Владимир Корнеев



жүктеу 0.6 Mb.
бет2/5
Дата22.06.2018
өлшемі0.6 Mb.
1   2   3   4   5

Д Е Й С Т В И Е 1


С Ц Е Н А В Т О Р А Я


ТУК
ЕЛЕНА

ТУК


ЕЛЕНА
ТУК

ЕЛЕНА


ТУК

ЕЛЕНА


ТУК

ЕЛЕНА
ТУК

ЕЛЕНА
ТУК

ЕЛЕНА


ТУК

ЕЛЕНА

ТУК

ЕЛЕНА


ТУК

ЕЛЕНА


ТУК

ЕЛЕНА


ТУК

ЕЛЕНА


ТУК
ЕЛЕНА

ТУК


(Середина ХХ века. Склеп. Два ветхих гроба, в них лежат колдун и его дочь. Открывается крышка одного из гробов, появляется Тук).
Восстань, о дочь моя,

Там наверху гроза

Свалила дуб,

Держащий нас в плену.

Он молнией сожжен дотла, до корня.

Свободны мы, и нам пора идти.

(Поднимается из гроба). Пора, отец.

Пусть нам достанет сил

Жестоко отомстить

За годы заточенья,

Излить свой тяжкий гнев

На головы врагов!

Опомнись, все наши враги давно умерли, а закон воздаяния редко карает детей за грехи отцов.

Детей, о нет!

Минуло триста лет,

Как нас с тобой ввергли

В темницу эту

И, насыпав холм,

Дуб молодой над нами посадили.

Заклятье знали,

Кто-то им сказал:

Покуда он стоит во всей красе и силе –

Не можем выйти мы

Из склепа своего.

Но вот, хвала грозе,

Дуб молнией повержен,

И мы придем в сей мир

Не милости дарить.

За суд у города потребуем ответа.

И тяжко отмстим

Потомкам тех ханжей,

Что отлучили нас от жизни и от света.

(Тянется к бутылке, которая стоит рядом).

Сейчас не пей. Без твоего участия нам отсюда не выбраться. Заклинание Януса надо произносить вдвоем, и тебе необходимо быть трезвым.

О! Доброе вино!

Послушай, дочь моя,

Я триста лет лишен

Божественного дара Диониса.

Еще побудем здесь…

(Отпивает из бутылки, лицо его перекашивает, он выплевывает выпитое).

О боги! Вот отрава!

(Падает в гроб).

(Подходит к нему). Если бы я не знала, что старого Тука нельзя умерить ни ядом, ни огнем, не железом, то поверила бы этой комедии. (Отцу) Вставай, перестань притворяться. Он сказал, что мы пробыли здесь триста лет… Впрочем, нам что триста лет, что три года… - достаточно прочесть заклинание ожидания, и жди. Триста лет! Отцу можно верить, он посчитал годовые кольца дуба, погибшего над нами. (Отцу) Вставай, притворщик.

Вина поганый вкус дыханье отнял

И печень мне заполнил черной злобой.

Я отмщу за все!

Скорее, произносим заклинание Януса. Ты будешь расколдовывать вход, а я – выход.

Постой, дитя мое!

Ты молода еще,

А выход тайной скрыт

И связан преступленьем.

Не знаю я – осилишь ли его?

Во всем подлунном мире известно, что ты великий маг и волшебник, но также велики и твои капризы. Если хочешь расколдовывать выход – ворожи, только не ошибись, как в прошлый раз, когда мы бежали из темницы этого негодяя Гаруна-ар-Рашида и попали, вместо базарной площади, в клетку со львами.

О горе, горе мне!

Злопамятство твое

Страшнее яда и клыков пантеры…

Но к делу!

Прежде, чем прочтем

Заклятье Януса,

Нам надо знать,

Где можем оказаться

И что придется сжечь.

Какой-нибудь амбар

Нам мало подойдет.

Да, отец, я не забыла – после выхода из любой темницы, по прошествии года и более, необходимо прочесть заклинание возвращения, а для того, чтобы оно подействовало, нужно сжечь какое-нибудь строение. Причем, чем дольше находился в заточении, тем большим должен быть пожар. Помнишь, тебе пришлось спалить половину Александрии после нашего столетнего ожидания в пещере гранитной скалы?

Александрия что,

Лишь жалкие лачуги

Две тыщи лет назад.

Сегодня мы спалим:

Правителя дворец,

Бургомистрат, кордегацию, арсенал

И замок городской.

И всполошим весь город. Достаточно сжечь бургомистрат или ратушу и странноприимный дом, или какой-нибудь большой трактир. Я понимаю, тебе хочется устроить наше возвращение как можно пышнее. Ты мечтаешь, словно Фаэтон, пронестись огненной кометой и сжечь весь город. Но этим мы нарушим закон. Вспомни, что стало с великими волшебниками, уничтожившими Александрийскую библиотеку и храм Афродиты? Где они, и где их величие?

Краса и разум – два прекрасных дара.

Такой гармонии еще не видел мир.

Коль надо выбирать строенье для пожара,

Ты ратушу сожжешь, а я – большой трактир.

Ну уж нет! Ты в этом трактире напьешься, как римский гладиатор после драки. Жги ратушу и не смей пить. Не забывай – твоя волшебная сила во хмелю не действует.

Смиряюсь, ангел мой. (Говорит в сторону)

Ведь в ратуше все пьют побольше, чем в трактире.

В былые времена, чем выше господин,

Чем вид его честней, чем праведнее речи,

Тем больше малых сил несли вина кувшин,

У приближенных домогаясь встречи.

И золото рекой в карманы тех господ текло,

Текло рекою непрерывной, тем более вино,

Вино – само собой…

Что ты бормочешь? Если заклинание – почему один и тихо?

Слагаю я стихи.

Конечно, в честь напитка Диониса?

В любой стране, куда я ни приду,

Я пробую вино и мед, и пиво даже,

Но здесь хлебнул мерзейшую бурду

И, Боги, пития не видел гаже…

Как же, как же, а та брага, которую ты пил у варваров на востоке? Не помнишь?

(Тук дергается и зажимает рот рукой.)

Всем хороша ты, дочь моя,

Но вот…


Дерзка и непочтительна не в меру. Скорее, отец, пока наверху ночь и светит Луна, наши чары имеют большую силу. Возьми этот покров (указывает на погребальное покрывало), накройся с головой, и да помогут нам высшие силы. Начало не забыл: «Великий Янус, бог дверей…»

Я помню, помню. Начинаем.

(Накрывает себя и дочь покрывалом).

С Ц Е Н А Т Р Е Т Ь Я



1-ПРОХОЖИЙ


2-ПРОХОЖИЙ

ПЬЯНЫЙ


2-ПРОХОЖИЙ
1-ПРОХОЖИЙ

2-ПРОХОЖИЙ


ПЬЯНЫЙ

1-ПРОХОЖИЙ

2-ПРОХОЖИЙ

1-ПРОХОЖИЙ


ПЬЯНЫЙ


2-ПРОХОЖИЙ
ПЬЯНЫЙ

1-ПРОХОЖИЙ

ГРИФЛЕЦ

ДАЛИНГ



ГРИФЛЕЦ
ДАЛИНГ

ГРИФЛЕЦ


ДАЛИНГ

ГРИФЛЕЦ


ДАЛИНГ

ПОЛИЦЕЙСКИЙ


ДАЛИНГ

ПОЛИЦЕЙСКИЙ

ДАЛИНГ

ПОЛИЦЕЙСКИЙ



ДАЛИНГ

ПОЛИЦЕЙСКИЙ


ЕЛЕНА
ДАЛИНГ
ЕЛЕНА

ГРИФЛЕЦ
ДАЛИНГ

ГРИФЛЕЦ
ДАЛИНГ

ГРИФЛЕЦ

ДАЛИНГ

ГРИФЛЕЦ
ДАЛИНГ


ЕЛЕНА
ДАЛИНГ

ЕЛЕНА


ДАЛИНГ

ЕЛЕНА
ДАЛИНГ




(Площадь перед отелем. Двое прохожих и пьяный. Занимается пожар).
Смотри, как горит! Подарок будущему губернатору перед свадьбой.

Тесть возместит убытки.

(Пытается вмешаться в разговор) Здит… Убыт… Не быт..

Господин Трибакс достаточно богат, чтобы заново отстроить десяток таких отелей, как «Далингхолл».

Он никогда и ничего не делает даром.

Господин Далинг сторицей заплатит, женившись на госпоже Брунгильде.

Брынгиль… Бррр.

И будет расплачиваться всю жизнь.

Жизнь его будет трудна, но коротка. Помогай ему господи.

Господин Далинг долго колебался, но вот сгорел его отель, и он разорен. От брака с Брунгильдой Трибакс теперь не отвертеться, зато будущий тесть поможет стать губернатором. Может, хоть это его утешит.

Бррр. Брнатор Ура! Ооо! (Указывает в сторону пожара)

Он свихнулся. Хочет разбиться или сгореть со своим отелем. Зачем его понесло на карниз?

Оба. Аба… Баба!

Девушка в горящем здании! Но каков молодец этот Далинг! Лазит по стенам, как заправский альпинист. Смотри! Спускается. И девушка у него за спиной.

(Появляется Далинг с девушкой. Это Елена. Рядом с ними репортер Грифлец и полицейский.)

Господин Далинг, в утреннем выпуске «Либервиль Трибьюн» избиратели узнают о вашем замечательном подвиге.

Какой, к черту, подвиг! Забыли вывести девушку из огня. А по карнизам я лазил с детства, за что не раз был наказан бывшей хозяйкой «Далингхолла», моей матушкой. Мне знаком здесь каждый камень и выступ на фасаде.

Отличная тема для статьи: безрассудство детей может спасти жизнь, а не погубить ее.

Чаще бывает наоборот. Я прошу вас, господин Грифлец, не делайте из меня героя. Газета Трибакс и так восхваляла меня сверх всякой меры.

Но эти похвалы были, так сказать, авансом.

Именно поэтому я и настаиваю – воздержитесь от публикации. Меня сочтут сорвиголовой, а это сомнительная реклама в избирательной кампании.

Но ваш подвиг видели сотни людей!

Не преувеличивайте, здесь почти никого нет. Второй пожар за одну ночь – не слишком ли много для нашего города? Сгоревшая ратуша и без того всех достаточно развлекла. (Обращается к полицейскому) Да, кстати, там никто не пострадал?

Жертв и пострадавших нет, но выяснилось, что в ратуше был поджег.

Почему вы так решили?

В баре ратуши пожарные обнаружили в стельку пьяного старика. Похоже, он и был поджигателем.

(Елена внимательно слушает.)

И что со стариком?

Отвезли в участок.

Устройте мне встречу с этим горе-поджигателем завтра.

Беда с этими пьяницами. Дай им волю – спалят весь Либервиль.

Была такая идея. Папочка как-то поджег Рим, так жители зарезали от испуга своего правителя Нерона.

О! Мы забыли о даме. Как ваше имя, барышня, и, простите, вы говорили о Нероне?

Елена. Нерон был собутыльником моего отца. Видели б вы, как он надувался от спеси, когда лизоблюды подносили ему венок олимпийца за дрянные стихи. Подлецом он был величайшим, но погубила его поэзия. Поспорил как-то с отцом о виршах, папа обиделся и поджег Рим с четырех концов. Горожане убили Нерона. Впрочем, так ему и надо, у него всегда скверно пахло изо рта, и лицо было все в прыщах. Неприятный тип.

У девушки от потрясения не все ладно с головой. Пойду вызову машину скорой помощи.

Прошу вас, не надо. Моя экономка, госпожа Дайгам, будет для нее лучшей сиделкой. Надеюсь, госпожа Елена скоро поправится. Господин Грифлец, в связи с новыми обстоятельствами (жестом показывает на неладное с головой), я вдвойне надеюсь на вашу скромность.

Скромность скорее ваша, господин Далинг, впрочем, я ваш покорный слуга.

Мой друг.

Не знаю. Через неделю вы станете зятем господина Трибакс, совладельцем нашей газеты, вас изберут губернатором, и вы вряд ли вспомните о нынешнем разговоре.

Вы в этом уверены?

Не очень. Прощайте, господин Далинг.

(Уходят все, кроме Елены, пьяницы и Далинга.)

Позвольте вас проводить, госпожа Елена (улыбается и оценивающе осматривает девушку). Троянская.

(Вздрагивает) Я не сдвинусь с места, пока вы не скажете – откуда вам известно имя моей матери?

О, это большой секрет, сударыня.

Вы мне его немедленно раскроете. Немедленно! И помните – (вытягивает вперед руку) - ни один мужчина не может предо мной устоять!

(Раздается ужасный грохот, Далинг припадает на колено, пьяный валится навзничь.)

Расскажу, непременно расскажу, госпожа Елена, даже в стихах, прекрасным гекзамером. Когда же скончался ваш батюшка? Кстати, как его звали – Парис или Менелай?

Он жив и зовут его Тук. Очень скоро Вы его увидите. Так я жду нашего рассказа.

Елена Прекрасная, прежде надо отдохнуть, принять ванну, а затем я охотно поведаю вам обо всем, что мне известно. Нам некуда спешить. Пойдемте, не будем слишком волновать госпожу Дайгам.

(берет Елену под руку и увлекает за собой.)





Каталог: file
file -> Симон маркиш
file -> Падение Трои Пьеса в 5-ти действиях
file -> 2. в греческом языке существует три слова для обозначения понятия «слово» «эпос», «логос» и
file -> Қазақстан Республикасы Қорғаныс министрінің 2016 жылғы 22 қаңтардағы №35 бұйрығымен бекітілген тиісті деңгейдегі білім беру бағдарламаларын іске асыратын Қазақстан
file -> График предоставления респондентами первичных статистических данных по общегосударственным статистическим наблюдениям в июне 2013 года
file -> 66 баспасөз релизі қаржы нарығындағы ахуал туралы


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет