Уроки выдающегося предпринимателя ХХ века Издательство: Альпина Бизнес Букс, 2007 г. Мягкая обложка, 256 стр


Доходы производителей электротехнического оборудования в



жүктеу 2.69 Mb.
бет3/10
Дата07.02.2019
өлшемі2.69 Mb.
түріУрок
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Доходы производителей электротехнического оборудования в





Доходы (в млн. долл.)

General Electric

216,8

Westinghouse

95,7

Toshiba

14,8

Matsushita

0,2

Источник: статистика компаний. По фирме Toshiba приведены данные ее твенницы — компании Tokyo Electric.
самые неквалифицированные. Как и большинство предпринимателей он все видел близко и в деталях. Без сомнения, такая работа временами была однообразной, но этот опыт дал ему интуитивное понимание продуктов, производства, потребителей и работников, которое в дальнейшем оказалось столь полезным.
Исследователи и комментаторы пытались объяснить его успех в бизнесе всевозможными способностями, которыми, по их мнению, Мацусита обладал от рождения. К ним относились: коммерческое чутье, умение работать с людьми, высокий интеллект, личное обаяние и многое другое. У человека, который в то время знал К. М. лучше других, его шурина Тосио Иуэ, имелся другой взгляд. Впоследствии в одной из бесед с журналистами он сказал: «Я не считаю, что молодой Мацусита был блестящей личностью или очень талантливым человеком. Однако его страсть к труду была чрезвычайной»27. Как часто шутил Иуэ, во время еды К. М. так много говорил о бизнесе, что не видел, что ест28.

Успешный старт нового предприятия — задача, как правило, более сложная, чем представляют себе многие люди. Облегчить ее могут несколько факторов: щедрое финансирование, наличие ключевого патента или влиятельных друзей, достижение технологического прорыва. В случае MEI трудно обнаружить свидетельства обладания каким-либо из этих преимуществ. При чтении материалов о раннем периоде Де ятельности компании возникает ощущение, что К. М. с самого начала была свойственна ориентация на потребителя или сбытовика, которая» несомненно, сыграла положительную роль. То же самое можно сказать о бережливости, которой, как и ориентации на потребителя, он, вер0 ятно, научился еще в те годы, когда был подмастерьем29. Но более всеГ бросается в глаза его упорный труд, соревновательный дух и твер решимость превратить мечты в реальность.

Человек, не обладающий сильной мотивацией, никогда бы не начал бизнес при отсутствии источников финансирования и имея проблемы с собственным здоровьем. Человек, не обладающий такой решимостью, не смог бы увлечь других, тем более при отсутствии денег на выплату зарплаты. Человек менее оптимистичный, скорее всего, бросил бы дело после первых же неудач со сбытом и ухода двух работников. А с нача-лом роста предприятия многие другие удовлетворились бы дюжиной подчиненных.

В этот период своей жизни Мацусита, вероятно, избавлялся от своих ахов и стремился к еще не ясно выраженным мечтам. Как и многие другие успешные предприниматели, приобретя опыт, испытав и преодолев трудности, он получил большую независимость по сравнению с обычными людьми, стал более готовым к принятию риска. Главное, что его отличало, — это упорный труд, соревновательный дух и сильнейшая мотивация30. Его устремления, подогреваемые смесью надежд и опасений, были чрезвычайно сильны. В результате он не успокаивался на достигнутом, а шел дальше, решая новые задачи и получая новый опыт.

Первый успех не удовлетворил Мацу ситу и не ослабил его амбиций, а, по всей видимости, лишь усилил желание достичь большего. Победы были для него свидетельством правильности его выбора, а поражения неизбежностью, с которой сталкивается в жизни каждый.

И он с готовностью нес этот груз. Вот что говорит об этом Иуэ: «Его организм был слабым. Он часто болел. Интенсивная умственная Деятельность привела к бессоннице. У него было очень высокое кровяное давление»11. Сравнивая себя со своим шурином, К. М. сказал: «Иуэ ярким и энергичным, тогда как я часто бывал раздражительным и беспокойным...»32 Нам мало известно о физических недомоганиях Мацуситы в этот период из-за отсутствия медицинских записей. В бизнесе он наверняка сталкивался со многими трудностями, которые при его физических данных не могли не подвергнуть его организм стрессу. Мощные внутренние силы, питаемые недовольством, страхом и надеж-дами, несомненно, умножали его напряжение.

Слабость может вызывать чувство жалости и неловкости. Но в человеке из Васамуры было что-то вдохновляющее, возможно потому, что сам он никогда не требовал от кого-либо работать больше, чем работал сам, жил в условиях не намного лучших, чем у его самых бедных ребочих, и всего себя целиком посвятил процветанию своего предпри-ятия. В те годы Мацусита, по всей вероятности, испытывал воодушевление из-за растущей уверенности в том, что судьба на его стороне. В своей автобиографии он пишет об инцидентах, которые могли бы стать причиной его смерти, например, о том, как он был сбит на улице автомобилем* или выброшен из парома и чуть не утонул**. Любой человек, склонный к психоанализу, задал бы вопрос о том, не были ли эти «случайности» признаком глубокой депрессии. Но во всем, что он написал впоследствии, нет никаких намеков на подобную интерпретацию этих эпизодов.

Возможно, самое яркое свидетельство того, что им двигала некая сила, заключено в истории его собственной семьи. Когда он создавал свою компанию, оба его родителя и пять братьев и сестер уже были мертвы. Затем, в 1919 г., скончалась двадцативосьмилетняя сестра Аи, а двумя годами позже — Айва, которой в то время было сорок семь лет35. В тот момент К. М. было двадцать семь. Семья из десяти человек сократилась до одного. Он оказался единственным, оставшимся в живых.

6. НЕОБЫЧНЫЕ СТРАТЕГИИ


П


равительство, финансовая система и деловая среда Японии не создавали

стимулирующих условий для быстрого роста предпринимательства. Экономика


была капиталистической, но ее структура благоприятствовала крупным корпорациям, имевшим тесные связи с политическими кругами и токийской бюрократией1. В таких условиях мелкой фирме, имеющей далеко идущие планы, приходилось быть изобретательной. Копирование стратегий, используемых крупным бизнесом, но без соответствующих связей и ресурсов, вело в лучшем случае к застою. В случае Коносуке Мацуситы понимание этой реальности сочеталось с характером, не склонным к повторению устоявшихся образцов, а также с бурным темперамен-- с легкостью настраивавшимся на борьбу с более сильными соперниками.

По мере своего роста в 1919, 1920 и 1921 гг. MEI испытывала усиливающуюся конккуренцию со стороны новых участников электротехнической отрасли. Маленькая фирма боролась за свое место под солнцем, не имея технологических секретов, больших денег или влиятельных связей. Даже поиск работников порой оказывался проблемой. Получая предложение, люди не торопились идти в новую, небольшую, находящуюся в семейной собственности фирму с ограниченными финансами.

Мацусита помещал свои объявления о приеме на работу на столбах телефонных и электрических линий. Если образованные и опытные работники не откликались, он принимал других и ста рался превратить в актив энтузиазм их молодости и отсутствие предубеждений2.

Уже в первые годы он понял, что продукты, лишь немного превосходящие по качеству имеющиеся на рынке или чуть более дешевые, вряд ли привлекут серьезное внимание потребителя. Лучшим примером тому был его первый электрический патрон. Путем проб и ошибок К. М. обнаружил, что идеальное предложение должно быть на 30 % лучше и на 30 % дешевле стандарта. Такое изделие имело шансы завоевать значительную долю рынка и получить все связанные с этим преимущества экономии от масштаба.

Создание новых, лучших или более дешевых видов продукции требовало творческого подхода, прежде всего при его конструировании. Сначала Мацусита сам выполнял основную часть этой работы. По мере роста фирмы он стал привлекать других, как правило нескольких преданных людей, которые решали задачу удовлетворения предполагаемых запросов потребителей в самые сжатые сроки. Он старался обходиться без больших штатов конструкторов, длинных циклов разработки продукции и любых видов фундаментальных исследований, так как имел ограниченные ресурсы, но, главным образом, потому, что считал, что быстрота и низкие затраты могут стать грозным оружием конкуренции, особенно против более бюрократизированных соперников.

Поиск новых рынков привел к географической экспансии уже на ранних этапах деятельности предприятия. В 1919 г. Мацусита начал посещать Токио, сбывая продукцию оптовым и розничным торговцам. Ободренный возможностями, предоставляемыми японской столицей, он в марте 1920 г. отправил в Токио шурина Тосио, чтобы открыть там офис. Несмотря на то что ему было лишь семнадцать лет, Иуэ уже превратился в главного помощника К.М. В Токио молодой человек нашел комнату в студенческом общежитии возле университета Васеда и проводил дни, посещая заказчиков3.

Развивающийся за счет новой продукции и новых рынков бизнес вновь достиг потолка своих производственных возможностей. Когда в 1920 г. освободился соседний дом, Мацусита взял его в аренду и расширил производство, несмотря на то что экономика в тот момент находилась в состоянии глубокого спада. Новое здание не было идеальным, но это более просторное помещение также не требовало больших затрат4.

К середине 1921 г. такие низкие темпы роста уже не могли быть удовлетворительными, и возникла потребность в более крупном и лучше сцащенном предприятии. Как только появилась возможность занять расположенный поблизости подходящий участок земли, Мацусита набросал примерный план и связался со строительной фирмой. Однако смета затрат оказалась больше, чем он готов был заплатить, и переговоры не приносили успеха до тех пор, пока подрядчик не предложил участие в финансировании5.

Строительство началось в августе 1921-го и завершилось в январе 1922 г.6 «Трудно описать огромные надежды, которые я возлагал на новую фабрику, — вспоминал впоследствии Мацусита. — В известном смысле это было осуществлением мечты, ради которой я работал восемнадцать лет, начиная с того момента, как стал учеником в возрасте девяти лет... Новые мощности должны были стать основой расцвета моего предприятия, и по мере приближения к реализации цели росла моя уверенность. Строительство завода... стало поворотным пунктом в начале моей карьеры»7.

Здание было в четыре раза больше предыдущего. Завод имел современное оборудование, на нем было занято более тридцати работников8. В тот год, когда Муссолини пришел к власти в Риме и южная часть Ирландии стала самостоятельным государством, Matsushita Electric начала превращаться в небольшое, но преуспевающее предприятие электротехнической промышленности Японии.


К 1922 г. фирма почти каждый месяц представляла одно-два новых изделия. «Лучше, но дешевле» — такова была обычная, но всегда нелегкая для воплощения стратегия. Кроме того, компания продолжала расширяться географически. Она начала осуществлять сбыт в Нагое и еще дальше — в Киушу9. Однако, продолжая постоянно расти, Matsushita Electric по размерам все еще не превышала небольшой части крупнейшего японского производителя электротехнических товаров Toshiba*.

Начиная с весны 1918 г. изделия MEI, как правило, продавались успешно, но ни одно из них не произвело сенсации на рынке10. Получив поддержку в виде нового завода, К. М. начал поиски более широких возможностей. В начале 1922 г. он нашел одну такую возможность, Имевшую корни в его собственной истории.

В то время большим спросом пользовались велосипедные фонари, но все существовавшие модели имели серьезные недостатки. В моделях со свечой пламя часто задувалось ветром. Изделия с ацетиленовой горелкой были дороги и требовали постоянной заправки. Электрические фары с питанием от батарейки работали всего два-три часа, после чего разряжались.

Мацусита был убежден, что модель с батарейкой станет перспективной лишь в том случае, если его компания сможет наладить выпуск более совершенного ее варианта. Он хотел, чтобы фонарь имел простую конструкцию, отличающуюся большей надежностью, и одновременно был бы экономичным, т. е. чтобы заряда хватало более чем на десять часов. Сначала он думал, что следует сохранить типичное для электрических фонарей последовательное соединение батарей, но это оказалось главным препятствием для разработки улучшенной модели. После трех или четырех месяцев усилий он понял, что можно кардинально изменить конструкцию источников питания. Через шесть месяцев, после создания сотни различных опытных моделей, он разработал фонарь в форме пули, казавшийся особенно привлекательным. Разработки существенно продвинулись, когда на рынке появилась миниатюрная лампочка, требовавшая всего 120-130 миллиампер. «Это было колоссальным улучшением по сравнению со старыми лампами, требовавшими 400-500 миллиампер. Я обнаружил, что с новой лампой и реконструированной мною батареей фонарь будет работать от тридцати до пятидесяти часов»11.

Он снова и снова тестировал прототип, используя его на собственном велосипеде. Он посылал рабочих ездить ночью по ухабистым дорогам, чтобы проверить его прочность12. Все они согласились с тем, что новый продукт был превосходным. «Он был гораздо лучше любой другой модели на рынке, имел простую конструкцию и работал с одним комплектом батареек по цене тридцать сен в течение сорока-пятидесяти часов. Это было даже дешевле, чем использование свечей»13.

Найти изготовителя деревянного корпуса в форме пули по приемлемой цене было непростым делом, и Мацусите пришлось пообещать покупать по двести корпусов в месяц, что было довольно значительным количеством для его маленькой фирмы. В качестве производителя батарей он, после исследования всех возможных альтернатив, выбрал фирму Kodera. Возглавил производство нового продукта Гендзиро Ми-ямото, и в середине июня 1922 г. сборка фонаря началась14.

Взяв образцы, Мацусита сам пошел в магазин, в котором продавались другие электротехнические изделия его фирмы. «Я описал достоинства нового фонаря и ожидал услышать возгласы удивления и восхищения и немедленное предложение о закупке партии»15. Однако владелец магазина не проявил интереса. Он сказал, что фонари на батарейках имеют плохую репутацию и потребителям будет трудно найти нужные для фонаря специальные батареи, когда понадобится замена.

Удивленный, но не обескураженный, Мацусита пошел к другим продавцам электротехнических товаров. К его ужасу, повсюду он услышал тот же ответ. «Все они заявляли, что фонарь не будет продаваться». После огромных усилий, потраченных на разработку продукта, при всех его очевидных преимуществах по сравнению с имевшимися моделями, реакция дистрибьюторов не могла не привести К. М. в бешенство. «Я был так разочарован и рассержен, — рассказывал он, — что не сразу смог оценить ситуацию»16.

Решив, что Осака слишком консервативна для такого нововведения, он обратился к продавцам в более космополитичном Токио. Они приняли его, выслушали и дали в точности тот же ответ, что и их коллеги в Осаке. Что бы ни говорил Мацусита, его слова не изменили их мнения17.

Испытывая растущее раздражение и прекрасно осознавая угрозу финансового кризиса, он попытался использовать другой канал сбыта — велосипедные магазины. Логика, подтолкнувшая его к этому решению, была простой: продавцы велосипедов могли лучше оценить достоинства нового продукта. Но когда Мацусита обратился к владельцу одного из магазинов и описал ему свое изобретение, тот высказал свои сомнения относительно его коммерческого успеха. Аналогичным образом отреагировал и следующий торговец. Даже продавцы велосипедов не пожелали иметь дело с продуктом, имевшим плохую репутацию на рынке18.

Поскольку Мацусита возлагал на новое изделие большие надежды, а его компания обязалась покупать не меньше двухсот корпусов в месяц, производство продолжалось, несмотря на отсутствие заказов. Склад быстро наполнялся запасами — одна, две, четыре сотни единиц готовой продукции19.

Мы не знаем, какие альтернативные решения рассматривали Мацусита и его менеджеры в тот момент, но выбор, сделанный ими в конечном итоге, подтверждается документами. Для того времени их решение было необычным и рискованным. Вместо того чтобы сокращать пр изводство и минимизировать финансовые потери, они решили увел чить инвестиции в новую стратегию сбыта.

В середине июля К. М. нанял трех агентов по сбыту с заданием по сетить все велосипедные магазины в Осаке. В каждом магазине эт представители оставляли несколько бесплатных образцов продукци один фонарь был зажжен для демонстрации. Они говорили торговцам, что MEI согласна получать оплату товара только после его продажи и только в том случае, если покупатели останутся довольны. Продавцы, которые никогда не сталкивались ни с чем подобным, заинтересовались сделкой, не сулившей им никакого риска, и согласились на эти условия20.

В конце первого дня работы К. М. опросил своих агентов, то же само он сделал и на второй день. Первые новости были многообещающим но не более того. Выставленные образцы привлекли внимание, но чтобы решить главную задачу — продать их, — требовалось дополнительное время на более подробное ознакомление с ними. Мацусита знал, что если план не сработает, то фирма потерпит серьезное поражение. Затраты были не столь велики, чтобы вызвать банкротство, но финансовые потери оказались бы достаточными для того, чтобы остановить движение вперед и даже привести к увольнениям21.

Через четыре или пять дней стало ясно, что работа демонстрационных образцов в течение пятидесяти и более часов произвела впечатление на большинство торговцев. В результате они стали показывать новый товар покупателям. После продажи образцов и получения сведений о том, что клиенты остались довольны, продавцы начали размещать заказы. За несколько недель слухи о достоинствах нового фонаря распространились достаточно широко, и продажи взлетели, превысив двести штук в месяц22. Как и зимой 1917-1918гг., за очень короткий промежуток времени положение, близкое к катастрофе, обернулось грандиозным успехом.

Количество заказов увеличивалось, и К. М. понял, что он нащупал нечто очень важное, и крепко за это держался. Формула, обеспечившая успех с фонарями, вновь и вновь применялась в 1920-е, 1930-е и последующие годы. Создание этой стратегии было возможно благодаря хорошему знанию запросов потребителей и использованию для удовлетворения этих запросов появляющихся технологических возможностей. Ее основу составили продукты, пригодные для массового производства и массового сбыта. MEI ни разу не выступила в качестве производителя кардинально нового вида продукции, но то, что она предлагала рынку, почти всегда было лучше и/или дешевле cтандартнои продукции отрасли. Нововведения появлялись благодаря напряженной работе, а не наличию дипломированных специалистов или большим расходам на НИОКР. Производство организовывалось таким образом, чтобы предельно снизить издержки, но не за счет ухудшетшл положения работников. Часто устанавливались не формальные и не чисто рыночные, а весьма тесные отношения с поставщиками. Применялись инновационные методы маркетинга, особенно в области рекламы и продвижения товаров. Весь процесс в целом строился на готовности к принятию риска, на экспериментировании и обучении.

Эта формула в полной мере доказала свою эффективность на примере с велосипедными фонарями. К сентябрю 1924 г. производство достигло невероятного показателя — 10 тыс. штук в месяц23.

По мере ускорения продаж начинал ощущаться недостаток финансовых, человеческих и управленческих ресурсов. Тогда К. М. решил сосредоточиться на дизайне, производстве и маркетинге, передав функции сбыта различным агентам. Эта политика, в свою очередь, привела к возникновению ряда типичных проблем, в том числе к конфликтам между агентами и между агентами и компанией.

В мае 1925 г. завершилось строительство нового завода, которому было передано все производство фонарей. Мацусита подписал контракт с Yamamoto Trading Company, предоставив ей эксклюзивные права на продажу этих изделий по всей стране в обмен на гарантию покупки 10 тыс. штук в месяц. После того как Yamamoto провела широкую рекламную кампанию, продажи популярного продукта еще более возросли24.
Помимо дальнейших успехов 1925 г. ознаменовался для Мацуситы ухудшением здоровья, почти чудесным выздоровлением и первым опытом участия в политике. Болезнь была все той же, что мучила его Уже на протяжении десятилетия; она не поддавалась точному диагностированию, вероятно, это было какое-то легочное заболевание, требу-1°Щее снижения нагрузки и большего отдыха. Политический опыт был связан с местными выборами.

В результате растущей известности К. М. группа местных бизнесменов из Обираки-чо предложила ему участвовать в выборах в окружной с°вет. Сначала он сопротивлялся этой идее по вполне прагматическим соображениям — его здоровье было далеко не блестящим, и фирм поглощала все его время, — но затем уступил настойчивому давлени и лести. Даже когда болезнь заставила его уехать на отдых в Киото, о не отказался от участия в избирательной кампании, которую в его отсутствие продолжили его сторонники25.

Двадцать восемь кандидатов боролись за двадцать мест в совете округа Нишинода. Когда борьба вступила в завершающий этап, сторонники К. М. уговорили его вернуться в Осаку, чтобы руководить избирательной кампанией. Его ответ, приведенный в его автобиографии, может служить еще одним важным дополнением к его психологическому портрету. «Узнав об этом в Киото, я решил, что больше не могу оставаться там и продолжать отдых. Как ни странно, но, приняв это решение, я почувствовал себя гораздо лучше»26.

Вернувшись в Осаку всего за двадцать дней до выборов, К. М. энергично включился в борьбу27. Все имеющиеся свидетельства говорят о том, что он не был хорошим оратором, но обладал заразительной энергией, привлекающей слушателей искренностью и пользовался репутацией успешного предпринимателя. И хотя его избирательной кампании недоставало политического опыта, этот недостаток восполнялся энтузиазмом и находчивостью человека, знающего толк в маркетинге28.

Увлекаемые примером босса, его сторонники трудились не покладая рук, во многом напоминая своим усердием работников MEI. К. М. выработал умение привлекать других к достижению своих целей, и во время избирательной кампании это, несомненно, ему пригодилось. Кроме того, во время представления кандидата избирателям были использованы приемы из арсенала удачного маркетинга продукции фирмы.

Развив в последние двадцать четыре часа перед голосованием бурную деятельность, его помощники ожидали результатов. На место в совете претендовали двадцать восемь кандидатов, и, чтобы быть избранным, Мацусите нужно было финишировать двадцатым. При подсчете голосов оказалось, что он добился значительно лучшего результата, заняв второе место29.

Не имея данных о других кандидатах, о том, кем финансировались их кампании или сколько раз они уже избирались, мы не можем оценить значимость этой победы. Однако имеющиеся свидетельства говорят о том, что те активы, которые К. М. использовал в своей кампании, — энергия, продуманные методы маркетинга, огромный энтузиазм и способность увлекать других — оказались весьма эффективными.

В это время ему было всего тридцать лет. Бедный мальчик из Васа-М ры стал президентом компании и выборным должностным лицом 0крУга Нишинода в Осаке. Ему было еще далеко до богатства и известности, но он уже прошел большой путь, начав со скромного подмастерья с неполными четырьмя классами образования. Однако успех не пришел сразу. Победу на выборах от старта в магазине Годаи отделял двадцать один год упорного труда.

Его ранняя политическая карьера продолжалась недолго. Он решил не добиваться переизбрания и не выдвигаться на другие должности. Нам не известно, насколько эффективной была его работа в качестве члена окружного совета, однако можно с определенной уверенностью утверждать, что эта выборная должность ему не очень понравилась*. Самой значительной причиной могло быть то обстоятельство, что она отрывала его от растущего бизнеса, который уже поглощал все его время и внимание. По крайней мере на этом этапе своей жизни, выбирая между политикой и бизнесом, он не раздумывая отдал предпочтение Matsushita Electric.
В то время, когда США вступили в водоворот бурных 20-х, MEI продолжала развиваться. В 1926 г. ассортимент электротехнического оборудования, предлагаемого фирмой, расширился, и компания начала производство радиодеталей31.

Под влиянием подобного успеха на смену самоконтролю и поиску дальнейших улучшений могли прийти самоуспокоенность и отсутствие гибкости. Однако с Мацуситой этого не произошло. «Я приобрел значительную уверенность в себе как бизнесмен и управляющий заводом, — писал он впоследствии об этом периоде своей жизни. — Мои идеалы и общие перспективы как предпринимателя начали принимать определенную форму, я стал тщательно анализировать собственные методы управления и пришел к выводу, что они могут быть улучшены по многим направлениям. Я также понял, что необходимо уделять еЩе большее внимание подготовке рабочих, а также обеспечивать лидерство в разработке новых продуктов, выработке условий контрактов с заказчиками и определении цен на продукцию»32.

Пересмотр некоторых направлений стратегии привел к конфликту между Мацуситой и Ямамото, владельцем фирмы Yamamoto, являвшейся агентом по сбыту велосипедных фонарей. Когда они начинали сотрудничество, оба думали, что жизненный цикл этого изделия составит всего несколько лет. К 1926 г. К. М. изменил это мнение. Популярность продукта на рынке заставляла думать, что он сможет прибыльно продаваться более длительное время, возможно еще лет десять-двенадцать. Это могло произойти при условии постоянных улучшений — стратегических инвестиций в совершенствование продукта, снижения цены и поддержания объема производства. Но Ямамото не соглашался с этой точкой зрения.

После продолжительных переговоров Мацусита в конце концов предложил выплатить сбытовику 10 тыс. иен за прекращение контракта. Ямамото мог продолжать продажу первоначальной модели изделия с условием, что производство новых моделей будет полностью контролироваться МЕР3. Приняв это решение, Matsushita Electric начала разработку собственной системы сбыта, что в то время было крайне необычным для японских производителей потребительских товаров и имело глубокие и долгосрочные последствия**.

У конструкторов уже имелся проект следующей модели. Продукция MEI была настолько компактной и дешевой, что с успехом заменяла традиционные керосиновые лампы. Учитывая это обстоятельство, дизайнеры создали новую модель с батарейным питанием, не предназначенную для велосипедов. Она имела квадратную форму, легко переносилась, давала хорошее освещение и была недорогой. Модель была представлена в апреле 1927 г. и получила название National. Этот брэнд впоследствии станет столь же известным во многих странах, как GE (General Electric) или Coke. Мацусита запустил новое изделие на рынок, предоставив оптовым и розничным торговцам 10 тыс. бесплатных образцов. Чтобы сократить первоначальные затраты на продвижение товара, была заключен контракт с фирмой Тейдзо Окады, которая должна была бесплатно поставлять батареи для этих образцов до тех пор, пока MEI не продаст дополнительно 200 тыс. сухих батарей Okada в течение 12 месяцев35.

Такая стратегия была необычной для того времени. Как правило, фирмы не распределяли большое число бесплатных образцов и не осуществляли крупных мероприятий по продвижению товара совместно со своими поставщиками. Фирменные брэнды были редкостью, а те, что имелись, редко подкреплялись агрессивной рекламой. Корпорации не начинали массового производства, если существующий рынок был небольшим. MEI нарушила все эти традиции, особенно в области рекламы. Роулэнд Гоулд в своей книге «Феномен Мацуситы» так описывал происходящее: «Мацусита продвинул свой брэнд National в мир домашнего потребления с помощью шумной рекламы в то время, когда традиционный менеджмент, зачастую введенный в заблуждение своим монопольным положением, считал излишним применение брэндов как инструмента маркетинга»36.

Эта стратегия проявила себя наилучшим образом. К удивлению Окады, в течение года MEI продала не 200 тыс., а 470 тыс. его батарей. К концу 1929 г. Matsushita Electric продавала 100 тыс. сухих батарей и 30 тыс. ламп ежемесячно37.

В конце 1926-го и начале 1927 г. одновременно с разработкой и запуском лампы National фирма проявила интерес к рынку сбыта электрических утюгов. Эти электрические приборы в небольших количествах производились почти сотней компаний38, но лучшие из них продавались по ценам, недоступным средней семье. В то время годовая зарплата учителя с дипломом педагогического колледжа составляла 324 иены. Утюг стоил четыре-пять иен39. Для сегодняшнего учителя, зарабатывающего 35 тыс. долл. в год, эквивалентом был бы товар, стоящий более 450 долл.

К. М. поручил возглавить этот проект Тецудзиро Накао, в прошлом Помощнику торговца рисом. Накао создал конструкцию, в которой нагревательный элемент был помещен между двумя металлическими платами. Он считал, что при объеме производства в 10 тыс. штук в месяц новый утюг сможет продаваться на 30-50% дешевле сущест-вовавших моделей40. Так как во всей Японии ежемесячно продавалось Менее 10 тыс. утюгов, этот проект с точки зрения обычного здравого смысла выглядел чрезвычайно рискованным, если не сказать нелепым. Тем не менее MEI начала производство нового изделия. «Я был уверен, — говорил впоследствии Мацусита, — что в потреблении утюгов сложилась тупиковая ситуация, потому что другие компании не хо тели сделать решающий шаг к массовому производству, которое б снизило цену»41.

Риск оправдался, но не сразу. Новый продукт продавался хорошо, однако предприятие вначале не получало прибыли42. Для MEI убытки были недопустимы, поэтому в ноябре 1927 г. К. М. отстранил от руководства Накао и Ицуро Такеису и взял управление производством утюгов на себя. Накао получил задание разработать менее трудоемкий процесс производства, применение которого позволит избежать убытков43.

Если сравнить действия Мацуситы с практикой типичной крупной корпорации XX в., будь то в Японии или другой стране, можно сказать, что Накао никогда бы не было поручено руководство разработкой нового утюга. Был бы выбран кто-то внушающий большее доверие. Массовое производство, даже самого высококачественного изделия, не было бы начато при столь небольших размерах рынка, риск был бы оценен как слишком большой. Руководство, сумевшее выйти на рынок и получить его значительную долю, вряд ли было бы смещено из-за первоначальных проблем с прибыльностью, т. к. опасение потерять темпы и столкнуться с кадровыми проблемами взяло бы верх.

В то время даже мелкие предприятия часто копировали практику более крупных. Но подобное копирование с характерным для него отсутствием восприимчивости к новому, склонности к риску, желания экспериментировать и учиться не создало бы таких условий для роста, какие были созданы в Matsushita Electric в процессе освоения производства ламп и утюгов.

С позиций конца XX в. кажется поразительным то количество нетрадиционных методов, которые были использованы в свое время MEI и пропагандируются сегодня ведущими специалистами в области менеджмента. В условиях возрастания динамичности и конкурентности мировой экономики стандартная философия бизнеса, доминировавшая в теории управления в середине столетия, представляется все более и более устаревшей, тогда как стратегии, применяемые в 1920-х годах одиночкой-предпринимателем из Осаки, воспринимаются как далеко опередившие свое время.

Эти стратегии помогли мелкой и бедной ресурсами фирме разви-аться в условиях доминирования крупных и имеющих отлаженные Бязи корпораций. В 1922 г. в Matsushita Electric работали 50 человек, к концу 1928 г. в фирме насчитывалось более трехсот работников44.

В 1920 г. Мумено родила их первого ребенка, девочку по имени Сатико. Хотя, по всей видимости, они хотели иметь еще детей, второй ебенок появился только в 1926 г. Это был мальчик, названный Кои-ти Для человека, родившегося в Японии в XIX в., сыновья имели очень большое значение, и К. М., несомненно, был счастлив иметь наследника мужского пола. «Я чувствовал себя самым счастливым человеком»45.

20 января 1927 г. Коити еще не исполнился год. Мацусита ездил по делам в Токио и возвращался в Осаку ночным поездом. Дела фирмы шли хорошо, и у К. М. не было причин опасаться внезапных проблем. Он спокойно спал, когда его разбудил проводник, вручивший ему телеграмму, в которой было лишь два слова: «Коити заболел»46.

Подумав, что обычная болезнь не послужила бы поводом для отправки телеграммы, Мацусита провел остаток пути в сильном беспокойстве. Когда поезд прибыл в Осаку, он увидел шурина Иуэ, ожидающего его на платформе. К. М. узнал, что ребенка лечат в клинике доктора Коба. Отец спросил, что случилось, но явно озабоченный Иуэ ответил, что не знает47.

Отправившись прямо в клинику, они нашли там обезумевшую от горя Мумено. Коити был в коме. Врачи применяли различные средства, но никто не мог с точностью определить причину болезни.

Следующие две недели были ужасны. Ребенку не становилось лучше, никакие медицинские средства не помогали. 4 февраля произошло то, о чем страшно было подумать. Коити умер48.

Смерть маленького мальчика, единственного сына, была десятой в цепи лишений Коносуке Мацуситы. Мацусита никогда не говорил об этой трагедии, но она, несомненно, оказала на него огромное влияние. Потеря сына, а затем невозможность иметь другого повлияли на его отношения с Мумено. Более того, после десяти лет успехов в бизнесе °н, вполне возможно, убедил себя в том, что судьба больше не нанесет ему страшного удара, подобного тому, который разрушил весь его Мир в 1899 г. Он, вероятно, считал, что богатство и известность давали ему определенные преимущества, создавая своего рода защитный ров вокруг замка. С таким широким и глубоким рвом можно было чувствовать себя защищенным от любой катастрофы.

Успокоительные мысли о неуязвимости богатого бизнесмена были развеяны в тот февральский день 1927 г. Внезапно тревоги, часто мучившие его в прошлом, заявили о себе с новой силой.

Что же все это означало? Что могло его защитить, если на это не были способны власть и богатство?

7. РОСТ В ТРУДНОЕ ДЛЯ ЭКОНОМИКИ ВРЕМЯ

Д
оходы продолжали расти, и предприятие Мацуситы вновь оказалось перед

необходимостью расширения. В 1928 г. возит строительства головного офиса и

завода общей площадью 15 тыс. кв. футов. Была куплена земля за 55 тыс. иен. Еще 150 тыс. иен требовалось для строительства, приобретения оборудования и обстановки. Для поддержки финансирования проекта был получен обеспеченный заем у банка Sumitimo Bank1.

Темпы роста ВНП Японии составляли всего 1-2% в год. Более осмотрительный бизнесмен отложил бы расширение до улучшения экономической обстановки. Но Мацусита вновь сделал выбор в пользу решительных действий.

Строительство началось в ноябре 1928 г. и было завершено в мае 1929-го2. Выбор времени оказался крайне неудачным. В июле 1929 г. был сформирован кабинет Осахи Хамагути, началось проведение политики жесткой экономии, и страна погрузилась в депрессию.

29 октября 1929 г. рухнул фондовый рынок в США, и экономика Неумолимо покатилась вниз. General Motors уволила 92829 работников, или 50% своей рабочей силы3. Последовавшие за этим сокращения в других компаниях, как крупных, так и мелких, превратили миллионы людей в безработных. Тысячи фирм обанкротились.

Японская экономика в конце 1920-х годов уже была слабой. В результате последовавшей за 29 октября паники на мировых финанся вых рынках экономика быстро пришла в упадок (см. таблицу). Наряду с ценами и занятостью упал и спрос. Заводы временно останавливали производство или закрывались.

Депрессия нанесла быстрый и ощутимый удар по электротехнической отрасли. Напуганные экономической ситуацией потребители резко сократили расходы на предметы не первой необходимости. Продавцы электротехнических товаров, увидев падение продаж, отреагировали сокращением или полным отказом от новых закупок. Для Matsushita Electric чистый результат был ошеломительным: к 1 декабря 1929 г. объем продаж сократился более чем наполовину4. Склады начали переполняться нереализованной продукцией. Угроза финансовой катастрофьи внезапно стала реальностью.

К. М. находился в Нисиномии, западном пригороде Осаки, поправляясь после очередного приступа болезни. 20 декабря Тосио Иуэ и Ицуро Такеиса пришли к нему, чтобы обсудить создавшееся положение! Обычно, когда Мацусита заболевал, Иуэ и другие близкие к нему руководители регулярно посещали его, докладывали о ходе дел,




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет