Сто великих войн москва



жүктеу 9.02 Mb.
бет8/64
Дата10.09.2018
өлшемі9.02 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   64

Он захватил главный город секванов Весонтион (Безансон). Однако римское войско, как утверждал Цезарь, имело преувеличенные представления о физической силе и умении германских воинов. Среди новобранцев возникли панические настроения. Тогда Цезарь обратился к командному составу армии с пламенной речью, заявив: «Я пойду на варваров хотя бы с одним только закаленным в боях 10-м легионом, ибо те, с кем нам предстоит сражаться, не сильнее кимвров, а я полководец не слабее Мария, их победившего». Войско заверило Цезаря в своей готовности сражаться.

В сентябре римляне приблизились к армии Ариовиста на расстояние в 24 мили. Вождь свевов изъявил желание вступить в переговоры, но они закончились безрезультатно. Через неделю состоялась битва. Ариовист маневрировал и пытался уклониться от столкновения. Это можно счесть косвенным свидетельством того, что его армия уступала римской в численности. Но, в конце концов, Цезарю удалось напасть на германцев. Главный удар римляне нанесли против правого фланга неприятеля, который обратился в бегство. Однако и Ариовист, в свою очередь, потеснил римский правый фланг. Но здесь на помощь пришел начальник конницы Публий Красе, сын Марка Лициния Красса. Он возглавил атаку кавалерии и опрокинул левый фланг Ариовиста. Римляне гнали германцев на протяжении 5 миль, до самого Рейна. Лишь немногим вместе с вождем удалось уйти на правый берег реки. Остальные были перебиты или захвачены в плен. Среди пленных оказалась и одна из дочерей Ариовиста. Другая дочь и обе жены вождя свевов погибли во время отступления.

В довершение ко всем несчастьям на те отряды свевов, что оставались на правобережье Рейна, напали другие германские племена, убии, вскоре ставшие союзниками Цезаря. Римский полководец разместил армию на зимние квартиры в землях секванов, а сам отправился в Ближнюю Галлию. Здесь он набрал еще два легиона для похода против галльского племени белгов, жившего на территории Северной Франции, Бельгии и Голландии. Совершив 15-дневный переход и соединившись с остальной армией, он оказался у границы белгеких земель (в современной Шампани). Здесь римляне заручились поддержкой соседей белгов ремов, снабдивших армию продовольствием. Во время всей Галльской войны Цезарь действовал по старому римскому принципу «разделяй и властвуй», выступая в союзе с одними племенами против других.

Белги и римляне расположились в двух милях друг от друга. Противников разделяло болото. Никто не хотел идти в наступление первым. Дело ограничивалось стычками конных разъездов. Наконец белги переправились через реку Аксона и попытались перерезать подвоз продовольствия в лагерь Цезаря. Однако римская кавалерия атаковала их и заставила отойти на вое-

66

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН



точный берег Аксоны. Это поражение вызвало раздоры между различными кланами белгов. Единое ополчение распалось. Отдельные отряды стали поспешно отступать. Римляне их неотступно преследовали, приведя к покорности ряд племен из племенного союза белгов: суессионов, белловаков и амбианов, выдавших Цезарю заложников и оружие.

Затем римляне вторглись в область нервиев. Те объединились с некоторыми соседними племенами и готовились встретить врага за рекой Сабис (Самбра). Когда римляне подошли к реке и стали разбивать лагерь, нервии атаковали их. Сражение сразу переросло в беспорядочную схватку, где каждый сражался сам за себя, не слыша приказов командиров. Конный отряд римских союзников из галльского племени треверов, увидев, что лагерь Цезаря захвачен нервиями, вернулся к своим соплеменникам с сообщением, что войско римлян разбито. Цезаря спас только приход закаленного 10-го легиона, посланного на помощь Лабиеном. В результате нервии потерпели поражение.

В своих «Записках» Цезарь не пожалел красок, чтобы показать масштабы разгрома, который претерпело галльское племя в сражении, которое он чуть было не проиграл. По утверждению римского полководца, из 60 тысяч муж-чин-нервиев, способных носить оружие, уцелело всего 500 человек, из 600 самых знатных «сенаторов» — только трое. Стариков, женщин и детей, сдавшихся на милость победителю, Цезарь пощадил. Крайне сомнительно, что геноцид мужского населения племени нервиев имел место в действительности. Да и вряд ли так много галльских воинов на самом деле участвовали в сражении. Даже если нервии проиграли бой, римским легионерам при преследовании практически невозможно было истребить десятки тысяч людей с помощью мечей и копий.

Покорив нервиев, римляне осадили главный город племени адуатуков. Когда римские осадные башни встали вровень со стенами крепости, галлы запросили мира. Цезарь потребовал от осажденных сдать все оружие. Но адуатуки припрятали значительную часть мечей и копий сверх тех, что сдали противнику, и ночью совершили внезапное нападение на римский лагерь, но были отражены. Заняв наутро город, Цезарь приказал всех уцелевших адуатуков общим числом 53 тысячи человек продать в рабство. В это же время Публий Красе с частью войска вышел к побережью Атлантики и вынудил племена венетов, эсубиев и редонов признать власть Рима.

Цезарь счел, что установил полный контроль над Галлией, где больше не было значительной вооруженной силы, враждебной римским интересам. Он отбыл в другую свою провинцию, Иллирик.

Признание галлами римского господства оказалось во многом формальным актом. После ухода Цезаря с частью легионов в стране вспыхнуло несколько восстаний. Уже весной 56 года наместнику пришлось вернуться в Бретань для борьбы с союзом племен во главе с венетами, располагавшим, кроме армии, большим флотом. По приказу Цезаря был построен римский флот, уничтоживший корабли галлов у устья реки Луары. После этого восставшие племена были разбиты поодиночке. Всех знатных людей Цезарь казнил, а остальных продал в рабство. В это же время Публий Красе завоевал область Аквитанию от Гаронны до Пиренеев, составлявшую по площади почти треть Галлии. Если верить Цезарю, из 50-тысячного ополчения акви-танских племен после генерального сражения с Крассом уцелела лишь чет-

РИМСКО-ГАЛЛЬСКИЕ ВОЙНЫ

67
верть. В конце года Цезарь предпринял поход против моринов и менапиев, живших в низовьях Рейна и по реке Шельде Однако они ушли от римлян в леса и непроходимые для пришельцев болота. Цезарю пришлось ограничиться грабежом жилищ и полей галлов и уйти на зимние квартиры.

Благодаря соглашению с Крассом-старшим и Помпеем Цезарю удалось добиться, чтобы сенат в 55 году продлил еще на пять лет его управление Галлией. В том же году с помощью галльских союзников ему пришлось отразить нападение германских племен узипетов и тенктеров, пришедших из-за Рейна. Обманом он захватил их вождей, явившихся для переговоров, а затем внезапным нападением на лагерь разгромил германцев, которых было будто бы около 430 тысяч человек. Затем армия Цезаря перешла через Рейн по построенному за 10 дней большому мосту, совершив набег на германские земли.

В следующем, 55 году римляне силами двух легионов высадились в Британии, где жили родственные галлам кельтские племена. Они оказали Цезарю ожесточенное сопротивление, используя не только конницу, но и, что было не характерно для Европы, боевые колесницы. К тому же буря разметала римский флот, и Цезарь с трудом вернулся на материк. В 54 году он повторил экспедицию в Британию с более мощными силами — пять легионов и две тысячи всадников, которые перевозились на 800 судах. Британцы на этот раз не стали встречать имевшего превосходство противника на побережье, а отошли вглубь страны и начали партизанскую войну. Цезарю не удалось одержать решающей победы. В конце концов римляне склонили британского вождя Кассивелауна к уплате ежегодной дани и отправке в Рим заложников, после чего Цезарь вернулся в Галлию. Фактически он так и не смог установить контроль над Британией.

В Галлии власть Рима оставалась непрочной. «Замиренные», по донесениям Цезаря сенату, племена неоднократно поднимали восстания. Самое крупное из них, названное впоследствии Великим галльским восстанием, вспыхнуло в конце 54 года. Его начал вождь треверов Индутиомар, к которому примкнул вождь эбуронов Амбиорикс. Они окружили полтора легиона (15 когорт), которыми командовали Квинт Титурий Сабин и Луций Аврун-кулей Котта. Галлы сперва обещали им свободный выход, затем атаковали римлян на марше из засады. Остатки легионов пробились обратно к лагерю, но были уничтожены в жестоком ночном бою. Погибли и Котта с Титурием, причем последний был вероломно убит во время переговоров с Амбиорик-сом. Можно предположить, что здесь сказалось численное превосходство галлов. Вероятно, такое превосходство было на стороне галльских племен, когда им противостояли один или полтора римских легиона, но оно исчезало, когда римлянам удавалось сосредоточить против своих врагов силы в 2— 3 легиона. Если это предположение верно, то максимальную численность галльского ополчения, принимавшего участие в одном отдельном сражении, можно оценить в 10—15 тысяч человек.

После уничтожения войска Титурия и Котты треверы и эбуроны соединились с адуатуками и нервиями (у последних, выходит, за 4 года чудесным образом возродилась боеспособная армия). Все вместе они осадили легион Квинта Цицерона, брата знаменитого оратора Марка Туллия Цицерона. Он сумел удержать лагерь до подхода на выручку Цезаря с двумя легионами. В последующем сражении, как утверждается в «Записках о галльской войне»,

68

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН



РИМСКО-ПАРФЯНСКИЕ ВОЙНЫ

69

семь тысяч цезаревых легионеров обратили в бегство 60 тысяч галлов. Войско Цицерона было спасено от уничтожения. Индутиомар также снял осаду с лагеря легиона Лабиена. Вскоре этот вождь потерпел поражение и был убит. Однако тяготы римского владычества, требования регулярной выплаты дани и содержания размещенной в стране римской армии побуждали подавляющее большинство галльских племен не складывать оружие.



В 53 году силы Цезаря возросли до 10 легионов за счет трех легионов, набранных его легатами, и одного легиона, присланного Помпеем. С четырьмя легионами Цезарь обрушился на нервиев и вновь привел их к покорности. Затем в Лютеции (Париже) наместник провел общегалльский съезд, где союзные Риму вожди осудили повстанцев. Позднее римляне разбили сенонов, треворов и некоторые другие мятежные племена. Восставшие так и не смогли создать единую армию, способную противостоять Риму. Цезарь жестоко отомстил эбуронам, полностью опустошив их страну и любезно пригласив к грабежу соседние галльские племена. Лишь вождь эбуронов Амбиорикс смог спастись бегством.

В 52 году боевые действия разгорелись с новой силой. Восстали карнуты, перебившие всех римских граждан в городе Ценаб (Орлеан). Вскоре восстание опять охватило всю страну. Во главе его стал вождь арвернов Верцинге-торикс, провозглашенный царем. Это был талантливый полководец, грозный противник Цезаря. Римляне оттеснили войско галльского полководца Луктерия. После этого Цезарь в конце февраля перешел через горы Севен-ны, считавшиеся непроходимыми из-за снежных заносов, и вторгся в земли арвернов. Верцингеторикс вынужден был отказаться от похода на север и поспешил на защиту родной страны.

Галльский царь осадил Горгобину — главный город римских союзников боев. Цезарь тем временем успел занять и разграбить Ценаб. Римляне также захватили галльские города Велланодун и Новиодун. Тогда Верцингеторикс, используя свой перевес в коннице, перешел к тактике партизанской войны, нападая на мелкие римские отряды и затрудняя противнику снабжение продовольствием и фуражом. Галлы сами сожгли несколько десятков своих городов и селений, чтобы лишить неприятеля удобных мест для постоя. Только крупнейший город Галлии Аварик (Бурж), столицу племени битуригов, Верцингеторикс решил защищать. Город был взят после долгой и тяжелой осады, причем трудности с продовольствием не раз заставляли Цезаря думать, не отступиться ли от Аварика. Из 40 тысяч жителей города уцелело лишь 500 человек.

В дальнейшем четыре легиона под командованием Лабиена были направлены в земли сенонов и паризиев, а Цезарь с шестью легионами двинулся к Герговии. Крепость находилась на высоком холме, а Верцингеторикс с полевой армией занял все подступы к ней. Герговию можно было взять только после длительной осады. Тем временем от римлян отложились их давние союзники — эдуи. Чтобы не допустить всеобщего восстания в их землях, Цезарь вынужден был снять осаду Герговии, предприняв перед уходом неудачную попытку штурма города. При этом римляне потеряли 700 легионеров и 46 центурионов.

После этого эдуи открыто стали на сторону Верцингеторикса и, перебив римский гарнизон в Новиодуне на Лауре, захватили большие запасы хлеба. Теперь войска Лабиена, осаждавшие Лютецию, оказались отрезаны от глав-

ных сил римлян. Цезарь пошел на соединение со своим легатом. Они встретились в Агединке. Тем временем прошел общегальский съезд, призвавший всех галлов к борьбе с Римом. На стороне Цезаря остались только ремы, аллоброги и лингоны. Римляне вынуждены были отступить на защиту Провинции. Верцингеторикс атаковал римскую колонну на марше, но галльская конница была разбита конницей Цезаря, набранной из враждовавших с галлами германских племен.

После этого Верцингеторикс с пехотой был осажден в Алезии. Остатки галльской конницы рассеялись по своим племенным землям, откуда осажденные тщетно ожидали подкреплений больше месяца. Наконец, галльские отряды под командованием Коммия и двоюродного брата Верцингеторикса Веркассивеллауна подошли к Алезии и атаковали линию римских укреплений. Одновременно осажденные сделали вылазку. Сражение продолжалось три дня. Лишь к исходу третьего дня римской коннице удалось рассеять деблокирующую армию галлов. Верцингеторикс вынужден был отступить обратно в крепость. Римляне захватили 74 галльских знамени. На следующий день Алезия капитулировала.

Верцингеторикс провел в плену 6 лет, пока в Риме не прошел триумф Цезаря за завоевание Галлии. Галльский вождь был проведен в триумфальной процессии в качестве живого трофея, а потом казнен. Последние разрозненные очаги галльского восстания были ликвидированы к 50 году.

Победа римлян была обеспечена более свершенной военной организацией и отсутствием прочного единства среди галльских племен. Рим получил плацдарм для завоевания Британии и для действий в германских землях. Теперь римские владения в Испании и Италии получили прочную сухопутную связь между собой. В покоренной Галлии статус римских союзников сохранили только ремы, лингоны и эдуи. Они не должны были выдавать заложников и платить налоги. Все остальные племена были обложены единым фиксированным налогом. Сумма этого налога (трибута) для Трансальпийской Галлии во времена Цезаря достигала астрономической суммы в 40 миллионов сестерциев (10 миллионов денариев) в годовом исчислении.

РИМСКО-ПАРФЯНСКИЕ ВОЙНЫ

(I в. до н.э. — II в. н.э.)

Войны Римской республики и Римской империи с Парфянским царством за контроль над Сирией, Арменией и Месопотамией.

В 54 году наместник Сирии Марк Лициний Красе вторгся в Парфию. Он захватил ряд городов Месопотамии, оставил там гарнизоны, но потом отвел армию в Сирию на зимние квартиры. Многие современники считали это решение роковой ошибкой. В 54 году Красе вновь вторгся в Месопотамию, но выбрал неудачный маршрут движения, проходивший по малонаселенной пустыне, где отступающие парфяне уничтожили почти все запасы фуража и продовольствия. Красе располагал 7 легионами, 4 тысячами конницы и 4 тысячами легкой пехоты (всего около 40 тысяч воинов).

Римский союзник царь Армении Артабаз привел в римский лагерь 6 тысяч всадников и предложил Крассу идти через армянскую территорию. Он

70

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН



РИМСКО-ПАРФЯНСКИЕ ВОЙНЫ

71

Ород, парфянский царь



По изображению на его монете

обещал снабдить легионеров всем необходимым и дать им в помощь еще 10 тысяч конницы и 3 тысячи пехоты. Но Красе решил двинуться в Месопотамию кратчайшим путем, так как опасался, что оставленные там римские гарнизоны не выдержат долгой осады. После этого армянская конница, не желавшая удаляться от своих земель, покинула римский лагерь.

Красе переправился через Евфрат у Зевгмы. Парфяне под командованием полководца Сурены отступали перед римлянами и долго не принимали сражения. Парфянский же царь Ород (Гирод) II с частью войска в это время напал на Армению. Вероятно, это и было главной причиной, почему Артабазу пришлось спешно покинуть Красса.

Парфяне заранее запаслись припасами. По сообщению Плутарха, Сурена имел обоз из тысячи верблюдов, которое без труда выдерживали переход по пустыни. Тот же историк сообщает, что парфянский полководец имел тысячу тяжеловооруженных и 10 тысяч легковооруженных всадников. Вероятно, эти цифры относятся только к личной гвардии Сурены. Ведь в его войске должна была быть и другая парфянская конница, и контингента парфянских союзников. Только у местечка Карры недалеко от парфянской столицы Селевкии Красе встретил парфянскую конницу. Можно предположить, что, вопреки сообщению Плутарха, парфяне не уступали в численности римлянам. Когда римская конная разведка обнаружила неприятеля, Красе построил свое войско на берегу реки Балисс. Сам он возглавил центр, а фланги поручил квестору Гаю Кассию Лонгину и своему сыну Публию Крассу. После того как тяжеловооруженным парфянским всадникам не удалось прорвать римский строй, легкая конница засыпала римлян стрелами, оставаясь вне досягаемости пеших лучников и пращников. Из описания Плутарха трудно понять, была ли у парфян пехота и принимала ли она участие в сражении. Не исключено, что армию Красса обстреливали не только конные, но и пешие лучники.

По утверждению Плутарха, в тылу парфян стояли верблюды, навьюченные тюками, откуда лучники пополняли запас стрел. Красе, потеряв терпение, приказал своему сыну Публию атаковать врага. Отряд в тысячу триста всадников, пятьсот лучников и восемь когорт тяжелой пехоты во главе с сыном Красса попал в парфянскую засаду и был полностью уничтожен. После этого Красе решил отступить, оставив на поле боя всех убитых и раненых. Римские историки полагали, что Красе понес большие потери от неприятельских конных лучников, но это представляется сомнительным. Как заключает Ганс Дельбрюк, «конные стрелки из лука не могли особенно сильно досаждать сомкнутой и хорошо вооруженной для стрельбы пехоте. Жуткие описания наших источников об ужасных нападениях парфян, имевших в резерве целые караваны стрел, не должны вводить нас в заблуждение... У

римлян было достаточно пеших лучников, которые с места стреляли более метко, чем парфяне с лошадей. Кроме того, оставалась еще римская конница, которая могла отражать отряды неприятеля, подходившие на близкое расстояние». Можно предположить, что основные потери армия Красса понесла еще до битвы при Каррах от болезней, голода и жажды во время изнурительного марша через пустыню, а не от парфянских стрел. Быть может, само сражение при Каррах свелось лишь к уничтожению попавшего в ловушку отряда Публия Красса.


После гибели сына Красе стал отступать к Каррам, занятым римским гарнизоном. Сурена, подойдя к Каррам, вызвал Красса на переговоры. Он обещал дать возможность римлянам беспрепятственно покинуть Месопотамию, если те откажутся от войны против парфянского царя Красе отказался от предложения и ночью покинул Карры. Римляне отразили атаки утомленных боем парфян и были уже недалеко от спасительных гор. Тогда Сурена отпустил часть пленных римлян и вновь предложил перемирие. Во время личной встречи Сурены и Красса парфяне внезапно окружили их и убили римского полководца, легата Октавия и несколько сопровождавших их римских командиров.

После того как Красе был предательски убит, большинство его изнуренных воинов, лишенные руководства, попытались спастись бегством, но были перебиты. По словам Плутарха, погибло 20 тысяч римских воинов, а 10 тысяч оказались в плену. Невозможно оценить достоверность как этих цифр, так и всего того, что сообщает Плутарх о битве при Каррах и последующих переговорах. Не исключено, что сами эти переговоры были начаты Крассом в надежде добиться того, чтобы парфяне пощадили раненых и больных, которые не могли выдержать тягот возвращения в Сирию. Но парфянский полководец Сурена предпочел уничтожение всей римской армии любому соглашению с Крассом, даже выгодному для Парфии. До Сирии добрались лишь 14 тысяч легионеров под командованием квестора Гая Кассия Лонги-на. Это были остатки армии Красса и римских гарнизонов в Месопотамии.

Из остатков армии Красса удалось сформировать два легиона, которые позднее приняли участие в битве при Фарсале на стороне Помпея. Пока же им пришлось отражать парфян, которые в 50 году вторглись в Сирию. Здесь борьба проходила с переменным успехом, пока в следующем году вспыхнувшие в Парфии междоусобицы вынудили ее армию вернуться домой.

В 36 году новый поход против Парфии предпринял римский полководец Марк Антоний. Перед этим его легат разбил парфян, вторгшихся после разгрома Красса в северную Сирию. Марк Антоний имел армию, вдвое большую по численности, чем Красе. Под началом Антония было 13 легионов (по другим данным — 18) и вспомогательные войска римских союзников — армян, а также 10-тысячную арабскую конницу.

Римская армия переправилась через Евфрат у Зегмы, затем форсировала Тигр и вторглась в вассальную парфянам Мидию (Атропатену), где правил Царь Артвасд. Здесь к Антонию должна была присоединиться армия армянского царя Артавазда, тезки властителя Мидии. Римляне собирались осадить мидийскую столицу Фараспу и для этой цели везли в обозе гигантский таран. Однако обоз подвергся внезапному нападению парфянской конницы, и осадные машины были уничтожены После этого поражения армяне покинули римлян.

72

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН



Антоний пытался продолжать осаду Фараспы, но в ходе одной из вылазок парфяне сожгли плотину, с помощью которой римляне отвели от крепости воду. Антоний присудил две когорты, допустившие неприятельский прорыв, к децимации — казни каждого десятого, за то, что они недостаточно стойко сражались. Тем не менее римлянам пришлось снять осаду и вернуться в Сирию.

В 34 году Антоний вторгся в Армению, захватил в плен Артавазда и казнил его за измену. Но от планов завоевания Парфии ему пришлось отказаться из-за начавшейся в 32 году гражданской войны между ним и Октавианом. Следующий успешный поход против Парфии предпринял уже император Траян в 113 году н э. Поводом к войне послужил захват парфянским царем Хосроем союзной Риму Армении. Еще до прибытия императора находившиеся на Востоке легионы смогли выбить парфян из Армении. В 114 году Траян подготовил и осуществил широкомасштабное вторжение в Парфию. Римляне перешли Евфрат и овладели Вавилоном, Адиабеной и Ктесифоном. Римские легионы дошли до Персидского залива. Но в 116 году в Месопотамии вспыхнуло антиримское восстание и еще более серьезный мятеж произошел в африканских провинциях империи. В 117 году все эти выступления были подавлены, но болезнь и смерть Траяна помешали римлянам оккупировать Иранское нагорье. Преемники Траяна ограничились контролем над Месопотамией, оставив парфянскую столицу и отказавшись от идеи иметь своих ставленников на парфянском троне. Империя при Траяне достигла наибольшего могущества и была уже не в состоянии ни управлять, ни удерживать военной силой обширные окраинные территории от покушений соседних государств, вторжений варварских племен и восстаний покоренных народов.

Римско-парфянские войны продолжались, но уже со значительно меньшим размахом, на протяжении II и начала III века. Она шла с переменным успехом, ограничиваясь территориями Сирии, Месопотамии И Армении. Пользуясь внутренней борьбой в Парфии, римские легионы не раз проникали вглубь Месопотамии. В 215 году римский император Каракалла даже заставил парфянского царя Вологаза V признать себя вассалом Рима, однако два года спустя император был убит, и парфяне почувствовали себя свободными от обязательств перед Римом. Через несколько лет, в 226 году, последний парфянский царь Артабан V был свергнут своим персидским вассалом Артаксерксом, основавшим династию Сасанидов. Место Парфии в качестве главного соперника Рима на Востоке заняла Персия, войны с которой продолжила и Византийс-

Марк Ульпий Траян Начало II в. до н.э Мрамор

РИМСКО-ГЕРМАНСКИЕ ВОЙНЫ

73

кая империя, вплоть до падения государства Сасанидов под натиском арабов в середине VII века. В результате римско-парфянских войн определились границы предельного продвижения Рима в Азии Армения и Месопотамия стали теми буферными областями, где соперничали римское и парфянское влияние.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   64


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет