Учебно-методический комплекс дисциплины «местное самоуправление» для студентов направления подготовки 101100. 62 Гостиничное дело Лекции 12 часов



жүктеу 2.65 Mb.
бет1/9
Дата21.04.2019
өлшемі2.65 Mb.
түріУчебно-методический комплекс
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ПОВОЛЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА (ПВГУС)»

Кафедра «Менеджмент»





"Утверждаю"

Проректор по УМО




С.П. Ермишин


"26" октября 2012 г.

Учебно-методический комплекс

дисциплины «МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ»

для студентов направления подготовки 101100.62 Гостиничное дело

Лекции 12 часов

Практические занятия 18 часов

Самостоятельная работа 42 часов

Всего 72 часов

Экзамен VIII семестр

Тольятти 2012
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Инновационный менеджмент » разработана в соответствии с требованиями федерального государственного образовательного стандарта по направлению 101100.62 Гостиничное дело
Составитель: к.э.н., доцент А.Е.Бугаев.

УТВЕРЖДЕНО

на заседании кафедры «Менеджмент»

Протокол № 3 от « 26» октября 2012г.

Зав. кафедрой д.э.н., проф. Кулапина Г.М.

Содержание

1. Рабочая учебная программа дисциплины……………………………………………………

1.1. Цели освоения дисциплины..………………………………………………………………..4

1.2. Место дисциплины в структуре ООП направления подготовки (специальности)….4

1.3. Компетенции обучающегося, формируемые в результате освоения дисциплины…..5

1.4. Структура и содержание дисциплины………………………………………………………

1.4.1. Структура дисциплины…………………………………………………………....5

1.4.2. Содержание дисциплины…………………………………………………………..6

2. Конспект лекций…………………………………………………..……………………………7

3. Практические занятия………………………………………………………………………160

4. Самостоятельная работа…………………………………………………………….……...164

5. Образовательные технологии……………………………………………………………....165

6. Оценочные средства для текущего контроля успеваемости, промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины……………………………………………….165

7. Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины…………………182

8. Материально-техническое обеспечение дисциплины…………………………………..185

9. Методические указания для выполнения контрольных работ

10. Методические указания для выполнения курсовых проектов (работ)

1.Рабочая учебная программа дисциплины



1.1. Цель освоения дисциплины

Основными целями изучения курса являются:

- формирование у студентов научных представлений о сущности концепций местного самоуправления и местного управления, о формах организации и деятельности органов власти на местах как в России, так и за рубежом.

- приобретение студентами знаний, умений и навыков, необходимых для профессиональной деятельности;

- расширение у них политологического и профессионального кругозора.

Основными задачами курса являются:

- приобретение студентами глубоких теоретических знаний о концепциях муниципального управления и местного самоуправления;

- ознакомление студентов с основами муниципальной политики;

- изучение деятельности органов системы местного самоуправления;

- воспитание у студентов чувства уважения к деятельности структур местного самоуправления как важнейшей компоненты демократической политической системы.


1.2. Место дисциплины в структуре ООП подготовки (специальности)

В результате изучения курса «Местное самоуправление» студенты должны знать:




  • сущность децентрализации, муниципальной автономии, муниципальной интеграции;

  • понятие о муниципальной политике, муниципальной стратегии;

  • основные этапы институционального строительства системы местного самоуправления в современной России на национальном и региональном уровнях;

  • сущность местного самоуправления, его место в политической системе государства, и его отличия от государственной власти;

  • современные представления о местном самоуправлении, его проблемы;

  • основные этапы истории российского местного самоуправления;

уметь применять:

  • нормативно-правовую базу местного самоуправления;

  • территориальную основу местного самоуправления;

  • организацию и структуру органов местного самоуправления;

  • основы взаимодействие органов местного самоуправления между собой и с органами государственной власти;

владеть:

  • правами, обязанностями и ответственностью органов и должностных лиц в системе местного самоуправления;

  • основами муниципальной службы;

  • основами муниципальной экономики;

  • сущностью муниципального хозяйства и муниципального управления;

  • основами теории муниципальных услуг;

  • основами планирования в системе местного самоуправления;

  • понятием о местном бюджете и местных налогах.

Список дисциплин, знание которых необходимо для изучения курса данной дисциплины.

  1. Микроэкономика

  2. Макроэкономика

  3. Инвестиции


1.3 Компетенции обучающегося, формируемые в результате освоения дисциплины

Формируемые компетенции:

Профессиональные компетенции (ПК):

готовностью участвовать в реализации программы организационных изменений, способностью преодолевать локальное сопротивление изменениям (ПК-17);

владеть методами управления проектами и готовностью к их реализации с использованием современного программного обеспечения (ПК-20);

готовностью участвовать во внедрении технологических и продуктовых инноваций (ПК-21);

умением моделировать бизнес-процессы и знакомством с методами реорганизации бизнес-процессов (ПК-35);

способностью проводить оценку инвестиционных проектов при различных условиях инвестирования и финансирования (ПК-43).


1.4. Структура и содержание дисциплины

Общая трудоемкость дисциплины составляет __2 зачетных единиц, __72___часов.



1.4.1 Структура дисциплины

Семестра

Число недель в семестре

Количество часов по плану

Количество часов в неделю

Самостоятельная работа







Всего

Лекц.

Практ.

занятия


Всего

Лекц.

Практ.

Занятия


Всего

Кол-во часов в неделю




8


9

72

12

18

3

1

2

42

4


1.4.2 Содержание дисциплины (распределение фонда времени по темам и видам занятий)

2 семестр



Наименование разделов по темам

Очная форма

Аудиторные занятия

СРС

Всего

Лекции

Практические

занятия

1

Муниципальная политика

1

1

4

6

2

История местной власти в России

1

1

4

6

3

Общенациональная муниципальная политика России в переходный период 1988-2003гг

1

2

4

7

4

Муниципальная политика на уровне регионов и городов России

1

2

4

7

5

Возможные варианты и перспективы муниципальной политики в Российской Федерации.

1

2

4

7

6

Теория МСУ

1

2

4

7

7

Нормативно-правовые основы МСУ

1

2

4

7

8

Предметы ведения и территории МСУ

1

2

4

7

9

Организационные основы МСУ

2

2

4

8

10

Права, обязанности, ответственность, и гарантии в системе МСУ

2

2

6

10




Итого

12

18

42

72



2. Конспект лекций

Тема 1. Муниципальная политика.

Основные определения.

Общепринятое определение гласит: политика – это отношения по поводу власти (борьба за получение и удержание власти, осуществление власти путем реализации властных программ).

Под властью мы будем понимать право и способность принимать решения, обязательные для исполнения. В этом смысле власть органов местного самоуправления в муниципальном образовании – это их право и способность принимать в пределах своей компетенции решения, обязательные для исполнения всеми физическими и юридическими лицами на территории данного муниципального образования. Не выполняющих решения ожидают санкции со стороны государства.

Политика разделяется на борьбу за власть: деятельность по завоеванию и удержанию власти (то, что по-английски пишется как politics), в современном мире эта деятельность главным образом связана с избирательными кампаниями, и на деятельность по реализации предвыборных программ, текущей работы (то, что по-английски пишется как policy), которая осуществляется в период между выборами.

Определим, что под местным самоуправлением (МСУ) мы здесь понимаем самостоятельное решение населением непосредственно или через образованные с его участием органы МСУ вопросов местного значения (вопросов обеспечения ежедневной жизнедеятельности жителей: здравоохранения, образования, благоустройства, социальной сферы, городской инфраструктуры и др.). МСУ мы будем отличать от местного управления, когда местные вопросы решаются не населением и не органами МСУ, а органами государственной власти (либо в центре, либо, что бывает значительно чаще, через своих представителей на местах, при этом исполнять решения может кто угодно, в т.ч. и органы МСУ). В случае, если органы государственной власти передают решение местных вопросов в ведение органов МСУ, местное управление становится местным самоуправлением, в этом смысле МСУ можно рассматривать, как частный случай местного управления, но мы этого делать не будем.

Под местной властью мы здесь будем понимать органы власти, которые сформированы на местах с участием местного населения или его представителей, и которые решают местные вопросы, т.о., под местной властью в случае Российской Федерации мы будем понимать органы МСУ и региональные органы государственной власти тогда, когда они решают вопросы местного значения.

Когда говорят о МСУ, то связывают этот институт с понятиями децентрализации и автономии (самостоятельности). Специалисты США и Великобритании называют муниципальную автономию, многопартийность и децентрализацию тремя китами, на которых зиждется МСУ.
Децентрализация

И централизация, и децентрализация - вещи необходимые: так в чрезвычайных обстоятельствах, в условиях войны, кризисов, стихийных бедствий централизованное руководство, при котором решения не всегда оптимальные и учитывающие все обстоятельства, но всегда быстрые и вовремя успевающие реагировать на изменения обстановки - просто необходимо. С другой стороны в спокойной и стабильной обстановке вопросы местного значения эффективнее решаются на местах и представителями мест, а это уже в чистом виде децентрализация и МСУ.

Будем понимать под полной централизацией ситуацию, когда местные вопросы решаются в центре и представителями центра. В обычных (не чрезвычайных) условиях такой способ управления практически не встречается (можно указать лишь на авторитарный военный режим в Мьянме, где выборы не проводятся вообще).

Децентрализация состоит в передаче прав на принятие решений на местный уровень. Выделяют 3 основных типа децентрализации: деконцентрацию, деволюцию и федерализм.

Деконцентрация – это ситуация, когда местные вопросы решаются на местах, но решаются представителями центра. В данном случае полномочия по решению местных вопросов передаются назначаемым из центра чиновникам. Данный тип децентрализации распространен во Франции, там же разработаны различные ее модификации. В административно-правовой литературе под деконцентрацией понимается «организационная техника, которая состоит в передаче важных прав по принятии решений представителям центральной власти, поставленным во главе различных административных округов или государственных служб». Различают «вертикальную» и «горизонтальную» деконцентрацию. При вертикальной деконцентрации все полномочия передаются только одному государственному чиновнику (деконцентация в центре сопровождается концентрацией на местах); при горизонтальной деконцентрации полномочия передаются на местный уровень нескольким государственным чиновникам, обязанности между которыми распределены по отраслевому принципу.

Подлинная децентрализация имеет место при передаче полномочий на места не представителям центра, а представителям мест: выборным органам и должностным лицам. Обоснования необходимости децентрализации сводятся к 2-м моментам: во-первых, децентрализация реализует принципы демократии, т.к. передает управление местными делами в руки представителей мест, причем утверждается, что демократия гораздо более реальна на местном уровне, чем на национальном; во-вторых, децентрализованное управление является менее громоздким и более практичным, чем централизованное. При деконцентрации государственные полномочия остаются в руках государства, происходит лишь передача их от одного государственного служащего (министра) другому (комиссару и/или префекту). Подлинная децентрализация характерна непосредственным отчуждением полномочий государства как юридического лица в пользу другого юридического лица.

Деволюция – это ситуация, когда местные вопросы решаются на местах, представителями мест, при этом законодательство, регулирующее организацию и деятельность местных органов власти, принимается на общенациональном уровне. Деволюция получила широкое распространение в Англии (точнее в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии) и странах Британского Содружества – бывших английских колониях. Центральное правительство делегирует полномочия отдельным частям страны (субнациональным единицам) при полном сохранении суверенитета центра. Различают законодательную деволюцию (делегирование права местным органам принимать нормативные акты) и административную (передача права конкретизировать национальные законы для учета специфики данной территории). Центральные органы, как правило, не вмешиваются в работу МСУ, предпочитая контролировать и регулировать их деятельность экономическими методами через министерства, а также через суд. Однако, при смене политического курса новое правительство может принять новые законы, драматическим образом меняющие систему МСУ.

Федерализм – это ситуации, аналогичная деволюции, с тем, однако, отличием, что законодательство, регулирующее систему МСУ, принимается на уровне государственной власти, максимально приближенном к локальному уровню (законы землель в Германии, штатов в США и пр.). Федерализм имеет место в федеративных государствах (Германия, США, в какой-то степени в России).

В реальной жизни существует множество промежуточных форм децентрализации: неполная централизация, децентрализация только на локальном уровне, выборность одних органов местной власти и назначаемость других на том же уровне (выборность муниципальных советов и назначаемость мэров) и др.

С процессами децентрализации связаны и определенные способы управления. Мы будем считать управление эффективным, если оно удовлетворяет 2-м критериям:

- результат управления соответствует целям управления

- результат достигается с минимальными затратами всех ресурсов.

Территориальный способ управления - управление, при котором вся страна разделена на более или менее самостоятельные и независимые территориальные единицы, неразрывно связан с децентрализацией власти, а в случае, если эти единицы управляются еще и представителями мест, а не из центра, то это уже близко к МСУ.

Территориальное управление осуществляется 3-мя источниками власти: федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъекта РФ, МСУ. Территориальное управление обеспечивает рациональное размещение производства, углубление специализации и комплексное развитие территорий, выравнивание уровней их экономического и социального развития и решение других задач государственной региональной политики. Оно предполагает разграничение прав и ответственности между федеральными и региональными законодательными и исполнительными органами власти. Итак, территориальное управление эффективно реализуется в условиях децентрализации.

Когда на территориальное деление наплевать, когда хозяйство всей страны делится на отрасли (промышленность, наука, культура, сельское хозяйство), то следует сконцентрировать рычаги управления каждой отраслью в одном месте и в одних руках. Здесь имеет место отраслевой способ управления, тесно связанный с процессами централизации власти.

Отраслевое управление предполагает наличие вертикали соподчиненности от центра до предприятия по признаку специализации (технологии) производства. Наиболее эффективно оно реализуется в управлении через министерства, которые осуществляют единую техническую политику в отрасли.


Муниципальная автономия и муниципальная интеграция

Под муниципальной автономией (самостоятельностью органов МСУ) будем понимать возможность органов МСУ осуществлять свою деятельность в рамках закона независимо от вышестоящих органов власти. Естественно выделяются 2 составляющих:

- возможность самостоятельного распоряжения ресурсами,

- защита от воздействия вышестоящих органов власти.

Можно, следовательно, говорить о позитивной автономии (автономии «для») и о «негативной» автономии (автономии «от»).

Рассматривая функциональную сторону самостоятельности органов МСУ, выделяют экономическую и политическую автономию.

Экономическая автономия (самостоятельность) МСУ – это возможность концентрации и мобилизации максимального объема экономических ресурсов органов МСУ в своих интересах.

Политическая автономия (самостоятельность) МСУ – это совокупность характеристик институционального дизайна и практик взаимодействия органов МСУ с органами государственной власти, связанных с минимизацией контроля органов государственной власти над деятельностью органов МСУ.

Важнейшим элементом становления и развития самостоятельности органов МСУ является муниципальная интеграция: механизм включения органов МСУ в общую систему управления государством.

Муниципальная интеграция связана с осуществлением государственного политического курса на местном уровне. Она характеризуется:

- выполнением общих функций органами государственной власти и органами МСУ,

- реализацией ими общегосударственной политики и специальных отраслевых правительственных программ в различных сферах политики,

- участием органов МСУ в выполнении государственных полномочий.

Альтернативой самостоятельности МСУ служит не муниципальная интеграция, а те средства ее реализации, которые ведут к контролю над МСУ. Контроль – это естественный антипод автономии. Напротив, институциональное регулирование является тем средством муниципальной интеграции, которое создает основы для муниципальной автономии, т.е. при слабом контроле и сильном институциональном регулировании развиваются и местная автономия, и муниципальная интеграция (современная западная модель либеральной демократии).

Отсутствие контроля за деятельностью МСУ условие необходимое, но не достаточное для муниципальной автономии. Если отсутствие контроля не сопровождается сильным институциональным регулированием, то нет оснований для муниципальной интеграции, и, как следствие, не возникает и автономия. В этом случае имеет место негативная автономия акторов, возглавляющих органы МСУ, но не автономия МСУ как института.

В случае если контроль сильный (МСУ подчинено органам государственной власти) и институциональное регулирование сильное (муниципальная интеграция сохраняется при отсутствии автономии), имеет место «советская» модель, существовавшая в России до 1991г.

Наконец, возможна ситуация, когда нет ни автономии, ни интеграции. Тогда контроль государства не сопровождается ресурсным обеспечением исполнения органами МСУ собственных и государственных полномочий. В этом случае МСУ фактически отсутствует, налицо его «провал».

В настоящее время в Западной Европе присутствуют три основных модели взаимодействия государственной власти и МСУ. На практике они реализуются не в чистом виде: в любой стране присутствуют элемент всех трех, т.е., можно говорить лишь о некоторой тенденции преобладания какой-то из них в определенной стране.

1. Модель относительной автономии ближе для стран Скандинавии и Германии. Эта модель представляет независимость органам МСУ, но учитывает реальности общенационального государства (муниципальная автономия + муниципальная интеграция). Отношения между Центром и МСУ в основном определяется законодательством. Контроль носит ограниченный характер. Местные власти получают большую часть своих доходов через прямое налогообложение.

2. Модель агентств более чем другие модели характерна для Великобритании. В рамках этой модели органы МСУ рассматриваются в качестве своего рода агентств, проводящих политику центра (муниципальная интеграция при недостаточной муниципальной автономии). Это обеспечивается детальной спецификацией в законодательстве, организацией контроля. Основу доходов МСУ составляют субсидии Центра и другие неместные источники.

3. Модель взаимодействия (Франция). В этой модели сферы действия центральных властей и МСУ включены в сложную систему взаимоотношений. Политические процессы в Центре и на местах тесно взаимосвязаны (во Франции существует система совмещения мандатов), проблемы решаются в процессе взаимных дискуссий. Чиновники всех уровней вовлечены в процесс обсуждения проектов и планов. В данной модели трудно однозначно разграничить полномочия и ответственность между МСУ и Центром, т.к. в основном преобладает совместная деятельность (муниципальная интеграция при недостаточной автономии).

В России институциональное регулирование участия МСУ в решении государственных дел является сильным и содержится в законодательстве. Отдельные государственные полномочия в ведение муниципальной власти могут передаваться только федеральным или региональным законом, в котором детально прописываются права, обязанности и ответственность органов МСУ, а главное – указывается на обязанность органов государственной власти ресурсно обеспечить передаваемые полномочия. Исполнение указанных полномочий происходит под контролем государственной власти. Интересная тенденция наблюдается в последнее время в российских городах федерального значения: Москве и Санкт-Петербурге. В этих городах предметы ведения МСУ определяются законами города. Городские власти передают в ведение МСУ отдельные полномочия (модель агентств), вместо того, чтобы включить их в предметы ведения, усиливая тем самым свой контроль над МСУ.

Эффективное сочетание муниципальной автономии и муниципальной интеграции обеспечивается институциональным регулированием.

Государство создает институциональные рамки для всей сферы МСУ и обеспечивает их исполнение. Сами органы МСУ не могут изменить задаваемые этими рамками ограничения.


Понятие муниципальной политики

Системный подход определяет политику, как реакцию политической системы на воздействия внешней среды, направленную на сохранение политической системы.

В политической регионалистике (сравнительно новая отрасль науки на стыке политологии и географии) изучаются процессы в регионе (применительно к России в субъекте федерации). Регион рассматривается как территориальная политическая система (ТПС). Вводится понятие региональной политики как системы мер, с помощью которых происходит регулирование отношений между центральными властями (государством в целом) и его территориями (регионами).

Квинтэссенция региональной политики – это региональная стратегия: система наиболее значимых целей и решений государства, позволяющих обеспечить баланс отношений «центр – регионы» на обозримую перспективу, стимулировать развитие на всех уровнях территориально-политической иерархии и снизить конфликтность как по вертикали (между центром и регионами), так и по горизонтали (между регионами).

Главным (политическим) содержанием региональной политики является:

- сохранение ТПС. Политика направлена на сохранение территориальной целостности государства, определение регионов, представляющих зоны политического риска;

- контроль и баланс. Центр осуществляет контроль за регионами, обеспечивает баланс полномочий и ресурсов центра и регионов, содействует социально-экономическому развитию регионов;

- ограничение амплитуды неоднородности. Центр обеспечивает гармонизацию отношений между регионами, содействует снижению амплитуды межрегиональных различий, подъему отсталых территорий.

Под муниципальной политикой мы будем понимать деятельность органов государственной власти как федеральных, так и субъектов федерации (действия, решения), которая оказывает влияние на систему местного самоуправления (упраздняет или изменяет ее, изменяет систему должностных лиц и органов МСУ, их предметы ведения, территорию МО, экономическую и финансовую основы, участие граждан в МСУ и др.).

Муниципальная стратегия – это система наиболее значимых целей и решений органов государственной власти, позволяющих обеспечить баланс отношений «центр – МСУ» и «регионы – МСУ», а также влияющих на баланс отношений «центр – регионы», на обозримую перспективу, стимулировать развитие МО и снизить конфликтность как по вертикали (между МСУ и центром, МСУ и регионами, а также между центром и регионами), так и по горизонтали (между МО).

Основным содержанием муниципальной политики является:

- контроль и баланс. Центр и регионы осуществляют контроль за МО, обеспечивают баланс полномочий и ресурсов центра и МСУ, регионов и МСУ, а также баланс полномочий центра и регионов, содействуют социально-экономическому развитию МО;

- ограничение амплитуды неоднородности. Центр и регионы обеспечивают гармонизацию отношений между МО, содействуют снижению амплитуды межмуниципальных различий, подъему территорий отсталых МО.

В отличие от региональной политики, в случае МСУ политических рисков, связанных с сепаратизмом, не возникает, поэтому отсутствует соответствующий пункт в содержании муниципальной политики: государству не нужно следить за отдельными МО, стремящимися нарушить территориальную целостность страны, поскольку таких муниципалитетов просто нет, более того, как будет показано ниже, МСУ призвано выступать в роли стабилизирующего фактора, буфера в политических конфликтах.

Отметим здесь, что влияние на муниципальную политику оказывают не только органы государственной власти, но и другие структуры, которые на национальном и региональном уровне воздействуют на органы власти (политические партии, группы интересов, элиты и др.).

В качестве примеров муниципальной политики приведем следующие:

- на уровне центра: принятие программы развития МСУ в стране, принятие федерального законодательства об МСУ, установление местных налогов и сборов и др. – эти решения и действия устанавливают и изменяют систему МСУ, систему органов и должностных лиц МСУ, предметы ведения, экономическую и финансовую основы и др.

- на уровне регионов: изменение границ МО, принятие региональных законов об МСУ, регулирующих избирательный процесс, статус депутатов и должностных лиц, формирование фондов для поддержки МСУ и др. – эти решения и действия изменяют территорию МО, процесс формирования органов МСУ, организационные основы МСУ и др.

- примером муниципальной политики, когда центр своими решениями влиял на МСУ, и в то же время изменял баланс отношений «центр – регионы», может служить Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» 1995г. (ФЗ - №154). Согласно этому закону у регионалов отнимались полномочия и ресурсы и передавались муниципалам, меняя тем самым баланс отношений «центр – регионы».

Направления муниципальной политики во многом определяются взглядами на МСУ, подходами к нему, т.е., идеологией.

Все теории МСУ от начала исследования этого института в ХIХ в. и до настоящего времени, можно разбить на два класса, различающихся принципиально различными взглядами на самоуправление.

Одни исследователи исходят из права населения местных сообществ самостоятельно, без вмешательства государства решать свои дела, т.е., придерживаются либеральной идеологии. Муниципальная политика направлена в данном случае на развитие децентрализации, обеспечение реальной автономии МСУ (как политической, так и экономической). В качестве примера такой политики в России можно привести главы Конституции, посвященные МСУ, и ФЗ - №154.

Другая, диаметрально противоположная точка зрения восходит к «государственной теории МСУ», согласно которой МСУ – это одна из форм организации местного государственного управления. Все полномочия в области МСУ даны государством, имеют своим источником государственную власть. В отличие от центрального государственного управления МСУ осуществляется не правительственными чиновниками, а при помощи местных жителей, заинтересованных в результате местного управления. Эта точка зрения базируется на управленческой идеологии. Муниципальная политика направлена на усиление централизации, ужесточение контроля со стороны государственной власти за МСУ, ослабление муниципальной автономии. Примером может служить Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» 2003г. (ФЗ-№131).

В практической деятельности по определению и осуществлению муниципальной политики играют свою роль и интересы, и идеологии, и информация (точнее ее отсутствие, т.е. неопределенность).


Идеологии.

В России конца ХХ века в период трансформации (1988-2003), можно выделить 4 мысленных модели системы МСУ, которые представляли различные акторы российской элиты.

1. Управленческий взгляд на МСУ – напрямую связан с управленческой идеологией, с «государственническими» теориями МСУ. Государственная политика в сфере МСУ должна носить характер централизованного администрирования. Самостоятельность МСУ допустима лишь в той мере, в какой она не мешает государству, т.е., является отклонением от нормы. В рамках этого подхода центральное место занимает концепция «вертикали власти», где МСУ является нижним звеном, а верховный правитель - высшим. Основным содержанием реформы МСУ является государственный контроль за деятельностью органов МСУ.

2. Ресоветизаторская модель (восстановление полновластия Советов) – базируется на коммунистической идеологии монопольного господства партии-государства. МСУ здесь рассматривается как институт народовластия, выполняющий связь между народом коммунистической партией, призванной выражать его интересы на всех уровнях управления. Т.о., здесь контроль за МСУ осуществляет коммунистическая партия. Содержание реформы – возвращение системы Советов, приоритет представительных органов (Советов) над исполнительными.

3. Самоуправленческая модель – базируется на либеральной идеологии, идеалах представительной демократии и гражданского общества. Самостоятельность МСУ, разделение властей на основе верховенства закона являются самоценными, идеал –государственное устройство на Западе. Реформа МСУ – это важный элемент более широкого проекта демократизации общества в целом.

4. Утилитаристский подход – основан на взглядах получения максимальной эффективности, максимальной полезности вне связи с какими-либо политическими доктринами. Основная функция любых органов власти – обеспечение экономической эффективности. В соответствии с этим местная автономия допустима в той мере, в какой она способствует либерализации экономики. Государственная политика в сфере МСУ подчинена решению этой задачи (поэтому подвержена колебаниям). Реформа МСУ используется для: а) - подрыва позиций политических противников, и б) – чтобы спихнуть на органы МСУ решения социальных проблем. С утилитаристской идеологией связано содержание муниципальной политики, когда МСУ вульгарно используется органами государственной власти: с помощью МСУ меняется баланс отношений «центр – регионы».


Интересы

Основной интерес любого рационального актора – максимизация выгоды, в данном случае, максимизация контроля над ресурсами. Институциональный актор (орган МСУ) понимает его, как достижение максимальной самостоятельности, т.е., муниципальной автономии. У персональных акторов ситуация сходная, необходимо, однако, помнить, что максимизацию выгоды любого актора ограничивают как институциональные рамки, так и внешние факторы.

Вместе с тем можно говорить о центральном интересе муниципалитетов, как стремлении к автономии, и главном интересе «центра» (особенно на уровне региональных властей), как о стремлении к контролю над локалитетами.

Рациональный агент нуждается в муниципальной автономии не потому, что она самоценна, а потому, что наличие таковой помогает ему увеличить или, как минимум, не уменьшить контроль над ресурсами (интересы), или же является частью присущего ему восприятия проблем (идеология). Иначе говоря, мэр может выступать агентом автономии МСУ, для того чтобы позднее использовать ее как ресурс на выборах губернатора.

Приоритет интересов над идеологиями в региональной и местной политике России объясняет амбивалентность и неустойчивость агентов, которая в значительной мере обусловлена имеющимися у них ресурсами и возможностями их взаимной конвертации. Это делает понятным почему, например, переходя с муниципального на региональный уровень управления (бывшие мэры становились губернаторами, например, в Перми), акторы легко утрачивали роль агента автономии МСУ.

Реше6ние проблем МСУ (при всей значимости для политической жизни страны) отнюдь не является (по крайней мере для общероссийских акторов) вопросом жизни и смерти. Их выживание на политической сцене зависело от других сфер политики, прежде всего электоральной. В силу этого для ряда общероссийских акторов реформа МСУ и проблемы муниципальной автономии находились на периферии их интересов и не имели для них существенного значения. Т.о., те общероссийские акторы, которые играли весьма важную роль в политике и иных сферах, применительно к МСУ ничем особенным себя не проявили. Но и для тех общероссийских акторов, которые принимали активное участие в политике в указанной сфере, в иерархии приоритетов эта деятельность занимала не первое место. Интересы муниципальной политики носили для них подчиненный характер, в то время как для акторов регионального и, особенно, местного уровня эти интересы являлись приоритетными.

Логика подчиненных интересов обуславливала зависимость общероссийской политики в сфере МСУ от общей логики процесса политической трансформации и институционального строительства в России в целом.
Баланс отношений и устойчивость муниципальных ТПС.

Можно сказать, что сутью муниципальной политики является поддержание либо нарушение баланса отношений между органами власти и элитами различных уровней, которое оказывает воздействие на систему МСУ.

Помимо баланса отношений «центр»-локалитеты, нарушения которого связаны с внешними (экзогенными) для муниципальной ТПС, являющейся подсистемой политической системы государства, факторами, на устойчивость муниципальной ТПС влияют также и внутренние (эндогенные) факторы: взаимоотношения между ее элементами (например, между муниципальными советами, главами МО и местными администрациями). Влияние экзогенных факторов на устойчивость именно муниципальных ТПС, однако, значительно сильнее, чем влияние эндогенных.

Баланс отношений между Центром и территорией определяет текущее состояние государства. Его сила определяется не тем, насколько оно децентрализовано, а тем, насколько эффективно оно смогло обеспечить баланс между интересами Центра и территорий, т.е., насколько его «отвлекают» внутренние проблемы. Минимальным требованием для современного демократического государства в обеспечении баланса его отношений с территориями является развитие МСУ. Локальный уровень ТПС обязательно должен иметь политические свободы, поскольку именно здесь получают развитие непосредственные интересы граждан, объединенных в местные сообщества.

Важными параметрами баланса отношений «центр» – локалитеты являются:

- соотношение объемов полномочий, определенное конституцией и законодательством (как национальным, так и региональным);

- возможности и ограничения национального и регионального контроля на местном уровне и возможности муниципального участия на национальном и, в большей степени, региональном уровнях.

Содержание интереса «центра» сводится к содержанию интереса федеральных властей и элит по отношению к МСУ и, в меньшей степени, по отношению к регионам, а также к содержанию интереса региональных властей и элит по отношению к МСУ и, в меньше степени, по отношению к федералам.

Как уже говорилось, интересы федералов направлены на МСУ далеко не в первую очередь. Федеральный интерес можно свести к 2-м основным направлениям:

- обеспечение доминирования федерального уровня власти,

- обеспечение общенационального интереса и продвижение принимаемых политических решений на всей территории страны.

Федеральный центр реализует свои интересы следующим образом:

- поддерживает баланс на субнациональном уровне с целью обеспечения межрегиональной стабильности и уменьшения контрастности между территориями (в первую очередь, между регионами, но и между МО тоже),

- укрепляет вертикаль власти (иерархические начала во властных отношениях между уровнями).

Очевидно, что федеральный интерес и его реализация затрагивают, в первую очередь, региональный уровень государственной власти. Применительно к МСУ: федеральные власти обладают по отношению к МСУ силой: армией, ресурсами: правовыми – устанавливают законы, по которым формируется и действует система МСУ, экономическими - предоставляет органам МСУ финансовую помощь из федеральных фондов выравнивания, компенсаций, поддержки, передает объекты в муниципальную собственность и пр., они стремятся уменьшить разницу между МО, для этого помогают слабым муниципалитетам, разрабатывают минимальные стандарты социальной обеспеченности и т.д. Главным же образом, федералы используют МСУ в качестве своих союзников в конфликтах с регионалами, они проводят свою политику, используя МСУ в качестве противовеса региональным властям для недопущения их чрезмерного усиления и развития регионализма, а также спихивания им решения невыгодных затратных вопросов (реформа ЖКХ). Особенно интенсивно это происходит, когда у власти находятся представители утилитаристской идеологии.

Интересы регионов (их властей и элит) в отношениях с федеральными властями связаны с их политической автономией, с требованием больших экономических полномочий. Отношения регионов к муниципалитетам (их интересы к МСУ куда больше, чем у федералов) определяются продвижением регионального интереса на территории всех МО региона. Региональные власти также заинтересованы в стабильности и порядке на своей территории, что приводит к деятельности по уменьшению межмуниципальных различий в регионе. Чтобы проводить региональную политику, региональные власти стремятся к контролю над муниципалитетами: политическому, экономическому, административному (в современной России все эти формы контроля успешно применяются). Регионалы также стремятся использовать МСУ как своих союзников против федералов в борьбе за свою региональную автономию, однако, делают это существенно менее успешно, чем федералы. Региональные власти обладают по отношению к МСУ силой: осуществляют контрольные и надзорные функции; ресурсами: правовыми – адаптируют федеральные законы о МСУ к особенностям региона, регулируют избирательный процесс, экономическими - предоставляет органам МСУ финансовую помощь из региональных фондов выравнивания, компенсаций, поддержки, передает объекты в муниципальную собственность из региональной собственности и пр.

Интересы МСУ и по отношению к федеральному центру, и по отношению к региональной власти определяются стремлением к самостоятельности (экономической – ресурсное обеспечение; политической – права принимать решения), по крайней мере в сфере своей компетенции, в решении местных вопросов.

Свои интересы МСУ реализует через:

- систему выборов органов МСУ всем населением МО. Таким образом устанавливается легитимность МСУ и формируются местные элиты,

- предметы ведения и полномочия органов МСУ, установленные в федеральном и региональном законодательстве,

- свою муниципальную систему нормативно-правовых актов. Таким образом реализуется право муниципалов принимать решения,

- муниципальное участие как на федеральном, так и на региональном уровне.

Российские муниципалы участвуют в деятельности федеральных властей через федеральных депутатов, избранных на территории МО, через российский союз МО, иные российские ассоциации (Союз российских городов, Союз малых городов, Союз городов северо-запада России и др.) и группы давления; участвуют в деятельности региональных властей – через региональных депутатов, избранных на территории МО, через ассоциации МО регионально уровня и группы давления, через право законодательной инициативы в законодательном органе субъекта федерации. Здесь они представляют и отстаивают свои интересы более или менее успешно.

Кроме этого, и федералы, и регионалы заинтересованы, чтобы МСУ осуществлялось, в противном случае решение вопросов обеспечения ежедневной жизнедеятельности населения органам государственной власти придется взять на себя, в т.ч. и невыигрышные функции, типа содержания ЖКХ, вывоза мусора и др., иначе сразу возникнет социальная напряженность, представляющая угрозу для власти.

Налицо, т.о., сложная система отношений между органами власти различных уровней, которая сохраняет баланс между ними, обеспечивая, в т.ч., устойчивость системы МСУ. Органы государственной власти принимают решения, исходя из своих интересов, имеющихся сил и ресурсов, при этом они в той или иной мере учитывают интересы МСУ.

Все, что говорилось выше, относится к нормальной, стабильной, не чрезвычайной ситуации, к ситуации, когда ТПС находится в равновесном либо близком к нему состоянии. Совсем другое дело, когда имеет место чрезвычайная ситуация либо страна переживает переходной период, т.е., когда вступают в действие экзогенные факторы. Во время чрезвычайной ситуации (война, голод, стихийное бедствие) происходит резкая централизация власти, все вопросы, в т.ч. местные, решает центр.

В переходной период, когда ситуация нестабильна, хоть и не чрезвычайна, возможны самые различные союзы элит, самые разные конфигурации интересов, самые различные «критические моменты» и, как следствие, самые разнообразные сценарии баланса отношений и муниципальной политики. Сильное нарушение такого баланса может привести в конце концов к разрушению муниципальной ТПС. В качестве примера можно привести события в России 1993г., когда местные советы были распущены указами президента, и система советов (а в то время именно система советов осуществляла функции МСУ) прекратила свое существование. Указы президента для системы местных советов – это внешние воздействия (экзогенные факторы), нарушающие баланс отношений. Местные советы оказалась неспособными (да и как они могли оказаться способными?) противостоять таким воздействиям, не могли осуществлять свою деятельность, т.к. просто перестали существовать: их помещения были опечатаны, депутаты не допускались до рабочих мест, штаты аппаратов уволены.

Наконец, влияние эндогенных факторов на устойчивость муниципальных ТПС можно проиллюстрировать примером взаимодействия Ленинградского городского Совета и его исполкома, когда депутаты постоянно вмешивались в деятельность исполнительного органа, принимали решения, составлявшие суть оперативного управления. Т.е. баланс отношений сильно перекашивался в сторону Ленсовета, что привело к возникновению напряжений в системе местной власти города, приведшей к тому, что председатель исполкома подал в отставку. Противоположный пример, иллюстрирующий сбалансированные отношения представительных и исполнительных органов, представляет система местной власти немецкого города – земли Гамбурга.

Критериями баланса отношений субнациональных территорий с Центром являются:

- выборность,

- объем полномочий,

- санкции (вмешательство сверху),

- участие (вмешательство снизу),

- муниципальная интеграция.

Главный критерий автономии территориального сообщества – это выборность органов публичной власти. Баланс отношений обеспечивается прежде всего через соотношение выборности и назначаемости сверху органов власти. На территории субнациональной ТПС возможны варианты: только выборная власть, только назначаемая власть, смешанные формы. В случае государств с региональным уровнем власти возможны еще более сложные формы баланса: «излишняя» централизация на региональном уровне (назначение центром региональных властей) может быть скомпенсирована развитием МСУ, т.е., удовлетворением интересов локальных сообществ на местном территориально-политическом уровне. Такая ситуация имеет место в Турции, где избираются населением местные собрания и мэры, а на региональном уровне избираются только собрания, главы регионов назначаются сверху.

Отсутствие властной вертикали на локальном уровне также часто встречается, как ее наличие на региональном. Эти ситуации как бы компенсируют друг друга.

Различия в способе формирования органов МСУ связаны прежде всего с наличием или отсутствием выборов главы муниципалитета (мэра) (можно усмотреть аналогию с «президентскими» и «парламентскими» республиками).
Различные формы баланса в мире

В Бельгии (яркий пример «парламентской» модели) и в коммунах (локальный уровень), и в субъектах федерации, и в провинциях население избирает совет, который на партийной основе формирует исполнительный орган и его главу (в коммунах – это муниципалитет во главе с бургомистром). Аналогичная ситуация наблюдается в Дании и ЮАР. В Швейцарии очень сильны институты прямой демократии: референдумы (где иногда принимаются законы) и собрания граждан.

В некоторых странах (США, Германия, Австралия, Испания) существует несколько моделей МСУ. В одних случаях проводятся прямые выборы мэров всем населением, в других случаях население избирает лишь представительный орган или исполнительный орган в полном составе. В Боснии и Герцеговине, на разных уровнях власти предусмотрены разные модели: в 2-х регионах (округ Брчко и некоторые кантоны Федерации Боснии и Герцеговины) население избирает только ассамблею, которая формирует правительство во главе с премьером, в то же время на уровне муниципалитетов происходят прямые выборы мэров.

В мире имеет место ситуация и более жесткого централизованного баланса на местном уровне. Прямое администрирование никогда не применяется одновременно с институтов выборных мэров, однако, в тех странах, где органы МСУ формируются по «парламентской» модели, назначение чиновников из центра оказывается возможным и распространенным. В этом состоит главное отличие континентальной модели МСУ (имеются назначаемые сверху чиновники – Франция, Австрия, Нидерланды) от англосаксонской (не предусматривает никаких назначений из центра – Англия, США, Бельгия, Дания). Подробнее эти модели будут рассмотрены ниже, в части II «Местное самоуправление».

Более ярко выраженные примеры ограниченной централизации можно найти за пределами Европы. Можно говорить о «мягкой» и «жесткой» централизации в зависимости от степени влияния местного сообщества и его выборных органов МСУ на централизованное назначение местного главы.

Мягкая централизация чаще встречается в унитарных государствах, например в Индонезии и Монголии. В этих странах и на региональном и на локальном уровне назначение глав проходят с участием представительных органов соответствующей территории. В Индонезии главы муниципалитетов предлагаются местными собраниями и утверждаются в центре. В Монголии глава территории на каждом уровне назначаются с соответствующего вышестоящего уровня по представлению местного совета.

Жесткая централизация чаще встречается в федерациях: Индии, Пакистане, Малайзии. Особенностью централизованных федераций является контроль над МСУ со стоны регионов, а не только со стороны федерального центра. В Индии вертикаль власти формируется как внутри штатов, так и со стороны центрального правительства. Правительство штатов назначает администраторов в районы и муниципалитеты, на которые делятся районы. Центральное правительство назначает районные магистраты, занимающиеся налогами и правосудием. Население выбирает советы, причем в некоторых случаях выбирает даже председателя совета. В Пакистане в дивизионах и округах население выбирает советы, а глав исполнительной власти: комиссаров дивизионов и начальников округов назначают вышестоящие исполнительные органы. Похожая ситуация имеется на местно уровне в Малайзии: правительства штатов назначает мэров городов, президентов советов сельских округов и муниципалитетов, формирует исполнительные комитеты; население избирает советы сельских округов, городские и муниципальные советы.

Еще более сильно развита жесткая централизация местной власти в африканских и арабских мусульманских странах. В унитарных странах центральная власть может выстраивать исполнительскую вертикаль вплоть до самых низовых уровней, МСУ осуществляется только через выборы советов, причем с очень ограниченными полномочиями. В Сенегале президент страны назначает глав территорий всех уровней: префекта департамента, супрефекта округа и главу сельской общины. Аналогичная ситуация в Нигере: назначаются префекты округов и главы коммун. В Гане даже представительные собрания в округах, метрополиях и муниципалитетах избираются только на две трети, а одну треть предлагает центральное правительство; главы исполнительной власти назначаются президентом, но подлежат утверждению местного собрания. В Египте назначаются главы округов и мэры городов.

Наличие или отсутствие властной вертикали сильно зависит от типа территории и уровня власти. Большими политическими свободами пользуются наиболее компактные и притом крупные локальные сообщества - города. В городах быстрее формируются локальные интересы, с чем приходится считаться центральной власти. Различия между типами территорий видны в Афганистане, где мэры городов избираются населением, а главы администраций сельских округов назначаются.

Наиболее распространенной (особенно в африканских и арабских государствах) является выборность в самых мелких (низовых) АТЕ, в то время как в АТЕ более высокого уровня существует исполнительская вертикаль, которая сочетается (не всегда) с выборностью представительных органов. В Алжире назначаются супрефекты – главы АТЕ второго порядка, а в коммунах (АТЕ первого порядка) проходят выборы народных собраний. Другими подобными примерами служат Гвинея, Замбия, Мавритания, Мали, Того и Непал. В Иране проводятся и выборы, и назначения глав АТЕ второго уровня (шахрестанов), в то же время главы округов и сельских округов избираются членами местных советов. В Замбии выборы городских советов не являются повсеместными, а в сельские советы включаются вожди племен, которых выбирает центр.

Существуют, хотя и очень редко, ситуации, когда местные выборы вообще не проводятся. В Саудовской Аравии первые выборы в муниципальные советы прошли в 2005г. В остальном сохраняется жесткая вертикаль власти: эмиры в провинциях, шейхи в округах. В Камеруне и Центрально-Африканской республике хотя выборы и предусмотрены законодательством, но они не проводятся ввиду сильной политической нестабильности. В Мьянме после прихода к власти военных выборы также не проводятся.

Вмешательство сверху (санкции).

Другим критерием определяющим баланс политических отношений «центр» - локалитеты является развития специальных институтов, позволяющих «центру» брать под свой контроль власть на местном уровне. Речь идет о создаваемой на время административной вертикали. Ее функционирование связано с введением «центром» санкций в отношении выборной местной власти и другими нештатными обстоятельствами, предусмотренными в законодательстве. Такие институты в общем случае называют институтами централизованного контроля, если мы рассматриваем федеративное государство и муниципальные ТПС, то будем говорить об институтах федерального и регионального вмешательства, именно этим институтам даны права применять санкции против локалитетов.

1. Роспуск муниципального совета. Роспуск представительного органа МСУ производится в соответствии с более или менее сложной процедурой. Эта санкция в федеративных государствах, как правило, возлагается на региональные власти, а в унитарных, ее могут исполнять национальные власти. Во Франции, например, президент распускает местные светы. Имеются и федеративные государства (Мексика, Индия и др.), где президент имеет право роспуска муниципальных советов.

В российском законодательстве такая санкция предусмотрена и возложена на высшее должностное лицо субъекта федерации (главу региона). Причиной роспуска муниципального совета служит установленное судом несоответствие муниципального нормативного акта законодательству или уставу МО.

2. Отстранение от должности главы МО. Имеется во многих странах, в которых предусмотрен роспуск местного совета. В России губернатор имеет право отрешить от должности главу МО или главу местной администрации в случае, если суд установит несоответствие принятых ими актов законодательству, и они не устраняя это несоответствие в установленный срок. Другим основанием может стать принятие ими решений, нарушающих права и свободы человека, угрожающих единству станы, ее территориальной целостности и др.

3. Институт прямого президентского правления – это институт только федерального вмешательства. Имеется во многих странах, развит в Индии, Пакистане и является наиболее жестким механизмом, поскольку все органы власти на территории распускаются или временно отстраняются от управления, которое переходит к Центру.

4. Возможно также временное изъятие полномочий у органов муниципальной власти и их исполнение органами региональной государственной власти. В России возможными поводами для этого являются:

- возникновение чрезвычайной ситуации, в результате которой органы МСУ отсутствуют или не могут быть сформированы,

- финансовые проблемы: превышение просроченной задолженности выше определенного уровня,

- нецелевое расходование бюджетных средств, выделенных из регионального бюджета.


Вмешательство снизу (муниципальное участие)

В этом параграфе мы рассмотрим, каким образом представители муниципальных сообществ могут участвовать в деятельности органов федеральной и региональной власти.

Принципы всеобщего равного избирательного права практически всегда имеют свою муниципальную составляющую, т.е. всегда возможно (по крайней мере, потенциально) участие муниципальных сообществ в продвижении своих представителей в региональные и федеральные представительные органы.

Для представления интересов территорий на общенациональном уровне существуют двухпалатные парламенты, причем одну из них принято называть «палатой регионов» (региональный бикамерализм). Предполагается, что депутаты, избранные от регионов в эту палату, будут выступать в роли защитников региональных интересов. Двухпалатные парламенты имеются в очень многих странах, как в федерациях, так и в унитарных государствах, однако, интересы муниципалитетов в них представляются слабо (в двухпалатных парламентах унитарных государств в региональной палате нет представителей отдельного МО, там представлены депутаты от территорий, состоящих из многих МО (районов)). В России в субъектах федерации (в основном в республиках, но не только) также существуют двухпалатные представительные органы власти, но в них также интересы МО представлены слабо, т.к. депутаты избираются от территорий, включающих многие МО.

Наиболее эффективно участие «муниципалов» в деятельности однопалатных региональных парламентов. Во-первых, муниципальные органы власти, местные элиты и жители МО, продвигая своего кандидата, информируют его о проблемах МО, которые следует решать на региональном уровне. При этом надо помнить, что избирательные округа в этом случае не сильно отличаются от территории одного МО (избирательный округ в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, например, содержит территории 3-5 МО), так что однопалатные парламенты и нерегиональные палаты двухпалатных парламентов обеспечивают представительство локальных сообществ. Во-вторых, в законодательстве многих федеративных стран (во многих региональных законах России) предусмотрено право законодательной инициативы муниципалитетов в региональном парламенте. С помощью данного права муниципалитеты имеют возможность законодательно закреплять свое видение решения региональных проблем. В-третьих, практически в структуре каждого регионального парламента имеется орган, ответственный за правовое обеспечение МСУ (комиссии, комитеты). В работе этих органов участвуют муниципалы и предлагают свою точку зрения на проблемы МСУ в регионе.

Исполнительная власть в современных государствах оказывает большее влияние на политику на всех уровнях, чем законодательная. Не существует формальных институтов, подобных законодательной инициативе, включения «муниципалов» в исполнительную власть. Существуют, однако, другие. В России в 1996г. образован Совет по МСУ при Президенте России, в рамках которого «муниципалы» могли информировать президента о своих проблемах и излагать свои взгляды на проблемы страны. В исполнительных органах субъектов федерации представители местной власти имеют возможности принимать участие в различных отраслевых комиссиях (жилищная, по инвестициям и др.), к работе которых привлекают, как правило, глав МО и глав местной администраций. Кроме этого, в большинстве региональных администраций существуют органы (департаменты) по связям с органами МСУ. В рамках этих органов с участием «муниципалов» готовятся решения руководителей региона, касающиеся МСУ.

Представлять и отстаивать свои интересы перед государственной властью более эффективно органы МСУ могут объединившись в разного рода союзы, ассоциации и пр.

В западноевропейских странах (Франция, Италия, Германия) ассоциации органов МСУ могут исполнять их отдельные функции, причем более эффективно, чем отдельный муниципалитеты, при этом у муниципалитетов такие функции изымаются и передаются ассоциации. В нашей стране такого рода объединения также возможны, однако, союзы и ассоциации органов МСУ не могут обладать полномочиями муниципалитета. В России в 1990-х горизонтальные отношения между МО развивались стихийно, в процессе добровольной интеграции: так образовались Союз российских городов, Союз городов Северо-Запада России, Союз малых городов и др., а в 1998г. создан Конгресс муниципальных образований (КМО). В настоящее время законом предлагается:

- создание в каждом субъекте федерации совета муниципальных образований (образованы почти во всех субъектах федерации),

- создание на федеральном уровне общероссийского объединения МО. Всероссийский Совет по МСУ создан в 2006г,

- иные формы сотрудничества МО, при этом объединения МО не имеют права исполнять функции отдельных муниципалитетов.

Помимо формальных возможностей представления своих интересов перед Центром существуют и неформальные (в основном это касается влияния «муниципалов» на органы исполнительной власти). Прежде всего – это личные связи муниципальных элит с руководителями региона, далее – патрон-клиентские отношения и др.


Объем полномочий МСУ.

Объем полномочий также является важнейшей характеристикой баланса отношений «центр» - локалитеты. Чем больше предметов ведения имеет МСУ, чем больше объем его полномочий в рамках предметов ведения, тем выше его самостоятельность.

В настоящем параграфе рассмотрены принципы определения компетенции органам МСУ, т.е. принципы определения, что относится, а что не относится к вопросам местного значения, и принципы разграничения компетенции между различными уровнями и ветвями власти.
Принципы определения и разграничения компетенции.

Существует множество способов определения предметов ведения того или иного уровня власти. При советской власти, например, все занимались всем, т.е. совет любого уровня был вправе принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос подведомственной территории, при этом решения вышестоящих советов были обязательны для нижестоящих. Такую систему управления территорией тяжело признать оптимальной, и, если бы на практике управленческие решение не принимались бы действительно профессионалами из аппарата КПСС, то система советской власти перестала бы функционировать, что и было подтверждено в течение 1990-91гг., когда партия командовать перестала, а советская власть осталась. Срочно в течение 1991-92гг. пришлось радикально реформировать систему управления в регионах и на местах: были приняты законы, определяющие предметы ведения органов государственной власти и МСУ, введены принцип разделения властей на представительную и исполнительную ветви и принцип единоначалия в системе исполнительной ветви власти.

Один из способов определения предметов ведения МСУ состоит в том, что законодатель определяет перечень того, чем органы МСУ могут заниматься. Другие вопросы, не определенные в законе, относятся к сфере деятельности других органов власти, не МСУ. Этот принцип получил названия принципа «позитивного регулирования», он соответствует поговорке: «запрещено все, что не разрешено». Еще этот принцип называют иногда принципом наделения компетенцией «сверху». Такой принцип реализуется в большинстве стран, бывших монархий или империй (Австрия, Великобритания, частично Германия). В правоведении МО здесь обычно рассматривается как корпорация публичного права, а это значит, что она вправе выполнять только функции, определенные законом (в отличие от частного прав). Если «верхи» получают много власти, а «низы» - ничего, получается что-то типа крепостного строя, если же «низам» отдано право самим решать свои проблемы, то говорят о демократическом государстве. Главный недостаток этого способа тот, что при смене законодателей, а это происходит при смене властей, есть опасность в ограничении компетенции органов МСУ, в ущемлении их свободы.

Другой, противоположный способ - это когда органы МСУ сами определяют потребности подведомственной территории, и решают те вопросы, которые считают нужным. Законодатель в этом случае определяет лишь круг вопросам, которые не входят в компетенцию МСУ, всем остальным органы МСУ вправе заниматься. Такой принцип называется принципом «негативного регулирования», и он реализует поговорку: «разрешено все, что не запрещено». Еще этот способ называют определение компетенции «снизу». Такой способ реализуется в странах, где государство формировалось за счет объединения коммун (например, Италия и Швейцария). Такой принцип определения компетенции соответствует принципу субсидиарности, очень популярному сегодня в развитых странах. Согласно этому принципу компетенция в той или иной сфере деятельности по возможности принадлежит наиболее низкому уровню управления, максимально приближенному к объекту управления, в нашем случае - это органы МСУ, максимально приближенные к людям. Главный недостаток этого способа состоит в том, что органы МСУ могут исключить из своей компетенции по разным причинам важные вопросы местного значения, в этом случае их решение обязано взять на себя государство.

Оба подхода к разграничению компетенции по вертикали могут существовать и обеспечивать достаточно эффективное управление на всех уровнях. Что никак не может быть эффективным и в конечном счете жизнеспособным - так это, когда оба подхода смешиваются. Например, если ответственность за решение определенного вопроса лежит на МСУ, а ресурсы для его решения распределяются органами государственной власти субъекта федерации, причем распределяются совершенно произвольно.

Негативный и позитивный принцип позволяют манипулировать объемами местных полномочий, было бы желание Центра. В случае позитивного регулирования можно делегировать МСУ как большие, так и незначительные полномочия, причем разные для различны муниципалитетов. В случае негативного регулирования можно установить массу запретов для МСУ и определить множество полномочий для государственной власти.

Еще одним теоретическим принципом определения объема полномочий МСУ, используемый в большинстве западноевропейских стран, является власть общей компетенции. Такая власть дает возможность органам МСУ предпринимать любые действия, не запрещенные законом, в интересах своих сообществ. В большинстве западноевропейских стран местные власти имеют право предпринимать любые законные действия в интересах местной общины, которые специально за ними не закреплены. Идентичность власти проистекает не от предоставляемых ею услуг, а от местного сообщества. Поскольку сообщество самоуправляется, постольку оно готово работать с другими органами и через другие организации. Синдикаты и консорциумы местных властей, которые назначают своих собственных чиновников или используют имеющихся, для выполнения заданий, которые эффективнее выполняются именно совместными усилиями, широко используются в Скандинавии, Франции, Италии и Германии.

Объем полномочий зависит также от числа уровней МСУ и от числа МО. Если система МСУ одноуровневая, орган МСУ имеет больший объем полномочий, чем при многоуровневой системе, когда эти полномочия распределены межу уровнями МСУ. Если число МО велико, то можно передавать им меньше полномочий из-за отсутствия ресурсов, инфраструктуры и т.п. К преимуществам одноуровневой модели можно отнести следующие:

- делает возможным определение целей и политики с учетом всего спектра местных потребностей и баланса между ними,

- облегчает координацию и интеграцию служб для достижения большей эффективности их деятельности,

- делает возможной большую гибкость в управлении ресурсами,

- единолично представляет интересы жителей данной местности перед Центром,

- располагает большими возможностями для привлечения кандидатов на политические и административные посты.

Одноуровневые системы, однако, встречаются достаточно редко: в Западной Европе – это Исландия, Люксембург и Финляндия. До 2003г. в России также действовала одноуровневая система МСУ. Куда более распространенной является 2-х и 3-х уровневая модели. Среди факторов, влияющих на число уровней, и, следовательно, на число МО выделим размеры территории страны, численность населения, степень централизации и др.

Основным аргументом в пользу многоуровневой системы МСУ является необходимость, с одной стороны, сохранения базового уровня (самый нижний, наиболее приближенный к жителям уровень – муниципалитет, коммуна, община, приход), с другой, укрупнение источника ресурсов для предоставления ряда услуг, что с наибольшей эффективностью происходит именно на промежуточном уровне, имеющем большие возможности для привлечения специалистов.

Можно проследить и зависимость между ценностными ориентациями (идеологиями) и структурой МСУ. Там, где во главу угла ставятся сугубо практические цели, главным провозглашается эффективность органов власти («утилитаристская» идеология), там видна тенденция к созданию достаточно крупных МО, и, следовательно, уменьшение их числа. Там, где главным считается тесная связь и взаимодействие органов МСУ с местным сообществом, принцип равенства властей различных уровней, солидарность и достижение консенсуса («самоуправленческая» идеология), гораздо более характерна сложная многоуровневая система МСУ с многочисленными небольшими базовыми органами МСУ.

В целом, доминирующей тенденцией для большинства наиболее развитых стран Западной Европы стало возрастание числа уровней. Четыре уровня субнациональной власти можно найти сегодня в определенных частях Франции, Германии и Италии.

Однако, разграничение полномочий между различными уровнями МСУ происходит не везде. Дело в том, что в странах либеральной демократии отсутствует формальная иерархия в структурах МСУ, в случае, когда территория одного включается в территорию другого («матрешечный» характер). Например, в США нет специальной регламентации полномочий для разных типов МСУ: возможна ситуация, когда водоснабжением занимается данный муниципалитет или соседний, или частная компания.

Кроме этого, разный статус и разная ресурсная база муниципалитетов ведут к большим различиям в объеме полномочий, которые могут быть реально освоены. Отсюда распространенная практика делегирования полномочий в индивидуальном порядке. В Великобритании, например, полномочия МСУ определялись как через общие, так и через частные законы, принятия которых добивались отдельные МО (в английской истории самоуправление предоставлялось городам индивидуально, через королевские хартии).

В целом, принципы определения полномочий МСУ (да и не только МСУ) можно свести к двум моментам:

- делегировать полномочия туда, где их эффективнее исполнять,

- обеспечить финансовую самостоятельность территорий (муниципальная автономия) либо оказывать ей финансовую помощь (контроль).

В России сегодня законодательством введена 2-х уровневая модель МСУ. Установлен четкий перечень предметов ведения МСУ, т.е. выбран принцип позитивного регулирования.

Остановимся на принципах разграничения полномочий по горизонтали. Принцип разделения властей, заключающийся в том, что представительные органы осуществляют нормативно-правовое регулирование (устанавливают правила игры), а исполнительные органы в рамках этих правил осуществляют исполнительно-распорядительную деятельность, обязателен, согласно мировому опыту, только для уровня государственной власти. Для уровня МСУ этот принцип не является обязательным, здесь возможно совмещение в одном органе и в одном лице как представительных, так и исполнительных функций. В России после 2003г. принцип разделения властей стал обязательным для МСУ.




Каталог: site -> upload
upload -> Список рецензентов вкр по специальности 100101. 65 «Сервис» специализации «Автосервис»
upload -> 2015 жылғы «Сары-Арқа» әуежайы» АҚ-ның тұтынушыларға және өзге де мүдделі тұлғаларға реттеліп көрсетілетін қәуежайлық қызметтерді ұсыну жөніндегі есебі
upload -> Программа научного семинара на тему «Применение динамического моделирования для ведения устойчивого лесного хозяйства»
upload -> Интерактивная электронная доска компьютерный терминал, с помощью которого можно выполнять те же действия, что и с клавиатурой и мышью, но при этом находиться не рядом с компьютером, а в центре класса
upload -> Экономическая делегация из нижней австрии
upload -> Диссертация состоит из введения, трех разделов выводов, заключения и списка использованной литературы, изложена на 115 страницах


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет