь на LE клетки – не обнаружены.

Бактериологическое исследование мокроты: выделено: 1) 5×10-5 – α-гемолитический стрептококк; 2) 10-4 – Staphylococcus epidermidis; 3) грибы р. Candida - скудный рост.

УЗИ органов брюшной полости и почек: перегиб желчного пузыря с наличием в просвете густой желчи. Диффузные изменения почечных синусов без расширения ЧЛК. Правосторонний нефроптоз. Наличие небольшого выпота в плевральных синусах с обеих сторон.

Рентгенография ОГК от 02.08.2011 г.: слева в верхнесреднем лёгочном поле интенсивное неоднородное затемнение без чётких контуров, в нижнем лёгочном поле средней интенсивности затемнение без чётких контуров. Справа в верхнем лёгочном поле округлой формы затемнение неоднородного характера без чётких контуров, в среднем лёгочном поле затемнение без чётких контуров. Заключение: Двусторонняя полисегментарная пневмония. Отрицательная динамика по сравнению с рентгенограммой от 22.07.2011 г.

По результатам обследования выставлен клинический диагноз: Внебольничная двусторонняя пневмония с локализацией в верхних долях ? Инфильтративный туберкулез ? Эозинофильная пневмония? Анемия легкой степени тяжести.

Назначено лечение: цефтриаксон 1,0 в/в капельно 2 раза в сутки, кларитромицин 0,5 в/в капельно 2 раза в сутки, отхаркивающие препараты, дезинтоксикационная терапия.

На фоне терапии – отрицательная динамика: нарастание одышки, слабости, кашель сохраняется, мокрота скудная желтоватая, падение SaО2 до 80-85% (появилась потребность в ингаляции О2), сохранялись подъёмы температуры тела выше 38°С.

Общий анализ крови от 12.08.2011 г.: эритроциты 4,24´1012/л, гемоглобин – 102 г/л, тромбоциты – 702 ´109/л, лейкоциты – 13,2´109/л, э – 7%, п/я – 2 %, с/я – 70%, л – 15%, м – 6%, СОЭ – 64 мм/час.

Общий IgE от 12.08.2011 г. - 18 МЕ/л.

Коагулограмма от 18.08.2011 г.: фибриноген - 10,3 г/л; ПТИ - 76%; ТВ-17,3 с; АПТВ- 30,3 с.

Посев мокроты на МБТ от 16.08, 24.08.11г.: МБТ №3, АК – не обнаружены.

Общий анализ мокроты от 16.08.2011 г.: слизистая, стекловидная, вязкая. Эпителии – в умеренном количестве; Le - 10-20 в поле зрения; макрофаги – единичные; слизь в большом количестве.

Рентгенография ОГК от 11.08.2011 г.: справа в 1-3 межреберье негомогенная инфильтрация, без чётких контуров, на фоне усиления легочного рисунка, расположена субплеврально. Слева негомогенная интенсивная инфильтрация в верхней доле и над диафрагмой, лёгочный рисунок усилен, деформирован. Тени корней лёгких нечёткие. Слева корень смещён кнаружи и вверх. По сравнению с рентгенограммой от 02.07.2011 г. отмечается отрицательная динамика в виде нарастания инфильтрации с обеих сторон. Заключение: картина больше соответствует 2-хсторонней пневмонии.

Компьютерная томография ОГК от 11.08.2011 г. в лёгочной ткани множество инфильтративных изменений от 10×14 мм до объёмных сегментарных. Корни усилены. Просвет трахеи и крупных бронхов прослеживается до уровня сегментарных бронхов. Изменения со стороны аорты, крупных сосудов верхнего средостения, сердца, перикарда и пищевода не определяются. Данных за увеличение л/у средостения не получено. Заключение: 2-хсторонняя полисегментарная пневмония.

Консультация инфекциониста: данных за эхинококкоз нет.

Консультация фтизиатра: данных за туберкулёз лёгких нет.

Спирограмма 19.08.2011 г.: ЖЕЛ 59% от должного; ФЖЕЛ 59%; ОФВ1 61%; ТТ 92,5%. Заключение: рестриктивные нарушения ФВД.

Ставился вопрос о гистологической верификации диагноза (торакоскопия, биопсия легкого), но в связи с прогрессирующим ухудшением состояния биопсия не проведена.

Дополнительно уточнен анамнез жизни. Муж пациентки увлекается птицеводством. Содержит голубей, фазанов, павлинов, волнистых попугайчиков. Пациентка периодически ухаживала за птицами, кормила, чистила клетки. Учитывая отрицательную динамику легочного процесса на антибиотиках при отсутствии легочной деструкции, недиагностический титр микробов в посеве мокроты, наличие эозинофилии выставлен диагноз «Хроническая эозинофильная пневмония. Дыхательная недостаточность III cт.».

Получал метилпреднизолон 750 мг в/в капельно в течение 3 суток, затем преднизолон 25 мг/сутки внутрь в первой половине дня, омепразол 0,02 2 раза в сутки внутрь.

На фоне терапии быстрая положительная динамика: одышка, слабость, кашель регрессировали, температура на 2-й день лечения нормализовалась. По результатам повторной рентгенографии ОГП от 26.08.2011 г. отмечена положительная динамика. На месте инфильтративных теней сохраняется усиление легочного рисунка с 2 сторон, пневмосклеротические изменения в нижней доле левого легкого.

Выписана со следующими рекомендациями: 1) исключить контакт с аллергенами (антигенами), 2) продолжить прием преднизолона 25 мг/сут. еще 3 недели, постепенное снижение дозы по 5 мг каждые 10 дней до 10 мг/сут. Далее дозу преднизолона снижать по ¼ таблетки каждые 5 дней вплоть до полной отмены через 3 недели, 3) препараты калия, кальция, омепразол на все время приема преднизолона.

Пациентка выполнила лечебные рекомендации и исключила контакт с птицами. Повторно осмотрена через 3 месяца и через 1 год после выписки. Рецидивов эозинофилии и поражения легких не наблюдалось. При ФВД у пациентки отмечались легкие рестриктивные нарушения. На КТ ОГП от 16.09.2012 г. выявлены пневмосклеротические изменения в обоих легких, преимущественно в нижних отделах. Жалоб на одышку не предъявляет.



Обсуждение. При содержании эозинофилов в крови более 0,45×109/л может развиваться патологический процесс в тканях, в том числе и в легких. Зачастую уровень эозинофилов в крови не коррелирует с содержанием эозинофилов в бронхоальвеолярном лаваже и не сопровождается ростом IgE. В нашем случае общий IgE составил 18 МЕ/л при наличии эозинофилии, что затруднило поиск аллергического заболевания.

Предмет особого внимания при эозинофилии − поиск лекарственных средств, при приеме которых наиболее часто встречаются гиперэозинофильные реакции: нитрофураны, фенитоин, альфа–триптофан, ампициллин, ацетаминофен. Следует выделить серосодержащие соли, которые используют при возделывании виноградников, наркотики (героин, кокаин), латекс в резиновой промышленности и другие. Иммунологические механизмы аллергических реакций, возникающих на прием лекарственных средств, охарактеризованы недостаточно и могут не зависеть от иммуноглобулина Е [2].

Клинически поражение органов дыхания может протекать как остро возникшее заболевание или развиваться медленно, приобретая черты хронического процесса, что имело место в нашем случае. При хроническом течении всегда возникают диагностические сложности, так как порой бывает трудно установить причинную связь между симптомами болезни и этиологическим фактором (длительным приемом лекарственного средства). Нашей больной выставлялись диагнозы «Рецидивирующий бронхит» и «ХОБЛ».

Достаточно сложной является дифференциальная диагностика эозинофильной пневмонии с синдромом Чардж–Стросса, гистиоцитозом Х (эозинофильная гранулема), десквамативной интерстициальной пневмонией и гранулематозом Вегенера. Отличительной морфологической чертой синдрома Чардж–Стросса являются признаки гранулематозного васкулита и развитие некротической гранулемы, что не характерно для больных с хронической эозинофильной пневмонией.

При гистиоцитозе Х преобладают изменения в интерстициальной легочной ткани, в которой заметно возрастает число гистиоцитов, появляются клетки Лангерганса, а также эозинофилы. Десквамативная интерстициальная пневмония характеризуется накоплением альвеолярных макрофагов в легочной ткани, эозинофилия для этого заболевания не характерна. Гранулематоз Вегенера характеризуется развитием гранулемы, которая осложняется асептическим некрозом. При идиопатическом легочном фиброзе повышенное содержание эозинофилов выявляется только при исследовании жидкости бронхоальвеолярного лаважа [2].

При менее значительном поражении легочной ткани больной мог быть выставлен и диагноз «Экзогенный аллергический альвеолит», который имеет сходный этиопатогенез, клинические проявления, однако для этого заболевания не характерно образование значительных инфильтратов в легочной ткани [6]. Ввиду тяжести состояния биопсия не проведена и диагноз «Эозинофильная пневмония» нашей больной был подтвержден эффективным лечением заболевания.

Большинство типов эозинофильной пневмонии имеет схожую симптоматику. В клинической картине преобладают кашель, лихорадка, одышка и ночная потливость. Острая эозинофильная пневмония обычно развивается быстро. Через одну-две недели после начала кашля и повышения температуры развивается тяжёлая дыхательная недостаточность, требующая искусственной вентиляции лёгких. Хроническая эозинофильная пневмония развивается более медленно, в течение нескольких месяцев, проявляясь лихорадкой, кашлем, одышкой, хрипами и снижением массы тела. Часто у пациентов с хронической эозинофильной пневмонией до постановки верного диагноза ошибочно диагностируется бронхиальная астма, которая может быть конкурирующим заболеванием, либо бронхообструктивный синдром, который развивается в рамках эозинофильной пневмонии.

Для каждого варианта эозинофильной пневмонии существуют свои характерные рентгенологические и морфологические изменения, что и предопределило правомерность выделения отдельных категорий эозинофильных пневмоний: простая, острая и хроническая. Из трех форм эозинофильной пневмонии у нашей пациентки имелась хроническая эозинофильная пневмония, что показывает анамнез заболевания. Прогноз у нашей пациентки хороший при условии исключения контакта с аллергеном. В противном случае возможны рецидивы заболевания и ухудшение дыхательной функции.

Данный случай демонстрирует сложность диагностики диссеминированных заболеваний легких, при работе с которыми требуется осмотр врачей-специалистов различного профиля: пульмонологов, фтизиатров, аллергологов, ревматологов, онкологов и других специалистов.





Список ЛИТЕРАТУРЫ

REFERENCES

1

Пульмонология: национальное руководство. Под ред. А.Г. Чучалина. М.: Издательство ГЭОТАР-Медиа; 2009.

Pul'monologiya: natsional'noe rukovodstvo. Pod red. A.G. Chuchalina. M.: Izdatel'stvo GEOTAR-Media; 2009. (In Russ.)

2

Чучалин А.Г. Гиперэозинофилия при болезнях органов дыхания. Русский медицинский журнал. 2002; 23:1047-1056.

Chuchalin A. G. Hypereosinophilia in diseases of the respiratory system. Russkii meditsinskii zhurnal. 2002; 23:1047-1056 (In Russ.).

3

Bain G.A., Flower C.D. Pulmonary eosinophilia. Eur. J. Radiol. 1996;23 (1):3-8.

Bain G.A., Flower C.D. Pulmonary eosinophilia. Eur. J. Radiol. 1996;23 (1):3-8. doi: 10.1016/0720-048x(96)01029-7

4

Weller P.F. Parasitic pneumonias. Respiratory infections: diagnosis and management. New York: Raven Press, 1994. p. 695.

Weller P.F. Parasitic pneumonias. Respiratory infections: diagnosis and management. New York: Raven Press, 1994. p. 695. ISBN 0-7817-0173-2

5

Carrington C.B., Addington W.W., Goff A.M., Madoff I.M., Marks A., Schwaber J.R. Chronic eosinophilic pneumonia. N. Engl. J. Med. 1969; 280 (15): 787-798.

Carrington C.B., Addington W.W., Goff A.M., Madoff I.M., Marks A., Schwaber J.R. Chronic eosinophilic pneumonia. N. Engl. J. Med. 1969; 280 (15): 787-798.doi: 10.1056/nejm196904102801501

6

Руководство по пульмонологии. Под ред. Н.В. Путова, Г.Б. Федосеева. Л.: Издательство Медицина; 2007.

Rukovodstvo po pul'monologii. Pod red. N.V. Putova, G.B. Fedoseeva. L.: Izdatel'stvo Meditsina; 2007. (In Russ.)

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:

Краснова Татьяна Валерьевна

врач-аллерголог-иммунолог БУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии



Исаева Алла Васильевна

врач-аллерголог-иммунолог БУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии



Семенова Надежда Германовна

врач ультразвуковой диагностики БУ «Республиканский клинический госпиталь для ветеранов войн» Минздравсоцразвития Чувашии



Головин Анатолий Васильевич

врач-терапевт БУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии



Орешников Александр Витальевич

врач-пульмонолог БУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии



Павлов Петр Иванович

заведующий пульмонологическим отделением БУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии, врач-пульмонолог



Кичигин Вадим Александрович

доцент кафедры госпитальной терапии №1 ГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова», врач-терапевт БУ «Республиканский противотуберкулезный диспансер» Минздравсоцразвития Чувашии



Кичигина Олена Васильевна

врач медико-социальной экспертной комиссии бюро ФКУ «Медико-социальная экспертиза по Чувашской Республике – Чувашии»



Иванова Надежда Васильевна

врач-аллерголог-иммунолог БУ «Городская клиническая больница №1» Минздравсоцразвития Чувашии


Адрес для переписки:

428018, Чувашская Республика, г. Чебоксары, пр. Московский, д. 9

Тел.: +7 (8352) 58-27-21

E-mail: vadim-kichigin@mail.ru



INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:

Tatiana Valeryevna Krasnova

immunologist at BI "the Republican Clinical Hospital" of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic,



Alla Vasilyevna Isayeva

immunologist at BI "the Republican Clinical Hospital" of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic,



Nadezhda Germanovna Semenova

specialist of ultrasound diagnosis at BI "the Republican Clinical Hospital for War Veterans”of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic,



Anatoliy Vasilyevich Golovin

physician at BI "the Republican Clinical Hospital" of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic



Alexander Vitalyevich Oreshnikov

pulmonologist at BI "the Republican Clinical Hospital" of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic



Peter Ivanovich Pavlov

head of the Pulmonary department at BI "the Republican Clinical Hospital" of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic, pulmonologist



Vadim Aleksandrovich Kichigin

associate professor of the Hospital Therapy №1 department at the FSBEI HPE “the Chuvash State University named after I.N. Ulyanov”, physician at BI “the Republican TB Dispensary” of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic



Olena Vasilyevna Kichigina

doctor of FBI Social Security Medical Assessment Board of the Chuvash Republic - Chuvashia



Nadezhda Vasilyevna Ivanova

immunologist at BI “Municipal Clinical Hospital №1” of Health Care and Social Development Ministry of the Chuvash Republic


Correspondence address:

Moskovsky av., 9, Cheboksary, the Chuvash Republic, 428018

Tel.: +7 (8352) 58-27-21

E-mail: vadim-kichigin@mail.ru


T.V. KRASNOVA, A.V. ISAYEVA,

N.G. SEMENOVA, A.V. GOLOVIN,

A.V. ORESHNIKOV, P.I. PAVLOV,

V.A. KICHIGIN, O.V. KICHIGINA, N.V. IVANOVA
CASES OF CARRINGTON DISEASE
The Republican Clinical Hospital,

Clinical Hospital for War Veterans,

the Chuvash State University named after I.N. Ulyanov,

FBI Social Security Medical Assessment Board of the Chuvash Republic - Chuvashia

Municipal Clinical Hospital №1, Cheboksary

The article analyzes the unfamiliar topic for practitioners of eosinophilic pneumonia. It describes the classification, etiology, pathogenesis, clinical manifestations, diagnosis and differential diagnosis of this group of diseases. Described in detail the case of chronic eosinophilic pneumonia occurred at the woman on the background of prolonged contact with birds, diagnostic and therapeutic management of patients with difficulties. We discuss the tactics of the doctor in identifying eosinophilia in patients with pulmonary disease.

Keywords: eosinophilic pneumonia, hypereosinophilia, extrinsic allergic alveolitis.





Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет