В горах цветут эдельвейсы и бродят северные олени, а у истоков малого Енисея пасутся двугорбые верблюды



жүктеу 404.55 Kb.
бет1/3
Дата03.04.2019
өлшемі404.55 Kb.
  1   2   3

“во глубине Сибирских пней,

речка льется – Енисей…

там, за этой речкой скалы,

люд гуляет разудалый…

там, скала стоит стеной,

как идти одной тропой…

вдоль нее кедрач дремучий,

эдельвейс засел на круче…”.

(Михаил Грибачев).
Улыбка, со светящимся лицом истины

(эдельвейсы – “благородные” и “белые” на берегу Енисея),

Валентин Григорьевич Мащенко.
Нет, нет, нет - это будет называться так:

доверительная беседа с “братом” и всполохи памяти о том, что было до того и что было после…
“конечно, тебя, о Волька ибн Алеша,

ибо ты не по годам мудр”, - произнес

Хоттабыч, очень довольный, что ему

вторично удалось столь удачно

ввернуть в разговор новое слово.

(Л. Лагин, "Старик Хоттабыч").


“как рассказать, что за цветы эдельвейсы?

это трудно, в общем, они похожи на

маленькие звезды, закутанные по горло

в белый мех, чтобы не замерзнуть от

прикосновения льдов”.

(Константин Паустовский).


эдельвейс (греческое написание) - львиная лапка.

эдельвейс (немецкое написание) - ”благородный” и ”белый”.

Мой школьный период прошел в четырех школах находящихся в различных частях города Новокузнецка: Кузнецк, Сталинск, где у моих друзей, одноклассников как по месту учебы, спортивной школы, музыкального кружка, так и там, где жила моя семья в районе Редаково, встречались удивительные сокращенные имена вместо полных имен, например, имена мальчишек: Шура – Александр; Гена, Геня, Геша – Геннадий; Женя – Евгений; Даня – Даниил; Дима – Вадим и девчонок: Лида – Лидия; Рита- Маргарита; Вера – Вероника; Настя – Анастасия; Анжела – Анжелика; Лана – Светлана; Ляля – Александра; Вета – Елизавета; Полина, Поля – Пелагея; Люда, Люся, Мила – Людмила.

Но такое сокращенное имя как Волька, я встретил впервые только у книжного персонажа. Могущественный добрый джин Гассан Абдурахман ибн Хоттаб, выпущенный пионером Костыльковым из кувшина, найденного на берегу Москва-реки, дал ему такое чудесное имя: Волька ибн Алеша, но имя Костылькова - Владимир – “владеющий миром”.

Второй раз я встретился с таким редким именем – Волька – в институте. Это был старшекурсник, учитель нового завораживающего вида спорта – bergsteigen – альпинизм. Это обособленный, командный вид спорта. Кроме технических и физических навыков, которыми человек обязан обладать, он еще должен уважать других людей, независимо от того, чего он сам достиг, и непременно испытывать уважение к Горе, даже если ты на нее и не поднялся.

Это таинство происходит в высокогорных областях. Одно из таких мест на земле, где человек обретает душевный покой и возвышенное состояние бытия – это высокогорный Памир – Крыша мира. Джозеф Редьярд Киплинг озвучил такие слова: “Кто идет в Горы, идет к своей матери”. А вот слова Анны Андреевны Ахматовой:


“я не была здесь лет семьсот,

но ничего не изменилось…

все также льется милость

с непререкаемых высот.

все те же хоры звезд и вод.

все также своды неба черны.

и также ветер носит зерна,

и ту же песню мать поет”.


или слова Максимилиана Александровича Волошина:
“от изумрудно-синих взморий,

от перламутровых озер

вели ступени плоскогорий

к престолам азиатских гор”.


А может самое главное, что открылось мне в этой горной стране, так это люди – скромные и приветливые, сумевшие на протяжении многих столетий сохранить наиболее драгоценное в этом мире – Человечность.
Его рост, как и мой, был “метр с кепкой”. Кудрявые, точнее взъерошенные волосы торчали, как и у меня в разные стороны. “Я в жизни много потерял, все оттого что ростом мал” – меня-то это очень волновало и расстраивало. Волька же был относительно спокоен к своему маленькому росту. Его мягкость характера, отсутствие высокомерия и тщеславия, настрой ума, позволяющий терпеливо переносить обиды и при этом не раздражаться, не возмущаться и не пытаться отомстить, потрясала меня до глубины души. Он был источником доброты. И вот он по неизвестной, по крайней мере, мне причине, решил показать мне то, что не всем известно, как искусственно выращивают кристаллы. Меня охватила радость, шквал радости, подобно лавине - “это горы стрельнули лавиной, это снег высоты, вертикальный, мучительный снег!...”, Увидеть, чем занимаются студенты старших курсов нашего института, вот это удача!

К.т.н. Григорий Шварцман (Гиш), руководящий этой работой (тоже bergsteiger), активно помогал реализовывать творческие способности студентов, плотно увязывая этапы творчества с чертами творческой личности, корректируя взаимосвязь различного индивидуального творчества студентов с коллективным, помогая человеку мыслить и тем более мыслить творчески…

Поднялись на третий этаж главного корпуса института (Томск, ул. Ленина д. 42), остановились у металлической двери. Волька решительно толкнул ее вовнутрь, пропуская меня вперед. Делаю шаг в темную комнату, только настольная лампа освещает пространство: стол и стоящий слева шкаф. В центре комнаты размещен стенд, по всей видимости, со шкафом для выращивания монокристаллов. Сидящий за столом студент поднялся, полоснул меня удивленным взглядом. Из-за спины послышался голос Вольки: “Свои, свои”. Улыбка расползлась на губах парня, он услышал голос родного человека…

“Вот здесь мы творим чудо, выращиваем монокристаллы из жидкого расплава в платиновом тигле, за счет создания управляемого изометрического температурного поля вокруг тигля, который перемещаем из горячей зоны через холодную диафрагму, причем в атмосфере аргона”, тихо сказал Волька. “Один из них покажем тебе, только молчок, как договорились”. Змейкой улыбка пробежала по губам Виктора, так был представлен мне этот человек. Волька, пододвинув стул к шкафу, предварительно положив газету, легко взлетел на поверхность сидения и, приподнявшись на цыпочки, дотянулся до желанного предмета. Снял его и передал мне. Искорки света коснулись граней столбов друзы…

“…светился лампы свет ночной тепло и нежно…”.

Большая группа сросшихся друг с другом шестигранных кристаллов размером порядка 3 - 5 см, ориентированные в различных направлениях с идеализированно ровными гладкими гранями, сверкала в приглушенном свете настольной лампы…

“Это наш продукт, чистая двуокись кремния, разновидность кварца. Получилась одна из кристаллических модификаций SiO2 (силициум-О-2)”, - с улыбкой сказал он.

“К сожалению, полученная модель, содержит различные дефекты внутренней структуры решетки, искажения и неровности на гранях и имеет пониженную симметрию многогранника вследствие специфики условий роста, неоднородности питающей среды расплава”, - уточнил он. Но гордо и утвердительно подытожил: “сохранили главное свойство - закономерное положение атомов в кристаллической решетке”.

Вначале я хотел обратиться к моему гиду: “Волька ибн Алеша” - но удержался. Назвал его полным именем, “Валентин Григорьевич! Во-первых, Вы забыли присказку Хоттабыча ”Трах-тибидох”. Во-вторых, для каких целей Вы покрыли кристалл окислом железа?”.

В тот же миг смех потряс темную комнату, и все мгновенно встало на свои места…

Да, это была друза горного хрусталя, привезенная с памирской экспедиции из пещеры у метеостанции Федченко на высоте 4200 метров. Тремя годами позже я посетил этот район с экспедицией Станислава Никитина под пик 26 Бакинских комиссаров и пик Революции. Возвращались мы через перевал Падхор 5600, по леднику Федченко до высокогорной метеостанции 4200, и через перевал Абдугогор свалили в ущелье Ванч, где на самолете добрались до Душанбе. Показать пещеру нам сотрудники метеостанции отказались, но страха нет, я видел эту красоту на равнине.

Еще учась в школе, я прикоснулся к этому чуду – горному хрусталю. Сын дяди Миши Киселева (старшего офицера), сослуживца отца и мамы в военный период времени, работал в музее. Мой дед Григорий Иванович, после настоятельных его просьб передал в музей чугунную утварь домашнего обихода: умывальник, ухват, кочергу, выполненных мастером.

Я неоднократно посещал музей на Пионерском проспекте д. 24, где излазил даже запасники этого краеведческого музея вместе с Алексеем Михайловичем. Там я и познакомился с горным хрусталем и не только. В стоящем рядом доме по Пионерской, было управление георазведки Горной Шории. С обеих сторон парадной двери, как бы подпирая здание, высились, жестко закрепленные витиеватые самородки меди, высотой порядка двух метров.
“Господи, спаси и сохрани

того, кто мне всего дороже,

того, с кем я чуть-чуть моложе,

того, кто больше всех раним.

Господи, спаси и сохрани

того, с кем боль моя слабее,

того, кто всех друзей вернее,

спаси и сохрани,

спаси и сохрани!”

(Татьяна Снежина.)


“молодой, непокорный, душа нараспашку,

для Тебя нет преград, что не так – абордаж,



Ты такой, что последнюю снимешь рубашку,

и тому, кто попросит, без слова отдашь”


предтеча праздника…
Саша Зернов пригласил меня на подготовку книги: “Сказъ о Валентинах” для нашего любимого друга Вольки Мащенко и Валечки Смолиной. Когда эти два прекрасных человека решили создать семейный очаг. Для меня это было поистине таинство, так как Волька уже стал для меня “почти - что братом”. А через год-два “почти - что” было просто стерто из ячеек нашей, еще слишком молодой памяти и осталось одно единственное звучание “брат”. А два “брата”Волька и я, нашли по духу и мыслям для укрепления своей семьи, еще брата и сестру “почти – что”, это Володя Нечепуренко (РУФ) и Мариночка Борецкая (ФЭТ). Казалось, что это вроде бы был детский лепет, но нет, время показало, что стержень держит нас на общении гораздо сильнее, чем с родными кровными братьями…

Итак, расстелив старые газеты, мы разбросали на полу фото Валентина Григорьевича и Валентины Васильевны в окружении родственников, сокурсников по учебе, то, что сумели достать. Для меня это была стихия исполнения добра, заполнившая меня так, что я чуть, было, не утонул. Саша Зернов, правда, вовремя вытащил меня из этой разбушевавшейся стихии.

Книга была формата А3, размером: 42х39х3,0. Название: “Сказъ о Валентинах”. Нас было пятеро. Я выполнял роль писаря. Друзья Вольки сыпали словосочетаниями, так быстро, что я не успевал перенести только что выданную мысль на белее белый лист бумаги. Еще не обладал достаточной скоростью писания. Одним словом составили “Сказъ о Валентинах”, разместив на каждую страницу фотографии и текст под ними. Всего насочиняли девятнадцать листов.

Книга: две деревянные обложки, на скрипучих разъемах. Заказали в столярной мастерской института. Формат листа А-3 с текстом описания сказки и с фото героев сказки, соратников по учебе, как со стороны невесты, так и со стороны жениха.

Описание текста сказки решили изложить древнерусским языком. Сразу же возник вопрос? “Кто будет писать”? “Конечно, наш писарь - молодой студент”, т.е. – это я. “В научной библиотеке ТГУ поднимет источники и подготовит текст. Время уже пошло, Некрасов, ты слышишь”???

В библиотеке поднял материалы. Нашел образцы и ужаснулся, что на это уйдет масса времени. Переписал несколько букв алфавита и обраться к Саше, показав ему свой вариант изложения материала. Он придирчиво просмотрел и одобрил мою “клинопись”. Через два дня я предоставил материалы для обсуждения.

Все прошло на ура!!!.
“устрою праздник – соберу рюкзак

и поднимусь в дремучее ущелье,

где мрачность елей и ручья веселье,

где свет надмирен и подножен мрак,

где скалы плачут влагой непорочной,

где дым костра к мирам кадит всенощно,

где собирались лучшие друзья,

где был привечен песней полуночной,

мотив, который передать нельзя…”.

(Василий Муратовский)


Жуковский.
Провожаю Вольку. Он заглянул ко мне, возвращаясь из Болгарии с конференции по выращиванию монокристаллов для нужд радиолокации, к себе в Академгородок под Красноярск, где обосновался жить. Мы, мило беседуя, движемся в сторону платформы. Он сегодня вылетает в родную Сибирь. Навстречу нам по тропинке движется молодой человек с покладистой бородой. Темп движения его, стремительный, уверенного в своих намерениях яркого сильного спортсмена. Приближается к нам. Знакомые черты лица, “Ба! Это же Арц - собственной персоной”. Для меня это - обычное явление, когда встречаю друзей, но для Вольки это было наподобие чуда. Десять лет не было общения, а здесь в Подмосковье два человека из Омска и Красноярска на тропинке в сосновом лесу лоб в лоб встретились, а я - катализатор этой встречи.
“река Лена, по всей видимости,

измененное русскими тунгусо-маньчжурское “Елю-Эне”


желанная встреча с “братом”.
Чтобы выбраться из Усть-Кута, где жили родители Люси, поезд нас вначале довозил до Красноярска, где наши прицепные вагоны стояли порядка шести часов на запасных путях. Потом их пристыковывали к иркутскому поезду и они ускоряли бег на запад к Москве. С открытием Байкало-Амурской магистрали (БАМа), когда строители перебросили ниточку моста через Лену и устремились в Якутию, строя новые города, было введено движение поезда: Лена - Москва.

Страна строила БАМ. Радостно было проезжать через эти вновь построенные города и станции, с любовью созданные каждой народностью моей страны. Каждый город имел свой неповторимый национальный колорит. Азербайджанцы строили станции Ангоя и Улькан; армяне - Кюхельбекерскую и Звездную; белорусы - Муякан; грузины - Икабью и Нию; казахи - Новую Чару; латыши - Таксимо; литовцы - Новый Уоян; молдаване - Алонку; туркмены - станцию Ларба; таджики - Солони; узбеки - Куанду и Леприндо; украинцы - Новый Ургал; эстонцы - Кичеру, причем множество разъездов и станций построено жителями РСФСР: Тамбовской области - Хурумули; Новосибирской - Тунгала и Постышево; Пензенской - Амгунь; Волгоградской - Джамку; Саратовской - Герби; Куйбышевской - Этыркен; Ульяновской - Ижак; Свердловской - Кувыкта и Хорогочи; Пермской - Дюгабуль; Челябинской - Юктали; Ростовской - Киренга; Тульской - Маревая; Московской - Тутаул и Дипкун; Алтайского края - Эворон; Красноярского - Февральск; Хабаровского - Сулук; Ставропольского и Краснодарского - Лену; Башкирии - Верхнезейск. Жители Чечено-Ингушской, Дагестанской и Северо-Осетинской АССР работали на строительстве Кунермы. Москвичи строили Тынду, ленинградцы - Северобайкальск.

Сейчас, когда мы живем в государстве с рыночной экономикой, а рынок же – это сфера, где все продается и покупается, в том числе: учитель, врач, офицер, полицейский, судья и, строя светлое капиталистическое будущее, такой подвиг народов моей Родины уже просто невозможно совершить, как и построить космическую станцию “МИР” (утопленную), и корабль подводный АПЛ “КУРСК” (утопленный), приводивший вероятного противника в ярость.

А тогда Волька встречал нас на перроне, забирал на руки Саньку - нашего старшего и увозил к себе в Академгородок. Мы радовались счастью общения с ним, с Валентиной Васильевной, Оксанкой. Непременно забегал Сергей Алексеевич Севрюков, живший с семьей в соседнем доме, пили чай из пиала и говорили, говорили, говорили…

А через шесть часов Волька отвозил нас на вокзал, и мы продолжали путь на запад, на Москву…

Всегда на этом перегоне, мне исподволь было отпущено порядка шести часов для общения с моим другом. В последнее же время общение только у его могилы. Самостоятельно добирались с Люси и детьми на кладбище, иногда помогал нам это делать Сергей Севрюков, добирались до его лиственницы, чтобы увидеть его молодой задор в глазах на эмалированном фото, его светлую улыбку, взгляд пристальный, теплый и глубокий, запоминающийся навечно…


“за каждый день любить текущий год,

целуя ноги летоисчислению,

и гнать плоты, как по теченью вод,

так и напротив всякому теченью”.

(Леонид Корнилов).
Когда же я появлялся в этом крае один, то шел к дому № 15, где жил Волька, не через жилой комплекс Академгородка, а выходил на крутой берег Енисея. Рассматривал противоположный берег таежных далей, выискивая глазами знаменитые Красноярские Столбы. Пытаясь отыскать, где же проложен путь в этом таежном пространстве речушкой Лалетиной, вокруг которой вздыбились остатки скал Саян, утаившиеся, в этом зеленом таежном пространстве.

Красноярские Столбы - огромные скалы причудливого облика, выглядывающие из зеленого моря тайги, последний западный форпост Восточных Саян, высятся на правом берегу Енисея. Имею страстное желание лицезреть кольцевую тропу, над возвышающимися утесами на плоскогорье истока речки Лалетины, по глубокой долине которой проходит кратчайший путь на Центральные Столбы: I Столб, II Столб, III Столб, IV Столб, Чертовы Пальцы (Перья), Дед, Бабка, Внучка.

Слева внизу бежит, нет, просто несется уверенный в своей силе Енисей. Вырвавшись из цепких рук строителей плотин (небольшое пояснение: Здесь у Академгородка, закончились издевательства человека, над этой великой рекой, ведь трижды, перелопачивали его воды, трижды были поставлены запруды-преграды его мощному движению у Дивных гор – Красноярская ГЭС {Дивногорск} по высоте 124 метра, и в Саянском коридоре {до и после Саяногорска} у Майны высотой 30 метров – Майнская ГЭС, и, наконец, высотой 245 метров Саяно-Шушенская ГЭС, не говоря уже об Ангаре, дочери Байкала, несущаяся в объятия могучего Енисея стремительная и светлая, которую еще более перемешивали плотинами: Иркутская ГЭС, Братская ГЭС, Усть-Илимская ГЭС, Богучанская ГЭС), он уже в свободном русле несет свои воды через Енисейский залив Карского моря Северного Ледовитого океана, где река и море сразу же объединяются в одно “лицо”).

Издавна повелось называть предгорья Саян "сибирской Швейцарией". Красота местных ландшафтов ошеломляет. Пресловутые эдельвейсы и прочая субальпийская флора - для нас никакая не экзотика, а естественное состояние окружающего мира, подаренного нам русским - всевышним, радующая глаз и слух.

Неспроста эдельвейс слывет символом альпийской природы - сухая и белесо седая былинка с опушенным соцветием без цвета и запаха, почти гербарий. Однако же именно неприхотливость и неброскость растительного символа Альп как нельзя более точно отвечает бережливому жизненному укладу альпиян.

Но эти невзрачные символы альпийского благополучия прекрасно произрастают на крутых склонах берегов Енисея - границе между Западной и Восточной Сибирью. Вид наших эдельвейсов очень близок эдельвейсу альпийскому. Образует кустики большие, чем эдельвейс альпийский, но цветки меньшего размера.

На границе открытого крутосклона, я увидел, бредя к Вольке, серебристо-серые ворсистые соцветия эдельвейсов, на длинных стеблях, колышущиеся под ветром, разбросанные вдоль всей тропинки у реки. Какая радость охватила меня от этой красоты, от этого пушистого чуда природы. Эдельвейсы, которыми я любовался на высоте 3000-4000 метров под пиком Лукницкого на Юго-Западном Памире у границы с Афганистаном, были закутанные в свой мех от прикосновения холода, такие маленькие, маленькие звездочки, открывающие глазки с первыми лучами солнца. Мой друг К. Кругляков с Камчатки - инструктор альпинизма, утверждал, что их эдельвейсы (камчатские) отличаются более крупной ”звездой”, однако тяньшанские цветы в урочище Талгара, которые мне открыл “брат” в 60 годах ХХ столетия, поразившие меня своим величием и размерами…
“эдельвейс с незапамятных пор,

называют жемчужиной гор.

нет к нему проторенных путей,

где на скалах сверкают снега,

где не часто ступала нога

поселился отважный цветок”


“но выше красочных лугов,

где стынет жизни вера

и веет холод вечных снов,

редеет атмосфера,

живет изысканный цветок,

изящный, серебристый.

он зреет символом мечты

и чувств неугасимых

перед угрозою судьбы

на тропах нелюдимых.

хранит прекрасный эдельвейс

дар мужества на скалах

и чистоту любви небес

в Божественных началах”.

(Аскольд Битный).

“уж много лет минуло быстротечных

с тех пор, как отошел ты в мир теней,

но мы, друзья путей твоих заветных,

идем к вершине памяти твоей.”

(Аскольд Битный).


продолжение доверительной беседы с “братом” (мысленный диалог).
“я вновь нарушу тишину

ведь слов несказанных немало…”.

“ты не жалел себя, не зная свой предел…”

(Стас Михайлов).


Валентин Григорьевич, позвольте, я озвучу одно положение, которое меня очень сильно волнует, это направление мысли я пытался отобразить в продолжении двух семерок (77), однако редакторы уповали на то, что ориентация книги другая и это направление не имеет точки соприкосновения с генеральной задумкой предложенного повествования (обсуждения)…

Очень надеюсь, что молодая редакция книги “Памяти друзей”, иначе оценит этот изложенный материал, конечно, я коснусь, самую малость, “брат”, самую, самую…



Волька, милый мой “брат” - Ты явился связующим звеном к этому миру гор, через Твою доброту и верность я принимал этот мир Твоими глазами вначале, а потом когда расширил диапазон барражирования по этой горной стране, я захлестнулся добротой к ней, в окружении добропорядочных людей.

Три основных фактора, которые взволновали меня - это эдельвейсы на берегу Енисея, т.е. альпийские атрибуты, использующие врагом моей страны в ХХ столетии – Германией, как в 14 году, так и 41 году ХХ столетия, а также бренд - свастика и, наконец, понятие фашизма, перевранные гитлеризмом.

Одно поколение сменяет другое, рушатся государственные: системы и режимы, но до той поры, пока народ помнит о своих древних корнях, чтит традиции своих Великих Предков, сохраняет свою древнюю культуру и символы, до того времени народ жив и будет жить!

Древние мыслители утверждали постоянно: "Развитию человека мешают две беды: незнание и невежество". Наши Предки были знающими и ведающими, и поэтому использовали в обиходе различные свастичные элементы и орнаменты, считая их символами Ярилы - Солнца, Жизни, Счастья и благоденствия.

Гитлеровская свастика, череп, даже прекрасный эдельвейс становится символом варварства и человеконенавистничества этой высококультурной нации, с явным звериным оскалом намереваясь уничтожить русских, считая их, как низшую расу используя эмблемы гор и тысячелетиями наработанные свастичные элементы человечеством земли и моим народом славянами, которые постоянно боролись с этой чумой.

Считается, что это две мировых войны: Первая и Вторая, однако, это, как мне кажется, одна мировая война с одними и теме же действующими лицами с подготовкой и с продолжением, позволь я приведу слова из книги Т.В. Грачевой, 2008, Невидимая Хазария, Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы” (очередное пояснение: “Когда мы говорим, что история России - это история войн, которые она вела практически непрерывно за свою государственность, следует иметь в виду, что враг, который посягал на нашу идентичность и государственность, после поражения, может быть, одержим жаждой реванша. И эта разрушительная страсть отомстить, повторить попытку захвата, может уходить корнями в историю, и даже в очень далекое прошлое, которое вдруг оживает, воспламеняет внутренний мир какой-то группы живущих в настоящем людей и становится движущей силой их поведения. Реваншизм превращается в доминанту их личности. Они становятся функцией сил исторического реванша и продолжателями их войны против России. Будучи одержимы злобой, агрессией и революционным бунтарством, пагубной гордыней и местью, они отдают себя во власть этих сил, становятся продолжателями дела тех, кто вел против нас войну, кто хотел нас поработить и уничтожить, кто хотел сокрушить нашу государственность. Они с готовностью принимают эстафету войны от тех, кто воевал против нас в прошлом, но так и не смог нас покорить.

Эта разрушительная преемственность и духовная связь сил агрессии и реванша продолжается на протяжении всей российской истории. Понять исторические истоки реваншизма и его движущие силы - значит понять мотивы и цели современной войны и определить, кто и как ее на самом деле ведет и как противостоять новому воплощению старого исторического противника”).

А вот еще одно дополнительное пояснение: ”Русскому народу пришлось воевать без конца. Уже с 55 года ХI столетия по 62 год ХV столетия при 245 нашествиях на Русь и внешних столкновениях. С 40 года ХIII столетия по 62 год ХV столетия почти ни единого года не обходилось без войны. Из 537 лет, прошедших со времен Куликовской битвы до момента окончания Первой Мировой войны, Россия провела в боях 344 года. За это время ей пришлось 134 года воевать против различных антирусских союзов и коалиций, причем одну войну она вела с девятью врагами сразу, две - в пятью, двадцать пять раз пришлось воевать против трех и тридцать семь - против двух противников.

Подавляющее число русских войн всегда были оборонительными. Те же, которые можно назвать наступательными, велись с целью предотвращения нападения и для уничтожения международных разрушительных сил, с конца XVIII века непрестанно грозивших Европе страшными потрясениями” из книги О.В. Золотарева, 1997, Война и Армия в русской религиозной мысли, Антология, книга № 1, Москва).
Итак, эдельвейс:

Когда в а/л “Талгар”, под Алма-Атой, где я появился один из тактовцев и вдруг вижу Тебя, Бог ты мой, радость просто скопом вылилась на меня исподволь и Ты показал мне долину эдельвейсов таких, каких я больше не видел нигде, даже у Тебя позже на Енисее…

И вот этот прекрасный высокогорный цветок становится эмблемой альпийских стрелков гитлеровских солдат, которые уже попирают своими ногами хлебные поля моей страны…


Каталог: media
media -> «Қазақстан Республикасының аудандық маңызы бар қалалары, ауылдық округтері, ауылдық округтің құрамына кірмейтін кенттері мен ауылдары әкімдерінің сайлауын өткізудің кейбір мәселелері туралы»
media -> 1998 жылғы 20 қаңтардағы №3827 Жарлығына өзгеріс пен толықтыру енгізу туралы
media -> Бағдарламасы қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрлігі
media -> Кеңестік тарихнамада 1917 жылғы қос революция тұсындағы Қазақстанның саяси және әлеуметтік жағдайы туралы аз жазылған жоқ
media -> Утверждено
media -> Урок алгебры в 11 классе


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет