Толкование советского закона теория и практика издательство казанского университета


§ 3. Значение разъяснения целей советского закона для реализации его воспитательного воздействия



жүктеу 1.94 Mb.
бет8/10
Дата08.05.2019
өлшемі1.94 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

§ 3. Значение разъяснения целей советского закона для реализации его воспитательного воздействия


Одна из основополагающих идей, проходящих через все решения XXVII съезда КПСС,— повышение эффек­тивности человеческого фактора, развитие творчества, заинтересованности и инициативы советских людей, гу­манизация всех сфер жизни советского общества. В условиях расширения социальных и экономических задач, стоящих перед советским народом, особенно воз­растает ответственность личности перед обществом, по­вышается требовательность к организованности и дис­циплине всех его членов. Соответственно огромное зна­чение приобретает широкая пропаганда советского за­конодательства, воспитание у всех членов общества уважения к закону, неукоснительное соблюдение требо­ваний законов государственными органами, всеми долж­ностными лицами, каждым советским гражданином. Высокую юридическую культуру, правовую пропаганду и правовое воспитание справедливо рассматривают как один из важнейших участков правового обеспечения лерестройки95.

Ориентация на человека, на полную реализацию его творческого потенциала в решении актуальной задачи достижения нового качественного состояния нашего об­щества предъявляет повышенные требования к систе­ме правового воспитания граждан, определяет необхо­димость рассмотрения государственных и правовых ин­ститутов сквозь призму интересов и потребностей че­ловека, их гуманистической, нравственной направлен­ности 96.

В этой связи возрастает актуальность проблем тол-; кования права. «Объяснение смысла и целей (разрядка моя — Т. Н.) права в процессе его реализации — отмечает Н. Н. Вопленко,— одна из всеобщих функций толкования, которая преследует цели предупреждения правонарушений и воспитания убежденности в спра­ведливости правовых норм и необходимости их безус­ловного соблюдения. Этой цели служат как официаль­ное, так и неофициальное толкование, различные его виды и уровни»97.

С точки зрения воспитательного воздействия на субъектов права целевое толкование советского законо­дательства приобретает особо важное значение. Вос-

питательная роль социалистического права вообще свя­зывается с пониманием и восприятием его конечных целей массами98. «Гуманная, рациональная и выражаю­щая волю всего советского народа цель советского пра­ва является моральным стимулом, фактором, который воспитывает уважение к авторитету советского права, предопределяет сознательное, добровольное соблюде­ние, а в надлежащих случаях и активное исполнение правовых предписаний»99. Не случайно законодатель вводит в нормативные акты указания на цели, снабжая их развернутыми преамбулами, специальными целевыми статьями. В целях советского законодательства заложен большой воспитательный потенциал. Они, наряду с иными факторами, повышают роль законодательства, его идейно-пропагандистское, нравственное и инфор­мационно-воспитательное воздействие на обществен­ное и индивидуальное сознание, на повышение общей культуры людей.

Советское общенародное право оказывает влияние на конкретные элементы правового сознания. Речь идет о правовых знаниях, ценностно-правовых ориентациях, социально-правовой активности граждан, закреплении привычки правового поведения. Специфичность объекта предполагает и своеобразие форм воспитательного воз­действия права. Это мотивационное воздействие права-Оно оказывается предписаниями правовых норм: до­зволениями и запрещениями 100. Однако бесспорно, что в этом участвуют и акты, раскрывающие цели норма­тивных установлений 101. Цели советского законодатель­ства оказывают воздействие на все указанные выше элементы правового сознания. Они включаются в пра­вовые знания, входят в рациональный элемент право-воспитательного процесса.

Использование любого субъективного права или сво­боды в соответствии с их назначением и целями, ука­занными в законе, служит основным критерием право­мерного поведения в социалистическом обществе. Это закреплено в Конституции СССР: «Использование граж­данами прав и свобод не должно наносить ущерб инте­ресам общества и государства, правам других граж­дан» (ч. 2 ст. 39 и соответствующие статьи конститу­ций союзных и автономных республик). Конституция СССР указывает на недопустимость использования ос­новных прав и свобод вопреки общественным интере-

117


сам (ст.ст. 13, 17). В ряде статей Конституции СССР при определении прав граждан существо субъективных прав ставится в непосредственную зависимость от це­лей коммунистического строительства в соответствую­щей сфере отношений (ст.ст. 47, 50, 51). Следователь­но, содержание правомочий, допускаемых законодате­лем, должно быть уяснено в соответствии с указанными целями. Использование их в противоречие с этими це­лями является основанием для признания их неправо­мерными. Например, использование свободы слова для ведения антисоветской пропаганды противоречит инте­ресам народа и целям укрепления и развития социалис­тического строя (ст. 50 Конституции СССР) и следует рассматривать как уголовное преступление. Иногда за­кон прямо требует определения его целевого назначе­ния для правильной реализации. В ст. 49 ГК РСФСР говорится о недействительности сделки, совершенной с целью, противной интересам государства и общества. Эта норма находит довольно широкое применение в практике 102. Не случайно в постановлениях пленумов высших судебных органов указывается судам на необ­ходимость тщательно выяснять действительные цели правонарушителей 103.

Таким образом, для законодателя, правоприменителя небезразличны мотивы человеческой деятельности и цели, к которым стремятся люди 104. Поэтому зако­нодатель, регламентируя ту или иную деятельность, определяет цель как результат этой деятельности. А коль скоро одним из условий правомерности осущест­вления субъективных прав граждан является соответ­ствие этой деятельности целям закона, то очевидно, что гражданин должен четко уяснить легальную цель осуществляемого им субъективного права и убедиться, что его личная цель совпадает с целью правовой нормы. Всякая практическая деятельность индивида — это целеполагающая деятельность 105. Ф. Энгельс писал: «Ни­что не делается без сознательного намерения, без же­лаемой цели»106. Целенаправленность действия субъек­та предполагает ее соотнесение в регламентируемой ситуации с легальной целью, в противном случае они будут признаны несоответствующими закону с вытека­ющими отсюда неблагоприятными последствиями. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1982 г- «О применении судами законодатель­на


118

ства при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов на детей и других членов семьи» указывалось, что если иск предъявлен в целях необоснованного снижения размера взыскиваемых али­ментов на детей от другой матери или в целях, направ­ленных на уклонение ответчика от выполнения обяза­тельства перед другими лицами, например, по возме­щению причиненного ущерба, суд отказывает в таком иске 107. Так, суд отказал в удовлетворении иска о взыс­кании алиментов, так как установил, что ответчик вы­полняет свои обязанности по содержанию и воспитанию детей, и в действительности, предъявляя иск, истица и ответчик стремились уменьшить размер денежных удер­жаний в пользу гражданина, которому причинен ущерб. Законодатель, устанавливая в законе алиментные обя­занности родителей, имел в виду обеспечение их учас­тия в расходах по содержанию несовершеннолетних и нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждаю­щихся в помощи. Сопоставив их цели с целевой уста­новкой, подлежащей применению правовой нормы, суд вынес решение об отказе в иске 108.

Субъекты права могут преследовать самые разнооб­разные цели. Закон не должен, да и не в состоянии предусмотреть эти многочисленные индивидуальные цели. Он указывает результат, к которому стремился законодатель, устанавливая норму. Лишь в случае про­тиворечия ему личной цели использование субъектив­ного права признается неправомерным. Там, где нет указаний по этому поводу, следует руководствоваться целевой установкой закона по отношению к субъектам, выраженной в общей форме, например, в ст. 5 ГК. РСФСР. При осуществлении прав и исполнении обязанностей граждане и организации не должны посягать на инте­ресы всего общества. При соблюдении этого условия государство гарантирует защиту преследуемого субъек­том интереса, то есть придает ему значение «законного интереса»109. Цель выступает критерием и определяет пределы правомерности реализации права, за рамками которых можно говорить о злоупотреблении правом.

Использование лишь рационального элемента в пра-вовоспитательном процессе далеко не достаточно. Рабо­та по правовому воспитанию должна быть направлена на формирование и укрепление у людей ценностных ориентации, совпадающих с ценностными ориентация-

119

ми законодателя 110. В законе ценности закреплены в виде достижения определенных целей правового воз­действия- Осознание их демократизма, справедливости, соответствия коренным интересам общества и личности способствует правильному восприятию и обращению правовых ценностей в личный мир субъекта.



Цели советского права являются важным средством формирования социально-правовой активности граждан. Государство, придавая им легальный характер, стре­мится к формированию у субъекта социально-значи­мых целей, направлению его действий в нужном, по­лезном обществу направлении. Указанные в праве со­циальные ориентиры (целевые установки норм) соот­ветствуют интересам отдельной личности и работают на благо всего общества. Следовательно, субъект, ве­дущий социалистический образ жизни, зная и понимая суть целей норм, проявит максимум активности, в том числе и в сфере, урегулированной правом, стремясь к ним.

Исходя из сказанного становится очевидной роль целевого разъяснения законодательства в реализации его воспитательного воздействия на различных субъек­тов права. В связи с этим видятся следующие задачи телеологического толкования закона как средства пра­вового воспитания. Важнейшей задачей правового вос­питания является обеспечение формирования такого правосознания субъектов права, которое было бы пра­вильным по своему содержанию, соответствовало бы объективным потребностям укрепления социалистиче­ской законности. Между тем известно, что нередко оно содержит неверные взгляды о целях советского права. Поэтому распространение и разъяснение положений и требований закона должно включать и информацию о целях советского законодательства111. Чтобы иметь правильное суждение по тому или иному правовому вопросу, необходим определенный уровень знаний. Так, на пути обеспечения реализации правовых запретов первым шагом является доведение до сведения граждан содержания запрещающих норм. Определенное значение имеет разъяснение целенаправленности этих предписа­ний, т. к. в соблюдении правовых запретов особую роль играет правосознание, правовая культура. Подавляю­щее большинство граждан соблюдает правовые запреты добровольно в силу совпадения личных и общественных



120

интересов, что предполагает знание и правильное пони­мание ими социальной направленности этих норм ш-

Кроме того, поскольку подход общественного мне­ния к социальным явлениям носит ценностный харак­тер, постольку целевое разъяснение должно быть на­правлено на раскрытие ценностной характеристики за­кона. Путем раскрытия целей возможно и необходимо показывать, что право в социалистическом обществе не только необходимое, но и социальное благо, способное в силу своих объективных свойств принести реальную пользу в решении задач коммунистического строитель­ства. Разъяснение целевых установок нормативных ак­тов может способствовать убеждению людей не только в обязательности соблюдения юридических норм, но и в выгодности этого для самого человека, так как де­монстрирует, что в конечном счете они направлены на его благо и никакие сиюминутные, чисто прагматиче­ские цели, ложно понятая «польза дела», как бы близ­ка и осязаема она ни казалась, не должна подавлять истинный смысл закона, подвергать сомнению его со­циальную ценность. Способствуя оценке права как со­циального блага, его телеологическая характеристика содействует более эффективной его реализации, а так­же дальнейшему подъему авторитета и престижа, ут­верждению права в общественном мнении как великой человеческой и моральной ценности социализма. От­крытое провозглашение в правовом акте, в пропаган­дистском выступлении и т. д. социально полезной цели пробуждает энергию и инициативу трудящихся, воспи­тывает их правосознание и тем самым укрепляет мо­рально-идеологические и социально-психологические га­рантии реализации правовых требований.

Учитывая столь важное значение разъяснения целей права для правильного понимания его содержания всеми субъектами права, для формирования у них установки на сознательное исполнение правовых норм, наиболее целесообразным, соответствующим его значению в обеспечении правомерного поведения субъ­ектов следует признать законодательное разъяснение целей правовых установлений. Интересно, что еще в 1929 году в «Еженедельнике советской юстиции» от­мечалось, что даже при самой внимательной и добро­совестной проработке правовых вопросов все же воз­можно их истолкование не в полном соответствии с во-

121

леи законодателя, а также политическими и хозяйст­венными требованиями, выдвигаемыми текущим момен­том. Средством для устранения указанного явления автор статьи считал «более точное указание в каждом вновь издаваемом законе целевой установки, которая имелась в виду при его издании»113. Разъяснения, ис­ходящие не от нормодателя, ограничены вопросами, входящими в компетенцию соответствующего органа, и, как правило, не распространяются на всех субъектов права. Советское законодательство, регулируя те или иные общественные отношения, прежде всего обраще­но к гражданам, и важно именно, как они понимают его. В понимании нормы судом или другим правоприменительным органом, отраженном в специальном разъ­яснении или в решении по делу, может быть оттенен только правоохранительный или иной аспект смысла правового установления. Кроме того, как свидетельст­вует практика, случаются и неверные толкования того или иного правового вопроса. Поэтому, когда отсутст­вует разъяснение целевой установки норм в тексте закона, предпочтительнее использование актов аутен­тического толкования, т. е. интерпретационных актов органов, издавших толкуемый акт. Для уяснения смыс­ла законов в этом плане первостепенное значение бу­дут иметь акты официального (легального) толкования, издаваемые Президиумом Верховного Совета СССР в порядке реализации своего конституционного права на толкование законов СССР. Они, в силу указанных выше обстоятельств, имеют больше возможностей для разъяснения нормы в полном объеме, раскрывая также позитивную, стимулирующую роль закона. Не случай­но на вопрос анкеты о необходимости расширения прак­тики толкования Президиума Верховного Совета СССР и Президиума Верховного Совета РСФСР около 56% опрошенных судей ответили утвердительно. Ознакомле­ние со всеми актами, изданными Президиумом Верхов­ного Совета СССР за период с 1976 по 1980 гг., пока­зало, что высший орган государственной власти в пяти случаях воспользовался своим правом на толкование законодательства, в одном из них было дано целевое разъяснение. Практически отсутствуют разъяснения Президиума Верховного Совета СССР в связи с за­просами практики. По всей видимости, правопримени-тельные органы не дают достаточного материала.



122

Разъяснение целей правового регулирования обще­ственных отношений, исходящее в той или иной форме от законодателя, оказывает общевоспитательное воз­действие, в этом смысле оно чрезвычайно важно. Но воспитательная функция закона реализуется здесь по­чти без учета социальной характеристики групп и от­дельных индивидов. В этом отношении более эффек­тивно правоприменение, так как оно имеет возможность дифференцированного и индивидуального подходап4, об особой важности которого в деле воспитания специ­ально отмечалось в материалах XXVII съезда КПСС. В процессе применения права гражданин уясняет цели закона в связи с конкретными, непосредственно связан­ными с ним отношениями, близкими и понятными ему вещами. Эффект воспитательного воздействия закона многократно возрастает, когда его демократизм, гума­низм, соответствие интересам общества и отдельной личности, в принципе осознаваемые гражданином, про­являются конкретно, на деле: оборачиваются справед­ливым приговором, правильным решением. «Сколько бы мы ни писали статей о социальной справедливости, по­рядке и дисциплине, — подчеркивалось на XXVII съез­де КПСС, — они останутся бесплодными, если не бу­дут сопровождаться активными действиями трудового коллектива, последовательным применением закона»115-

Основная задача судебных органов в правовом вос­питании состоит в формировании положительных оце­нок субъектами права норм материального и процес­суального права, судебного решения, практики их реа­лизации. Эта проблема связана с раскрытием спектра ценностей. Последние, как уже отмечалось, закреплены в законе в виде достижения определенных целей пра­вового регулирования (например, ст. 2 Основ граж­данского судопроизводства). Раскрывая их, суд спо­собствует разъяснению социальной ценности социалис­тического права, причем не только всеобщей его цен­ности, а именно для этого субъекта. Тогда решение, вынесенное на его основе, будет воспринято не как внешний императив, и раскрытые правовые ценности субъект обратит в свой личный мир. А это предпосылка как дальнейшего сознательного соблюдения правовых норм, так и добровольного осуществления данного ре­шения. Кроме того, действия лиц, участвовавших в де­ле, сообразующиеся с содержанием правовых норм, уяс-

123


ненных в ходе и результате судебного разбирательства, могут оказать позитивное влияние на других лиц, более убедительное, чем абстрактная лекция на правовую тему.

Большинство опрошенных судей не считает необхо­димым разъяснять цели применяемых законов в реше­нии по делу (74%), приговоре (78%). В ходе интервью высказывалось мнение, что все, не касающееся кон­кретного содержания применяемых норм и фактической стороны рассматриваемого дела, является излишним и лишь усложняет работу. Здесь, на наш взгляд, в свое­образной форме проявляется распространенный среди юристов-практиков взгляд о необходимости упрощения правоприменительного процесса, в частности в оформ­лении различных документов. В то же время 54% су­дей указало, что цели советских законов должны разъ­ясняться в частном определении, 65%—в защититель­ной речи и 57% —в обвинительной речи. Значит, нельзя сказать, что судьи вообще недооценивают значение це­левой аргументации закона в правовом воспитании. Они правильно отмечают, что, например, частное опре­деление чаще всего выносится именно в целях воспи­тания граждан, обеспечения правомерного поведения, предупреждения правонарушений, и раскрытие в нем целей правовых норм способствует большей убедитель­ности этого акта. Но неоправданно принижается эта роль телеологического разъяснения закона в решениях, приговорах суда, решениях других правоприменитель-ных органов (следственных органов МВД и прокура­туры, административных комиссий исполкомов, различ­ных инспекций и т. д.). Между тем, например, копии решений, приговоров суда выдаются гражданам, и они очень внимательно их изучают. Руководящие судебные органы постоянно указывают на необходимость повы­шения воспитательного воздействия судебных процессов и решений 116. Для органов, рассматривающих дела об административных правонарушениях, эта проблема осо­бенно актуальна в свете положений Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. В качестве одной из основных он провозглашает задачу воспитания граждан в духе точного и неуклонного соблюдения Кон­ституции СССР и советских законов, уважения к пра­вам, чести и достоинству других граждан, к правилам социалистического общежития, добросовестного выпол-

124

нения своих обязанностей перед обществом (ст. 1). А в соответствии с последними партийными директивами в деле воспитания граждан должны использоваться все до­ступные средства. Разъяснение целей законодательства в связи с рассмотрением конкретного дела - одно из них.



Правоприменитель так или иначе демонстрирует це­ли советского законодательства в ходе разбирательст­ва гражданско-правового спора, уголовного дела, ад­министративного правонарушения. Любое его процес­суальное действие есть реализация предписаний зако­на, любое решение основано на материальном законе и принято во исполнение его. При таком ведении про­цесса действия судьи, прокурора, адвоката, следовате­ля, судебное решение, приговор, определение, постанов­ление, протест, жалоба, исходящие от них как от офи­циальных лиц, на деле дают представление субъекту о целях правового регулирования рассматриваемых от­ношений. На стадии разбирательства дела разъяснение целей норм имеет большое значение для подготовки восприятия последующего решения суда как законного и справедливого. Воспитательный эффект судебного решения возрастает, когда гражданин видит в нем про­явление демократических целей правового регулирова­ния, провозглашенных, например, в основных норма­тивных актах Советского государства (Конституции, Основах законодательства и т. д.). Это способствует положительной оценке закона и решения, вынесенного на его основе, исключает суждение, что закон писаный не тождествен закону примененному. Если субъект права, истолковав норму с точки зрения цели, приходит к выводу о ее несоответствии фактическому положению в регулируемых отношениях, то, естественно, это отри­цательно скажется на формировании правовой убеж­денности, без которой невозможно правомерное пове­дение субъекта. Так, ст. 180 (заведомо ложный донос) применяется избирательно. Как бы ни разъяснялся смысл закона, гражданин, сопоставив его с практикой применения, может не отказаться от этих действий. «Норма закона превращается в орудие чистого случая, что противоречит не только реальной эффективности нормы, но и представлениям людей о справедливости»117.

Поэтому велико воспитательное воздействие реше­ний, принятых непосредственно на основе конституци­онной нормы. Такое решение демонстрирует непосред-

125

стванное действие наиболее демократических положе­ний советского законодательства, выраженных, в част­ности, в его целях. Исследование анкет показало, что немногие судьи в своей практике апеллировали к кон­ституционным нормам в обосновании решения (16%), приговора (4%). Но чаще к ним прибегали в обвини­тельной (21%) и защитительной (27%) речи. С точки зрения правовой пропаганды и правового воспитания граждан было бы целесообразно шире применять кон­ституционные и иные целевые нормы.



Анализ пропагандистской работы в ТАССР (по ма­териалам республиканской и районных организаций общества «Знание», координационно-методического со­вета по правовой пропаганде при Министерстве юсти­ции ТАССР и т. д.) показал, что, как правило, учиты­вается значение разъяснения законодательства в связи с его социальными задачами и целями. Содержание норм права раскрывается в свете новейших руководя­щих директив Коммунистической партии, конституцион­ных положений, достижения объективных результатов коммунистического строительства. Но в основном пре­обладает информационный аспект, ставятся очень кон­кретные, узкие темы. Безусловно, правовая информа­ция, исходящая от пропагандиста, должна давать опре­деленные знания о целях советского законодательства. Действуя тем или иным образом, субъект, не знающий конкретных предписаний закона, исходит из общего представления о политике государства в той или иной области общественных отношений, общих целей пра­вового регулирования, например отраженных в Кон­ституции118. Следовательно, информируя о целях зако­нодательства, пропагандист способствует распростра­нению правовых знаний, являющихся предпосылкой правомерного поведения. С другой стороны, очень важ­но раскрытие их глубинной сути, состоящей в соответ­ствии с основными потребностями, интересами отдель­ной личности и всего советского народа, их демокра­тизме и гуманизме. Такая пропаганда усиливает цен­ностное, стимулирующее воздействие права на его субъ­ектов. В связи с этим и в рамках деятельности обще­ства «Знание» и других организаций, занимающихся правовой пропагандой, необходимо шире разъяснять цели советского законодательства, раскрывая их через призму самых конкретных жизненных вещей.

126


В этом плане можно порекомендовать шире исполь­зовать в правовой пропаганде конституционные поло­жения как непосредственно действующие, так и про­граммные. Указание в Конституции СССР на задачи, отражающие перспективу развития советского обще­ства, имеет большое воспитательное значение в смысле обеспечения целеустремленности усилий всех трудящих­ся в строительстве нового общества. Исключительно важно также показать, как наиболее демократические достижения социализма, закрепленные в Конституции, находят конкретное воплощение в жизни, в отдельных нормативных актах. Поэтому следует информировать население о новых правовых актах, принятых во испол­нение конституционных положений, о случаях непо­средственного применения конституционных норм. В этой связи представляется интересной проблема со­ответствия существующих нормативных актов консти­туционным нормам. В ее раскрытии также можно ис­пользовать целевой анализ.

Раскрытие социальной ценности советского права связано с проблемой соотношения общесоюзного и рес­публиканского законодательства119. Федерализм совет­ского права можно проследить на разных уровнях: как на уровне особенностей правового регулирования кон­кретных сфер общественных отношений (здесь, безус­ловно, можно наблюдать большее своеобразие в нор­мативных актах различных республик), так и на уров­не самом глобальном, в частности, целей советского законодательства. Исследование целей федеративного и республиканского законодательства актуально в том отношении, что позволяет проследить, в какой степени единство воли и интересов советских людей, образовав­ших новую историческую общность — советский народ, преломляется в законодательстве, как учитываются интересы и суверенитет национальных республик.

Советское социалистическое право, отражая мораль­ные взгляды и представления народа, по своей приро­де глубоко нравственно. Нормы социалистического пра­ва и нормы коммунистической морали имеют единые цели и задачи, регулируя общественные отношения в интересах всего народа, подчинены единому крите­рию — строительству коммунизма. Прямое выражение тех или иных нравственных требований, их конкретиза­ция в виде нормативных юридических предписаний ха-

127


рактерны для норм, определяющих основные начала, принципы той или иной отрасли права. Нередко это нормы, определяющие цели правового регулирования отношений. Так, одна из целей уголовного наказа­ния состоит в перевоспитании осужденых в духе честного отношения к труду, точного использования законов, уважения к правилам социалистического обще­жития. В других нормах единство заключается в про­никновении нравственных принципов в содержание оп­ределенных норм права. Кроме того, развитие и совер­шенствование законодательства происходит под прямым влиянием нравственных принципов. Пропаганда зако­нодательства с этой точки зрения является важным фактором воспитания ценностного отношения к право­вым нормам.

Указанный подход приобретает особое значение, т. к. в соответствии с решениями XXVII съезда КПСС из­менились статус правового воспитания, его место и роль в идеологической работе, в духовной жизни. Было при­вычным, как справедливо пишет С. С. Алексеев, что вопросы правового воспитания решались обособленно, отдельно от коммунистического воспитания, тем более что им, как и праву в целом, придавался преимущест­венно криминалистический оттенок, их содержание свя­зывалось в основном с профилактикой правонарушений, преступности. В новой редакции Программы КПСС пра­вовое воспитание рассматривается (и это сделано в программных партийных документах впервые) как важ­ное звено в области идейно-воспитательной работы на­ряду с трудовым воспитанием, утверждением комму­нистической морали, патриотическим, интернациональ­ным воспитанием 120. Раскрывая единые цели права и нравственности, можно способствовать решению про­граммных задач развития социально-политической ак­тивности граждан, решению насущных задач пере­стройки,

Разъяснение широким массам трудящихся совет­ского законодательства, практики его применения не­обходимо использовать и в плане разоблачения буржу­азных правовых систем и идеологии. Актуальность этого направления идеологической работы вновь подчеркива­лась на XXVII съезде КПСС. В условиях непрекра­щающейся идеологической диверсии империализма, «психологической войны» — борьбы за умы людей, их

128


миропонимание, их жизненные, социальные и духовные ориентиры чрезвычайно важно раскрывать цели совет­ского государства в сфере отношений, опосредствован­ной правом, демонстрируя коренную противоположность социалистического и буржуазного права, их социально-политической и классовой сущности. В отличие от за­конов, издаваемых буржуазным государством, выра­жающих волю буржуазии и направленных своим ост­рием против трудящихся, советские законы воплощают волю всего народа и отражают его коренные интересы, являются необходимым средством проведения в жизнь политики партии и государства. Это и надо суметь по­казать путем целевого разъяснения законодательства. Таким образом:

1. Роль телеологического толкования как средства правового воспитания определяется значительной ролью самих целей советского закона в формировании социа­листического правосознания субъектов права. Телеоло­гическое толкование способствует формированию та­кого правосознания, которое было бы правильным по своему содержанию, в частности, с точки зрения взгля­дов на цели права, раскрытию ценностной характерис­тики закона, его оценке как социального блага и, сле­довательно, выработке установки на социально-актив­ное поведение.

2. Представляется необходимым для наибольшей эффективности воспитательного воздействия права: а) по возможности шире применять аутентическое разъ­яснение целей советских законов, используя для этого, в том числе, сам текст закона; б) преодолевать недо­оценку целевой интерпретации законодательства в ре­шениях и приговорах суда, актах других правоприменительных органов; в) в рамках деятельности организа­ций, ведущих правовую пропаганду, шире разъяснять цели советского законодательства, раскрывая их через призму конкретных и понятных гражданам жизненных ценностей.


  1. Повышение уровня социалистического правосоз­нания и правовой культуры граждан и должностных лиц, достигнутое в результате телеологического анали­за советских законов, сориентированного на правовое воспитание, является залогом успешного внедрения це­левого способа толкования в правотворческую и пра-воприменительную деятельность

129








Я

ч ю




о,



Каталог: z3950 -> law -> knigi
knigi -> Учебно-практическое пособие издательство казанского университета 1999 ббк 67. 51 Н348
knigi -> Казанского университета
law -> Рецензент: д-р ист наук, заслуженный деятель науки рф, проф. В. Г. Тюкавкин
law -> Ными последствиями
law -> Книга рассчитана на студентов и аспирантов вузов, а так­же на достаточно широкий круг читателей, интересующихся ак­туальными проблемами философии и ее истории
z3950 -> Языковые особенности пейзажных описаний переводов новелл ги де мопассана на русский язык 10. 02. 01 русский язык
z3950 -> Государства в системе международно- правового регулирования издательство казанского университета
knigi -> Муниципальные системы зарубежных стран
law -> История россии


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет