Управление образования администрации


Номинация «Славные защитники Отечества»



жүктеу 0.98 Mb.
бет4/5
Дата01.05.2019
өлшемі0.98 Mb.
түріПрограмма
1   2   3   4   5

Номинация «Славные защитники Отечества»
МУЗЕЙ БОЕВОЙ СЛАВЫ 16 (249) ГВАРДЕЙСКОЙ

КАРАЧЕВСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

МОУ СОШ №8

Руководитель музея Бутко Елена Даниловна

Автор работы Ратникова Евгения, 10 кл.
«Боевой путь»
В нашей школе вот уже 24 года существует музей боевой славы 16(249)-й стрелковой дивизии. 65 лет назад началась Великая Отечественная война. 65 лет назад в нашем городе, в посёлке Птицеград сформировалось прославленное боевое соединение. Я вхожу в Совет музея, являюсь экскурсоводом, и мне хотелось узнать больше о формировании, комплектовании, первых боевых задачах молодой дивизии. Поэтому я и выбрала тему: «Путь к Победе». При этом я обращалась к таким источникам, как фронтовые газеты, документы, воспоминания ветеранов, мемуары военачальников хранящиеся в нашем музее, немецкие источники.

По указанию Ставки на НКВД было возложено формирование 15 дивизий, в числе которых была и наша.



Комплектование дивизии. Вооружение. Командный состав

249-я стрелковая дивизия родилась тяжелым летом сорок первого года. Формировалась в период с 5 по 15 июля 1941 г. в городе Загорске Московской области.


К

омандир дивизии
– полковник пограничных войск Герман Федорович Тарасов.

Военный комиссар дивизии – Александров.

Начальник штаба – полковник Елшинов.

Комплектование дивизии осуществлялось в основном за счет кадрового состава пограничных войск Забайкальского, Алтайского и Казахстанского пограничных отрядов и состава Чкаловской (ныне Оренбургской), Саратовской, Куйбышевской и Днепропетровской областей.

К 15 июля комплектование закончилось и 249-я стрелковая дивизия имела 10800 человек. Командный состав войск к общему числу составлял – 70%, рядовой – 16%.


Тарасов Г.Ф.


В своем реферате я привожу точные данные о составе вооружения дивизии. Например, интересен тот факт, что в дивизии насчитывалось 6273 винтовок и карабинов образца 1891года, в то время как автоматов ППД и ППШ на всю дивизию было всего лишь 19 штук.

Воспоминания ветеранов
Интересно, как ветераны дивизии называли наш Птицеград. Например, ветеран 46 полка Поздняков вспоминает: «В июле 1941года в городе Оренбурге был призван в армию. С большой группой земляков прибыли в город Загорск. Формирование дивизии происходило в Птичьем городке. Недалеко от Птичьего городка была поляна, окруженная лесом. На эту поляну вывели всех прибывших призывников, которых было несколько тысяч. Посередине находился командный состав. Они выкрикивали: «Сапёры, 5 шагов вперед», «Связисты, 5 шагов вперёд» и т.д. Затем нас уводили».

О первых днях формирования дивизии интересные воспоминания прислал бывший радист Колосов Иван Архипович: «Мы были около Загорска в каком-то гусином совхозе. Ночевали в гусиных шалашах. Помню глубокий и широкий овраг. На берегу заряжал аккумулятор. Ко мне подбежал уже обмундированный солдат и сказал, что, так как я участник боев в Финляндии, то меня назначают начальником радиоузла дивизии. И вот я пришел в гусиный шалаш, где мне представился командир радиовзвода. Батальон связи был сформирован полностью. Утром мы уже были на станции около железнодорожных вагонов»


Передислокация

15 июля 1941г. дивизия железнодорожным транспортом была передислоцирована до станции Старица, Калининской области, откуда 23 июня походным порядком пришла в район Осташков - Селижарово и вошла в состав 31 армии.

Дивизия заняла оборонительный рубеж: Осташков, озеро Селигер общей протяженностью 94 км, и приступила к его инженерному оборудованию, боевой и политической подготовке личного состава.


Укрепление на позициях

Выполняя приказ командующего 31-й армией о создании непреодолимой обороны на занимаемом рубеже, командование 249-й стрелковой дивизии во главе с генерал-майором Тарасовым вложило всю свою энергию и опыт.




Загорск, 15 июля 1941 г.

Офицеры перед отправкой на фронт.


Основными работами являлись: фортификационные противотанковые препятствия (рвы, завалы, эскарпы, ежи); орудийные пулеметные сооружения; пулемётные огневые точки (гнёзда), стрелковые, пулемётные и орудийные окопы, наблюдательные и командные пункты.

Осуществлялось инженерное укрепление местности на переднем крае обороны (в первую очередь в дефиле между озёр) и в предполье на тех участках, где ожидались главные удары гитлеровских войск.

Я привожу в своём реферате цифры, материалы, наглядно свидетельствующие о той работе, которую проделали бойцы нашей дивизии.


Подготовка к обороне города Осташкова

Командир дивизии генерал-майор Г.Ф. Тарасов приказал подготовить к обороне г. Осташков. Командир дивизионного 417-го саперного батальона капитан Я.В. Тыркасов назначался начальником гарнизона этого города и с двумя сапёрными ротами и химротой дивизии прибыл в Осташков для выполнения боевого задания.

Кроме личного состава подразделений к выполнению оборонительных работ капитаном Я.В. Тыркасовым были привлечены и мастеровые люди из числа местного населения. В результате все каменные постройки, церкви, колокольни и фундаменты зданий были приспособлены под огневые точки, были усилены также стены и перекрытия зданий, прорезаны амбразуры. Там, где не хватало каменных зданий были построены трех-амбразурные противоосколочные дзоты в количестве 30 штук.

Объём выполненных инженерных работ и всевозможных инженерных заграждений на всём участке обороны оказался колоссальным. Из воспоминаний капитана Тыркасова я узнала об одном интересном событии. Чтобы лишить противника возможности переправы через Волгу, наши сапёры взорвали платину через неё. Минирование проводилось под огнём противника. Было заложено 6 тонн взрывчатки. Но результат того стоил.


«После прочтения - сжечь!»

В массово-политической работе, развернувшейся в дивизии, большую роль играла дивизионная газета «На штурм врага». Она изо дня в день освещала ход боевой и политической подготовки личного состава, опыт строительства оборонительных сооружений, здесь систематически помещались сообщения Информбюро, рассказывалось о лучших разведчиках, пулеметчиках, артиллеристах, саперах, связистах. Газеты предупреждали беречь оружие, давали полезные советы об уходе за ним. Каждый лист газеты на штурм врага неизменно стремился поддержать каждого бойца, научить его мужеству, дать веру в Победу, ведь ни один лист газеты не обходился без твёрдых слов: «Победа будет за нами!»


Помощь партизан и местных жителей

Важная роль в предстоящих сражениях отводилась действиям партизан. На них возлагались задачи по дезорганизации вражеских перевозок на железнодорожных магистралях, разгрому тыловых подразделений противника, выводу из строя командных пунктов и линий связи.

Ветеран дивизии полковник Алексеенко Г.М. вспоминает, что незадолго до отхода наших войск от Пено он встречался с Героем Советского Союза Лизой Чайкиной, она попросила его, как начальника разведки, устроить ей встречу с командиром дивизии Тарасовым. Встреча состоялась, и Тарасов приказал выдать Чайкиной некоторое количество немецких автоматов, пистолетов и патронов к ним. А Лизы Чайкина передала райкомовские документы, которые были отправлены в тыл.
Боевое крещение

Ночью 10 сентября 1941г. началось наступление противника. Завязались бои.

Презрение к смерти отличало наших героев. Взвод младшего лейтенанта Ларина, будучи окружен превосходящими силами противника, вынужден был закрепиться в одном из сараев деревни Ковкино. Противник неоднократно атаковал сарай, но каждый раз, неся потери, отходил назад. В ход были пущены орудия и миномёты противника. Один за одним выходили из строя Ларинцы, но никто не думал сдаваться. Десятки трупов фашистов устилали подступы к сараю. Когда одному из фашистов удалось поджечь сарай, оставшиеся в живых бойцы по команде Ларина запели интернационал. Последними словами героев были: «Смерть Гитлеру. Да здравствует Родина!..»

Ветеран дивизии Дриго в стихотворении «Песня 49-го Гвардейского полка» пишет:
Как орлы под Свапуще Ларинцы сражались,

С песнею, гранатой и штыком.

Навсегда у каждого в памяти остались

Грозные бои под Торопцом.
В октябре 1941 года перед фронтом нашей 249-й стрелковой дивизии противник сосредоточил 5 своих дивизий с общим числом личного состава около 80000 чел.

В воспоминаниях маршала И.С.Конева я нашла интересный факт. Маршал пишет: «Пехота противника настойчиво рвалась вперёд. Я передал командиру Вострухову приказ о переходе 249-й дивизии генерал-майора Тарасова в штыковую атаку. Эта штыковая атака была настолько бурной, яростной и настойчивой, что немцы не выдержали и панически бежали. Наши части восстановили положение, заняв прежние позиции. Гитлеровцы испытали силу русского штыка и впредь здесь уже не отваживались предпринимать активные действия. Этот пример свидетельствует о высоком моральном духе наших воинов и в то же время о недостатке технических средств борьбы с врагом в первый период войны…»

В тот же день была получена телеграмма от Военного Совета Калининского фронта об объявлении благодарности всему личному составу полка, непосредственно участвовавшего в штыковой атаке, и за проявленный при этом героизм и мужество.

После Московской битвы наши армии, не давая передышки противнику, перешли в контрнаступление. Разгромленные, понесшие колоссальные потери, немецкие армии откатывались от Москвы. 1941 год войны, был на исходе.


Пауль Карель «Восточный Фронт»

Мне удалось найти очень редкую книгу: Пауль Карель «Восточный Фронт»; в ней есть материалы и о героической 16(249)-й стрелковой дивизии в начальный период войны. Это одно из наиболее читаемых в мире произведений о Второй мировой войне, выдержавшее многочисленные издания. Данная книга посвящена действиям германского Вермахта на Восточном фронте в период 1941-1943 г. В основу легли воспоминания участников событий — немецких солдат, офицеров и генералов. Книга первая называется «Гитлер идет на восток». Именно здесь мне удалось найти материалы о нашей дивизии, относящиеся к 1941 году.

В этой книге рассказывается о генерал-полковнике Еременко, командующем 4-й ударной армии, куда с Нового года входила наша дивизия. Еременко предавал большое значение повышению выносливости своих войск. Он отправлял свои дивизии в 30-40 градусный мороз в лес. Там ни костров, ни кухонь, ни палаток. Дневной рацион солдата: растопленный снег и горсть сухого проса. Ни в одной армии в мире не стали бы ставить своих военнослужащих в подобные условия. Однако на протяжении веков это был один из секретов необычайной выносливости солдат русской армии. Ее боец обучен терпеть такие трудности и лишения, способен сражаться в таких тяжелых условиях, которые стали бы причиной катастрофы для любой западной армии. Русские не ставили себя в зависимость от замерзшего технического оборудования.

Один из немногих уцелевших после боев с гвардейцами Еременко немцев, Эрих Шлёссер, поведал о своем 189-ом пехотном полку 81 дивизии.

Его 81-я дивизия наслаждалась службой на Атлантическом побережье после Французской компании. Внезапно всех сняли с мест, рассадили по вагонам, ничего не объясняя. И только слух, в который никто не верил, ходил между солдат: «Мы едем в Россию – на Восточный фронт». Через 13 дней полк высадили в метровой глубины снег. У немцем не было ни единой зимней шинели. Его тут же бросили в бой против гвардейцев Еременко — полков 249-й стрелковой дивизии, которые рвались в январе 1942 через брешь в районе Пено на юго-запад к Андреаполю. Советские лыжные батальоны уже пересекали озеро Охват.

В ночь с 12 на 13 января столбик термометра упал до отметки 42 градуса. В каждой немецкой роте по причине обморожения вышло из строя от двадцати до тридцати человек.



14 января наша дивизия ударила в тыл 189-му полку и разнесла в пух и прах колонны тылового обеспечения, заблокировала пути поступления всего необходимого. Ловушка захлопнулась.

«Потери 189-го пехотного полка погибшими составляли 1100 человек», — сообщает Еременко. Одна тысяча сто человек погибшими только в одном полку.



Итоги к 1 января 1942 года

Во всех подразделениях готовились сани и лыжи. К Новому году наша 249-я дивизия представляла собой хорошо сплоченный и легко управляемый войсковой организм. Личный состав дивизии к этому сроку составлял 8854 человека, когда изначально было 10800. ППШ осталось на всю дивизию только 2. Зато прибавилось автомобилей (200) и лошадей(2424), отвоеванных у немцев.

Так закончился для нашей дивизии 1941 год. Всему фронту стали известны имена наших героев: Мишкин, Назаренко, Михайлов, Астраханцев и многие другие. Бойцов дивизии стали называть «Тарасовцы».

В своём реферате я рассказываю так же о молодом лейтенанте, служившем в нашей дивизии, и погибшем в 1941 году. Звали его Георгий Николаевич Мотрик-Лютрик. О нём часто писала дивизионная газета. С помощью нашего музея удалось разыскать его родственников. Сестра Мотрика-Лютрика побывала в нашей школе, встретилась с однополчанами своего брата, посетила братскую могилу в деревне Зехново, где похоронен лейтенант. Дружба с Людмилой Николаевной продолжается до сих пор.


Заключение

Великая Отечественная война явилась самой кровопролитной и разрушительной за всю историю человечества. Невосполнимы жертвы, принесенные нашим народом. Долгим и трудным был путь к Победе. Бесконечно много боли вместили в себя 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны. Мы сегодня славим народ-победитель и склоняем головы перед памятью героев, отдавших жизнь за Отчизну. Ветераны Великой Отечественной войны отстояли право на мир и свободу. Теперь наша обязанность – обеспечить это право будущим поколениям.

А.Малютин, ветеран нашей 16-й гвардейской стрелковой дивизии вспоминает встречу однополчан в Загорске и 1941 год;
«Реферат основан на кропотливой поисковой работе. Достоинством его является воспоминания ветеранов дивизии, приведенные в тексте, отрывки из заметок боевой газеты «На штурм врага». - Научный сотрудник СПГИХМЗ Гирлина Лидия Васильевна


Номинация "Семейная реликвия."
Историко – краеведческий музей «Юный краевед»

МОУ "Гимназия №5 г. Сергиев Посад"

Руководитель музея Видная Елена Викторовна

Автор работы Пучкова Ксения, 7 кл.
«Петушки»
Полный влагою чистейшей

Вновь наполнен мой кувшин,

Из семейных реликвий

Ты остался лишь один.


Ты со мною побеседуй,

Расскажи про свои дни,

Прошлой жизни впечатленье

Год за годом оживи.


В те времена, когда на экраны телевизоров вышла известная комедия "С легким паром", все жили в одинаковых домах, носили похожую одежду, и обстановка в каждой квартире была до удивления узнаваемой. Почти каждая семья имела сервант или стеклянный шкаф, где выставлялись с огромным трудом добытые в нескончаемых очередях дефицитные фарфор, хрусталь и книги. Да, да, в те времена книга была огромной ценностью. Особенно престижно было иметь собрания сочинений классиков, хотя некоторые собирали книги только для коллекции, зачастую подбирая тома по цвету переплета, так никогда и не заглядывая вовнутрь. В каких-то семьях, в зависимости от ценностных ориентиров, преобладали посудные полки, в других жилище больше напоминало общественную библиотеку - так много книг, причем читанных-перечитанных, занимало все свободное пространство и без того тесных квартир.

Вот и у моей прабабушки были такие "полки тщеславия", представленные где-то в равных пропорциях и "стекляшками", и "кладезями мудрости". И в каждой витрине было по одному экземпляру, каждый из которых являлся особой гордостью хозяев и вызывал неподдельный интерес у гостей. Объединил этих представителей полки материальных благ и вместилища духовной пищи петушок.

Большую толстую книжку в оранжевом кожаном переплете с ярким петушком, распушившим свой хвост, подарили моей маме "московские деды" - так называли семью дядьки моего прадедушки, моих прапрадедов. Моей маме тогда шел пятый год. Они с ее дедом поехали в Москву на какой-то юбилей к родне. Дорога была длинная: автобусом до железнодорожного вокзала, далее поездом до Москвы, потом на метро, и, наконец, на трамвае до дома дядьки. Всю дорогу дедушка развлекал мою маму тем, что показывал и называл ей буковки - на вывесках магазинов, в купленной на вокзале газете, в надписях в поезде, метро и автобусе. Какие-то буквы мама знала, что-то запомнила за длинную дорогу. Встреча родни состоялась на трамвайной остановке у ларька "Соки-Воды". Пока шли приветствия и лобзания старшего поколения, мама, с трудом узнавая буквы, произнесла вслух надпись на вывеске ларька. Деды были поражены. Тогда не принято было учить чтению детей столь раннего возраста, на это отводилось целых полгода в первом классе школы, причем первоклассниками тогда становились в полные семь, а то и восемь лет. За столь поразительные достижения в процессе обучения чтению маме московской родней был торжественно вручен толщенный сборник русских народных сказок, изданный в середине прошлого века, огромная редкость по тем временам. Эта книжка до сих пор стоит на полке в доме моей мамы. И хотя в ней почти нет картинок, страницы пожелтели и потрепались, мой маленький братик, затаив дыхание слушает сказки, постигая историю и быт нашего великого народа, узнавая что раньше жили в избах и теремах, ходили в лаптях и пахали сохой.

Другая вещица и вовсе уникальна. Это фарфоровый графин в форме петуха, гордо поднявшего голову, расправившего крылья и хвост. Он как будто сошел с обложки той самой книги. Горлышко - это голова с резным гребешком, несколько перьев хвоста образуют ручку. Если наполнить графин и, взяв за ручку, наклонить, то вода будет выливаться через отверстие, находящееся в раскрытом клюве птицы, и при этом раздается протяжное низкое гудение "у - у - у - у". Петушок "поет". Скрытые от глаз перегородки внутри графина, заставляют воду перекатываться, и возникает звук.

На донышке фигурки хорошо различим штамп "Гжель". Многие знакомы с продукцией под этой маркой, традиционно выполненной в инистой сине-голубой гамме. А наш петушок удивительный. Его белое тело расписано яркими красными мазками, и узор обрамлен широким черным контуром. Петушок настолько ярок, что сразу привлекает к себе внимание, среди каких бы заморских "мадонн" и "богем" он ни стоял.

А однажды этот графин спас репутацию моих прадедов. Тогда они жили в огромной коммунальной квартире вместе с семьями других рабочих завода. Жили тесно, но дружно. Вместе трудились, на одной кухне готовили обед и там же всей компанией отмечали праздники. Был Первомай - праздник мира и труда. Хозяйки наготовили всякой всячины, наполнили водкой графин-петушок и поставили его в центре стола. Только все уселись, на пороге высокочтимые "гости" с проверкой (двери тогда не принято было запирать, вот они, и вошли незамеченными, пока все суетились, рассаживаясь).

В те времена правительство объявило борьбу с пьянством. Со всех высоких трибун звучали призывы к трезвому образу жизни. И начальство на местах рьяно следило за народом, чтобы он "не употреблял". Иначе краснеть провинившимся на собрании партийной ячейки и стыдливо смотреть из-под надписи "позор" со стенгазеты, вывешенной на самом видном месте в проходной завода. А о том, что фамилии отличившегося не будет в списке на квартальную премию, и гадать не надо было.

И вот немая сцена. Проверяющий (что, попались?!) берет графин, молча наливает стопку, выпивает. Каждый сидящий за столом уже явно увидел свою фамилию в вышеупомянутой газете, и сцены бичевания на собрании проносились в голове одна за другой. Высокий гость минуту, недоумевая, смотрит на собравшихся, удивленно крякает и также молча удаляется. Некое замешательство у собравшихся сменилось шумным застольем, закончившимся далеко за полночь. Никаких мер к нарушителям не последовало. Оказывается, что когда мыли петушка, какое-то количество воды оставалось во внутренних пустотах, образованных перемычками. Эта небольшая порция простой воды и была выпита проверяющим. А обнаружилось это на другой раз, когда в первую стопку вновь выплеснулась вода.

Вот какой чудо-петушок!
«Написано интересно, с юмором, эмоционально готовый текст для публикации в газете.

Желаю Ксении в дальнейшем попробовать себя на литературной стезе.» - научный сотрудник СПГИХМЗ Лидия Васильевна Гирлина.


Номинация "О чем поведала старая фотография"
Историко – краеведческий музей «Горница»

МОУ «Мухановская СОШ» Сергиево Посадский район

Руководитель музея Белова Наталья Геннадьвна

Автор работы Митякина Виктория, 8 кл.
«О чем поведала старая фотография»
Не потому ли я живу,

Что умерли они …

С. Щипачёв
Ещё учась в начальных классах, я посещала школьный музей и всегда подолгу задерживалась у экспозиции «Они защищали Родину», рассматривала фотографии наших земляков-ветеранов, любуясь их мужественными лицами, парадной формой, орденами и медалями. Но особенно моё внимание привлекала маленькая скромная фотография двух ребят в простых шинелях. Уж очень мне хотелось узнать хоть немного об их судьбах. Тогда они казались взрослыми мужчинами, а сейчас я увидела, что они совсем дети, может быть, даже младше меня, и было непонятно, какое же отношение они могут иметь к войне. Мои сомнения развеяла руководитель музея, рассказав мне об одном из этих мальчишек с не по-детски серьёзными лицами. Я слушала, и перед моими глазами вставали то картины мирной довоенной жизни – яркие, солнечные, то страшные эпизоды ожесточённых кровавых боёв, и сердце моё тревожно сжималось. Ведь на фотографии были совсем ещё молодые ребята, им так же, как и многим другим, хотелось видеть яркое солнце на чистом голубом небе, а не чёрные силуэты самолётов, несущих смерть всему живому.

Недалеко от нашего села в деревне Банево Владимирской области 27 декабря 1925 года родился мальчик. И уже как будто чуяло беду сердце материнское – хотела она зарегистрировать сына следующим годом, да отец не разрешил: быстрее, мол, в армии отслужит. Назвали новорожденного Алёшей. Семья его была простой: мать, Мария Ивановна, закончила три класса церковно-приходской школы, отец, Георгий Михайлович, работал на заводе, был партийным. Из пяти детей Алёша был самым старшим и любознательным: уже в три-четыре года исходил всю деревню, любил бегать на пруд, где, сорвав прутик, изображал ловлю рыбы. И везде, как хвостик, с ним была младшая сестрёнка. Их отец хорошо рисовал, и дети частенько приставали: «Нарисуй нам лошадь, папа!»

В 1931 году семья переехала в село Муханово. Жили не богато, но дружно и счастливо. Никто и представить не мог, какие испытания вскоре обрушаться на них и ещё на тысячи таких же семей, сколько горя придётся вынести.

И вот июнь 1941 года. Война!!! Отец Георгий Михайлович ушел на фронт, а в мае 1943 года от него перестали приходить письма. Война ведь никого не щадила, сколько жизней она загубил, эта проклятая война! Алёша принял решение бросить школу и идти работать, ведь на его плечи легли заботы о матери, бабушке, брате и двух сестрёнках, младшей из которых исполнился один год. Алеша специально попросился на самую тяжёлую работу – в кузнецу молотобойцем, чтобы получать самую большую норму хлеба. Детство кончилось внезапно, а ведь в юном возрасте так хочется гулять и веселиться, дружить и влюбляться.

В 1943 году Алёшу забрали на подготовку в военную часть в город Горький. Стихотворение Л. Серпина написано как будто об Алёше:
Жил парнишка в селе за рекою,

Он лесную любил тишину,

Но пришла к нам война,

Встала к бою страна, и парнишка ушёл на войну…
Вместе с Алёшей туда же был направлен и его друг Коля Шувалов, с которым они и сфотографировались в новых шинелях, чтобы отправить эту карточку на память своим родным. Первые письма Алёши по-детски наивные и трогательные, их невозможно читать без слёз: «Мама, баба, я очень по вам скучаю. Очень хочется есть и, кончается табак … Мама, бабенька, не плачьте обо мне!». И почти в каждом письме: «Как там моя любимая сестрёнка Томочка? Как же я по ней соскучился, по моей маленькой разбойнице! Коля! Помогай маме сажать огород, ты теперь единственный её помощник и опора».

Шесть месяцев в учебной части пролетели очень быстро, и в сентябре 1943 года пришло от Алёши очередное письмо: «Здравствуйте, дорогие мои родные: мама, баба, Лида, Коля, Тома. Мама, я сейчас нахожусь на формировке, нас одели и обули во всё новое, на днях отправят на фронт. Мама, где мы сейчас стоим писать нельзя. Я с Шуваловым Колей вместе. Ждите ответ с дороги». И мать ждала, молилась тайком, плакала ночами и писала своему сыночку письма. Как это, наверное, тяжело и страшно не знать, где твоя кровиночка, что с ней, и бояться, что в любую минуту может случиться непоправимое. Очень хорошо чувства матери, ждущей письма от сына с войны, выразил в своём стихотворении наш земляк – поэт, участник войны Виктор Боков:




Защемило сердце:

Намело сугроб,

Ну, совсем как гроб.

- Мать по сыну плачет;

Слёзы в платье прячет:

- Нет, не может быть,

чтобы был убит

мать сидит, вздыхает,

Скорбь не утихает.

Ничего не слышит –

Пишет… пишет… пишет…



Стала сыну мать

На войну писать.

Ничего не слышит,

Только пишет, пишет.

«Сколько тёмных ночек

Я не сплю, сыночек,

Весть подай скорей,

Поубавь скорбей!»

Ветер в поле кружит,

Вьюге ни во что,

Коль замёрзнет кто-то.

Вышла утром в сенце,

И снова приходит письмо, но уже не наивно-детское, а письмо мужественного защитника Отечества: «Еду, мама, по тем же местам, что и отец. Буду мстить фашистским гадам… Мы гоним их прочь с советской земли».

18 декабря Алёша сообщил родным, что друг его Коля Шувалов погиб. «Мама, Колю убило, в окоп попала немецкая мина, и осколок ранил его в голову. Мама, когда закончилась артподготовка, я и сам закопал его в этом окопе. Мама, сообщи об этом Шуваловым, сам бы написал, да нет бумаги».

В памяти всплывают строки из «Песне о друге» Владимира Высоцкого:


Он молчал невпопад

И не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал,

Он с восходом вставал, -

А вчера не вернулся из боя.

18 декабря 1943 года находился Алёша на правой стороне Днепра, недалеко от Кривого Рога, где их рота пять раз ходила в атаку. А в феврале 1944 года вместо письма пришла похоронка. Страшно представить, сколько боли, горя и отчаяния испытала семья в эти дни. Сначала без вести пропал отец, а вот теперь погиб Алёша. Очень трудно поверить в смерть близкого и родного человека, и мать не верила в смерть сына. Писала в военкомат, но в который раз приходил один и тот же ответ: «Ваш сын погиб». А мать ждала и надеялась на чудо:



Ой, зачем ты, солнце красное, всё уходишь – не прощаешься?

Ой, зачем с войны безрадостной, сын, не возвращаешься?

Из беды тебя я выручу, прилечу орлицей быстрою…

Отзовись, моя кровиночка! Маленький, единственный.

Р. Рождественский.

Такая большая наша Земля, но как тесен мир. В начале 60-х годов в дом, где жила уже взрослая Алёшина сестра, постучал незнакомый мужчина и, увидев молодую женщину, спросил: «У Вас был брат по фамилии Филиппов?». И получив утвердительный ответ, продолжил: «Вы очень похожи с ним. Я сразу догадался, что вы родственники. Я видел, как погиб Ваш брат…». И снова боль и слёзы, слёзы, слёзы…

А мать каждый год до самой своей смерти ходила на 9 мая к памятнику павшим, на торжественный митинг, и ждала того момента, когда начнут зачитывать фамилии погибших, и когда дойдёт черёд до буквы «Ф», чтобы услышать родные фамилии: Филиппов Георгий Михайлович, Филиппов Алексей Георгиевич, чтобы в который раз заплакать, вспомнить своего сыночка, какой он был пухленький, с мягкими волосиками, с голубыми глазками, какой он был умненький, послушный. И если был бы жив сын, были бы у неё ещё внуки и правнуки. Но не дожил Алёша до победы, вместе со всеми не радуется теперь этому великому празднику 9 мая.

Прошло много лет после войны, и внучка Марии Ивановны назвала своего сына Алексеем, чтобы жил он долго и счастливо на свободной земле, которую защищал Алёша.

Для родных Алёша жив, потому что, если человека помнят – он жив, а потомки его помнят и бережно хранят всё, что связано с Алёшей – письма, фотографии и передают их из поколения в поколение. Нет уже его сестёр, отца, матери, умер брат, а его вспоминают племянники, дети племянников, и все называют его «наш Алёша», для всех он восемнадцатилетний мальчик, ушедший на войну, хотя сейчас ему было бы восемьдесят три года.

Миллионы русских солдат похоронены в братских могилах по всей нашей многострадальной Родине, многие родные до сих пор не знают в чьей земле лежат их мужья, сыновья, братья. Мы живём сейчас, и за это отдали свои жизни двадцать семь миллионов солдат. Ведь это они сделали всё возможное, чтобы потомки их жили спокойно, под чистым небом и радовались жизни.

Но и сейчас на планете звучат выстрелы, и гремят взрывы, а как хочется, чтобы не было этих страшных войн и смертей, чтобы не приходилось мамам хоронить своих сыновей:
Нам руки даны, чтобы землю обнять

И сердце её отогреть.

Нам память дана, чтобы павших поднять

И вечную славу им петь.

В. Харитонов.

Затянуться раны на теле, но останутся шрамы в сердцах родных погибших солдат, не заживут они никогда.

Никто и представить не мог, какие испытания вскоре выпадут на их долю.

Та самая фотография из школьного музея. Алёша Филиппов и Коля Шувалов в учебной части г. Горького. 1943 год.



1933 год. Восьмилетний Алёша с мамой,

братом Колей и сестрёнкой Лидой. Уведомление военкомата, подтверждающее гибель Алёши, в которую так не хотелось верить матери.


«Перед нами не сухие строчки биографии человека, родившегося в 1925 году и перенесшего все тяготы, выпавшие на долю людей его поколения, а эмоциональный, пропущенный через сердце рассказ. Автор удачно использовал строки из стихов поэтов, которых она, судя по работе, любит и читает много. Молодец!» - научный сотрудник СПГИХМЗ Лидия Васильевна Гирлина.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет