Трагедия художника в романе А. Мейчена



жүктеу 39.77 Kb.
Дата18.04.2019
өлшемі39.77 Kb.

Трагедия художника в романе А. Мейчена «Холм Грез»

Горлушкина Нина Владимировна

Студентка Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета,

Москва, Россия

gorlushkina@gmail.com

Цель данной работы – интерпретировать образ художника в романе Артура Мейчена (Arthur Llewellyn Machen, 1863–1947) «Холм Грез» (The Hill of Dreams, 1907) в контексте эстетики символизма. В пользу такого ракурса анализа говорит целый ряд обстоятельств: специфика сюжета, проблематика, связанная с темой судьбы художника, а также характерный набор образов-символов, присущих символистским писателям рубежа XIX-XX веков. Как и во многих символистских текстах, в «Холме Грез» мы видим ту «постоянную борьбу со своим «не-я» и его проекциями, борьбу действительности и мечты, «человека» и «художника»» [Толмачев: 257].

В центре романа – образ писателя Луциана Тейлора, выросшего в провинции, но затем переехавшего в Лондон в попытках добиться успеха. В создании образа Луциана автор последовательно подчеркивает мотив отчуждения: между художником и окружающей его действительностью простирается бездна, причем создается она не в последнюю очередь усилиями самого героя. Образ Луциана созвучен образу главного героя романа Ж.К. Гюисманса «Наоборот» Дез Эссента, который, по выражению Н.А. Бердяева, «создает себе иной мир, ни в чем не похожий на низкую современную действительность, отдается ему с готовностью пожертвовать своей жизнью» [Бердяев: 323]. Такой эскапизм, как у Луциана и Дез Эссента, востребованная в символизме художническая стратегия, которую можно рассматривать как очевидную реакцию на отказ примирения с миром и воплощенную самыми различными способами: от наркотиков и алкоголя до погружения в мир грез.

Образ Луциана-художника раскрывается в романе постепенно: обособляясь от семьи, а затем, лишившись ее, он теряет практически все контакты с людьми и все глубже погружается в мир фантазии, где перед ним «залитые солнцем улицы» [Мейчен: 530], а в душе звучит «завораживающая мелодия сдвоенной флейты» [Там же: 530], бывшей неизменным атрибутом музы Эвтерпы. В попытках забыться и успокоиться Луциан пытается обрести счастье в любви. Любовная коллизия романа дает начало странствиям героя по «Садам Аваллона», излюбленному месту его грез и, в кельтской мифологии, «острову блаженных», где растут дающие бессмертие чудесные яблоки и куда, по преданию, был перенесен феей Морганой раненный король Артур после сражения при Камлане.



Ограниченность и жестокость окружавших Луциана людей приводит его к озлоблению против всего остального мира, и лишь в фантазиях, которые создает его подсознание, он может укрыться. Доведенный до исступления, он, вторя Сатане Мильтона, восклицает: «Лучше я демонов назову братьями и поселюсь вместе в ними в аду!» [Там же: 604]

Особую роль в создании образа художника в романе играет мифологический текст. В мире грез, который открывается Луциану в Садах Аваллона, царит «подлинная наука наслаждений» [Там же: 573]; те образы Рима и Вавилона, которые рисуются в его воображении, являют собой несомненное превосходство над Лондоном, в то время как последний «превращался в огромный серый храм, где совершался некий страшный обряд. Каменные алтари чародеев кольцо за кольцом опоясывали одним им ведомый центр, и каждое новое встреченное кольцо было посвящением, и каждое новое посвящение означало утрату» [Там же: 520]. Язычество одновременно царит и в воображаемых Луцианом Садах Аваллона и в Лондоне, где он влачит свое серое существование. Однако подлинным источником творчества для него, несомненно, являются те мифические сады, где «материальная реальность отходила на задний план, а повседневная жизнь превращалась в игру теней на фоне яркого белого света» [Там же: 637]. Пребывая в грезах по прочтении алхимических книг, Луциан становится соучастником тайны владения «колдовским порошком, превращающим все, чего ни коснется, в чистое золото — золото изысканных впечатлений». [Там же: 650] Мейченовский «импрессионизм» может быть рассмотрен в контексте английского эстетизма, во всяком случае, известное высказывание У. Пейтера вполне применимо к мировоззрению Луциана: "The first step towards seeing one's object as it really is, is to know one's own impression, to discriminate it, to realise it distinctly”[Pater: 230].

Попытки Луциана оформить свои «впечатления» в литературный текст наряду с другими попытками найти согласие с миром, обречены на неудачу. Идею его первой книги крадут, но он и не пытается добиться справедливости, а когда у него появляется идея написать «настоящую книгу» [Мейчен: 501], которую примут массы, его душевное состояние становится близким к психозу. Не получая удовлетворения от своих текстов и узнав о свадьбе своей возлюбленной, Луциан погружается в черную меланхолию, не ведающую грани между сном и реальностью. В финале романе постепенная духовная деградация Луциана приводит его к самоубийству, знаменуя собой кризис постромантического индивидуализма а, возможно, и проекта символистского жизнетворчества в целом.

Образ художника, созданный Артуром Мейченом в романе «Холм Грез», показывает правомерность прочтения данного текста в символистском ключе и отсылает нас к другим трактовкам образа творца в литературе эпохи рубежа XIX-XX веков, наиболее значимыми из которых являются Дез Эссент и Дориан Грей. В их основе – страстное желание обнаружить «под нищенским покровом повседневности… подлинное золото». [Там же: 568] Симптоматично, что и Дез Эссент, и Дориан Грей, и Луциан кончают плохо: «нищенский покров повседневности» оказывается куда прочнее, чем «подлинное золото» художества. В ряду великих романов о художниках конца века произведение Мейчена являет собой символистский роман о невозможности символистской утопии.



Литература

Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989.

Мейчен А. Сад Аваллона. М., 2006.

Толмачев В.М. О границах символизма // Вестник ПСТГУ. 2004. №3. С.247-267.

Machen A. The Hill of Dreams. Carlton, 1998.


Pater W. The Renaissance: Studies in Art and Poetry. London, 1907.


Каталог: archive -> Lomonosov 2012 -> 1887
Lomonosov 2012 -> Гендерные особенности выбора форумных никнеймов
Lomonosov 2012 -> Античные мотивы в творчестве ЯннисаГрипариса
Lomonosov 2012 -> О сложности синтаксического анализа высказываний человеком
Lomonosov 2012 -> Биологическая активность и особенности состава органического вещества почв северных экосистем Западной Сибири
Lomonosov 2012 -> Тема «свадьбы» / «женитьбы» в репертуаре рождественских игрищ лузских коми Мусанова Светлана Семеновна Аспирантка Сыктывкарского государственного университета, Сыктывкар, Россия
1887 -> Французская литературная сказка XVIII века: поэтика жанра и contes аббата Вуазенона Панюта Светлана Игоревна
Lomonosov 2012 -> Международные художественные выставки как форма межкультурного обмена
Lomonosov 2012 -> Традиции селама в ранней лирике Е. И. Дмитриевой (Черубины де Габриак) Колышева Яна Олеговна
Lomonosov 2012 -> Диалектика водных образов в романе М. Ламбадариду-Поту «Священная Река»


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет