Учебное пособие разработал


ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РАЗЛИЧНЫХ ОРГАНОВ ЧУВСТВ



жүктеу 2.78 Mb.
бет13/17
Дата21.04.2019
өлшемі2.78 Mb.
түріУчебное пособие
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

10. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РАЗЛИЧНЫХ ОРГАНОВ ЧУВСТВ

10.1 Исходные положения


Органы чувств человека находятся в тесном и постоянном взаимодействии. Воздействующие на них стимулы могут поддерживать друг друга, т.е. быть синергичными, либо подавлять друг друга, т.е. быть антагонистичными. В одних случаях один стимул будет поддерживать другой, в иных подавлять другой, т.е. быть по отношению к нему антагонистом.

Полнее всего прослеживаются связи между слухом и зрением. Эти связи неоднозначны. В одних случаях слуховые образы подкрепляются зрительными, при отыскании звучащего источника в пространстве, например, птички, поющей на ветке; в других зрительный стимул подавляет слуховой. Например, при восприятии музыки слушатель закрывает глаза, чтобы отвлечься от мешающих зрительных образов и сосредоточиться на чарах музыки. Также поступает человек при недостаточно разборчивом телефонном разговоре, чтобы сосредоточиться на слуховых ощущениях.

Вопросы взаимосвязи и взаимодействия слуховых и зрительных ощущений рассматривались многими исследователями. В конце XIX-гo века физик и физиолог П.П. Лазарев в Обществе любителей естествознания в Санкт-Петербурге демонстрировал присутствующим влияние вспышек света на ощущение громкости дребезжащего звука электромагнитного прерывателя — зуммера. Громкость изменялась в такт со вспышками света.

Было обнаружено и обратное явление — воздействие звука на световые ощущения. Физиолог С.В. Кравков нашел, что под действием монотонного звука максимум чувствительности глаза из оранжево-зеленой области спектра видимых лучей перемещается в зелено-голубую область, а чувствительность к оранжевым и красным лучам уменьшается.

Более сложны и не до конца поняты связи звуков речи и музыки с иными раздражителями: цветовыми, осязательными, вибрационными, вкусовыми, обонятельными, температурными. Некоторые физиологи находят связь между слуховыми и осязательными ощущениями, поскольку полагают, что органы слуха в процессе эволюции развились из органов осязания, и слуховые ощущения развились из осязательных.

Обнаружено, чем выше развитие, интеллект человека, тем больше ассоциативных связей возникает между различными органами чувств, хотя он осознанно даже не ощущает этого. В речи мы часто прибегаем к оборотам: солнечный звук трубы, матовый звук валторны или скрипки с сурдиной, музыка окрашена в теплые тона, музыка бросает в дрожь, жжет как огонь. Характеризуя ощущение от голоса человека, мы говорим: теплый, согревающий душу голос, бархатистый, мягкий, жесткий, голос бросает в дрожь и т.д., т.е. идут в ход и световые, и тепловые, и осязательные, и вибрационные оценки.

Разумеется, когда речь идет не о бытовой, а о научной оценке связи, все становится сложнее. Наука признает явление существующим лишь тогда, когда оно либо наблюдается непосредственно, либо воспроизводится в эксперименте, либо строго анализируется математически и вычисляется. К тому же, когда речь идет о психике человека, наука наталкивается на трудно анализируемые явления, не фиксируемые измерительными инструментами и не поддающиеся математическому анализу. Психологические явления чаще всего непосредственно не наблюдаются, в экспериментах проявляются не всегда (то они есть, то их нет), вычислениям почти не поддаются. Следы их проявления нерегулярны, зыбки, неопределенны. В процессе работ по проблеме искусственного интеллекта выяснилось, что человек в сложных положениях принимает решение не путем перебора всех возможных вариантов, а подсознательно, интуитивно, эвристически. Но интуиция иногда и подводит. Поэтому понять ответные реакции человека на те или иные стимулы, раздражения не всегда возможно; поэтому выводы, полученные в результате даже многих наблюдений, не всегда достоверны, правильны.

Таковы трудности, возникающие при установлении связи между различными ощущениями и во взаимодействии различных органов чувств. Обнаруженные явления взаимодействия различных органов чувств и порождаемых ими ощущений и образов в психологии получили название синестезии.


10.2 Звуки речи и цвета. Цветовые ассоциации


Свойство звуков порождать цветовые образы известно давно. Цветовую окраску приписывали звукам речи французский поэт А. Рембо, французский языковед К. Нирон, немецкий лингвист А. Шлеглель, русский поэт и писатель А. Белый. Их цветовые оценки звуков даны в табл. 10.1.

Таблица 10.1



Звуки речи

А. Рембо

К. Нирон

А. Шлегель

А. Белый

А

черный

красный

красный

белый

Е

белый





желто-зеленый

И

красный

синий

небесно-голубой

синий

У

зеленый

ярко-желтый



черный

О

синий



пурпурный

ярко-оранжевый

При таком разнобое мнений невозможно вывести сколько-нибудь определенное заключение. Если учитывать индивидуальные суждения о связи звуков и красок, то каждый звук окажется окрашенным во все цвета радуги. Понадобились более обстоятельные исследования. Организация экспериментов была проста. Испытуемым либо предъявлялись звуки речи, либо разноцветные карточки. В первом случае испытуемые подбирали соответствующие цвета, во втором — звуки речи. Зарегистрированные мнения испытуемых подвергались статической обработке с целью выявления преобладающих реакций на различные звуки или цвета. Результаты исследований представлены табл. 10.2.

Таблица 10.2


Звуки

Ассоциированные цвета

А

густо-красный

Я

ярко-красный

О

светло-желтый или белый

Е

зеленый

Ё

желто-зеленый

И

синий

Й

синеватый

У

темно-синий, темный сине-зеленый, темно-лиловый

Ю

голубоватый

Ы

мрачный темно-коричневый или черный

В подавляющем большинстве испытуемые давали более четкую цветовую оценку гласным звукам, особенно звукам А, Е, И, а также звуку О. Звукам А, Е, И приписывались соответственно красный, зеленый и синий цвета, а звук О считался светлым, ярким, с белой или желтой окраской, т.е. воспринимался как солнечный.

Любопытно, что лингвисты считают гласные А, Е, И, О основными, опорными звуками речи во всех или, по крайней мере, всех европейских языках, а физики — цвета красный, зеленый, синий — основными, из которых путем смешивания получают большинство других цветов. Добавление к ним белого цвета, которому соответствует звук О, меняет насыщенность цвета. Любопытно и то, что в русских названиях цветов фигурируют соответствующие цвету звуки: крАсный, зЕлЁный, сИнИЙ, причем в каждом слове они занимают важную позицию — стоят под ударением. Видимо, в связях отражается коллективная цветовая интуиция людей.

Остальные гласные придают цвету оттенок. Здесь связи прослеживаются менее четко. Разброс цветовых оценок этих звуков велик. Так У ассоциируется с темными оттенками синего цвета, темно-синим, темно-голубым, темно-сине-зеленым. Звук Ю тоже связывают с оттенками синего цвета, но светлыми: голубым, светло-сиреневым. Звук Ё, в произнесении которого слышится О, ассоциируется с желто-зеленым цветом. Половина испытуемых назвала цвет звука Ё желтым, половина — белым. Цветовая окраска звука Я совпадает с окраской звука А, что также объясняется сходством звучаний. Но оттенок ей придают более светлый, чем А. Разнобоя не вызвала цветовая оценка звука Ы. Почти все назвали его звуком тьмы. Его цветовая характеристика темно-коричневая или черная.

Не все цветовые аналогии звуков прочно закреплены в мышлении людей. Встречались испытуемые, которые меняли цветовую оценку одного и того же звука от эксперимента к эксперименту. Это означает только то, что ассоциативное мышление у этих людей развито не так сильно, как у других. Бывают же люди, вообще не различающие некоторых цветов.


10.3 Формирование звуковых и зрительных образов словами и фразами


Обнаружение ассоциативной связи между звуками речи и световыми (цветовыми) явлениями заставило говорить о наличии еще более сильной связи между зрительными образами и словами и фразами, в которых эти звуки преобладают. Исследования это подтвердили, но ввиду наличия в словах семантической информации, эти связи проявляются более сложным образом. На первый план выдвигается непосредственная связь между смыслом и звучанием слов и зрительными образами, картинами, создаваемыми этими словами. В поэтической форме мысль об этом высказал М.Ю. Лермонтов:

Есть сила благодатная

В звучанье слов живых.

И дышит непонятная

Святая прелесть в них.

К.Г. Паустовский писал, что стихи иногда теряют свою словесную сущность и становятся такими же явлениями жизни, как человеческие голоса, дождь и другие явления природы.

Поэты часто прибегают к звукописи, чтобы воссоздать в стихах зримые образы, картины, природные явления. Вспомним тютчевское: "Люблю гРозу в начале мая, когда весенний пеРвый гРом, как бы Резвяся и игРая, гРохочет в небе голубом. ГРемят Раскаты молодые...". Следующие один за другим звуки "эр" имитируют удары грома. И как последний отзвук уходящей грозы в последний раз звучит звук "эр": "Повисли пеРлы дождевые, и солнце нити золотит".

Образец звукописи находим в стихотворении К. Бальмонта:



Ночною порою в болотной тиШИ

Чуть слыШно, БесШУмно ШурШАт камыШИ.

О чём они ШЕпчут? О чём говорят?

Ночною порой камыШИ Шелестят.

Звуки "ШИ", "ША", "ШУ" напоминают шуршание высоких, жёстких стеблей и листьев этого болотного растения.

А вот более современный пример: "ШурШи маШина Шибче резиновыми Шинами..." или прозаическое "СлыШится ШурШание Шин маШин по Шоссе...". Явственно представляешь себе несущийся, стелющийся по шоссе поток автомобилей. Стремление к звукописи, к музыкальности стиха доводит некоторых поэтов до формалистических вывертов. В. Хлебников так передает впечатление от лица героини:

Бобоэби пели губы, Вэзоми пели взоры, Пиэзо пели брови, Лиэзой пелся облик...

Компьютерный анализ стихотворений некоторых поэтов показал, что в них преобладают звуки, соответствующие цветовому содержанию стихов. Таков например, анализ стихотворения А. Блока, в котором он описывает впечатление от картины В. Васнецова "Гамаюн, птица вещая". Ее трагический колорит — мрачно-багровый, кроваво-красный — нашел отражение в преобладании звуков А, Я, стоящих под ударением, и "темных" звуков У, Ы, соответствующих багрово-темному колориту. А повышенная частость звука Е свидетельствует о наличии в картине темно-зеленых пятен.


10.4 Цветовой звук и цветомузыка


Свойство музыкальных звуков вызывать цветовые ощущения замечалось давно. Первые публикации на этот счет появились в XVII веке. По-видимому, первым ученым, попытавшимся связать слуховые (музыкальные) и световые (цветовые) явления, был И. Ньютон. В 1665 г. он разложил солнечный свет призмой на цветовые составляющие. Вскоре после этого он предложил расположить тона натуральной гаммы в соответствии с цветами солнечного спектра следующим образом:

до – красный, соль – зеленый,

ре – фиолетовый, ля – желтый,

ми – синий, си – оранжевый,

фа – голубой, до – красный....

Это соответствие в значительной мере носило формальный характер.

Большой вклад в согласование музыкальных и цветовых явлений внес А.Н. Скрябин. В 1910 г. он создал для своей симфонической фантазии "Прометей" цветовую партитуру. Но до сих пор она не расшифрована. Предполагается, что смена цветов должна была происходить при смене тональностей, а насыщенность цвета связывалась с интенсивностью звучания.

Обширные исследования цветового звука были проведены в Конструкторском бюро Казанского авиационного института. Подвергся обследованию цветовой звук творческих людей — писателей, поэтов, музыкантов, кинематографистов. Были обнаружены три вида связи, названные исследователями:



  • цвето-тоновыми, т.е. зависящими от высоты музыкального звука,

  • цвето-тональными, зависящими от тональности произведения,

  • цвето-гармоническими, зависящими от лада произведения и гармонических построений, т.е. структуры аккордов.

Цвето-тональным слухом обладал А.Н. Скрябин. Тональности до мажор он приписывал красный цвет, си мажор — цвет лунного сияния и т.д. Цветовым слухом обладали Л. Бетховен, Ф. Шуберт, Ш. Гуно, Р. Вагнер, Н.А. Римский-Корсаков. О цвете и музыке улиц писали А. Грин и В. Маяковский. Цветовую окраску приобрели даже названия некоторых музыкальных произведений: "Поэма огня", "Лунная соната", "Голубая рапсодия", "Голубая ночь".

Американские психологи Г. Карвосский и X. Одберт обнаружили, что цветовой слух присущ многим людям. Чем выше образование и развитие человека, тем в большей степени проявляется это свойство.

Среди студентов этим свойством обладали около 60 %. Высокие музыкальные звуки (тона) создавали ощущение светлых оттенков, низкие — темных. При увеличении интенсивности звука цветовые образы как бы приближались к слушателям, становились насыщеннее, при снижении — отдалялись и блекли. Медленная музыка ассоциировалась с голубым цветом, быстрая — с красным. На расположение цветовых образов (пятен) в пространстве влияло развитие музыкальной темы: тянущееся во времени вызывало ощущение растяжения цветового образа по горизонтали, увеличение интенсивности — увеличение протяженности цветового образа по вертикали.

Искусство, конечно, не может основываться на столь неопределенной основе, поэтому считается, что цветовое сопровождение пока что может являться лишь вспомогательным средством обогащения музыкальных впечатлений.

На основе глубоких исследований отечественных психологов у нас в стране были созданы цветомузыкальные устройства, обладавшие высокими художественными свойствами. Это синтезатор цветозвука К. Леонтьева, цветовой вариатор студии им. Довженко (Киев). Ф. Юрьевым был разработан проект цветотеатра. В Казани и других городах сооружены цветомузыкальные фонтаны. Интересные разработки были выполнены Институтом сценографии в Праге.

Но высокая идея синтеза искусств по воле предприимчивых дельцов выродилась в мигание цветных лампочек в залах дискотек и не связанное с содержанием исполняемых произведений метание лучей прожекторов по эстрадным площадкам.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет