Валентин ютов “Каскад" и "Омега”



жүктеу 2.34 Mb.
бет3/11
Дата25.02.2019
өлшемі2.34 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Во всем этом можно найти много общего, так сказать, общий знаменатель, но числитель-то разный (обстановка, место и время — классическая триада). Числитель все оп­ределяет, но нельзя забывать и о знаменателе.

Взять, например, басмачество (название происходит от тюркского слова "басмак" — наладить, налетать) — движе­ние, имевшее место в Средней Азии, наиболее близком к Афганистану регионе. Ученые мужи, анализируя обстанов­ку тех лет, пишут:

"Английские и американские агенты, действовавшие на территории соседних государств, щедро снабжали басма­чей оружием, боеприпасами, деньгами. Некоторые из этих агентов, проникая в наши пределы, принимали непосред­ственное участие в формировании басмаческих отрядов. Через горные перевалы, через выжженные солнцем пусты­ни шли верблюжьи караваны из-за кордона. В тяжелых тю­ках были упакованы винтовки, пулеметы, ящики с патрона­ми. Действия басмачей сопровождались жестоким терро­ром, принимавшим изуверские формы. Путь басмаческих банд был отмечен массовыми расправами с населением, изощренными пытками и казнями".

Речь идет о Средней Азии 20-х годов, а читается как сводка из Афганистана 80-х.

Разительное сходство! И тогда и сейчас отчаянное сопро­тивление реакционных феодальных и родоплеменных сил любым прогрессивным мероприятиям - от аграрной рефор­мы до обучения грамоте. Это деньги, оружие, инструкторы и организаторы из-за рубежа. Это и эксплуатация отсталости, невежества масс; религиозный фанатизм, беспощадная рас­права с активистами, защищавшими новую власть, с кресть­янами, распахивавшими байскую землю, с учителями, обуча­вшими грамоте односельчан, с женщинами, осмелившимися вопреки вековым запретам открыть свое лицо.

Борьба с басмачеством была драматической, напря­женной, ожесточенной. Она продолжалась несколько лет, то затихая, то вспыхивая с новой силой. Начавшись в 1917 году, достигнув своего апогея во время гражданской вой­ны и в первые послевоенные годы, басмаческое движение пошло на убыль в первой половине 20-х годов. К 1926 го­ду оно было практически ликвидировано.

Девять лет шла борьба с басмачеством, и девять лет шла борьба в Афганистане. Какое удивительное совпаде­ние, какая странная и жестокая ирония истории! А вот уроки маршала Тухачевского: "Операции против бандитов должны вестись с непогре­шимой методичностью, так как бандитизм лишь тогда будет сломлен морально, когда самый характер подавления будет внушать к себе уважение своей последовательностью и же­стокой настойчивостью. Против каждой выдающейся банды следует выделить особый надежный и сильный отряд, кото­рый должен иметь своей целью непрерывное преследова­ние и наседание на банду, должен не давать ей нигде ос­танавливаться и отдыхать, а тем более комплектоваться... Чтобы лишить бандитов преимущества в скорости пе­редвижения, создавались мобильные ударные группы, в состав которых включались бронеотряды, легковые и гру­зовые авто с установленными на них пулеметами, а иногда и авиация. Имея преимущество в скорости, они лишали бандитов свободы маневра, отрезали им пути отхода, гро­мили с флангов и тыла".

В основу теории партизанской и контрпартизанской войны следовало бы положить учебное пособие М.А. Дробова "Малая война: партизанство и диверсии", созданное еще в начале 30-х годов.

М.А. Дробов - основоположник научного подхода к этим проблемам сделал филигранный исторический ана­лиз партизанской войны и пришел к выводам, актуальность которых распространяется не только на наш беспокойный, "пропахший порохом" XX век. Будущим плеядам специалистов еще долго предстоит заглядывать в указанное произ­ведение; М.А. Дробова как в святцы, потому что пока не видно конца "малым войнам", потому что эстафета "ло­кальных конфликтов" передается XXI веку, потому что по­литики все еще глухи к советам профессионалов в поисках ответов на вопросы:

• что не должно делать государство, чтобы не созда­вать условий возникновения "горячих точек";

• что и как надо делать, если возникают или уже воз­никли очаговые предпосылки к повстанческому движению экстремистского типа;

• почему и как следует готовиться к защите Отечества с использованием форм и методов партизанской войны.

Вот некоторые рекомендации Учителя:

"Малая война1 с точки зрения ее применения противни­ком будет играть значительную роль в будущем. Следова­тельно, должно быть наше адекватное противодействие. Последнее требует заблаговременной проработки вопро­сов теории и практики малой войны, соответствующего учета всех данных о действиях противника и разработки специальных планов борьбы. Успех этой работы всецело зависит от того, насколько полно учитываются и использу­ются преимущества и уровень современной техники, до­стижения в области организации и тактики, а также кон­кретная политическая и экономическая обстановки.

Малая война чрезвычайно самобытна и динамична в своих формах и методах. Рецепты и схемы гибельны для нее. Она растет творчеством масс в процессе борьбы. Ре­гулярное начало чуждо ей.

Организация средств и сил, определение объектов удара, способы действий и другое в малой войне строго соответствуют каждому моменту, каждому району (терри­тории), каждой боевой задаче, каждой операции, поэтому творческая и целесообразная импровизация в малой вой­не (во всех ее формах) — необходимейшее условие для ее ведения".

----------------------------------

1Малая война есть совокупность вспомогательных, импровизиро­ванных (в противоположность однообразию и постоянству регулярных типов) активных действий борющегося за свои интересы класса (нации) для нанесения своему противнику непосредственного материального или иного ущерба всюду, где это возможно, и всеми доступными ему средствами в целях лучшей для себя подготовки решающих результатов на главных фронтах борьбы.

Несомненную ценность представляет опыт деятельнос­ти в период Великой Отечественной войны 4-го (партизан­ского) Управления НКВД во главе с мастером специальных операций генералом Судоплатовым П. А., который дал классические примеры крупных оперативных игр с против­ником, агентурного проникновения в их штабы, целена­правленного разложения гитлеровских формирований, умелого применения легендированных групп и одиночек-разведчиков под видом противника.

Вооруженный политический бандитизм послевоенных лет потребовал новых форм борьбы с ним, особенно при решении организационных и специальных вопросов.

Вот что пишет по этому поводу современный специа­лист:

"Более или менее успешно могут вести борьбу с парти­занскими силами лишь специальные войсковые формиро­вания типа коммандос. Их действия базируются на аген­турной и разведывательной информации. Механизм такой борьбы был достаточно хорошо отработан органами госу­дарственной безопасности нашей страны после войны при борьбе с политическим бандитизмом в западных областях Украины, Белоруссии и Прибалтике. Все остальные силы придавались им на определенный срок для решения об­щих или частных задач. С момента передачи никто (даже ведомственный министр) не мог отдать распоряжение на какие-либо действия переданным силам. Единство руко­водства всеми силами и средствами из единого штаба вы­полнялось неукоснительно. Такая практика основывалась на решении Политбюро по этому вопросу и жестком кон­троле при его реализации"2.

Зарубежный опыт хорошо проанализировал диверсант № 1 Илья Григорьевич Старинов:

"Там, где имеется интенсивное партизанское движение театр военных действий делится на зоны ответственности, которые в свою очередь могут делиться на секторы, под­секторы и участки.

Районы ответственности обычно выделяются пехотным батальонам, секторы — ротам. Размеры батальонных рай­онов будут примерно соответствовать дальности артогне-вой поддержки и могут достигать 300 кв. метров.

-----------------------------------------------

2Нищев П. И. Предисловие к книге М. А. Дробова "Малая война: партизанство и диверсии".
Степень жесткости контроля районов обозначают цве­том дорожных светофоров.

Красный означает, что район под временным или по­стоянным контролем партизан. Каждый местный житель подозревается в принадлежности к партизанам. Войска в боевой готовности. Машины следуют в колоннах и как пра­вило имеют дополнительную охрану в виде танков или бро­немашин. В районе введен комендантский час.

Желтый означает, что в районе партизаны появляются периодически, и что ни войска, ни партизаны не осуществ­ляют контроль. В этих районах военнослужащие должны согласно их уставу постоянно иметь при себе оружие и не ходить в одиночку. В машине должен следовать, по мень­шей мере, один вооруженный охранник. Осуществляется контроль за населением, вводится комендантский час.

Зеленый означает, что район под эффективным контро­лем войск. Ведется наблюдение за населением. Военно­служащие не должны появляться в одиночку. Машины сле­дуют без охраны.

Крупные операции против партизанских сил как прави­ло осуществляются по тщательно разработанным планам. В них предусматриваются:

• непрерывная войсковая и агентурная разведка парти­занских сил;

• изоляция партизанских формирований от местного населения; от государств, оказывающих помощь партиза­нам;

• беспокоящие действия;

• уничтожение партизан;

• политические, психологические, экономические, со­циальные и специальные меры с целью воспрепятствовать восстановлению партизанских формирований.

Для борьбы, организуемой против партизан, характер­ны: наступательность, мобильность, внезапность, масси-рованность, использование системы обеспечения безо­пасности, четкое взаимодействие родов войск, широкое использование местных организаций. Помимо авианалетов предпринимаются и другие беспокоящие партизан дейст­вия с целью лишить их отдыха, а именно: воздушная и на­земная разведки, налеты на базы, лагеря и тайные склады, а также устройство засад, внезапные удары артиллерии, минирование коммуникаций и применение различных мин-сюрпризов".

ИНСТРУКТАЖ

Несмотря на четкую постановку задач, разговор у на­чальника разведки был похож не на инструктаж, а скорее на размышление двух ответственных и заинтересованных лиц, перед которыми стояла ясно осознанная цель. Чтобы ее до­стичь, надо было найти те двигательные пружины, которые заставят весь механизм работать в нужном направлении.

Да, за плечами были школа и уроки вооруженного про­тивостояния на территории нашей Родины, изучен полез­ный опыт друзей и врагов за рубежом, подготовлен отряд сотрудников органов безопасности. Однако... Начальник разведки внимательно посмотрел на собеседника:

— Что? Есть сомнения в готовности?

— Некоторое сомнение вызывает решение на террито­рии Афганистана второй задачи — организации агентурно-оперативной работы против бандформирований.

— Конечно обстановка сложная. Горная местность, куль­турная отсталость, религиозный фанатизм, специфика на­циональной психологии, контроль противником территории за пределами провинциальных центров и так далее. Класси­ческие, так сказать "западные" методы здесь не годятся. Поиск источников информации потребует начать агентурно-оперативную работу по бандформированиям практически с нуля. Начинайте! Информируйте меня еженедельно, а в осо­бых случаях — в любое время суток. Соответствующая по­мощь вам будет оказана. Имейте в виду, что с приобретени­ем "Каскадом" опыта задачи отряду могут быть расширены.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ПОМОЩНИКА КОМАНДИРА "КАСКАДА"3

Каждая из команд имела свою зону ответственности, включающую несколько провинций. Ряд территорий, не совпадающих с административным делением, был ком­пактно заселен представителями национальных мень­шинств, находящихся в оппозиции к центральной власти.

--------------------------------



3Помощник командира "Каскада" по информационной работе Гришин - бывший сотрудник советской внешней разведки, долгое время работавший за границей.

По религиозному составу население Афганистана было также неоднородно: свыше 98 процентов исповедовали ис­лам (из них 80 процентов - сунниты, 18 процентов - шииты), остальные придерживались сикхизма, иудаизма и других ре­лигий. Противоречия между мусульманами суннитского и ши­итского толка привели к тому, что различные по религиозно­му "окрасу" бандформирования стали ориентироваться на конкретную помощь извне. Уже к лету 1980 года на террито­рии Ирана были созданы лагеря подготовки бандформирова­ний, состоящих из мусульман-шиитов. Для противников на­родной власти из числа исламистов суннитского толка были сформированы несколько десятков военных лагерей в Паки­стане, в основном в районе городов Кветта и Пешавар.

В первые дни "каскадеры" столкнулись в Афганистане со многими трудностями.

В отряде было мало сотрудников, знающих местные языки, быт и обычаи народов этой страны. А ведь населе­ние Афганистана говорило более чем на 30 языках и диа­лектах, относящихся к самым различным языковым груп­пам. И хотя основные рабочие языки - это пушту и дари, а также белуджский (распространен в районах, граничащих с пакистанским Белуджистаном), только лишь востоковеды да "каскадеры" знали, что диалекты дари населения горных провинций Бадахшана, Панджшера, Кохистана по своим языковым особенностям весьма отдаленно напоминают та­джикские говоры советской Средней Азии, а население почти целых провинций говорит на других редких языках, к примеру, на языке ормури, распространенном в Логаре.

Каждый сотрудник разведки знает, насколько важно учитывать в оперативной работе знание местных нравов и обычаев населения. А "каскадерам" пришлось учиться это­му на "марше", кстати с пользой для дела.

Нередко бывали случаи, когда перед выходом на опера­ции войсковые командиры советских подразделений ори­ентировали "Каскад" не только по вопросам военно-поли­тической и оперативной обстановки, но и даже по таким вопросам, как особенности застройки в тех или иных рай­онах предполагаемых действий.

Казалось бы ничего не значащая информация о том, что окруженные глухими глинобитными стенами (дувалами) дворы-кварталы имеют по афганской традиции один изви­листый крытый проход на улицу, способствовала успеху многих операций по блокированию и обезвреживанию бандформирований, их активных пособников и агентуры, сохранению жизни советским солдатам и офицерам.

Учились "каскадеры" и передавали советским офице­рам и другой опыт об "архитектурных тонкостях" афганского стиля. Так, если в равнинном селении обычно четыре улицы сходились к небольшой площади, это означало, что в нем проживает пуштунское племя.

"Каскадеры" действовали в крайне непривычной для себя обстановке, среди населения, психология которого веками формировалась под влиянием принципов адата (норм неписаного права), в основе которого — гостепри­имство, кровная месть (или компенсация вместо кровной мести) и "вхождение" с просьбой о помощи.

С учетом местных условий, складывающейся обстанов­ки и ограниченности во времени отряду "Каскад" часто приходилось отказываться от традиционных норм и спосо­бов разведывательной работы. Тем не менее, как показа­ли последующие события, "Каскад" в основном справился с поставленными задачами.

На одном из совещаний, которое Лазаренко проводил с начальниками штабов и разведки команд отряда, с раз­решения руководителя представительства КГБ присутст­вовал заместитель министра внутренних дел, приехав­ший в командировку по делам отряда "Кобальт" МВД СССР.

Около двух часов он говорил о недостатках в работе, о методах сбора информации, о способах проникновения в бандформирования.

После совещания Лазаренко и заместитель министра зашли в рабочую комнату командира "Каскада" (стол, пара стульев, кровать). Заместитель министра напрямую пред­ложил:

— Александр Иванович! Принимай "Кобальт" под свою команду!..

— Нет. Не могу - У меня другие задачи.

Заместитель министра уехал в Центр, а через несколь­ко дней Лазаренко получил телеграмму за подписями председателя КГБ и министра внутренних дел: "Кроме ре­шаемых вопросов по борьбе с вооруженными формирова­ниями противника, перед Вами ставится дополнительная задача — создание Царандоя4 и установление народной

--------------------

4Царандой — аналог нашего МВД, орган народной милиции власти на местах.
С этой целью в подчинение Вам пере­дается отряд спецназначения МВД "Кобальт". С предста­вительством КГБ вопрос согласован".

В отряде "Кобальт" было 600 сотрудников. Вместе с "Каскадом" это составило 1600 человек.

Александр Иванович вспомнил резолюцию одного гроз­ного высокого начальника послевоенных лет, которую он однажды прочитал на документе оперативного дела: "Ис­полнить! За счет дальнейшего напряжения сил и повыше­ния организованности в работе!"

Все правильно! Приказы надо выполнять. Лазаренко знал, что они не обсуждаются или, вернее, обсуждаются только в том смысле, как их успешнее выполнить. Значит, вперед! Вперед, "Каскад"!

ПРОТИВНИК "КАСКАДА"

40-й армии противостояли мятежные силы. По различ­ным оценкам они насчитывали от 150 тысяч до 200 тысяч человек. Активная часть бандформирований составляла около 70 тысяч, объединенных приблизительно в 1500 бандгрупп. Соотношение было три к одному.

Что собой представляла группировка противника? Ла­заренко докладывал в Москву, что в бандформированиях имеются обученные специалисты — снайперы, минеры, гранатометчики, водители бронетанковой техники, связи­сты и т. д. В рядах душманов нередко встречались также офицеры, окончившие ранее различные военные училища и академии в Советском Союзе. С учетом возросшего уровня подготовки противник даже переходил от мас­штабных операций до использования специализирован­ных подразделений. Цифры можно сравнивать, доверять им или не доверять; факты тоже можно оценивать по-раз­ному, но если они доказаны, то не признавать их нельзя. Остается фактом и то, что армия воюет своими методами, а перестроиться на партизанские (или точнее, на контр­партизанские) методы просто не может. И это не ее вина, армия предназначена для других целей. Многоцелевыми могут быть только силы специальных операций, да и у них диапазон действий имеет свои пределы. К тому же ника­кое государство не может допустить их приоритета перед армией.

Отряд "Каскад", которым командовал Лазаренко, в этом отношении был уникальным, так как наиболее соответст­вовал характеру войны в Афганистане. Офицеры "Каскада" были в основном готовы к тактике партизанской войны противника и в целом знали, что ей противопоставить.

После разбора одной из операций, проведенных сов­местно подразделением 40-й армии и "Каскадом", маршал Соколов С. Л. спросил, имея в виду эффективность дейст­вий "каскадеров":

— Александр Иванович, где Вы взяли таких людей?

Лазаренко рассказал, что "таких людей" готовят из со­трудников органов госбезопасности на семи месячных кур­сах (КУОС) по специальной программе.

Маршал удивился:

— Надо же! А мы в академии имени Фрунзе не можем достичь такого уровня профессионализма при обучении спецназовцев.

Такую похвалу командир "Каскада" довел до сведения сотрудников своего штаба.

БОРЬБА ТАКТИК

Учитывая особое назначение отряда "Каскад" и рассма­тривая его естественно как силу специальных операций, Лазаренко старался правильно нацелить работу команди­ров групп и штабов на местах по планированию операций, принятию решений, доведению задач до исполнителей, управлению группами в ходе осуществления оперативно-боевых действий, а также обеспечению этих действий всем необходимым.

На совещаниях он повторял: организация и организован­ность — вот залог успеха; однако у успеха есть и другие за­логи: мало иметь сильный замысел, хорошо спланирован­ную операцию и учесть все элементы оперативной обста­новки, надо еще и грамотно исполнить этот замысел, а для этого всего перечисленного еще недостаточно. Надо знать тактику! Надо знать все о тактике противника, скрупулезно изучать ее, накапливать о ней данные, анализировать, если хотите коллекционировать тактические уловки противника с тем, чтобы переигрывать его, отвечая своими методами.

Лазаренко очень любил шахматную игру и часто срав­нивал ход оперативно-боевых действий с борьбой двух соперников за шахматной доской. Получалось так, что про­тивник чаще играл белыми и ходил первым. Основным так­тическим принципом противника в избранной им тактике партизанской войны была неожиданность. Именно она яв­лялась мерилом успеха всех боевых тактических приемов и способов (засад, налетов, диверсий и так далее), а так­же его оперативных мероприятий.

Ответ на вопрос кто сильнее могло дать умение проти­вопоставить тактике противника нашу тактику, основанную как на своих закономерностях, так и на знании противни­ка, который "школил" "каскадеров" в процессе вооружен­ного противостояния.

В чем же заключалась и что собой представляла, какие особенности имела тактика оперативно-боевых действий вооруженных афганских бандформирований?

Сформированные к середине 1980 года, подготовлен­ные бандформирования противника при нападении на со­ветские и правительственные войска использовали зава­лы, обвалы, минные фугасы из авиабомб, засады, обстре­лы колонн с заранее подготовленных позиций, огневые на­леты в местах привалов и отдыха, узкие части дороги, ме­ста нависания скал над ней и тому подобное, то есть то, что называется особенностями местности. Все это сопро­вождалось быстрой сменой позиций и применением раз­личных тактических уловок. Вот некоторые из них:

• стрельба из пещеры в полутора - двух метрах от вхо­да, что не дает видимости вспышки;

• использование в засадах "буров" - длинноствольных английских винтовок, хорошо зарекомендовавших себя в горах. Одна группа ведет огонь с расстояния 1,5-2 км, а вторая вступает по мере необходимости и при прицельной уязвимости объекта с расстояния 300-500 метров;

• нападение на передовые посты с целью заманить в хорошо подготовленную засаду воинское подразделение, идущее на выручку;

• закладка мин в полиэтилене, что исключает их обна­ружение собаками;

• проведение операций в форме военнослужащих со­ветских и правительственных войск ("легендированные действия под видом противника").

Одна из тактических уловок стала легендой.

"БАСНЯ ЭЗОПА" О ДУШМАНЕ И ЕГО ОСЛЕ

Душманы регулярно, один раз в сутки в дообеденное время обстреливали из миномета резиденцию наших во­енных специалистов в Кабуле, причем обычно выпускалось три — четыре мины и налет прекращался. Территория, на которой располагалась эта резиденция, была под контро­лем и ХАД (местный КГБ), и Царандоя. Но и те, и другие сбились с ног в поисках злополучного минометчика.

Просчитывалась траектория полета мин, измерялось расстояние, производились математические расчеты, осу­ществлялось визуальное и оптическое наблюдения, но ми­ны, хотя и в небольшом количестве, но с завидной регуляр­ностью взрывались на довольно обширной территории ре­зиденции. Разумеется, настроение у военных специалистов от подобной "демонстрации присутствия" не улучшалось.

Спас ситуацию его величество случай.

Однажды пост Царандоя с изумлением увидел, что по дороге медленной мирной походкой шествует... осел с большой охапкой сена на спине и торчащим из под покла­жи... стволом 82-миллиметрового миномета.

Пришла догадка: осел идет к себе домой — это случалось здесь часто. Ослы как умные животные, в отличие от бытую­щего о них другого мнения (а может это только афганские ос­лы!), не нуждались в сопровождении хозяина, чтобы добрать­ся до своего обиталища. Такие вот они самостоятельные!

За животным сразу же установили наружное наблюде­ние, то есть слежку. Три милиционера, шествуя чинно за ослом, спокойно прибыли в то место, где проживал хозяин осла. Первый, кого они увидели, был сам хозяин, с нетер­пением поджидавший своего любимого животного. Хозяин тут же был арестован. Разумеется, это был бандпособник.

Он рассказал, что практически ежедневно он вместе с ос­лом направлялся на базар. На осла грузилось сено, под кото­рым аккуратно паковался миномет и все его составляющие, плюс две — три — четыре мины. Отклониться от дороги к раз­рушенным дувалам — дело считанных минут. Из-за дувалов выпускается "порция" мин по резиденции, затем миномет во­дворяется снова на спину осла и маскируется сеном.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет