Сша и росссия в современном мире: великодержавные интересы и международная



бет2/6
Дата17.03.2018
өлшемі1.22 Mb.
#21350
1   2   3   4   5   6

Основы могущества США

Соединенные Штаты в своих притязаниях на безраздельное господство проводят глобальную политику диктата, опираясь на свое могущество, которое имеет геополитические, экономические, военные, социальные и культурные основы.

США являются мировой державой, лидирующей по многим показателям. Несмотря на переживаемые трудности, американская экономика доминирует в мире.

В прошлом десятилетии главным ее локомотивом стали новейшие информационные технологии. Благодаря этому средние темпы роста американского ВВП составили 3,6% в год, что в полтора раза выше, чем темпы роста мировой экономики. Соединенные Штаты существенно опередили таких конкурентов, как Германия и Япония. Ежегодный прирост внутренних инвестиций достиг в США 7%, в то время как для всего мира он не превышал 3%. При этом США превратились в главный рынок для иностранных инвестиций. В конце 90-х годов американский рынок поглощал свыше 30% глобальных иностранных инвестиций. В результате на долю США приходится 45% капитализации мирового рынка, что в два раза больше доли этой страны в мировом ВВП.

Пять из десяти крупнейших транснациональных корпораций находится на территории Америки. Доллар господствует на финансовых рынках. "Если на Уолл-стрите начинают кашлять, у европейских бирж начинается воспаление легких", - это уже избитая фраза среди брокеров Франкфурта и Лондона.

Президент Буш-младший осуществил самое большое в американской истории сокращение налогов, что, по мнению, руководителей нынешней администрации, позволит стимулировать долговременный экономический рост. Ежегодный доход на душу населения составляет 36,5 тысяч долларов.

Бюджет Пентагона вырастет за два года почти на 100 млрд. долларов. Нынешняя администрация добивается увеличения военных расходов до 4% ВВП. Во второй половине нынешнего десятилетия этот показатель может увеличиться до 4,5% ВВП.

Военные расходы США, составлявшие в 1998 году 260 млрд. долл., в 2003 финансовом году достигнут почти 400 млрд. долл. В результате возникает беспрецедентная в мировой истории ситуация. Сегодня американские военные расходы составляют 40% расходов на оборону всех стран мира. Еще выше американская доля в глобальных расходах на закупку вооружений (около 65%) и на военные НИОКР (примерно 75%).



Военные основы могущества США обеспечивают ей большие политические (дипломатические), экономические, технологические (благодаря развитию технологий двойного назначения), социальные и иные преимущества.

США являются единственной страной в мире, способной осуществлять глобальное военное вмешательство. Америка имеет военные базы на территории более 30 стран. Пентагон сохраняет 100-тысячные группировки войск в Европе и на Дальнем Востоке, а также создал 50-тысячную группировку в районах Ближнего Востока и Центральной Азии. Эти войска поддерживаются мобильными силами авиации и флота. Кроме того, расположенные на территории США основные силы американской армии могут быть использованы для наращивания войск для ведения крупномасштабной войны в любом районе мира.

Благодаря своему подавляющему военному превосходству США способны, даже, действуя в одностороннем порядке, уничтожить военные, экономические и политические цели противника, не считаясь при этом с позицией своих союзников.

Если Пентагон затрачивает на исследования и развитие военных технологий 28 тыс. долл. на 1 солдата, то для Евросоюза этот показатель в четыре раза меньше. Поэтому неудивительно, что в разрешении военных конфликтов Соединенные Штаты уже давно не спрашивают мнения Европы,



Наука и исследования находятся в США на уровне, о котором Европа может только мечтать. За последние 50 лет американцы 66 раз получали Нобелевскую премию за работы в области физики, 68 раз в области медицины и 42 раза - химии.

Превосходство в информационных технологиях позволяет оснастить американские вооруженные силы неядерным высокоточным оружием.

В ходе осенней кампании 2001 года в Афганистане новые системы вооружений сыграли решающую роль в боевых действиях. Это позволило избежать привлечения крупных группировок американских войск для проведения крупномасштабных наземных операций и свести потери США к минимуму.

США оккупировали лидирующие позиции и в области культуры. Американские книги, фильмы и телевизионные сериалы заполонили мировое культурное пространство.



Признаки сверхдержавности США

В последнее время ведущие американские аналитики все чаще сравнивают Соединенные Штаты с Римской империей. Сверхдержавность США, лишенная положительного духовно-нравственного основания, оборачивается великодержавным вероломством, гегемонизмом, болезненным мессианством, милитаризмом, национальным эгоизмом и авантюризмом. По сути, этот режим можно назвать тоталитарной сверхдержавностью, обладающей присущими ей политическими, военными, экономическими, технологическими и культурными признаками.


Захватнический характер политики
Захватнический характер политики является одним из признаков тоталитарной сверхдержавности, направленной на глобальную и всеобъемлющую экспансию: территориальную, экономическую, политическую, культурную и духовную. Политический курс США исходит из того, что страна, чтобы стать сверхдержавой, должна угнетать и завоевывать другие народы и манипулировать их судьбами ради собственных интересов.

Выступление Буша с Федеральным посланием в январе 2002 года было одним из самых угрожающих и воинственных в американской истории. Президент США обрисовал программу безграничной и бесконечной войны на каждом континенте и против любого режима, который стоит на пути американского правящего класса.

Это послание, по сути, стало программой завоевания мира и установления мирового господства США, что роднит американскую политику с действиями Гитлера.

Подобно Гитлеру, Буш демонстрирует поставленное с ног на голову видение мира, согласно которому маленькие и слабые государства представляют собой смертельную угрозу для самой могущественной и вооруженной по последнему слову техники державы. В 1938-1939 годах Гитлер демонизировал сначала Чехословакию, а затем Польшу в качестве угрозы национальной безопасности Германии, прежде чем оккупировать и опустошить каждую из этих стран. В 2002 году Буш нацеливается на Северную Корею, Иран и Ирак, заявляя: «Соединенные Штаты Америки не позволят наиболее опасным режимам в мире угрожать нам самым разрушительным оружием в мире».

Экономическая экспансия США, сопровождается политической и опирается на экспансию военную, которая распространилась на весь мир.

Это сочетание экономической и военной экспансии можно наблюдать в течение последней четверти века на примере американской политики на Ближнем Востоке, которая концентрировалась на установлении контроля над нефтяными ресурсами. Среди акций США на Ближнем Востоке: (1) финансируемый ЦРУ переворот 1953 года в Иране, который ликвидировал левонационалистический режим Моссадыка и восстановил диктатуру шаха; (2) вторжение США в Ливан в 1958 году; (3) крупномасштабное вооружение израильского государства и грубое игнорирование устремлений палестинского народа; (4) экономическая, военная и политическая поддержка США полуфеодальной абсолютной монархии в Саудовской Аравии; (5) бомбардировки Бейрута военными кораблями США в 1983 году и (6) начало войны против Ирака в 1991 году вместе с последующим навязыванием режима санкций, который стоил жизни нескольким сотням тысяч людей.


Монополия на силу и опора на силовые методы
Другим признаком тоталитарной сверхдержавности является монополия на силу и опора на силовые методы, которые становятся главным инструментом обеспечения глобального диктата и контроля.

В своей речи 1 июня 2002 года в академии Вест-Пойнт президент Буш представил свою стратегию, где он обозначил намерение США монополизировать право на неограниченное применение военной силы в глобальном масштабе. Выступая перед будущими офицерами, глава Белого Дома заявил, что Соединенные Штаты не смогут в дальнейшем полагаться на устрашение других стран от нападения путем угрозы массированного удара возмездия и должны будут первыми наносить удары по выявляющимся врагам.

Буш отметил также, что американская нация "должна раскрыть террористические ячейки в более чем 60 странах", то есть примерно на одной трети земного шара. «Мы должны перенести сражение на территорию противника, нарушить его планы и парировать самые серьезные угрозы еще прежде, чем они реально возникнут. В мире, в который мы вошли, единственный путь к безопасности - путь действия. И наша страна будет действовать».

Эта речь четко продемонстрировала силовую доминанту в политике США и то, как американская администрация представляет новую роль Америки в мире после 11 сентября. Буш заявил, что Соединенные Штаты не только будут в одностороннем порядке использовать свои вооруженные силы в упреждающих акциях там и тогда, где и когда они этого пожелают, но что нация также накажет тех, кто занимается терроризмом и агрессией, и будет стремиться к тому, чтобы навязать всему миру ясную мораль добра и зла. Эта речь носила программный характер. Она объединила вместе ряд позиций в нечто, что высокопоставленные официальные лица американской администрации назвали «общей основой безопасности».

При этом ставка на силу делается не только в случае защиты от угроз или обеспечения безопасности, но и для создания нового мирового порядка по американскому образцу, для достижения глобальной политической, экономической и духовной власти и гегемонии. Буш выразил это так: «Дело нашей нации всегда было больше, чем оборона нашей нации". И далее он выделил три цели, которые в Белом Доме назвали "тремя пусковыми шахтами" его внешней политики. Он сказал, что Соединенным Штатам следует стремиться "защищать мир на планете от угроз террористов и тиранов, сохранять этот мир, поддерживая хорошие отношения между великими державами, и расширять этот мир, поощряя свободные и открытые общества на любом континенте".

Эти самонадеянные заявления Президента США относительно защиты, сохранения и расширения мира свидетельствуют о глобальных устремлениях США, которые приобрели характер политического диктата и реализуются в последнее время преимущественно с применением силы.



Политический диктат и ставка на односторонние действия (унилатерализм)
Диктат США в мире, подкрепляемый военными акциями или угрозой их осуществления, был доминантой американской международной политики. Заместитель министра обороны Пол Вулфовиц, являющийся главным стратегом Пентагона в области политики, еще десять лет назад, в период президентства Буша-отца, разработал стратегию доминирования, вызвавшую немало критических замечаний. Согласно этой стратегии, Америка должна пресекать «все попытки других продвинутых индустриальных государств поставить под сомнение нашу ведущую роль или просто желание играть более значимую роль на региональном или мировом уровне». С той поры, как в 1991 году секретный документ оказался в "New York Times", в стране набирают силу мечты о неоимпериализме. Там думают над «новым инструментом», который позволит утихомирить планету, на которой царит хаос, и навести на ней порядок, разумеется, по американским правилам.

С точки зрения нынешнего руководства США, для обеспечения американского лидерства не требуется опоры на международный консенсус. Администрация Буша-младшего провозгласила курс на односторонние действия: США будут действовать вместе с союзниками там, где это возможно, но готовы действовать самостоятельно там, где это необходимо. Подобная позиция исходит из того, что американские союзники не имеют альтернативы - они будут вынуждены поддерживать Соединенные Штаты, поскольку не в состоянии действовать самостоятельно, тем более - вопреки Вашингтону.

НАТО при этом рассматривается как инструмент для реализации американских интересов в глобальном масштабе.

Высшим проявлением политического диктата США на международной арене является присвоение ими права вершить правосудие, руководствуясь при этом своими корыстными интересами и попирая нормы международного права.

Склонность к диктатуре и диктаторские тенденции проявляются не только во внешней, но и во внутренней политике США.

В октябре 2001 администрация Буша создала «теневое правительство», состоящее из 75-150 чиновников исполнительной власти, которые были размещены в безопасном, укрепленном убежище для обеспечения «преемственности власти», в качестве меры предосторожности против возможной ядерной террористической атаки на столицу США. Приказ о временной эвакуации был отдан вскоре после террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября.

В конце октября принятые меры приобрели постоянный характер. После этого чиновники, взятые с высших постов государственной службы, начиная от ранга чуть ниже члена правительства и ниже, стали подвергаться ротации с интервалом в 90 дней. Правовые документы, обеспечивающие выполнение этого плана, были подготовлены таким образом, чтобы предоставить этим чиновникам в случае катастрофы всю полноту власти исполнительного характера.

Отмечается, что наиболее зловещей чертой этого секретного правительства является то, что оно состоит исключительно из представителей исполнительной ветви власти, что полностью нарушает принцип разделения властей, составляющий сердцевину американской конституционной системы. Ни одна из двух других ветвей власти, законодательная и судебная, не была включена в планы или даже проинформирована об этом. В том случае, если бы чрезвычайному правительству пришлось приступить к исполнению обязанностей, оно представляло бы собой открыто диктаторский режим, состоящий исключительно из представителей исполнительной власти, которые располагают правом руководить военной машиной и полицией без какого-либо законодательного или юридического контроля над своими действиями.

Таким образом, администрация Буша воспользовалась «войной против терроризма» для проведения обширных изменений в характере американской внешней и внутренней политики, которые проявляются в ее милитаризации, диктаторских тенденциях, ставке на односторонние действия и наступлении на демократические права внутри страны.

Террористические атаки, в которых роль американских спецслужб и военных воспринимается с недоверием, стали предлогом для создания параллельного правительства, скрытого от законодательства. «Война против терроризма» стала основой, на которой администрация Буша начала воздвигать военно-полицейскую диктатуру, келейно управляемую «тайной кликой чиновников» и разработанную в Белом доме и в других «неразглашаемых безопасных убежищах».


Отказ от присоединения к нормам международного права и их нарушение. Презумпция «исключительности»
Неуважение и попрание норм международного права и договорных обязательств США также является одним из признаков зарвавшейся сверхдержавности.

Через полгода после президентских выборов "New York Times" жаловалась, что Буш-младший проявляет особую "заносчивость и неуважение к международному сотрудничеству". Он расторгает один договор за другим, саботирует их выполнение, так как они, якобы, не служат "американским интересам". Так было, например, в случае с Киотским протоколом по окружающей среде, который предусматривает уменьшение выбросов в атмосферу двуокиси углерода. США вышли из Договора по ПРО. Американский Сенат отказался ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Соглашение по вопросам стрелкового оружия низведено до уровня пустого документа, поскольку Буш не решился прогневать всегда готовое оказать финансовую поддержку военно-промышленное лобби.

США отказываются признавать Международный уголовный суд (Римский статут).

В декабре прошлого года, когда Вашингтон подвергся террористическим актам с применением возбудителей сибирской язвы, Буш провалил соглашение по бактериологическому оружию, поскольку оно, мол, беззубое. На самом деле фармацевтическая промышленность США не хотела, чтобы ее контролировали международные инспекторы.

Следствием высокомерного отношения США к международному сотрудничеству стало то, что даже союзники Соединенных Штатов в Европе критикуют американцев за своеволие. В последнее время тон по обе стороны Атлантики становится все более раздражительным. Когда в мае прошлого года США в результате интриги потеряли свое место в Комиссии ООН по правам человека, один комментатор "Washington Post" с гневом писал: "Господствующие классы Европы никогда не простят нам, что мы создали мир, в котором они больше не господствуют ни над чем, кроме как над самодельным сыром".

О попрании США норм международного и национального права свидетельствует решение об агрессии в отношении Ирака, которое было принято даже без претензии на рассмотрение в соответствии с американским конституционным процессом, требующим формального объявления войны. Это решение противоречит и международному праву, в соответствии с которым «планирование наступательной войны» является военным преступлением.

Война против Ирака будет идти без мандата ООН. После того, как Россия заявила в Совете безопасности ООН о своем вето относительно военной операции США, руководитель фракции республиканцев в американском сенате Трент Лот уже посчитал, что согласование с международной организацией является пустой "тратой времени".

США неоднократно делали объектом своих атак мирных жителей, что международное право и, в частности, Конвенция о защите гражданского населения во время войны относит к «серьезным нарушениям».

Если вспомнить историю, то Соединенные Штаты и Британия убили по крайней мере 100 тысяч человек при бомбардировке Дрездена в 1945 году. По меньшей мере, столько же было убито Соединенными Штатами три недели спустя, в результате бомбардировки Токио. В августе 1945 года Соединенные Штаты сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, что привело к гибели приблизительно 200 тысяч людей. Во Вьетнаме общее число мирных граждан, убитых Соединенными Штатами в течение 10 лет войны, определялось в пределах двух-трех миллионов человек. Число иракских, сербских и афганских мирных граждан, убитых Соединенными Штатами в течение последнего десятилетия, еще не известно.

Следует напомнить, что некоторые из ведущих фигур, которые руководят военной политикой США сегодня, и, в частности, Чейни и Рамсфелд, участвовали в ведении «жестокой войны» против Вьетнама.

Приведенные ниже слова не соответствуют не только военному праву, но самому пониманию прав человека и человеческого достоинства - основополагающих ценностей Организации Объединенных наций. Эти слова сказаны, и они разошлись по всему миру: "Если здесь кто-то был, то это был враг. Нам поручали убивать, если там были дети и женщины". Эти слова принадлежат солдату США, возвратившемуся домой после участия в "операции Анаконда" в Афганистане. Без комментариев и опровержения они напечатаны в местной газете "Ithaca Journal" в штате Нью-Йорк и поставлены на страницу Интернета.
Гегемонистское великодержавное сознание
Имперское сознание отличало уже отцов-основателей США. Джордж Вашингтон назвал США «поднимающейся империей».

Такой признак тоталитарной сверхдержавности, как гегемонистское великодержавное сознание и связанный с ним крайний индивидуализм имеет в США патологический характер и поэтому уместно говорить о связанном с ним болезненном комплексе, который следует рассматривать, в том числе в рамках социальной психиатрии, изучающей психопатологию общества.

О комплексе гегемонистского великодержавного сознания свидетельствуют данные сравнительного опроса, проведенного "New Research Center", который продемонстрировал неадекватность самооценки американского населения и показал наличие громадной пропасти между общественным мнением в США, и в остальной части мира. Так, только 18 процентов американцев считает, что причиной террористических актов является политика США, в то время как в Западной Европе эту позицию разделяют вдвое больше опрошенных. В странах Азии в это верят 60 процентов граждан, а в исламских государствах 76 процентов. Большинство американцев придерживается мнения, что США "делают много хорошего". Однако в Западной Европе и исламских государствах такой точки зрения придерживается лишь 20 процентов граждан. А в Южной Америке, где у США особо сильное влияние, - только 12 процентов.

Ни один другой цивилизованный народ не живет в таком удовлетворении в своем собственном мире, как американцы США. Лишь немногие из них говорят на иностранных языках. Журнал "National Geographic" выявил в ходе опроса, что более чем три четверти опрошенных не смогли найти на карте мира Японию. 20 процентов даже не знали, где расположена их собственная страна. Финал первенства США по бейсболу носит название "World Series", однако играют в нем команды, возглавляющие таблицы двух лиг США.

"Террористические акты, совершенные 11 сентября, ясно показали, что мы больше не можем игнорировать то, что происходит где-то в мире", - жаловался журнал "Vanity Fair". За последние 15-20 лет американские средства массовой информации на 70-80 процентов сократили количество информации о событиях за рубежом. Их аргумент: она все равно неинтересна, поскольку не касается американцев.

Склонность к изоляционизму является одной из существенных черт Америки, оборачивающейся безразличием и высокомерием в отношении к другим странам и народам.

В 1823 году президент США Монро обнародовал названную по его имени доктрину "Америка для американцев!". Спустя 25 лет этот лозунг стал звучать как приказ. Философия и мораль изоляционизма и индивидуализма станет впоследствии хронической американской ошибкой.

Изоляционистская позиция присуща не только рядовым американцам, но и представителям власти. Так, глава фракции республиканцев в палате представителей техасец Дик Армей хвастался несколько лет назад: "Я побывал однажды в Европе и больше туда не хочу". Позднее он поправил себя, когда "открыл, что там существует мир, полный людей, которые создают себе проблемы, поскольку мы, американцы не имеем непосредственного представления о мире за пределами наших границ". Многие депутаты гордятся тем, что не имеют паспортов. Для многих жителей США заграница становится реальностью лишь тогда, когда там приходится воевать американским солдатам.

Безразличие ко всему остальному миру, характерное для массового сознания в США, в условиях обострения ситуации, быстро переходит в подозрительность, презрение, жестокость и беспощадность.

Такие тенденции появились после событий 11 сентября. Так депутату Барбаре Ли из Беркли (Калифорния), единственной в Палате представителей, кто проголосовал против военной операции Буша, потребовалась помощь полиции. В один из музеев в Хьюстоне явились сотрудники ФБР, поскольку был получен звонок анонима о том, что он будто бы видел "произведение антиамериканского содержания". Выставлен был рисунок, сделанный углем, который содержал критику политики Буша в области защиты окружающей среды.

Для великодержавного сознания характерен патриотизм. Но американский патриотизм имеет свои особенности. «Нет ничего неприятнее, чем этот патриотизм американцев на почве страха», - писал 160 лет назад один из лучших знатоков страны француз Алексис де Токвиль. В те месяцы, когда после событий 11 сентября, проходила военная операция, любовь к отечеству приобретала иногда истерические черты, когда, например, пресс-секретарь Буша Ари Флейшер предостерег интеллигенцию, чтобы та "внимательнее относилась к тому, что говорит, что делает". Особенно ожесточенным нападкам подверглась писательница Сюзан Зонтаг: "Я предложила пересмотреть нашу внешнюю политику. Неужели это может показаться сумасшествием? Я думала, что у нас демократия, допускающая наличие разных точек зрения, но дело все больше выглядит так, будто мы невероятные конформисты и боимся критики".


Комплекс превосходства и мессианского призвания
Этот еще один комплекс, являющийся признаком тоталитарной сверхдержавности, имеет исторические корни и тесно связан с американским милитаризмом. Это подтверждается высказываниями первых лиц Вашингтонской администрации

Вице-президент США Дик Чейни, выступая в июне 2002 года на американской военной базе в Египте, заявил: "Триумф свободы и судьба цивилизованного мира зависят сегодня только от нас".

Еще раньше президент США Джордж Буш высказал мнение: "Нет ничего важнее нашего оборонного бюджета". Оба эти заявления руководителей американского государства отражают воодушевление, с которым США вступили во вторую фазу войны с терроризмом, играя роль мировой империи.

Джордж Вашингтон определял миссию Америки следующим образом: "Соединенные Штаты, кажется, назначены провидением, быть родиной человеческого величия и человеческого счастья. Результатом должно быть рождение страны, которая оказывает очищающее влияние на все человечество".

Но это влияние, как правило, насаждалось силовыми способами.

Америка убеждена в том, что именно американский вариант капитализма является универсальным и должен получить всеобъемлющее распространение в процессе глобализации. Но остальной мир все больше воспринимает глобализацию как американизацию по разбойным правилам транснациональных корпораций.

Серия скандальных банкротств крупнейших кампаний США обнажила кризис системы. Все началось с крупнейшего в истории США банкротства энергетического гиганта "Enron", который был тесно связан с администрацией США. Топ-менеджеры хорошо знали, каким надувательством был высокий курс акций их фирмы, и сбрасывали свои акции, пока они еще очень дорого стоили. Простые служащие смогли избавиться от своих акций лишь тогда, когда те практически уже ничего не стоили. Тысячи людей потеряли свою страховку по старости. Прошел не один месяц, пока факт скандального банкротства стал достоянием гласности, поскольку концерн "Enron" спонсировал стольких политиков, что "было бы проще спросить, кто еще не получал от него взяток, чем наоборот", - комментировал ситуацию радиоканал "National Public Radio". В списке лиц, которым оказывал финансовую поддержку "Enron", значился 71 сенатор из 100. В этом же списке был и сам президент Буш, и генеральный прокурор Эшкрофт. За "Enron" как снежный ком последовали другие громкие банкротства мощных корпораций, стабильность которых ранее ни у кого не вызывала сомнения.

Не может служить образцом и система распределения доходов среди американцев. Так за последние тридцать лет пропасть между самыми богатыми и остальной частью населения США постоянно увеличивалась. Сегодня она намного больше, чем в любой другой промышленно развитой стране. Почти половина громадного прироста доходов приходится на тонкий слой самых богатых американцев, которые составляют 1% всех работодателей. Бедным странам США обещали "небывалое благосостояние", при условии, что они будут следовать их неолиберальным рецептам, "но это обещание не сдержали, и страны оказались в небывалой нищете", - писал лауреат Нобелевской премии в области экономики Джозеф Штиглиц.

Парадокс американского комплекса превосходства и мессианского призвания заключается в двойных стандартах. Страна, назначившая сама себя самой образцовой в мире, постоянно изменяет тем ценностям, которые она объявила незыблемыми. Западная пресса удивленно вопрошала: в какой другой демократической стране президентом мог бы стать человек, набравший на полмиллиона меньше голосов избирателей, чем его соперник, да еще и пересчитывавшихся, как в какой-нибудь банановой республике? И может ли служить образцом для всего мира решение судить террористов военным трибуналом, где им отказывают в основополагающих правах, которые признаются за любым серийным убийцей? "Комитет адвокатов за права человека" в Вашингтоне поставил вопрос: "Когда нечто подобное делают в таких странах, как Перу, Египет и Колумбия, наше Министерство иностранных дел протестует. Что мы сможем сказать им в будущем?"

В настоящее время правительства стран - членов Европейского Союза секретно разрабатывают проект договора с США по различным вопросам, от экстрадиции подозреваемых до тайных полицейских операций, который нарушает те самые права и свободы человека, за которые так ратует Америка. Из документов, ставших известными, следует, что, несмотря на все «гарантии и меры безопасности», переговорная позиция ЕС с США противоречит Европейской конвенции по правам человека. Это, в частности, касается права на справедливый суд, неприкосновенность личной жизни, или традиционную защиту от вторичного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же преступление.

Правительства стран - членов Европейского Союза секретно разрабатывают проект договора с США по различным вопросам, от экстрадиции подозреваемых до тайных полицейских операций, который будет иметь крайне негативное воздействие на права и свободы человека, ради защиты которых, по заявлению американцев, они и начали глобальную войну с терроризмом.

Из документов, попавших в распоряжение независимой группы "Statewatch", следящей за угрозами гражданским свободам в Европейском Союзе, следует, что планируемый договор будет предусматривать проведение совместных полицейских операций, прослушивание средств связи, а также поиск и конфискацию банковских счетов.

Европейский совет министров отказался удовлетворить запрос редактора "Statewatch" Тони Баньона о предоставлении доступа к относящимся к договору документам. Отказ был обоснован тем, что «откровенные внутренние обсуждения» имеют большее значение, чем «демократический контроль над переговорным процессом».

Как выразился Баньон: «Неприемлемо с демократической точки зрения то, что секретное соглашение должно обсуждаться с государством, не являющимся членом ЕС, без какого бы то ни было права голоса со стороны Европарламента и национальных законодательных органов, а так же гражданского общества». «Это является живейшим примером того, как фундаментальные права и принципы их защиты, создававшиеся в ЕС десятилетиями, выставляются европейскими правительствами на обсуждение ради того, чтобы соответствовать требованиям Соединенных Штатов, выдвигаемых в рамках так называемой «войны с терроризмом», - добавил Баньон.

Миссионерство является одним из главных проявлений американского комплекса превосходства и мессианского призвания. Рвение к занятию миссионерством успешно сосуществует с жаждой получения доходов. Религия приобретает все большее значение в политике США. В Республиканской партии доминирует фундаменталистское крыло. "Washington Post" писала: «Имя нового фюрера религиозных правых в Америке - Джордж Буш». Буш, в возрасте 40 лет покончивший с алкоголизмом с помощью телепроповедника Билли Грэхэма, с пылом новообращенного нарочито демонстрирует свою приверженность христианству. Он манипулирует цитатами из Библии и использует их для прикрытия и оправдания своих неблаговидных политических акций.

Нарочитая набожность и патриотизм явление «действительно не новое», писала "New York Times", «мы страна, которая создала себя сама и самоотверженно защищает свое творение. Американца делает не его кровь или происхождение».

Через 50 лет после объявления независимости США хорошо изучивший эту страну Алексис де Токвиль выразился так: «жителям Соединенных Штатов на протяжении длительного времени постоянно говорили, что они - единственный религиозный, озаренный и свободный народ. У них громадное самомнение. Они не далеки от того, чтобы уверовать, будто являются видом, выходящим за рамки человеческой расы».

Следует отметить, что вера американцев носит исключительно прагматический характер. Она рассматривается как инструмент получения материальных благ. В отличие от православной традиции, где вера проявляется в жертвенном служении Богу, в американском протестантизме вера выражается исключительно в стремлении поставить Бога на службу падшему человеку, жаждущему обогащения любой ценой.

Американская духовная традиция была заложена религиозными мятежниками, бунтарями, прибывшими в 1620 году из Англии, где они подвергались преследованиям за свой фундаменталистский протестантизм. Их религиозной программой в новом мире стало строительство «Нового Сиона» вдали от земной власти короля и ненавистных иерархов англиканской церкви. Они были убеждены, что экономический успех является видимым знаком того, что Бог на их стороне. Один из них Джон Уинтроп, основатель поселения в бухте Массачусетс, выразил это убеждение так: «Он (Бог) воздаст нам хвалу и честь, люди, увидев прекрасные плантации, будут говорить: Господь дает им процветание». Это глубокое заблуждение станет доминантой религиозного сознания американцев. Точно так же, как вера в то, что они живут в Богом избранной стране.

Якобы более высокие моральные ценности США служат для американских политиков средством для оправдания своих агрессивных устремлений. Как заметил профессор Уильям Р. Кейлор в своей работе «Мир в двадцатом столетии» (The Twentieth Century World): «Преследование американских стратегических и экономических интересов в Карибском регионе, в частности, и в Латинской Америке вообще оправдывалось, как это так часто бывало в американской внешней политике, громкими моральными принципами».

Профессор Джон Мершаймер, влиятельный советник бывших президентов Рейгана и Буша, отметил, что «вынесение решений политической элитой сильно приправлялись... морализмом». Затем он добавляет: «Однако за закрытыми дверями элиты, которые делают национальную политику, говорят главным образом на языке силы, а не принципа, и Соединенные Штаты действуют в международной системе в соответствии с велениями реалистической логики. В сущности, заметное расхождение отделяет публичную риторику от действительного ведения американской внешней политики»

Пример «языка силы» и «велений реалистической логики» можно увидеть в откровениях Збигнева Бжезинского, который примерно 25 лет назад спровоцировал катастрофическое вмешательство Соединенных Штатов в дела Афганистана и привел в движение цепь событий, достигших кульминации в трагедии 11 сентября 2001 года и в ее еще более кровавых последствиях.

Как Бжезинский признал несколько лет назад, администрация Картера лгала американскому народу и миру, когда заявляла, что США оказались вовлечены в дела Афганистана только после советского вторжения в декабре 1979 года. Следует напомнить, что Картер организовал массовую пропагандистскую кампанию по изображению американского вмешательства в дела Афганистана как акта защиты «прав человека» от советской агрессии. Эта кампания включала решение бойкотировать летнюю Олимпиаду 1980 года, которая должна была быть проведена в Москве.

Как теперь стало известно, 3 июля 1979 года Картер подписал секретную директиву — почти за шесть месяцев до ввода советских войск в Афганистан — по обеспечению тайной поддержки радикальных исламских противников просоветского режима в Кабуле. В интервью, данном в январе 1998 года французской газете Le Nouvel Obsevateur, Бжезинский заявил: он говорил Картеру, что выполнение этой директивы, вероятно, должно спровоцировать силовую реакцию Советов — которая была в точности такой, какой хотела администрация Картера. На вопрос интервьюера из Le Nouvel Obsevateur, сожалеет ли он, в свете всего того, что произошло в Афганистане, о чем-нибудь, Бжезинский ответил:

«Сожалеть о чем? Тайная операция была превосходной идеей. В результате ее реализации русские попали в афганский капкан, и вы хотите, чтобы я сожалел об этом? В день, когда Советы официально пересекли границу Афганистана, я писал президенту Картеру: "Теперь СССР получит свою собственную Вьетнамскую войну". И действительно, почти 10 лет Москва должна была вести войну, которая была слишком непомерным грузом для правительства. Этот конфликт вызвал деморализацию и привел в конечном итоге к краху советской империи».
Экономическое могущество. Комплекс экономикоцентризма и утилитаризма
Задача обогащения, реализуемая благодаря экономической экспансии США в мире, является доминирующей в американском сознании. Комплекс экономикоцентризма и утилитаризма имеет давние традиции, что отметил еще в 1840 году Алексис де Токвиль, который в своей знаменитой работе «О демократии в Америке» написал: «Таким образом, жажда богатства является обычным стимулом в действиях американцев. Все это придает их страстям прикладной характер». Стимул, который останется навсегда постоянной чертой Америки.

В прошлом году Збигнев Бжезинский сформулировал необходимость установления контроля над энергетическими ресурсами Земли во имя благополучия страны. Это происходит, не только за счет инвестиций, но и, главным образом, путем развертывания военных баз и колонизации других стран.

Так называемое американское стратегическое партнерство с другими странами «противоестественно», если оно служит очевидному стремлению США к мировому господству в ущерб другим государствам и за счет благополучия их народов.

Экономическая экспансия США есть проявление неоколониализма, который порождает антиамериканские настроения.

Филип Стивенс в статье «Уязвимость сверхдержавы», опубликованной "The Financial Times" 19 июня 2002 писал: «Проблема всех империй заключается в том, что у них слишком много приграничных территорий. Вы одерживаете победу над вестготами и вандалами, но тут приходят орды гуннов. Вы сдерживаете кельтов, но в то же время вынуждены воевать с англами и саксами. Варвары всегда у ворот.

К американской империи это не относится. В 21-м веке больше не нужно захватывать земли, чтобы распространять свое влияние. Экономическая и военная гегемония США ничуть не менее действенна, чем прямой контроль над территорией. Но, поскольку мощь США беспрецедентна, то они, подобно их многим предшественникам, ощущают себя беспрецедентно уязвимыми».

Экономической экспансии США способствуют и международные экономические организации, такие, например, как МВФ, которые, как справедливо заметил Филип Стивенс, «служат интересам США, способствуя их обогащению».




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет