Валентин ютов “Каскад" и "Омега”



жүктеу 2.34 Mb.
бет10/11
Дата25.02.2019
өлшемі2.34 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Данное обстоятельство было учтено и использовано при разработке плана оперативных мероприятий, предусматривавшего в своем замысле доведение имеющихся противоречий до антагонистических с целью разобщения единства бандгрупп, действовавших в этой провинции, от­влечения их от борьбы против государства.

Исполнителем указанного плана должна была стать агентурно-боевая группа "Заря".

На очередной встрече командиру группы была поставле­на задача и конкретизированы детали по выполнению раз­работанного плана. Ему так же были вручены одна осколоч­ная, одна противотанковая, четыре противопехотных мины.

Группа приступила к исполнению полученного задания в населенном пункте, где располагались несколько бандгрупп, принадлежащих как к Исламскому обществу Афганистана (ИОА), так и к Движению исламской революции (ДИР).

Первая осколочная мина была заложена в караульном помещении здания исламского комитета ИОА. В результа­те взрыва два члена бандгруппы погибли и два - ранено. Подозрений у бандглаваря по отношению к своим членам банды, в число которых входил исполнитель из группы "За­ря", не возникло.

На следующий день утром взорвалась противопехотная мина, установленная у входной двери, где проживал военный заместитель бандглаваря. Он и еще два бандита погибли.

В тот же день в результате взрыва второй противопехот­ной мины, заложенной также у входной двери дома одного из заместителей бандглаваря, погиб рядовой член этой банды.

В соответствии с разработанным планом члены агентурно-боевой группы распространяли легенду о том, что "это дело рук" бандгруппы ДИР. В тот же вечер они под по­кровом темноты обстреляли из стрелкового оружия здание исламского комитета ДИР, расположенного на противопо­ложной стороне этого населенного пункта. Возникла обо­юдная перестрелка между бандгруппами ДИР и ИОА, в ре­зультате которой обе стороны понесли потери.

Данных о расшифровке группы "Заря" не поступало, что позволило продолжить оперативную работу с ней в даль­нейшем.

IV. Оперативная работа в окружении основных транс­портных магистралей была одной из главных направлений нашей деятельности в Афганистане. Это обуславливалось тем, что мятежниками десятками уничтожалась автоброне­техника на дорогах, осуществлялись нападения на автома­шины государственного и частного секторов, минирова­лись участки дорог, особенно в провинциях Заболь, Нан-гархар, Балх, Кандагар, Логар, Газни, Вардак.

Отмечались факты объединения отрядов оппозиционных сил различной партийной ориентации для установления кон­троля над дорогами провинциального значения, перекрытия доставки продовольствия, предметов первой необходимости населению кишлачной зоны, ограничения его контактов с представителями госвласти в провинциальных центрах.

При содействии Пятього отдела нашего представитель­ства осуществлялась разработка около 150 отрядов мятеж­ных сил, ведущих вооруженную борьбу с госвластью и дис­лоцировавшихся в непосредственной близости от основных автомагистралей страны (Кабул - Хайротон, Кабул - Джелалабад, Кабул - Кандагар - Герат, Кабул - Гардез - Хост) общей протяженностью более 2,5 тысяч км, по кото­рым осуществлялись перевозки до 90 процентов военных и народно-хозяйственных грузов в Афганистане.

Работа строилась в направлении получения упреждаю­щей информации о планах и намерениях противника, пре­дупреждения и пресечения враждебных акций с его сторо­ны, разложений бандформирований и привлечения быв­ших мятежников на сторону государства. На основании развединформации проводились войсковые операции, на­носились авиа- и артудары. Отряды вооруженной афган­ской контрреволюции несли значительный урон в живой силе и вооружении, что являлось сдерживающим факто­ром в осуществлении подрывной деятельности мятежных сил. В результате упреждающих ударов правительствен­ных сил создавались благоприятные условия для проводки колонн с военными и народно-хозяйственными грузами.

Например, на автомагистрали Кабул - Джелалабад и Кабул - Кандагар подготовленные нами группы спецназ­начения из оперативного батальона неоднократно прово­дили операции по уничтожению банд, совершавших грабе­жи проходящего автотранспорта, применяя "машину-ло­вушку". Находившиеся в ней бойцы, экипированные под местных жителей, ликвидировали бандгруппы огнем в упор непосредственно в момент нападения на их автомашину.

Одним из видов "транспортных" операций можно счи­тать работу по перекрытию караванных маршрутов против­ника в приграничной зоне. Засадные действия на них вели к захвату значительного количества оружия, боеприпасов, транспортных средств.

Результативности работы на караванных маршрутах способствовало создание системы радиосвязи с агенту­рой, задействованной для их перекрытия. В этих целях при активной нашей советнической помощи партнерами был проведен значительный объем организационных и опера­тивно-технических мероприятий по созданию материаль­ной базы агентурной радиосвязи и подготовке контингента специалистов для ее обслуживания.

Были развернуты радиоузлы для поддержания связи с агентурой в провинциях, а в Кабуле созданы приемно-передающие пункты. В плане технического обеспечения сис­темы агентурной радиосвязи задействованы соответству­ющие радиосредства.

В 16 провинциях Афганистана, в том числе в 11-ти при­граничных, и округе Хост в общей сложности было подобра­но, обучено, оснащено радиосредствами и выведено на бо­евую работу в заданные районы более 50 агентов. Они были задействованы в перекрытии 33 караванных маршрутов.

Один из характерных примеров боевого применения аген­турной радиосвязи: от выведенного на караванный маршрут в провинции Нангархар источника было получено радиосооб­щение о том, что через уезд Каргаи (провинция Лагман) дол­жен проследовать караван противника с вооружением и про­довольствием. С целью реализации полученной от агента ин­формации силами опербатальона провинции Нангархар сов­местно с подразделением СА в этом уезде была организова­на засадная операция. Следовавший из Пакистана караван противника был перехвачен и полностью разгромлен.

По нашим рекомендациям некоторые афганские под­разделения на узловых участках Хайратон - Кабул были ос­нащены передвижными прожекторами, установками и пунк­тами технического наблюдения для контроля обстановки в окружении магистрали в темное время суток; подготовлены саперные подразделения для систематического контроля трассы перед проводкой автоколонн; оказывалась помощь по работе с материалами аэрофотосъемки при разработке войсковых оперативно-боевых мероприятий в окружении трассы; осуществлялись рейдирование и засады вдоль трассы "лжебандами" (под видом бандгрупп).

Интересный эксперимент был поставлен совместно со 103-й воздушно-десантной дивизией во время учений по засадным действиям. На одной из трасс с наступлением темного времени суток, когда было наблюдение затрудне­но, эффективно применили засады на наиболее доступных для "противника" направлениях. При этом наблюдение ве­лось с применением приборов ночного видения и спецпри­боров ночной разведки ("Кредо", "Фара" и "Гарпун"). Труднодоступные участки местности и подступы к местам орга­низации засады и "секретов" перекрывались сигнализаци­онными приборами типа "Кристалл-2" и "Герб". От засад выставлялись специальные наблюдательные пункты, кото­рые при обнаружении противника подавали сигнал на пост (базу) и, не обнаруживая себя, продолжали вести наблю­дение и прослушивание местности. Результаты экспери­мента удалось провести в практику лишь частично.

ОХОТНИК ЗА БАНДГЛАВАРЯМИ

Кабульскую оперативно-боевую группу "Омеги" воз­главлял подполковник Заморев Анатолий Алексеевич. Это был хорошо подготовленный командир-спецназовец (он уже прошел "Каскад"), бывший десантник, участник спецопераций во время работы в 8-м отделе Управления "С", а главное разведчик со стажем (долгосрочная командировка в одну из ведущих стран Запада). К большому сожалению его сегодня уже нет с нами ("афганский синдром"), но его яркая личность, оригинальные суждения, умение выделить главное в оперативно-боевой работе оставили светлую па­мять об этом человеке.

Заморев считал, что основное внимание партнеров, с которыми он и его офицеры работали в центральной зоне Афганистана, следует уделять ликвидации непримиримых главарей бандформирований, ибо по его мнению "не будет "бая" — не будет и банды". На возражения, что нельзя со­средотачиваться и замыкаться на одном лишь виде дея­тельности, ведь спрашивать будут и за результаты по дру­гим линиям работы, Заморев дипломатично соглашался, но на деле "гнул свою линию". Он скрупулезно собирал дан­ные на самых злостных и кровавых полевых командиров, разрабатывал совместно с партнерами оперативные ком­бинации по внедрению агентуры в банды для детального изучения там "микроклимата". Когда Анатолий Алексеевич предлагал (как правило письменно) провести операцию по ликвидации такого-то бандглаваря, он обязательно прила­гал к обоснованному предложению список преступлений этого фигуранта. У него все было продумано и логично, и руководство шло навстречу — утверждало хитроумные пла­ны и многоходовые оперативные комбинации. Вот некото­рые из них. Их по праву можно считать типовыми операци­ями партнеров при нашей советнической помощи.

"ТУР"

В провинции Кабул отличалось активными действиями против государственной власти крупное, хорошо воору­женное бандформирование (до полутора тысяч боевиков) во главе с полевым командиром "Туром".



Когда были исчерпаны возможности привлечения "Ту­ра" на сторону правительства (это делалось как официаль­но, так и через оперативные источники), перед органами безопасности встал вопрос: что делать дальше? Ведь по оперативным данным прибывшие в бандформирование иностранцы для съемки фильма и фотографирования бое­вых действий мятежников, требовали показать им "натуру", что было связано с новыми финансовыми вливаниями и поставками вооружения.

Видимо это и стало основной причиной того, что бан­дитская деятельность формирования резко активизирова­лась: текла кровь, страдало население, несли потери пра­вительственные войска и органы.

Решительный и беспощадный, коварный и мстительный, хорошо подготовленный в военном отношении, "Тур" зани­мал непримиримую позицию по отношению к существующе­му режиму. Список злодеяний и преступлений этого банди­та был страшным: убийства, кровавые расправы, глумление над беззащитными людьми, насилие и так далее.

В то же время "Тур" был изворотлив и осторожен. Две операции по его физической ликвидации, которые по сути были многоходовыми оперативно-боевыми комбинациями, потерпели неудачу, если не сказать больше — провал. Был сделан вывод, что режим проживания и характер охраны "Тура" делали бесперспективными попытки его ликвида­ции в условиях Афганистана.

Однако удалось сохранить действовавшую в дальнем окружении "Тура" агентурно-боевую группу. Члены этой группы питали ненависть к бандглаварю, так как до их све­дения были доведены подтвержденные данные о том, что "Тур" лично казнил шесть их родственников. Таким обра­зом основой предстоящей спецоперации по ликвидации "Тура", ее базовым мотивом была кровная месть.

Основным исполнителем спецакции стал агент-группо­вод, надежный, неоднократно проверенный и верный орга­нам безопасности человек. Он и подсказал основную идею операции, а также место и время ее проведения. Дело в том, что типичным явлением для крупных бандглаварей было проведение так называемого "отпуска" в Пакистане, где у них как правило был свой собственный дом с прислу­гой, а также жены и дети. "Тур" не был исключением. По­сле трудов праведных на кровавой боевой ниве он любил как бы сейчас сказали оторваться вдали от земли, где на­прягались нервы от взрывов, стрельбы и противодействия с врагом. Агентурно-боевой группе удалось установить время прибытия "Тура" в Пакистан; было изучено место жительства и проведена рекогносцировка местности во­круг него; установлен распорядок дня и возможные марш­руты движения.

Один из членов агентурно-боевой группы был лично знаком с "Туром" и не вызывал у него подозрений. Перво­начально именно ему отдавалась инициатива в проведе­нии операции. Согласно плану намечалось вывести "Тура" на берег ручья, протекающего вблизи от его дома, под предлогом курения чарса и при наличии возможности уничтожить из пистолета "ТТ", после чего возвратиться в дом и через беженцев распространить слух, что объект убит членами враждебной группировки другой религиоз­ной окраски.

Но жизнь внесла коррективы в ход исполнения опера­ции. Вскоре после прибытия, в предвечернее время "Тур" вышел из дома и направился на рынок за покупками. Все три исполнителя в этот момент находились в районе его дома и вели визуальное наблюдение. При выходе из дука-на на пути к дому с расстояния приблизительно 30 — 40 метров агент-групповод произвел в "Тура" два выстрела из "ТТ", которые оказались смертельными, в чем члены груп­пы убедились, осмотрев тело.

Группа в полном составе возвратилась в Афганистан, выполнив задание и не вызвав подозрений, о чем вскоре были получены подтверждающие сведения.

"ИБРАГИМ"

С 1981 года в провинции Парван активно действовала бандгруппа ИОА численностью 80 человек под командова­нием "Ибрагима". Бандгруппа занималась в основном со­вершением террористических актов.

Оперативные мероприятия с целью прекращения контрреволюционной деятельности и по привлечению "Ибрагима" на сторону народной власти результатов не дали. В течение двух лет было проведено 14 безуспешных опе­раций по разгрому группы мятежников и уничтожению их бандглаваря. Для выполнения ранее намеченных планов спецопераций в отношении "Ибрагима" было завербовано 6 агентов, которые не смогли их реализовать.

Через проверенного агента, действовавшего в окруже­нии объекта разработки, была получена дополнительная информация об обстановке внутри бандгруппы. Исходя из анализа имеющихся сведений, было принято решение о привлечении к агентурному сотрудничеству с органами бе­зопасности двоюродного брата агента, который входил в состав охраны комитета бандгруппы (завербованный агент получил псевдоним "Надир").

Данные от "Надира" о планах бандглаваря, его распо­рядке дня и тому подобное, а также оперативные возмож­ности агента дали основание разработать новый план спе­цакции в отношении "Ибрагима".

При подготовке плана было учтено, что главарь часто останавливается в одном из кишлаков в доме, располо­женном рядом с комитетом бандгруппы, и ночует на крова­ти во дворе дома с несколькими членами своей группы. Агент "Надир" путем патрулирования осуществляет охрану комитета, в том числе и этого дома.

Для проведения спецоперации предусматривалось ис­пользовать мину с часовым взрывателем, обращению с ко­торой был обучен "Надир".

Когда "Ибрагим" в очередной раз прибыл в кишлак, агент, оценив сложившуюся обстановку, решил осущест­вить запланированную акцию. При заступлении на пост "Надир" в 24.00 изъял упомянутую мину, и убедившись, что все уснули, при очередном обходе участка охраны устано­вил мину под кроватью объекта разработки и сменился на посту. В 01.30 произошел взрыв, на который сбежались все члены бандгруппы и в их числе агент. Он увидел, что бандглаварь погиб. Часового, несшего в это время службу, немедленно арестовали.

Согласно плану "Надир" с оружием сдался ближайшему посту безопасности. С целью предотвращения расшиф­ровки агента в эту же ночь по заданию органов безопасно­сти лжебанда "Гулистан" организовала операцию по напа­дению на членов бандгруппы "Ибрагима".

"ШАХ"

Непримиримый бандглаварь "Шах" (ИОА — Исламское общество Афганистана, 50 боевиков) активно действовал в крупном населенном пункте. Нападал на посты безопаснос­ти, нанося тем самым значительный урон в живой силе, по­стоянно устраивал засады, захватывал народно-хозяйствен­ные и военные грузы, перевозимые из Хайратона в Кабул.



Предпринимаемые попытки по его склонению на сторо­ну народной власти успехом не увенчались. "Шах" в свою очередь в ультимативной форме предлагал руководящему оргядру провинции сложить свои полномочия и полным со­ставом перейти на сторону мятежников.

В связи с вышеизложенным был разработан план опе­ративных мероприятий по его физической ликвидации. Па­раллельно с изучением оперативной обстановки и контр­разведывательного режима по месту постоянной дислока­ции бандгруппы "Шаха" были подготовлены два агента "Д" и "Т", которые имели родственников по месту дислокации банды и могли там беспрепятственно появляться, не вызы­вая подозрений у ее членов.

После того как в ходе разработки были получены досто­верные сведения о том, что "Шах" постоянно ездит на лег­ковом автомобиле в другую деревню для совершения на­маза, это обстоятельство легло в основу разработки плана по его ликвидации путем закладки мины на пути возвраще­ния.

В случае успешного завершения мероприятия предус­матривалось распространить слух через оперативные воз­можности о том, что эта акция дело рук бандгруппы ДИР (Движение исламской революции), так как отношения между указанными группировками носили враждебный ха­рактер из-за территориальных притязаний.

С учетом изложенного, агентам "Д" и "Т" были вруче­ны противотанковая мина и два автомата для организа­ции засады на пути возвращения "Шаха" домой. С источ­никами были тщательно отработаны все детали предсто­ящей операции.

В ходе операции оба агента прибыли к своим родст­венникам в населенный пункт, где дислоцировалась бан­да. Врученные им оружие и противотанковая мина были спрятаны в мешке с рисом и доставлены к месту назна­чения, не вызвав подозрений ни у членов банды, ни у ок­ружения.

Агенты лично убедились в том, что "Шах" уехал совер­шать намаз. Исполнители операции в соответствии с пла­ном установили мину на заранее подобранном участке до­роги, который отвечал требованиям организации засады. Сами расположились примерно на 300-метровом удалении от места закладки с целью контроля.

Как и предполагалось, в 9 часов вечера возвращавшая­ся машина с "Шахом" подорвалась на установленной ми­не. В результате взрыва вместе с главарем погибли три его телохранителя.

"Д" и "Т" убедившись, что все убиты, забрали их оружие и возвратились к месту встречи с оперработником.

Наряду с этим в соответствии с планом активно распро­странялись слухи о том, что бандгруппа ДИР устранила "препятствие" для своего господства в районе этого насе­ленного пункта. Между указанными группировками возник­ли вооруженные столкновения, повлекшие жертвы с обеих сторон.

О ТЕХ, КТО "ОТМЕРЯЛ СЕМЬ РАЗ"

АНАЛИЗ, СИСТЕМНОСТЬ, РАСЧЕТ

РАССКАЗЫВАЕТ СТАРШИЙ ОФИЦЕР СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЯ "ОМЕГА" САВИЦКИЙ ОЛЕГ АНАТОЛЬЕВИЧ

В первый год существования "Вымпела" в составе его штабных подразделений была создана информационно-аналитическая служба (группа).

Прежде чем приступить к изложению работы этой груп­пы, хотелось бы отметить одну, теперь уже может быть и не существенную деталь, которая в те годы однако имела, исходя из предназначения создаваемого подразделения, важное значение для соблюдения секретности, конспира­ции, а по большому политическому счету того времени — для сохранности государственной и служебной тайны.

Речь идет о наименовании подразделения. Поначалу при отборе личного состава руководители Главка (ПГУ) и старшие офицеры "Вымпела" употребляли лишь термин "формирование"; затем этому формированию был присво­ен номер войсковой части (35690); чуть позже появилось "официальное", если можно так выразиться наименование этого подразделения в служебной системе органов госбе­зопасности — "Отдельный учебный центр КГБ СССР" (это была очередная ступень зашифровки, сокращенно ОУЦ); и лишь немногим лицам, занимавшим в КГБ и в ЦК КПСС до­вольно высокое положение, было известно действительное и окончательное название этого подразделения — "Группа специального назначения КГБ СССР "Вымпел". Многие, да практически почти все, даже штабные офицеры подразде­ления этого названия не знали; оно упоминалось лишь в документах особой важности.

Итак руководство Первого главного управления присту­пило к формированию личного состава подразделения, в том числе и разведывательного отдела штаба.

Начальником отдела был назначен полковник Ютов (это его старый оперативный псевдоним). Выходец с флота, где он начинал службу, Ютов работал сначала в нелегальной разведке, затем в отделе "В" при ПГУ (ветераны совет­ской разведки знают направленность деятельности этого отдела; его работников называли "судоплатовцами"). При­ступив к обязанностям, Ютов начал формирование коллек­тива отдела и в том числе информационно-аналитической группы.

В нее пришли офицеры, уже имевшие опыт практичес­кой работы в различных подразделениях КГБ — как в раз­ведке, так и в контрразведке. Некоторые из них уже побы­вали в Афганистане, поэтому они сразу же включились в работу.

Дело в том, что к этому времени на территории ДРА уже действовали оперативно-боевые отряды спецподразделе­ния "Каскад", от которых по линии борьбы с вооруженным бандитизмом поступало много текущих и отчетных опера­тивных материалов. После того как эти материалы прохо­дили курирующий "Вымпел" отдел Центра (8-й отдел Уп­равления "С"), они поступали в ОУЦ, где анализировались и обобщались; на основе выводов в оперативно-боевые подразделения, действовавшие в Афганистане, направля­лись определенные рекомендации.

Кроме того из Центра в ОУЦ генерал Дроздов Ю.И. на­правил ряд профильных материалов, которые поступили из Афганистана еще раньше от информационно-аналитичес­кой группы представительства КГБ (Колбенев Э.К., Семе­нов Я.Ф., Кабанов Б.И. и другие) за 1979-1980 гг. Эти материалы были также переработаны информационно-аналитической группой.

Интересно было, например, читать краткий отчет майо­ра Шестова С.С. о результатах проведения спецоперации в ущелье Тура-Бура и видеть размашистую резолюцию на нем Андропова Ю. В. "Молодцы!", сделанную цветным ка­рандашом с подписью и датой.

Обобщив массив политических и оперативных матери­алов, информационно-аналитическая группа составила "объемный" труд, который включал в себя вопросы воз­никновения и развития банддвижения в Афганистане на тот период (это было начало 1983 года), деятельности Народно-демократической партии Афганистана и проти­воречиях внутри нее, то есть была предпринята попытка обобщить материалы, имевшиеся на тот период, по всем аспектам борьбы с вооруженным бандитизмом в Афгани­стане.

К ним относились:

— противник, его силы, средства и тактика борьбы;

— силы и средства революционной стороны, методы действий против вооруженных бандформирований;

— население: его нравы, обычаи, национально-психоло­гические особенности, социально-экономическое положе­ние, предпринимаемые и планируемые реформы;

— физико-географические условия страны, своеобра­зие оперативно-боевой деятельности в горных условиях.

В наших рекомендациях настойчиво проводилась мысль о том, что борьба с контрреволюционным бандитизмом — это борьба за население, и что победу в этой борьбе одер­жит та сторона, которая привлечет, если можно так сказать "перетянет", население на свою сторону.

Оценивая эту проделанную аналитиками работу с пози­ций сегодняшнего дня, можно сказать, что она принесла практическую пользу при подготовке офицеров "Вымпела" к их загранкомандировкам в Афганистан.

В начале 1983 года был сформирован оперативно-бое­вой отряд "Омега", задачи которого в отличие от задач "Каскадов" трансформировались в сторону более активно­го перехода к советническо-инструкторской работе в опе­ративно-боевых подразделениях афганских партнеров, то есть Службы государственной информации ДРА, а там, где такие подразделений еще не было, к работе по их созда­нию.

Другими словами перед "Омегой" была поставлена за­дача оказания всесторонней помощи в становлении афган­ских оперативно-боевых подразделений в столице и в про­винциях и соответствующей подготовке их личного соста­ва. Командиром отряда "Омега" был назначен Ютов. По его инициативе, незадолго до выезда в ДРА была проведе­на научно-практическая конференция на тему "Историчес­кие, оперативные и оперативно-боевые аспекты деятель­ности органов госбезопасности против вооруженных банд­формирований". При подготовке к ней были буквально перелопачены горы материалов, присланных в ОУЦ по запро­сам Ютова из архивов КГБ и отражающих опыт борьбы ор­ганов госбезопасности с политическим бандитизмом в го­ды существования советской власти (до 1956 года) практи­чески во всех регионах СССР. Все офицеры штаба "Оме­ги", проработав эти материалы по порученным регионам, подготовили доклады и выступили с ними на конференции. Результат - хороший теоретический фундамент под практическую оперативную и оперативно-боевую деятельность каждого офицера. Конференция позволила офицерам "Омеги", вылетающим в Афганистан, значительно повы­сить свой теоретический уровень в преддверии их загран­командировки. В конце марта 1983 году инициативная группа "Омеги" вылетела в Кабул. В ее составе находились также и сотрудники информационно-аналитического на­правления, а в конце апреля в Кабул прибыл и основной состав "Омеги". Прибыл и сразу же приступил к работе как в составе 5-го отдела представительства КГБ, так и в составе зональных оперативных групп.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет