Типа, диссер



бет4/56
Дата17.03.2018
өлшемі7.88 Mb.
#21334
түріДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56

2.3. Вопросы терминологии

2.3.1. Специальные вопросы терминологии таксономии гоминоидов


В использовании терминов, предложенных в разное время разными авторами при описании ископаемых находок, существует известная путаница. Она связана с несколькими моментами. Прежде всего, перенос термина, использованного при описании конкретной находки, на некую группу ископаемых не всегда выглядит оправданным. В качестве примера можно привести использование терминов "africanus" и "aethiopicus" по отношению к разным австралопитековым и "habilis" – к разным "ранним Homo". Большая сложность также заключается в неопределенности датировок материалов, использованных как голотип. Две рассмотренных проблемы могут сочетаться вместе. Такой вариант наиболее ярко может быть продемонстрирован на примерах терминов Telanthropus capensis Broom, 1947 и Homo heidelbergensis Schoetensack, 1908.

Для обоснования использования разных терминов в дальнейшем изложении необходимо подробно рассмотреть спорные моменты таксономии гоминоидов. При этом удобно расположить термины в порядке древности находок, в отношении которых эти термины используются.



Примером переноса названий является история термина "africanus" в отношении разных австралопитековых. Первоначально в отношении австралопитеков он был использован в 1925 г. при описании рода и вида Australopithecus africanus (Dart, 1925); голотипом послужил череп детеныша из местонахождения Таунг. В последующем название широко применялось для обозначения всех южноафриканских грацильных австралопитеков, а родовое название – для всех грацильных, а иногда и массивных австралопитеков. Однако, вполне вероятно, что Таунг является массивным австралопитеком (Tobias, 1973, цит. по: Falk et al., 1995; Falk et al., 1995), об этом свидетельствуют три важных признака: увеличенный затылочно-краевой синус (Falk et al., 1995), наднебное расширение верхнечелюстных синусов (Conroy et Vannier, 1987, цит. по: Falk et al., 1995) и сравнительная площадь бугорков на M1 (Wood et al., 1983, цит. по: Falk et al., 1995). В случае подтверждения этого предположения по правилам таксономической номенклатуры массивные австралопитеки Южной Африки должны называться Australopithecus africanus, другие массивные носить родовое название Australopithecus, грацильные австралопитеки Южной Африки должны будут называться Plesianthropus transvaalensis (или Australopithecus transvaalensis) с соответствующим возможным изменением родового названия и у восточноафриканских грацильных и некоторых ранних австралопитеков. Впрочем, такое изменение номенклатуры было бы слишком основательным, поэтому более простым выходом могло бы быть переопределение голотипа. С другой стороны, применение термина "africanus" до крайности усложняется историей названий находки Гаруси I. Нижняя челюсть из Гаруси, обнаруженная в середине февраля 1939 г., иногда путается в литературе с находкой раннего палеоантропа, сделанной 29 ноября 1935 г. тем же исследователем в той же местности; в связи с этой путаницей и крайней фрагментарностью окаменелость получила множество разных названий: Praeanthropus Hennig, 1948, Meganthropus africanus Weinert, 1950, Praeanthropus africanus (Senuyrek, 1955), Australopithecus afarensis (Puech, 1986; Puech et al., 1986), Praeanthropus afarensis (Senut, 1999); иногда вместо упомянутой находки палеоантропа челюсти Гаруси I приписывается название Palaeoanthropus njarasensis или Africanthropus njarasensis. Разными исследователями обосновывалось отнесение этой находки к Paranthropus robustus (Robinson, 1953a, 1955) или отрицалась его австралопитековая природа (Remane, 1951, 1954). Результатом отнесения находки к отдельному виду рода Paranthropus с одновременным ассоциированием ее с хадарскими австралопитеками стало возникновение названия Paranthropus africanus Weinert, 1950 sensu Olson, 1981 (Olson, 1981, 1985, цит. по: Falk et al., 1995), примененного в отношении австралопитеков, более известных как Australopithecus afarensis. Наконец, на основании морфологии края носового отверстия выдвинуто предположение о том, что Гаруси I – представитель A. anamensis (Ward et al., 2001). Поскольку вопрос об отдельном родовом статусе A. anamensis не поднимался, видовое название "africanus", дававшееся Гаруси I, не может использоваться для находок данного вида, поскольку оно уже преоккупировано для южноафриканских грацильных австралопитеков. Доводя рассуждения до логического конца, в случае признания находки из Таунга массивным австралопитеком и разделения массивных и грацильных на уровне рода, южноафриканские массивные австралопитеки должны называться Australopithecus africanus, восточноафриканские массивные Australopithecus aethiopicus и Australopithecus boisei, южноафриканские грацильные Plesianthropus transvaalensis, австралопитеки из Хадара и Лаэтоли Plesianthropus afarensis, а австралопитеки из Канапои и Аллия Бей – Plesianthropus africanus.

Термин "aethiopicus" впервые был использован при описании нижней челюсти Omo 18-1967-18 с выделением рода и вида Paraustralopithecus aethiopicus (Arambourg et Coppens, 1968), но в дальнейшем название Australopithecus aethiopicus или Paranthropus aethiopicus было использовано при описании черепа KNM-WT 17000 (Walker et al., 1986) и теперь широко используется именно в этом значении; понятно, что отнесение изолированных черепа и нижней челюсти к одному таксону (равно как и доказательство обратного) всегда будет весьма спорным, в связи с чем возникла некоторая путаница (Groves, 1997). В свою очередь, череп KNM-WT 17000 послужил голотипом для описания самостоятельного вида Australopithecus walkeri (Ferguson, 1989), валидность которого зависит от признания или отвержения отнесения указанных челюсти и черепа к одному или к разным таксонам. Более того, тот же термин применялся и для описания грацильных австралопитеков из Восточной Африки, определяемых обычно как Australopithecus afarensis: Australopithecus aethiopicus Tobias, 1980 или Australopithecus africanus aethiopicus Tobias, 1980 и даже Homo aethiopicus, хотя последнее название невалидно по целому ряду причин (Falk et al., 1995).

Среди поздних массивных австралопитеков, в случае выявления родовых отличий южно- и восточноафриканских групп, наряду с родовым термином "Paranthropus" (Broom, 1939) может использоваться "Zinjanthropus" (Leakey, 1959).

Очень запутана терминология группы гоминид, объединяемых под названием "ранние Homo". Первой находкой из их числа является OH 7, послуживший голотипом вида Homo habilis (Leakey et al., 1964). В 1978 г. черепу KNM-ER 1470 было дано название Pithecanthropus rudolfensis (Алексеев, 1978; в зарубежной литературе всегда фигурирует другой год описания – 1986, являющийся годом выхода перевода книги В.П. Алексеева на английский язык). Позднее вид был перемещен в род людей: Homo rudolfensis (Alexeev, 1978 sensu Groves, 1989). В последующем к одному из двух таксонов – Homo habilis и Homo rudolfensis – относили все находки с датировками от 1,6 до 1,9 миллионов лет, иногда более молодые, явственно не принадлежащие к массивным австралопитекам или архантропам, причем мнения разных авторов крайне расходились (обзор мнений см.: Grine et al., 1996). Иногда аргументировалось отнесение этих гоминид к роду Australopithecus (Кочеткова, 1973; Данилова, 1989; Oakley et Campbell, 1964 и др.). Независимо от таксономических определений конкретных находок и их родового статуса, можно выделить две основные точки зрения на систематику "ранних Homo". Первая заключается в признании валидными обоих указанных видов (Kramer et al., 1995; Grine et al., 1996; Lieberman et al., 1996), к виду "habilis" принадлежат мелкие и в среднем менее древние находки, к "rudolfensis" – более массивные и чаще древние. С другой стороны, приводились аргументы в пользу объединения обоих видов в один (Miller, 2000; Miller et al., 2002). В последнее время, в связи с появлением новых важных находок, предложены две крайние точки зрения, отличающиеся от традиционных. Согласно одной из них, вид "rudolfensis" должен быть включен в род Kenyanthropus, сестринский как роду Australopithecus, так и роду Homo (Collard et Wood, 2001); в этом случае он является поздним специализированным вариантом австралопитеков, а грацильные формы оказываются предками позднейших прогрессивных видов. Согласно второй точке зрения, голотипы обоих видов – OH 7 и KNM-ER 1470 – должны быть включаемы в один вид Homo habilis, характеризующийся сравнительно крупным нейрокраниумом, выступающими носовыми костями, острым краем носового отверстия и крупными зубами, тогда как мелкие "ранние Homo" (OH 13, OH 24, OH 62, KNM-ER 1813) оказываются либо грацильными австралопитеками, либо примитивными представителями рода Homo (Blumenschine et al., 2003). Авторы такого сценария не предлагают таксономического определения этой второй группы. Видовым названием может служить "microcranous", использованное при выделении своеобразного черепа KNM-ER 1813 в вид Homo microcranous Ferguson, 1995.



Для более полного освещения вопроса о терминологии, применяемой по отношению к представителям группы "ранних Homo", необходимо рассмотреть также наименование Telanthropus capensis Broom, 1947. Таксономическая принадлежность сравнительно прогрессивных гоминид Сварткранса не раз обсуждалась разными авторами (например: Robinson, 1953b); главными проблемами оказывается разнородность находок и их неясная датировка. Голотипом для описания послужила нижняя челюсть SK 15 (Телантроп I), обнаруживающая сходство как с олдувайскими "ранними Homo", так и с более поздними яванскими Питекантропами (Tobias et Koenigswald, 1964). Найденная позже нижняя челюсть SK 45 (Телантроп II) также близка к архантропам (Broom et Robinson, 1950a). Комплекс находок, обозначенный как Телантроп III (комбинированный череп SK 80/846/847 с присоединяемой нижней челюстью SK 74a), разными исследователями относился к разным таксонам: от грацильных австралопитеков (Wolpoff, 1971) до примитивных архантропов (Clark et al., 1970; Clarke et Howell, 1972; подробный обзор мнений см.: Grine et al., 1996). Морфологически челюсти SK 15 и 45 схожи, но отличаются от SK 74a; отнесение последней к черепу SK 80/846/847 является спорным. Таким образом, принадлежность челюсти, использованной как голотип, и черепа к одному таксону остается сугубо предположительной. Кроме того, все указанные находки происходят из разных геологических ярусов пещеры; последние, хотя и сходны по фауне, но, видимо, разновременны; вероятный интервал датировок равен как минимум 600 тысячам лет (1,2-1,8 миллионов лет). Таким образом, использование термина оказывается крайне затрудненным, поскольку оказывается спорным соотнесение голотипа с находками не только с других территорий, но даже с того же местонахождения. Хотя близость южноафриканских "телантропов" с восточноафриканскими "хабилисами" отмечалась с момента описания последних и даже обосновывалась валидность наименования Australopithecus capensis (Oakley et Campbell, 1964), неопределенность положения первых стала препятствием для закрепления этого термина. Возможно, прогрессивные гоминиды Сварткранса несколько более поздние и морфологически продвинутые, чем большинство "хабилисов" Восточной Африки; они чаще определяются как Homo ergaster или Homo erectus (Grine et al., 1996). Однако, название Homo capensis Broom, 1917 уже преоккупировано для черепа из Боскопа (Oakley et Campbell, 1964). В связи со всем вышесказанным, термин "Telanthropus capensis" не может употребляться как старший синоним "Homo habilis". Таким образом, в случае признания "хабилисов" отдельным родом или видом австралопитеков названия Telanthropus capensis или Australopithecus capensis будут невалидными. Родовым названием с большим правом может являться полуофициальный термин "Prezinjanthropus", использовавшийся при первых описаниях индивида OH 7 (Leakey, 1961). Термин "Олдовантропос", предложенный В.В. Бунаком (1966а) не может считаться валидным.

Систематика архантропов является одной из самых сложных частей систематики ископаемых гоминид. Первоначально вид Pithecanthropus erectus был описан по яванским материалам (Dubois, 1894, цит. по: Урысон, 1966). В дальнейшем почти все находки архантропов получали самостоятельные родовые названия, эти роды потом объединялись в один в качестве самостоятельных видов, а виды – в один вид; наконец, род "Pithecanthropus" был перемещен в род Homo, а в рамки вида зачислялись все архантропы и схожие с ними гоминиды (Campbell, 1963). Термины "Homo erectus" и "архантроп" стали синонимами. Новый этап разделения группы начался с описанием вида H. ergaster (Groves et Mazak, 1975) как более раннего и примитивного, чем H. erectus. Реальность этого вида ставилась под сомнение (Rightmire, 1993). Также, "возрождение" видов Homo heidelbergensis, Homo helmei и Homo rhodesiensis предполагают особый статус наиболее поздних европейских и африканских архантропов. В настоящее время защищаются две основные точки зрения на систематику группы: ряд авторов обосновывают отсутствие сколь-либо существенной разницы между архантропами разных континентов (например: Rightmire, 1998a; Bilsborough, 2000), другие же доказывают необходимость выделения азиатских архантропов в самостоятельный вид (например: Wang et Tobias, 2001; Asfaw et al., 2002).

Голотипом для описания вида Homo ergaster Groves et Mazak, 1975 послужила нижняя челюсть KNM-ER 992 с датировкой от 1,22 до 1,57 или, точнее, 1,32-1,46 млн.л. (Walker et Leakey, 1978). В последующем к этому виду относились все ранние архантропы Восточной Африки (преимущественно из Кооби-Фора), а сам термин широко вошел в литературу. Однако он на самом деле может иметь сразу три старших синонима. Во-первых, это Homo erectus, во-вторых, вышеразобранный термин Telanthropus capensis Broom, 1947, в-третьих, Homo leakeyi Heberer, 1963 (цит. по: Алексеев, 1978). Трудности, связанные с использованием второго, уже были указаны. Третий термин был впервые применен для обозначения черепа OH 9 из Олдувая. В последующем предлагались и другие варианты названий для той же находки. Принадлежность черепа OH 9 к тому же виду, к которому относятся "типичные" Homo ergaster, вполне вероятна, особенно учитывая его возможную раннюю датировку (1,33-1,48 млн.л. по Tamrat et al., 1995, цит. по: McBrearty et Brooks, 2000) и архаичную морфологию. Некоторые авторы убедительно показывают ненаправленность различий черепов, относимых к видам H. ergaster и H. erectus (Rightmire, 1993, 1998a; Bilsborough, 2000). Также, черты, считающиеся типичными для H. ergaster, обнаруживаются у находок с возрастом около одного миллиона лет (Abbate et al., 1998; Macchiarelli et al., 2002). Таким образом, термин Homo ergaster может быть валидным лишь в случае доказательства видовых отличий челюстей SK 15 и KNM-ER 992, а также видовых отличий черепов из Кооби-Фора от черепа OH 9 и прочих архантропов.

В довершение разбора спорных моментов таксономии архантропов можно упомянуть новый термин Homo georgicus Gabunia, Vekua, de Lumley et Lordkipanidze, 2002 (Габуния и др., 2001). Голотипом послужила челюсть Дманиси D2600, имеющая множество существенных отличий от двух других находок из того же местонахождения и синхронных челюстей других областей. Однако, наличие двух близких видов в одном местонахождении маловероятно, исходя хотя бы из экологических соображений.

Много вопросов вызывает термин "heidelbergensis". Впервые использованный при описании нижней челюсти из Мауэра в 1908 году (Schoetensack, 1908), в настоящее время он чаще употребляется для обозначения всех или же только европейских среднеплейстоценовых гоминид. Как и в разобранных выше случаях, отнесение к таксону, описанному на основании нижней челюсти, находок, представленных черепами или посткраниальными фрагментами, не может быть достоверно доказано. Более того, наиболее вероятная датировка челюсти из Мауэра находится около 500 тысяч лет назад, а размах датировок колеблется от 300 до 700 и даже 900 тысяч лет, то есть, намного больше, чем, например, у Синантропов. Тут очень важен исходный выбор критериев при выделении таксонов. Морфология нижней челюсти может оказаться достаточно стабильной в течение длительного промежутка времени, тогда как по другим системам скелета будет возможно выделение достоверных таксонов. В случае признания большой датировки челюсти из Мауэра, применение термина "heidelbergensis" по отношению к гоминидам времени 200-130 тыс.л.н. может оказаться не вполне оправданным. В этом случае более правильно применять термин "heidelbergensis" для гоминид нижнего неоплейстоцена (800-400 тыс.л.н.) или как старший синоним термина "antecessor" (при выявлении важности географической изменчивости), а в отношении гоминид конца среднего неоплейстоцена (200-130 тыс.л.н.) должна быть найдена иная альтернатива.

Кроме упомянутых терминов, иногда применяются также названия Homo rhodesiensis Woodward, 1921, Homo helmei Dreyer, 1935 и Homo antecessor Arsuaga et Gibbons, 1997. Первый был описан по черепу из Замбии Брокен Хилл, второй – по южноафриканскому черепу Флорисбад, третий – по материалам испанского местонахождения Гран Долина. Разными исследователями эти находки признаются как синонимы термина Homo heidelbergensis, либо как самостоятельные прогрессивные виды (Arsuaga et al., 1997; McBrearty et Brooks, 2000). Использование их может быть оправдано в случае выявления резкой географической специфики групп гоминид, близких к голотипу, или такой же специфики групп гоминид, близких к голотипам ранее описанных видов (erectus, heidelbergensis и др.). В принципе, такой же подход применим и к менее известным, но крайне многочисленным названиям, предложенным при описании едва ли не большинства палеоантропологических находок. Многие из них могут применяться как старшие синонимы по отношению к вышеуказанным. Хорошим примером может служить термин Homo soloensis Oppenoorth, 1932 (цит. по: Алексеев, 1978), которым были обозначены близкие хронологически и морфологически черепа из Нгандонга.

Рассмотрение всех предлагавшихся ранее терминов таксономии гоминоидов не входит в цели данной работы. Большинство из них дублируют друг друга и не могут быть признаны валидными. Однако, эта же многочисленность названий позволяет не вводить новые. Для обозначения практически всех возможных филогенетических комбинаций таксонов разного ранга от семейства до подвида можно пользоваться уже введенными в науку терминами. Этот способ и будет применяться в дальнейшем.

2.3.2. Общая терминология


Споры о рамках семейства Hominidae с появлением новых находок не утихают, а только разгораются. Вместе с тем, большинство ученых сходится во мнении, что семейство Hominidae включает в себя как минимум всех высших прямоходящих приматов линии "гоминоидов".

Таким образом, в данной работе будет рассматриваться эволюционная изменчивость гоминоидов, живших с конца миоцена (около 7 миллионов лет назад) до современности. Выбор именно такой нижней границы определяется наличием наиболее древних находок высших приматов, которые наиболее обоснованно относятся к гоминидам, кроме того, именно с этого момента палеонтологическая летопись приобретает относительную непрерывность. В задачи работы не входит рассмотрение эволюции и дифференциации внутри современного подвида человека, поэтому данные по постпалеолитическому несовременному населению включались в анализы только для отражения общих тенденций.

В пределах указанного временного отрезка в ископаемом состоянии известны находки двух основных линий гоминоидов в широком смысле: линии, ведущей к современному человеку и линии, ведущей к юго-восточноазиатским гоминоидам, представленным ныне гиббонами и орангутаном; к сожалению, совершенно неизвестны плейстоценовые предки современных африканских человекообразных обезьян. Ископаемые гиббоны, орангутаны и такие специализированные антропоиды, как гигантопитеки, в нашей работе не рассматриваются. Частично картина дополняется отрывочными сведениями о морфологии скелета среднемиоценовых гоминоидов; к сожалению, большая часть их остатков представлена одонтологическим материалом. В дальнейшем для краткости все крупные человекообразные обезьяны (орангутаны, гориллы и шимпанзе) иногда будут обозначаться термином "понгиды".

Разделение ископаемых групп внутри надсемейства Hominoidea наталкивается на довольно большие трудности. Они обусловлены, прежде всего, относительной непрерывностью морфологических переходов между хронологическими пластами гоминид. Прежде всего можно разделить общности австралопитековых и "эугоминид" или "эугоминин"; под последним термином в последующем изложении будут пониматься все предшественники современного человека, по комплексу признаков очевидно не относящиеся к австралопитековым. Термин удобен в силу промежуточного и неясного положения австралопитековых относительно понгид и гоминид.

Принятое в работе условное разделение материала в наибольшей степени хронологическое, а не биологическое, поскольку главной целью является как раз определение биологических различий между хронологическими и территориальными группами. Выбор хронологических границ между группами обусловлен в основном стандартным делением геохронологической таблицы (Дополнения..., 2000), поскольку последняя в наилучшей степени отражает климатические колебания (которые, вероятно, являлись немаловажным фактором эволюции и, таким образом, могут достаточно корректно отражать принципиальные ее моменты) и в минимальной степени основывается на существующих представлениях о систематике гоминид. Разделение материала на группы принятого порядка (размах временных границ каждого этапа) позволяет лучшим образом произвести подробное рассмотрение эволюции во времени и одновременно избежать сложностей, связанных с неточностью и, зачастую, расплывчатостью датировок конкретных находок.

Названия периодов и их датировки взяты из стандартной хронологической шкалы плейстоцена (Дополнения..., 2000). Применение такого деления дает возможность оперировать более точными понятиями, чем общеупотребительными и не очень четкими терминами "ранний, средний и поздний плейстоцен", абсолютные границы которых понимаются разными исследователями по-разному (Бунак, 1980; Археология СССР, 1984, с. 19; Harland et al., 1990).

Лучшими обозначениями для выбранных групп гоминид были бы названия хронологических отрезков. Однако это значительно загромоздило бы текст. Поэтому в целях удобства для обозначения условных стадий эволюции гоминид далее в работе будут использоваться следующие названия: австралопитековые, "ранние Homo", архантропы, пре-палеоантропы, палеоантропы, неоантропы. Названия групп по возможности соответствуют сложившимся в антропологии традициям. Это не значит, что автор склоняется к стадиальной концепции антропогенеза. Плюсом такой терминологии является уход от систематических названий.

Стоит особо подчеркнуть, что в пределах любой из указанных ниже хронологических групп могут присутствовать гоминиды разных подвидов и видов и, наоборот, один подвид или вид может существовать на протяжении нескольких выделенных временных отрезков. Ниже даны определения принятых терминов.



Австралопитековые. Иногда (Kalin, 1952, цит. по: Бунак, 1966а) австралопитековые выделяются в отдельное семейство или относятся к понгидам (Зубов, 1964, 1973). Термин австралопитековые в большей степени таксономический, чем хронологический, но общепринятого нетаксономического эквивалента не существует. В качестве синонима для обозначения группы предлагались термины "прегоминиды" (например: Семенов, 1989) и "протантропы" (Бунак, 1966б), достаточно удачные с учетом неясного филогенетического положения группы, но не получившие широкого распространения. Среди австралопитековых выделяют несколько родов и множество видов. Несомненно участие австралопитековых в происхождении более поздних гоминид; древнейшая граница этой группы определяется наличием находок, однако трудно провести ее верхнюю границу, отделить австралопитековых от "первых настоящих Homo". Таким образом, под австралопитековыми в нашей работе понимаются все гоминоиды с признаками прямохождения и небольшими клыками, но обладающие большим количеством "понгидных" черт в строении черепа и посткраниального скелета. Наиболее характерными отличиями этой группы от более поздних "эугоминин" являются небольшие размеры мозга и отсутствие выраженного комплекса черт, связанных с производством искусственных орудий (Зубов, 1964). Географически группа ограничена Африкой (Kramer, 1994). Хронологические рамки определяются от 7 до 3,9 млн.л. для ранних австралопитеков (поздний миоцен – ранний плиоцен), от 3,9 до 2,5 млн.л. для грацильных и ранних массивных австралопитеков (ранний плиоцен – поздний плиоцен) и от 2,5 до 1 млн.л. для поздних грацильных и массивных австралопитеков (поздний плиоцен – эоплейстоцен). Отличия поздних массивных форм от "эугоминид" достаточно отчетливы, чем объясняется перекрывание хронологических отрезков со следующей группой гоминид. Массивные австралопитеки в последующем иногда для краткости будут называться "парантропами". Как правило, остатки австралопитековых либо не сопровождаются археологической культурой, либо ассоциированы с галечной индустрией.

"Ранние Homo" (гоминиды, переходные от австралопитековых к "эугоминидам"). В качестве синонима мог бы употребляться термин "эоантропы", однако он является преокупированным при описании пильтдаунской "находки". К этому пласту относятся находки, обычно описываемые как Homo habilis и Homo rudolfensis. Некоторые представители крайне ненадежно отличаются от австралопитеков или от архантропов (необходимо подчеркнуть, что в дальнейшем изложении под термином "ранние Homo" не будут подразумеваться Homo ergaster). Между тем, внутри самой группы есть множество плавных морфологических переходов; вместе группа служит "связующим звеном" между австралопитеками и архантропами. В связи с этим, "ранних Homo" нельзя считать настоящими "эугоминидами". Часто, особенно в старых работах, эту группу вовсе не выделяли как самостоятельную, однако в настоящее время большое количество находок приводит к необходимости рассмотреть этот пласт гоминид отдельно. Таким образом, в данную группу включены преимущественно африканские находки возраста около 1,8 млн.л. (размах примерно от 2,5 до 1,5 млн.л., верхний плиоцен – нижний эоплейстоцен), достаточно определенно не принадлежащие к массивным австралопитекам или архантропам. От более поздних стадий "ранние Homo" отличаются меньшими размерами скелета и меньшей массивностью при относительно больших размерах зубов. "Ранние Homo", очевидно, были создателями галечной культуры.

Архантропы. Гоминиды периода 1800-400 тыс.л. в дальнейшем изложении называются архантропами. Период существования архантропов можно условно разделить на три неравных периода, соответствующие нижнему эоплейстоцену (пре-архантропы, 1,8-1,4 млн.л.), верхнему эоплейстоцену (ранние архантропы, 1400-800 тыс.л.; для группы ранних архантропов был также предложен термин "эоархантропы" (Семенов, 1989), не получивший распространения) и нижнему неоплейстоцену (поздние архантропы, 800-400 тыс.л.) геологической шкалы. Гоминиды первого временного отрезка часто описываются как Homo ergaster, второго и третьего – Homo erectus или "ранний архаичный Homo sapiens". Как можно легко заметить, первый временной промежуток сильно перекрывается с предыдущим – временем существования "ранних Homo", однако такое разбиение материала оправдывается двумя главными соображениями: во-первых, типичные архантропы достаточно сильно отличаются от "ранних Homo", будучи значительно более массивными и менее крупнозубыми; во-вторых, находки архантропов с датировками больше 1,4 млн.л. вне Африки располагаются главным образом в Юго-Восточной Азии, где эти большие датировки подвергаются основательным сомнениям (например: Hyodo et al., 2002). В Африке, как будет показано ниже, существует почти непрерывный морфологический ряд от "ранних Homo" к Homo ergaster и далее – к Homo erectus, с последовательной временной преемственностью, отличия между этими формами, видимо, носят хронологическую обусловленность, поэтому логично рассматривать находки, описанные как Homo ergaster и Homo erectus, вместе. Временная граница между "ранними Homo" и Homo ergaster в основном проходит 1,6 млн.л.н., хотя существуют отдельные исключения, отчего общие границы этапа приняты нами, начиная от 1,8 млн.л.н. От последующей стадии архантропы отличаются в основном заметно более низким черепом и деталями лицевой морфологии. Культурное сопровождение останков архантропов обычно определяется как галечная индустрия (чаще для наиболее древних случаев) и ашельская в широком смысле слова (чаще для более поздних местонахождений).

Пре-палеоантропы. Население в промежутке времени примерно от 400 до 130 тыс.л.н. (средний неоплейстоцен) обладало признаками, переходными между "классическими" архантропами и "классическими" палеоантропами. Как и в случае "ранних Homo", промежуточность облика приводила к тому, что в старых работах гоминиды этого пласта рассматривались в составе как предшествующей так и последующей стадий; во избежание лишней путаницы в нашей работе они будут описаны отдельно под условным термином пре-палеоантропы. В основном в эту группу попадают находки, описываемые как "архаичный Homo sapiens" и Homo heidelbergensis. Однако первый термин имеет крайне расплывчатое значение и не имеет четкой хронологической привязки, а второй применяется чаще только для европейских и частично африканских находок. От архантропов пре-палеоантропов отличают некоторые прогрессивные и иногда специализированно-неандертальские признаки, от палеоантропов же – архаично-низкий череп с толстыми стенками и очень массивные челюсти с большими зубами. Условно этот этап может быть подразделен на ранний и поздний периоды, граница между которыми проходит около 200 тысяч лет назад. Культура данного этапа – преимущественно ашельская, иногда с признаками перехода к мустье в широком смысле.

Палеоантропы. Также широкораспространен термин "неандертальцы", однако его границы не вполне определены; в дальнейшем неандертальцами будут называться европейские и западноазиатские палеоантропы. Обычно гоминиды этого этапа относятся к виду или подвиду Homo neanderthalensis, Homo sapiens neanderthalensis или же описываются как "поздний архаичный Homo sapiens". С момента примерно 130 до 40 тыс.л. население Земли характеризовалось двояким комплексом признаков. С одной стороны, более прогрессивное строение, чем у архантропов, несомненно; с другой – в отдельных регионах очень далеко зашли процессы специализации; часто эти две стороны сливались и специализация выражалась в крайне выраженных "гиперсапиентных" признаках. В целом, палеоантропы антропологически уже очень близки к современному человеку, отличаясь, главным образом, значительной массивностью; ряд групп обладал также некоторыми архаическими или специализированными признаками. Период можно условно разделить на два основных этапа: время существования ранних палеоантропов – 130-100 тыс.л. (начало верхнего неоплейстоцена; для гоминид этого времени часто используется термин "атипичные неандертальцы", однако его границы крайне расплывчаты, включая чаще всего и часть пре-палеоантропов, поэтому в дальнейшем изложении он не употребляется) и время поздних палеоантропов – 100-40 тыс.л. (середина верхнего неоплейстоцена; для большинства европейских и части западноазиатских поздних палеоантропов широкораспространен термин "классические неандертальцы"; иногда выделяют "пережиточных неандертальцев", живших позже 45 тыс.л.н.). В первый период завершался переход от ашельской индустрии к мустьерской, второй – время расцвета мустье.

Неоантропы. С момента около 40 тыс.л. население практически всего Земного шара приобретает полностью современные черты и обычно описывается как Homo sapiens sapiens. Отличия неоантропов времени 40-10 тыс.л.н. (конец верхнего неоплейстоцена, верхний палеолит) от современного человека скорее количественные, но не качественные, они выражаются в основном в большей средней массивности скелета. Деление верхнего палеолита на этапы может проводится несколькими способами; в нашей работе принимаются следующие условные отрезки: ранний верхний палеолит (40-26 тыс.л.н.), средний верхний палеолит (25,9-16 тыс.л.) и поздний верхний палеолит (15,9-10 тыс.л.). В отрезок времени 40-10 тыс.л.н. мустьерские культуры окончательно уступают место верхнепалеолитическим, хотя в некоторых регионах этот процесс завершился несколько раньше. Термины "мезолит", "неолит" и "бронзовый век" в последующем изложении носят скорее хронологический, чем археологический смысл.

При описании эволюционной изменчивости признаков степень их приближенности к современному состоянию в дальнейшем изложении будет характеризоваться терминами "примитивный", "прогрессивный" и "специализированный" (Кэрролл, 1992, с.16-20). "Примитивным" (или "архаичным") значение признака будет называться при его большем сближении с хронологически древними вариантами; "прогрессивность" будет определяться, исходя из приближенности к современному человеку; "специализированным" признак является, если он отклоняется от тенденции развития, ведущей к современному человеку.



Каталог: fileadmin -> user upload
user upload -> Жоба Орал қаласы бойынша 2015 жылға өсiмдiк шаруашылығындағы мiндеттi сақтандыруға жататын өсiмдiк шаруашылығы өнiмiнiң түрлерi бойынша егiс жұмыстарының басталуы мен аяқталуының оңтайлы мерзiмдерiн белгiлеу туралы
user upload -> №251 (25221) 13 тамыз сәрсенбі 2008 жыл
user upload -> Жетісу №6(17132) 17 қаңтар 2009 жыл
user upload -> Бағдарламасы және "Мемлекеттік бағдарламалар тізбесін бекіту туралы"
user upload -> Бағалы ұсыныстар сұранысы арқылы тауар, жұмыс, қызмет көрсету түрлеріне мемлекеттік сатып алу байқауын өткізу туралы хабарландыру
user upload -> «Ќазаќстан Республикасыныѕ Азаматтыќ процестік Кодексі» Ќазаќстан Республикасыныѕ 2015 жылєы 31 ќазандаєы №377-v кодексі
user upload -> Ќазаќстан Республикасыныњ
user upload -> «Адам құқығы, бала құқығын қорғаудан басталады»


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56




©kzref.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет