Традиции селама в ранней лирике Е. И. Дмитриевой (Черубины де Габриак) Колышева Яна Олеговна



жүктеу 46.39 Kb.
Дата07.04.2019
өлшемі46.39 Kb.

Традиции селама в ранней лирике Е.И. Дмитриевой (Черубины де Габриак)

Колышева Яна Олеговна

Студентка Волгоградского государственного социально-педагогического университета, Волгоград, Россия


История Черубины де Габриак (Е.И. Дмитриевой) – одна из ярких страниц истории русской литературы начала ХХ века. Сам факт того, что на столь ярком поэтическом фоне это имя не было потеряно, знаменателен. Новый интерес появился в последние годы (М.С. Ланда, Л.И. Агеева, В.П. Купченко). Однако в трудах обозначенных исследователей менее всего предметом интереса является своеобразие художественного мира поэзии Черубины. В частности, до сих пор остается неясным поэтика цветочной символики ее лирических текстов.

Само по себе многоцветие поэзии Е. Дмитриевой не кажется необычным. Оно может быть осмыслено как дань традиции «селама» [Купченко 1990: 353], а также альбомной лирики XIX века. Подобно «уездным барышням» в «Евгении Онегине» А.С. Пушкина, лирическая героиня в творениях поэтессы столь часто прибегает к «тайному языку» растительно – цветочных символов и эмблем. Альбомная культура была живым явлением. Эмблематика не всегда сохраняла закрепленную за ней семантику: «кедр - сила», «фиалка - скромность», «роза - любовь» и т.п. Ведь «традицию не обязательно сознавать – ей важно следовать». [Серова // http://www.akhmatova.org/articles/serova.htm] Данная особенность отражена и в поэзии Е. Дмитриевой. Все упоминаемые поэтессой в произведениях цветочные и иного рода растения имеют довольно специфическую и единородную окраску. Нередко им присущи исключительные, индивидуально – авторские значения.

В данном контексте нами было выделено несколько семантических групп.


  1. Семантика грусти, печали, неопределенности (творческой непризнанности).

Для этих произведений характерно упоминание образа «цветка» без каких-либо указаний на вид, цвет растения. Подобная особенность напрямую соотносится с душевным состоянием самой поэтессы на момент создания стихотворений: непризнанность творчества, отсутствие всякой возможности печататься. Все перечисленные стихотворения, за исключением более позднего произведения «Ты в зеркало смотри», были написаны в период 1907-1908 годов («период застоя» в творчестве Е. Дмитриевой). В данном контексте следует напомнить, что до 1909 года по ряду причин поэтесса собственные стихи не печатала. Трудность состояла в том, что «в этот период поэтам символистского направления было фактически негде публиковать свои произведения». [Купченко 1999: 10-11]

В первых поэтических опытах очевидна дань времени – декадентские образы красоты умирания и приятия страдания совмещаются с очарованием «сказки» жизни. Так, в стихотворении «Мое сердце, словно чаша» на передний план выступает возвышенно – меланхолическая символика: одиночество, мистицизм, вино с колоритным эпитетом «горькое», венок, путь, чаша. Использование поэтессой образа «цветов» подчинено общему принципу стихотворения, связующим звеном которого является мотив недостаточности. Лирическое «Я» показывает своему возлюбленному, что любовь их «не полна», все меркнет без нее; чувствуется явный призыв к взаимности.

Вновь раскрывают перед нами любовную тематику «растительные элементы» в произведении «Ты помнишь старый сад» (образы «нежных лип», «молодых сосен», «старого сада»). Следующее заявленное нами произведение – «Ты в зеркало смотри» - несколько выбивается из выделенной семантической группы. Текст предположительно периода разоблачения «литературного обмана». Примечательным в произведении является завуалированная в поэтической канве внутренняя борьба двух «душ», личностей – Дмитриевой и Черубины де Габриак: «Ты в зеркале – живая, не здесь…». В данном контексте образы «сада», «жемчужных цветов» предстают как часть того «волшебного» мира, «в зеркале, на дне», где героиня «живая».

Декадентские настроения переплетаются с «растительной» символикой и в нескольких других «ранних» произведениях Е. Дмитриевой, где цветочный орнамент имеет трагическое звучание. Их условно можно объединить в следующую семантическую группу.

2) Семантика смерти, сопряженная с элементами биографии самой поэтессы.

Наиболее ярко подобная тематика отражена в поэтическом тексте «Она ступает без усилья», где цветы выступают в качестве дара «радостному чуду» - смерти «<…> Чтоб смерти радостному чуду / Цветы сладчайшие отдать». [Купченко 1999: 59] Цветочная эмблематика в данном стихотворении является акцентологическим элементом, усиливающим звучание основной темы произведения - темы смерти. Произведение «В глубоких бороздах ладони» являет пред нами новый цветочный образ: «<…> Иль ляжет белой полосою / Под знаком Розы и Креста?». [Купченко 1999: 61] Роза в процитированных строчках носит воинственное звучание; обращает нас к традиции XVII века, к «Ордену Розы и Креста» общества розенкрейцеров. Мистицизм братства мыслится лирической героиней как возможная линия судьбы – линия борьбы.

После рассмотрения ряда стихотворений Е.И. Дмитриевой представляется возможным отметить, что цветок в «ранних» произведениях поэтессы – «знак – символ, но не в символистском понимании». [Серова // http://www.akhmatova.org/articles/serova.htm] Лирика Дмитриевой, по сути, поэтически иллюстрирует эстетические декларации акмеистов. Если в символизме символ все-таки противопоставлял две реальности – тайную и явную, то в акмеизме, в соответствии с древнейшей эзотерической традицией, знак «обладал свойством факта» единой «реальности». [Керлот 1994: 217] В лирических текстах Елизаветы Ивановны растительный орнамент не несет в себе явного подтекста. Ботанический вид цветов не имеет для поэтессы, по-видимому, особого значения. Эмоции и растения предстают в мире лирической героини как взаимозаменяемые образы, синонимы, поскольку представляют собой различные формы воплощения одной сущности – сознания поэтессы. На этом уровне лирическая структура поэзии Дмитриевой сближалась с архаической, так как с древнейших времен «…цветы использовали для выражения чувств, которые по той или иной причине не могли быть высказаны или написаны. <…>» [Фоли. Дж. 1997: 198] Отчасти подобную особенность лирических текстов поэтессы можно трактовать как путь реализации тенденции к "экономии изобразительных средств". [Агеева 2006: 15]

Проведенное исследование показало, что поэзия Е.И. Дмитриевой периода 1906 – начала 1909 годов близка традициям альбомной лирики XIX века присущей им двусмысленностью растительной эмблематики. Согласно собственной приверженности использовать цветы в качестве элемента переписки, поэтесса и в своих стихотворениях отводит растительному орнаменту роль «транслятора» своих чувств и эмоций (зачастую подразумевая биографический контекст). При этом семантика цветочных образов отдалена от принципов символизма и выдержана в акмеистской традиции.

Литература

Агеева Л.И. Неразгаданная Черубина: документальное повествование. М., 2006.

История Черубины // Волошин. М. А. Путник по вселенным / Сост., вступ. ст., коммент. В. П. Купченко и З. Д. Давыдова. М., 1990.

Керлот Х.Э. Словарь символов. - М., 1994.

Фоли. Дж. Энциклопедия знаков и символов. М., 1997.

Черубина де Габриак. Исповедь / Сост. Купченко В. П., Ланда М. С., Репина И. А. — М., 1999.



Серова М.В. «Цветы» в поэтическом мире Анны Ахматовой // http://www.akhmatova.org/articles/serova.htm
Каталог: archive -> Lomonosov 2012 -> 1889
Lomonosov 2012 -> Античные мотивы в творчестве ЯннисаГрипариса
Lomonosov 2012 -> О сложности синтаксического анализа высказываний человеком
Lomonosov 2012 -> Биологическая активность и особенности состава органического вещества почв северных экосистем Западной Сибири
Lomonosov 2012 -> Тема «свадьбы» / «женитьбы» в репертуаре рождественских игрищ лузских коми Мусанова Светлана Семеновна Аспирантка Сыктывкарского государственного университета, Сыктывкар, Россия
Lomonosov 2012 -> Французская литературная сказка XVIII века: поэтика жанра и contes аббата Вуазенона Панюта Светлана Игоревна
Lomonosov 2012 -> Международные художественные выставки как форма межкультурного обмена
Lomonosov 2012 -> Диалектика водных образов в романе М. Ламбадариду-Поту «Священная Река»
1889 -> Традиции апофатического богословия в лирике Г
1889 -> Трансформация сюжетов сказок Г


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет