Войны, миры, союзы



жүктеу 4.25 Mb.
бет13/19
Дата03.04.2019
өлшемі4.25 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19
А.М.Василевского значение Смоленского сражения состояло в том, что немецкие войска были задержаны на главном - Московском направлении. Это явилось для нас крупным стратегическим успехом. Советское командование получило как дополнительное время для создания новых мощных резервов, так и для укрепления Москвы.

12 июля 1941г. – соглашение между СССР и Великобританией предусматривающее помощь и поддержку в войне против Германии, отказ от ведения мирных переговоров с Германией, отказ от заключения перемирия с противником, кроме как с обоюдного согласия.


Великобритания, хоть и согласилась на улучшение отношений с СССР, но оказывать реальную помощь Советскому Союзу не спешила. Запад желал задержать падение СССР, чтобы отсрочить ожидавшееся вторжение немцев в Великобританию, Индию и другие страны, но ни США, но ни Великобритания не верили в способность СССР к долгому сопротивлению. С целью узнать, сколько СССР сможет продержаться, 30 июля 1941 года в Москву был направлен помощник Ф.Рузвельта - Гарри Гопкинс который позже поделился впечатлениями о Сталине: «Он приветствовал меня несколькими быстрыми русскими словами. Он пожал мне руку коротко, твердо любезно. Он тепло улыбался. Не было ни одного лишнего жеста или ужимки… Ни разу он не повторился. Он говорил также, как стреляли его войска, - метко и прямо… Казалось, что говоришь с замечательно уравновешенной машиной, разумной машиной. Иосиф Сталин знал, чего он хочет, знал, чего хочет Россия, и он полагал, что вы так же это знаете. Во время второго визита мы разговаривали почти четыре часа. Его вопросы были ясными, краткими и прямыми. Как я ни устал, я отвечал в том же тоне. Его ответы были быстрыми, недвусмысленными, они произносились так, как будто они были обдуманы много лет назад… Во всем, что он говорит, чувствуется выразительность…

Если он всегда такой же, как я его слышал, то он никогда не говорит зря ни слова. Если он хочет смягчить краткий ответ или внезапный вопрос, он делает это с помощью быстрой сдержанной улыбки – улыбки, которая может быть холодной, но дружественной, строгой, но теплой. Он с вами не заигрывает. Кажется, что у него нет сомнений. Он создает в вас уверенность, что Россия выдержит атаки немецкой армии. Он не сомневается, что у вас так же нет сомнений…

Он предложил мне одну из папирос, и взял одну из моих. Он непрерывно курит, что, вероятно, и объясняет хриплость его голоса. Он довольно часто смеется, но это короткий смех, быть может, несколько сардонический. Он не признает пустой болтовни. Его юмор остр и проницателен. Он не говорит по-английски, но, когда он обращался ко мне по-русски, он игнорировал переводчика и глядел мне прямо в глаза, как будто я понимал каждое слово… Два или три раза я задавал ему вопросы, на которые, задумавшись на мгновенье, он не мог ответить так, как ему хотелось бы. Он нажимал кнопку. Моментально появлялся секретарь, так как будто он стоял наготове за дверью по стойке «смирно». Сталин повторял мой вопрос, ответ давался немедленно, и секретарь исчезал…

В США и в Лондоне миссии, подобные моей, могли бы растянуться и превратиться в то, что государственный департамент и английское министерство иностранных дел называют беседами. У меня не было таких бесед в Москве, а лишь шесть часов разговора. После этого всё было сказано, всё было разрешено на двух заседаниях».

На Гарри Гопкинса произвело сильное впечатление не только внешнее поведение Сталина, но и содержание его шестичасового разговора. Сталин объяснял, что первые неудачи советских войск были вызваны тем, что большинство из них не было отмобилизовано. Он говорил, что советские войска продолжают вести упорные бои даже в тех случаях, когда немцы их окружают. Он уверял, что советские танки лучше немецких и они «неоднократно доказывали своё превосходство в бою». Он подробно рассказал о боевых качествах советских танков и самолетов, их количестве, их производстве. Несколько раз Сталин отметил, что он не недооценивает немецкую армию. В то же время он решительно заявил, что «немцев можно бить, и они не сверхчеловеки».

В то же время Сталин говорил об острой потребности Красной Армии в целом ряде видов вооружений и материалах для их производства. Крайне необходимы легкие зенитные орудия, очень необходим алюминий, для производства самолетов. В-третьих, необходимы пулеметы калибра – 12,7 мм, а так же винтовки 7,62. он сказал, что нужны зенитные орудия и тяжелого калибра для защиты городов… Он заявил, что исход войны в России будет в значительной степени зависеть от возможности начать весеннюю компанию , имея достаточное количество снаряжения, в частности – самолетов, танков, зенитных орудий».

Сталин исходил из неизбежности скорого вовлечения США в войну и сказал Гопкинсу, что «мощь Германии столь велика, что хотя Россия сможет защищаться одна, Великобритании и России вместе будет очень трудно разгромить немецкую военную машину». Сталин заявил, что «нанести поражение Гитлеру – и, возможно, без единого выстрела – может только заявление Соединенных Штатов о вступлении США войну с Германией». Сталин даже попросил, что бы Гопкинс передал Рузвельту, что Сталин «Приветствовал бы на любом секторе русского фронта американские войска целиком под американским командованием».

И всё же главная цель Сталина в разговоре с Гопкинсом сводилась к получению материальной помощи от США. Как подчеркивал Гопкинс, именно во время этого разговора Сталин написал карандашом на листке небольшого блокнота четыре основных пункта, в которых указал потребности русских, и передал листок Гопкинсу с подробным перечнем вооружений и материалов, в поставках которых из США нуждался СССР.

Встреча со Сталиным не только произвела неизгладимое впечатление на Гарри Гопкинса, но и коренным образом изменило его представление о способности СССР к сопротивлению германской агрессии. Гопкинс, конечно, вовсе не видел настоящего фронта в России. Даже если бы он его видел, он вряд ли мог бы понять, что происходило. Его вера в способность русских к сопротивлению возникла главным образом под влиянием самого характера просьб Сталина, доказывавших, что он рассматривает войну с точки зрения дальнего прицела. Человек, который боится немедленного поражения, не говорил бы о первоочередности поставок алюминия.
25 августа 1941 года советские войска заняли Северный Иран, а английские Южный Иран.

28 сентября 1941 года в Москву для участия в совещании трех держав прибыли делегации США во главе с А.Гарриманом и британская делегация во главе с лордом Бивербруком. В ходе переговоров Сталин вел себя не как смиренный проситель, а руководитель державы, прекрасно сознававший, что союзники были крайне заинтересованы в поддержании военных усилий СССР, а поэтому он требовал помощи настойчиво и жестко, осуждаю малейшие попытки сократить объем поставок вооружений и стратегических материалов.

По словам Гарримана, «Сталин весьма подробно остановился на необходимых ему поставках, закончив заявлением, что больше всего он нуждается в танках, а затем в противотанковых орудиях, средних бомбардировщиках, зенитных орудиях, броне, истребителях и разведывательных самолетах и, что довольно важно, в колючей проволоке». Он настаивал на поставках американцами большого количества автомобилей «Виллис».

«Сталин давал понять, что он очень недоволен нашими предложениями. Казалось, что он ставил под вопрос наше искреннее стремление помогать. Выглядело так, что он предполагал, будто мы хотим добиться разгрома советского строя Гитлером. Он высказывал свои подозрения весьма откровенно». Сталин заявил: «Скудность ваших предложений явно свидетельствует о том, что вы хотите поражения Советского Союза».

Во время последней встречи 30 сентября участники конференции «методично, пункт за пунктом… прошлись по списку из 70 предметов, которые просила Россия». Правительства США и Великобритании объясняли, какие из них они готовы поставить и в каких количествах. Позже Сталин добавил новую просьбу о поставке от 8 до 10 тысяч грузовых автомобилей в месяц. Проявляя неожиданное знакомство с предметом обсуждения в точных деталях, Сталин объяснил, что трехтонки будут наиболее подходящими, потому что многие советские мосты не выдержат более тяжелых машин, а поэтому подойдут машины грузоподъемностью в полторы или в две тонны. Это – война моторов, заметил Сталин. Невозможно иметь слишком много моторов. Тот, у кого будет больше моторов, обязательно победит. В окончательный список был включен перечень из 70 с лишним основных вдов поставок и свыше 80 предметов медицинского снабжения, от танков, самолетов и эсминцев до солдатских сапог (400 тысяч пар ежемесячно) и шеллака (300 тонн в месяц).

Соглашения были подписаны. Лорд Бивербрук вернувшись в Лондон, настолько уверовал в личность Сталина, который стал ему симпатичен (до этого, кстати, наоборот), что «стал - и оставался в дальнейшем – яростным сторонником второго фронта на Западе»11.

Первым документом, в котором Англия, США и СССР совместно и публично провозгласили цели борьбы против фашистской агрессии, была «Атлантическая хартия».

16 августа 1941г. – приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования предлагавший командиров и политработников, дезертировавших в тыл или сдавшихся в плен, считать злостными дезертирами, а их семьи подвергнуть аресту; в случае окружения драться до последней возможности, а задумавших сдачу в плен уничтожать. Семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.

Посудите сами. За первые шесть с небольшим месяцев вой­ны количество попавших в плен или хотя бы оставшихся за ли­нией фронта, а также «пропавших без вести» составило, по но­вейшим данным, 2 335 000 человек.

Для сведения: численность собственно группировки РККА на Западе на утро 22 июня составляла 2 920 365 человек.

Попали в плен («без вести пропали» и оказались за линией фронта) фактически 80% первоначальной численности собст­венно группировки РККА на Западе.

Между тем за тот же период погибли, — включая и умерших от ран в госпиталях — 556 000 чел.64, то есть на одного погиб­шего — четыре попавших в плен (вместе с «без вести пропав­шими» и оставшимися за линией фронта).

Если сравнивать эту же ситуацию с данными, например, 1943 года, когда соотношение погибших и попавших в плен со­ставляло 5:1, то поневоле может сложиться впечатление, что в 1941 году была не столько война, сколько массовая капитуляция наших войск.

К тому же в сочетании с массовым дезертирством, о чем го­ворит еще один неприглядный показатель: только за период с 22 июня по 10 октября 1941 года органами НКВД, в т.ч. и особыми отделами, были задержаны 657 364 бежавших с фронта военно­служащих, (в т.ч. 103 876 чел. были задержаны за период с 22.06 по 20.07.1941), т.е. в бега подались 22,5% первоначальной чис­ленности собственно группировки РККА!

Если говорить всю правду, то эти цифры означают следую­щее. Исходя, к примеру, из норматива оперативной плотности в обороне, скажем, наших стрелковых дивизий образца 1941 г. в размере среднего минимума — 1 солдат на 1 метр линии обороны — цифра в 657 364 человека подавшихся в бега означает открытие фронта протяженностью в 657 с лишним километров. Для сведе­ния: это фактически пятая часть всей линии вторжения агрессора (657:3375 х 100%= 19,46%).

Это немыслимо фантастическая брешь в обороне, через кото­рую в полном составе могли бы пройти все три группировки втор­жения вермахта и еще 207 км осталось бы. Ведь у них высший предел протяженности линии фронта в прорыве составлял 150 км. Значит, если локоть в локоть, то трем группировкам потре­бовалось бы всего 450 км. Л тут 657 км.

Конечно, за весь начальный период войны таких гигантских брешей не было — самая большая, в 400 км, образовалась после то­го, как рухнул Западный фронт!

Немыслимо жуткая беда заключалась, прежде всего, в том, что эти проклятые 657 км многократно образовывались суммар­но на всей линии советско-германского фронта, всякий раз, не только приводя к трагическим последствиям, но и до крайности усугубляя положение на фронте в целом.

Вот истинная причина сурового приказа Сталина — как нар­кома обороны и Верховного Главнокомандующего — № 270 от 16 ав­густа 1941 г. «О расстреле дезертиров, паникеров и предате­лей...»


Битва за Киев (11 июля – 26 сентября 1941г).

К исходу 10 июля войска группы армий «Юг» тесня войска Юго-Западного фронта (генерал-полковник М.П.Кирпонос) вышли на реку Ирпень в 15 километрах от Киева. 11 июля 13-я немецкая танковая дивизия пыталась с ходу форсировать Ирпень и ворваться в Киев, но потерпела неудачу.

Войска Южного фронта (генерал армии И.В.Тюленев) в период с 22 июня по 25 июля отступали от Прута к Днестру, а позже были выдавлены к Южному Бугу. А вскоре немецкие войска силами 6-й армии и 1-й танковой группы развернули наступление на Умань, где с 27 июля по 2 августа окружили войска Южного фронта (потери вместе с командующими 6-й армией И.Н.Музыченко и 12-й П.Г.Понеделиным свыше 100 тысяч человек пленными, 300 танков и 800 орудий). В этих условиях положение советских войск, оборонявших Киев, становилось уязвимым.

С 1 по 8 августа начался очередной штурм Киева, где немецкие войска смогли выйти на юго-западную окраину города. Но этого было недостаточно для захвата Киева.


21 августа 1941года Гитлер издал директиву, которую Гальдер назвал «решающей для всей Восточной компании». Она гласила: «Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками. На редкость благоприятная оперативная обстановка, сложившаяся в результате выхода наших войск на линию Гомель, Почеп, должна быть незамедлительно использована для проведения операции смежными флангами групп армий «Юг» и «Центр» по сходящимся направлениям. Цель этой операции – не только вытеснение за Днепр 5-й русской армии частным наступлением 6-й немецкой армии, но и полное уничтожение противника, прежде чем его войска сумеют отойти на рубеж Десна, Конотоп, Сулла. Тем самым войскам группы армий «Юг» будет обеспечена возможность выйти в район восточнее среднего течения Днепра и своим левым флангом совместно с войсками, действующими в центре, продолжать наступление в направлении Ростов, Харьков».

Эта директива знаменовала собой временный отказ от наступления на Москву и поворот основных сил вермахта на юг с целью овладения промышленным и продовольственным потенциалом Украины. Одновременно группа армий «Север» должна была установить блокаду Ленинграда и не допустить тем самым активных действий советского флота на Балтике против транспортов, доставлявших из Швеции жизненно важную для германской экономики железную руду.

Среди генералов и историков впоследствии были споры, имела ли сия директива роковое значение для Восточного похода вермахта, и мог ли Гитлер выиграть войну, если бы тогда начал наступление не на Киев, а на Москву.

За два месяца боёв РККА добилась важного со стратегической точки зрения результата – смены стратегии «Барбароссы». Активными действиями на флангах советско-германского фронта, прежде всего на Украине, удалось заставить немецкое командование укрепиться в своём желании перенести центр тяжести операций с московского направления на фланги фронта.

По новому планированию германское командование снимает танковые части группы армии «Центр» и перебрасывает их на юг под Киев с целью глубокого охвата Юго-Западного фронта и окружения. Для противодействия немецких планов создается Брянский фронт (генерал-армии А.И.Еременко)

25 августа 2-я пехотная армия и 2-я танковая группа группы армий «Центр» начали наступление на южном направлении. 30 августа Брянский фронт получил приказ перейти в наступление, и парировать удар немецкого наступления своим контрнаступлением во фланг, пытаясь уничтожить группу Гудериана. Перспективы этого наступления крайне призрачные, при отсутствии каких бы то не было механизированных соединений, нанести поражение крупным силам немцев в то время было практически невозможно (даже при более больших шансах имея механизированные корпуса в июне-июле 1941 года подобные контрнаступления были обречены). Медленное наступление Брянского фронта задачу отвлечения немцев от Киева не решило, хотя вынудило оставить немалую часть войск для обороны, предназначенную для удара на Киев. Вскоре немцы сами перешли в наступление против сил Брянского фронта, который, неся большие потери, был практически разбит.

2-я танковая группа Гудериана из состава группы армий «Центр», выйдя на оперативный простор, быстро шла на соединение с 1-й танковой группой Клейста группы армий «Юг». 7 сентября немцы вышли к Конотопу, 14 сентября взяли Ромны.

1-я танковая группа Клейста совершив марш-бросок на север к Днепру, вышла к построенному под Кременчугом понтонному мосту, 12 сентября быстро переправилась на плацдарм, и сразу же устремилась навстречу танкам Гудериана. Практически не встречая сопротивления, уже 16 сентября в районе Лохвица две группы соединились, сомкнув кольцо окружения.

18 сентября Ставка принимает решение оставить Киев, и переправить войска 37-й армии на левый берег Днепра, но уже поздно. Ни кто не мог предположить, что немцы будут наступать так быстро, да и нанесут удар с Кременчугского плацдарма.

15 сентября Ставка известило командование Юго-Западного фронта о начале подготовки контрудара с целью прорыва окружения. 16 сентября по направлению на Ромны, перешла в контрнаступление конно-механизированная группа в составе 2-го кавалерийского корпуса П.А.Белова, 100-й стрелковой дивизии И.Н.Руссиянова, 1-й и 129-й танковых бригад. Подойдя к городу вплотную группа взять его всё же не смогла и была остановлена. Да и выбор контрудара направленного на Ромны не отвечал замыслу по деблокаде окруженных, немцы там держали достаточно крепкую оборону, да и если город удалось бы взять задача была всё равно бы не решена. Удар по деблокаде был выбран не верно, и достаточно сильная группа советских войск задачу не выполнила. 23 сентября атаки были прекращены. Стоит сказать, что Кирпонос, будучи командующим Юго-Западным фронтом, не оказал должного сопротивления ударом из котла, фактически отстранившись от командования.

Юго-Западный фронт в составе 21-й, 5-й, 37-й и 26-й армий был окружен, войска были расчленены, но вели отчаянные бои, постоянно предпринимая попытки прорыва. Из окружения удалось вырваться 21 000 человек, всего же в окружение попали 452 720 человек - непосредственно при окружении Юго-Западного фронта.

В результате поражения войск Юго-Западного фронта Советский Союз потерял почти всю Левобережную Украину и Киев. Для восстановления обороны на юге Ставке пришлось израсходовать значительную часть резервов, созданных с огромным трудом и необходимых для других участков советско-германского фронта.

Главным результатом мужества и стойкости окруженных, без страха и надежды, сражавшихся под Оржицей, Яготиным и Березанью, было сковывание значительных сил 6-й армии Рейхенау и 17-й армии Штюльпнагеля, что позволило восстановить «тонкую красную линию» фронта на востоке от замкнувшегося кольца.

Катастрофа под Киевом открыла немцам дорогу в Донбасс, сил чтобы их сдержать не было, но немецкое наступление не имело такого мощного продолжения. Чтобы успеть к Московской битве, в группу армий «Центр» перебрасывались её же войска 2-й танковой группы Гудериана, задействованные в Киевском котле.


Главным итогом сражения под Киевом был выигрыш времени. Создавались новые части, перебрасывались резервы с дальнего Востока, наступала осенняя распутица и, наконец, зима.
Но, немецкий генерал Типпильскирх признавал: «Только исход всей войны мог показать, насколько достигнутая тактическая победа оправдывала потерю времени, необходимого для продолжения операций. Если цель войны не будет достигнута, то русские хотя и проиграли это сражение, но выиграли войну».
Группа армий «Юг» имея значительные моторизированные соединения продолжая наступление против войск Южного фронта осуществило окружение их значительных сил двумя встречными ударами по сходящимся направлениям. 1-я танковая группа Клейста ударом из района Днепропетровска соединялась с частями 11-й армии из Северной Таври восточнее Мелитополя.

29 сентября оборона советских войск в районе Днепропетровска была прорвана. 7 октября советские войска были окружены. Немцы овладели Харьковским промышленным районом и Донбассом.

Окружение восточнее Мелитополя не было таким трагичным как Киевское или Вяземское. Многие советские подразделения прорывались из окружения, организовывая оборону на новом месте. У Азовского моря в октябре были окружены несколько советских дивизий и по немецким данным взято более 100 тыс. пленных.
Захватив Донбасс и Харьков, группа армий «Юг» медленно продвигалась к Дону. 21 ноября они овладели Ростовым, но встречный контрудар советских войск вынудил их отказаться от прорыва на Кавказ.
В конце сентября 1941 года немецкие войска прорвались в Крым. Для его удержания из Одессы, перевозилась 51-я Отдельная армия. Но перевезенная армия была ошибочно разбросана по всему полуострову, вместо того, чтобы сконцентрироваться на обороне перешейка, благо фланги надёжно прикрывал Черноморский флот. 18 октября немецкие войска 11-й армии перешли в наступление, 20 октября прорвали ишуньские позиции. 28 октября фронт был окончательно прорван, и немецкие войска быстро продвигались. К середине ноября 11-я немецкая армия захватила весь Крым, за исключением Севастополя.

В период с 5 по 21 ноября 1941 года состоялся первый штурм Севастополя, который был отражен.



Битва на Лужском рубеже.

Одновременно с наступлением группы армий «Центр» на Смоленск, на Ленинград наступала группа армий «Север». К 10 июля немцы овладели Литвой, Латвией и южной Эстонией. Германское командование предполагало быстрым ударом через Лугу и Красногвардейск (Гатчину) выйти к Ленинграду. С севера к городу должны были подойти финские войска.

13 июля группа армий «Север» начала наступление. Первоначальный успех немцев был остановлен контрнаступлением советских войск Северо-Западного направления под командованием К.Е.Ворошилова которые, у города Сольцы 14 июля нанесли немцам поражение, отбросив противника на 40 километров. В результате советского удара, 41-й и 56-й танковые корпуса Манштейна оказались под угрозой окружения были вынуждены отступить. Немецкое наступление было задержано на четыре недели, и лишь переброска 18-й армии спасла Манштейна.

8 августа после подтягивания войск к Лужскому рубежу, войска группы армий «Север» вновь перешли в наступление. Ударом с флангов немцы окружили часть сил защитников Лужского рубежа и развернули наступление на Красногвардейск (Гатчину), у которой остановились 21 августа сдерживаемые окруженными советскими частями в своём тылу.

За ударами в обход Луги немецких танков вскоре последовал удар немецкой пехоты 16-й армии на новгородском направлении. 10 августа оборона советских войск 48-й армии под Новгородом была прорвана. 16 августа Новгород был взят немцами, но сражения за его восточную часть продолжались до 19 августа, чему активно способствовали контратаки остатков 28-й танковой дивизии полковника И.Д.Черняховского. 20 августа немцы овладели Чудово, перерезав октябрьскую железную дорогу, соединявшую Москву с Ленинградом.

В этих условиях Сталин отдал директиву Северо-Западному фронту подготовить контрудар силами 11-й армии и переданной фронту из резерва Ставки 34-й армии в направлении на Старую Руссу. Начавшееся 12 августа наступление наших войск успешно осуществлялось. 14 августа части 34-й армии продвинулись до 60 км. Используя их успех, 11-я армия вышла на окраину Старой Руссы. Создалась реальная угроза удара в тыл новгородско-чудской группировки немцев. Гитлеровское командование в спешном порядке перебросило в этот район из под Луги и Новгорода – 39-й моторизированный корпус. Лишь остановив наши войска, противник смог продолжить наступление южной группировкой на Новгород и Ленинград. 23 августа Луга была занята немцами.

Упорные оборонительные бои в северной части Эстонии продолжались с середины июля до конца августа. Несмотря на попытки немцев окружить советские войска в Эстонии, сухопутные части сумели уйти через Нарву, а 28 августа Балтийский флот окруженный в Таллине покинул рейд и прорвался в Кронштадт. Героическая оборона острова Сааремаа (Эзель) продолжалась до 5 октября, а острова Хийумаа (Даго) – до 18 октября.

Несмотря на близость немцев, с островов Моонзундского архипелага был осуществлен первый за войну налет советских бомбардировщиков на Берлин. 8 августа Сталин отдал приказ Водопьянову: «Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии товарищем Водопьяновым с 9 на 10 августа 1941 года или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налет на берлин. При налете на Берлин кроме фугасных бомб обязательно сбросить также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбёжки город Кенигсберг.

С 10 на 11 августа бомбёжка Берлина была успешно проведена.
С севера на Ленинград наступали финские войска. Наиболее ожесточенные бои шли на Карельском перешейке. Овладев Выборгом, финские войска стояли по обе стороны Ладожского озера.
26 августа 1941 года в Ленинград прибыла Комиссия ГКО с Молотовым, Маленковым, Косыгиным и др. для составления мер по обороне города, а уже 29 августа была отозвана назад (ситуация под Ленинградом была сложнейшая).

23 августа генерал М.М.Попов (командовавший Северным фронтом) возглавил только что созданный Ленинградский фронт, но помочь ухудшающемуся положению был не в силах.


8 сентября 1941 года немецкие войска группы армий «Север» окружили Ленинград, перерезав автомобильные и ж/д. ведущие в город, выйдя к Ладожскому озеру.

Блокада Ленинграда – (8 сентября 1941 – 27 января 1944).

8 сентября в Ленинград был отправлен Г.К.Жуков ставший командующим Ленинградским фронтом.

Группа армий «Север» тем временем смогла блокировать Ленинград и отразила попытки советских войск соединиться с осажденными (попытки войск 54-й армии Кулика соединиться с ленинградцами Жукова). Позднее в октябре советские войска продолжали прорвать блокаду, но отнюдь не для того, что бы спасти жителей осажденного города от голодной смерти. Сталин собирался прорубить коридор, чтобы отвести войска Ленинградского фронта на защиту Москвы, бросив население города на произвол судьбы. Не получилось. Здесь как раз тот случай, когда получилось прямо по поговорке: не было бы счастья, да несчастье помогло. Красной Армии не удалось осенью 1941г. прорвать блокаду Ленинграда, и благодаря этому войска Ленинградского фронта остались на прежних позициях, где смогли сковать максимум неприятельских войск. И значительная часть ленинградцев выжила благодаря снабжению через Ладожское озеро, хотя почти миллион горожан погиб от голода, холода и болезней, вызванных блокадой.

Американский историк С.Митчел пишет: «Казалось, Ленинград обречен, но в самый последний момент спасение пришло к нему – но кто бы мог подумать? – от самого Адольфа Гитлера. 12 сентября фюрер приказал Леебу не брать город с боем, а только взять его в блокаду, чтобы измором заставить капитулировать. Группе армий «Север» был отдан приказ отдать для наступления на Москву в группу армий «Центр» 11-й и 7-й танковые и 8-й авиакорпус, а также 4-ю танковую группу».

Таким образом, через два дня после того, как Жуков вступил в командование Ленинградским фронтом, немцы прекратили штурм города. Но Гитлер приказал группе армий «Север» закрепиться на берегах Ладоги и захватить Тихвин, где велась добыча бокситов, а затем нанести удар севернее, чтобы соединиться с финнами на реке Свирь на восточном берегу Ладоги.
28 сентября 1941 года командующий Ленинградским фронтом генерал армии Г.К.Жуков издал шифрограмму №4976, где говорилось: «Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращению из плена они так же будут расстреляны».

Однако подобные приказы, призванные запугать бойцов и командиров Красной армии, ни как ни влияли на динамику числа пленных. После них были гигантские котлы под Киевом и Вязьмой с сотнями тысяч пленных. Да и в 1942 году в плен попало около 1,6 млн.ч. число пленных определялось общей оперативно-стратегической обстановкой, а не страхом красноармейцев перед собственными начальниками.

Во время блокады Ленинграда для связи с «большой землей» действовала «дорога жизни», через Ладожское озеро. Тем не менее положение в окруженном городе было катастрофическим. Постоянно снижались нормы выдачи хлеба. После четвертого снижения норм выдачи (13 ноября) люди начали умирать от голода. В ноябре 1941 – 11 тысяч, в декабре – 52, в январе 1942-го ежедневно – до 4 тысяч. За декабрь 1941-го и январь 1942-го умерло 200 тысяч. Даже когда нехватка продовольствия была ликвидирована, многие люди продолжали умирать из-за болезней, вызванных длительным голоданием. Всего же за время блокады в Ленинграде умерли более 1 миллиона человек.

Все дни блокады голодающий Ленинград подвергался беспрерывным бомбардировкам и артиллерийскому обстрелу.

Несмотря на все трудности голода, обстрелов и бомбёжек голодающие ленинградцы демонстрировали силу духа и решимость выстоять. Отсутствие беспорядков или голодных бунтов в Ленинграде объясняются патриотизмом и железной дисциплиной населения. В театрах всю зиму шли спектакли, а уже весной 1942 года всем в назидание на стадионе состоялся футбольный матч. Свидетельством непоколебимости духа ленинградцев стало создание Д.Шостаковичем в осажденном городе знаменитой Седьмой симфонии.
Тихвинская операция

(16 октября – 18 ноября 1941 года – немецкое наступление).

(10 ноября – 30 декабря 1941 года – советское наступление).

Ослабленная переброской под Москву 4-й танковой группы Гёпнера, группа армий «Север» сузила свои задачи до наступления своим правым флангом в направлении Тихвина для глубокого охвата Волховского фронта с перспективой соединиться с финскими войсками и левым флангом группы армий «Центр» идущими на соединение со стороны Калинина. Всё это означало катастрофу для советского фронта на Северо-Западном направлении.

Уже к 20 октябрю Волховский фронт был прорван и его части отходили за реку Волхов. Пала Малая Вишера. 8 ноября пал Тихвин. Но глубокое продвижение немцев на восток привело к растяжению флангов. Начав наступление на фронте в 70 километров, немцы растянули его до 350. Вместе с тем войска Волховского фронта были значительно усилены и 10 ноября перешли в контрнаступление.

20 ноября была взята Малая Вишера, что позволило нанести основной удар на Тихвин. 7 декабря позиции противника под Тихвином были прорваны. Город, через который шла по Ладоге «Дорога жизни» к Ленинграду, был освобождён. Планы немцев по созданию второго кольца блокады и установления контроля над побережьем Ладожского озера была сорвана.

Чтобы снять блокаду, 27 августа 1942 года войска Красной Армии развернули наступление на Синявинском направлении. Оборона немцев была прорвана. Войскам невской группы Ленинградского фронта удалось форсировать Неву и захватить два небольших плацдарма на её левом берегу. Однако противник оказал упорное сопротивление. Бои, в ходе которых обе стороны понесли большие потери, продолжались до 6 октября. Только убитыми и пленными немцы потеряли до 60 тысяч человек. Несмотря на то, что прорвать блокаду Ленинграда не удалось, бои на Синявинском направлении сорвали попытки немцев осуществить штурм Ленинграда.

Битва за Москву (30 сентября 1941 – 15 апреля 1942 гг).

Директивой №35 от 6 сентября 1941 года подписанной Гитлером, советские войска Западного направления должны быть «решительно разгромлены до наступления зимы». Решение задачи предполагалось двойным окружением в общем направлении на Вязьму при наличии мощных танковых сил, сосредоточенных на флангах. Наступление на Москву осуществляла группа армий «Центр силами 4-й и 9-й армий, с подчиненными им 3-й, 4-й и 2-й танковых групп.

Общее наступление немецких войск на Москву, получило название операция «Тайфун»).

Никогда ранее на одном операционном направлении не собиралось сразу три танковые группы! Численность личного состава группы армий «Центр» к началу операции составляла 1 млн. 930 тыс. чел, что вылилось в наличии 46 пехотных, 14 танковых, 8 моторизированных, 1 кавалерийской, 6 охранных дивизий (всего 78). Количество танков – 2 300, самолётов – 1320.

Изготовившейся к наступлению группе армий «Центр» противостояли силы Западного и Брянского фронтов. В тылу Западного фронта строились войска Резервного фронта.

Всего в составе Западного фронта, которым командовал И.С.Конев, было 30 стрелковых дивизий, 1 стрелковая бригада, 3 кавалерийских дивизии, 28 артиллерийских полков, 2 мотострелковые дивизии, 4 танковые бригады. Танков на Западном фронте было 475.

В составе Резервного фронта, которым командовал С.М.Буденный, было 28 стрелковых, 2 кавалерийских дивизии, 27 артиллерийских полков, 5 танковых бригад.

В составе Брянского фронта, которым командовал А.И.Ерёменко, было 25 стрелковых, 4 кавалерийских дивизии, 16 артиллерийских полков, 1 танковая дивизия, 4 танковые бригады, 4 отдельных танковых батальона.

Общая численность трёх советских фронтов стоявших перед группой армии «Центр» составляла 1 млн. 250 тыс. чел. Количество самолётов – 568, плюс авиация ПВО Москвы – 800.
30 сентября 1941 года имея подавляющее превосходство в технике и живой силе перешли в наступление на брянском направлении.

Удар 2-й танковой группы Гудериана, начался раньше ввиду того, что ей предстояло преодолеть гораздо больше территории, чем другим соединениям, а так же пользуясь хорошей погодой как можно быстрее преодолеть районы с малым количеством дорог твёрдого покрытия. Так как их наступление началось на три дня раньше, то и вся авиация группы армии «Центр» в эти дни помогала только им. Фактически наступающие немецкие танки уже не встречали никакого сопротивления. Путь был выбомблен для них люфтваффе.

3 октября был взят Орёл, 6-го Брянск. Фактически весть Брянский фронт был окружён. 7 октября командующий Брянским фронтом А.И.Еременко отдал «общий приказ о повороте фронта на 180 градусов». После этого развернулись бои «с перевернутым фронтом», по мере того, как часть войск Брянского фронта прорывались из окружения на восток. Дорога на восток была открыта. Ставка лихорадочно затыкала дыры собранными на скорую руку частями организуя оборону Мценска, где прекрасно проявила себя 4-я танковая бригада М.Е.Катукова, действуя из засад, она фактически выбила 4-ю танковую дивизию немцев, понёсшую невосполнимые потери. Готовилась к обороне и Тула, куда стягивались все имеющиеся войска.

2 октября перешли в наступление на вяземском направлении основные силы группы армий «Центр», силами 4-й и 9-й армий и 3-й и 4-й танковых групп. Мощным ударом, по сходящимся направлениям 7 октября головные силы немецких танковых корпусов замкнули кольцо окружения Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. Уже 8 октября окруженным частям было приказано пробиваться в район Гжатска. До 11 октября окруженные армии осуществляли неоднократные попытки прорыва, к сожалению безуспешно. Но и немцы не смогли начать движение на восток, практически все имеющиеся силы были задействованы в сдерживании окруженных.

В вяземском «котле» были пленены командующий 19-й армией генерал М.Ф.Лукин и командующий 32-й армией генерал С.В.Вишневский. Погиб под Вязьмой командующий 24-й армией генерал К.И.Ракутин.

К 20 октября советские части оказавшиеся в окружении были ликвидированы. По немецким данным потери русских – 663 тыс.ч. (?) пленными, 1242 танка и 5412 орудий. Это явно не соответствует действительности. От 1/3 до 1/4 войск попавших в окружение прорвались к своим. Конечно, вся тяжелая артиллерия была оставлена.
После полного окружения войск Западного и практически всего Резервного фронтов, с 7 октября на московском направлении образовался 800-километровая брешь, заполнять которую было просто нечем. На пути к Москве оставалась единственная система оборонительных сооружений – Можайская линия обороны. Предполагалось, что отступающие войска Западного фронта постепенно её займут, и будут сдерживать врага на хорошо подготовленных рубежах. Увы, войска были окружены и многие уничтожены.

В распоряжении советского командования было не больше 10 дней, которые требовались немцам для смены танковых и моторизированных дивизий пехотными, для подавления окруженных, и переброски сил для удара на Москву. Строго на восток наступали лишь авангардные части вермахта.

В германских кругах царило слишком оптимистическое настроение. По оценке штаба группы армий «Центр» от 8 октября «…сложилось такое впечатление, что в распоряжении противника нет крупных сил, которые он мог бы противопоставить дальнейшему продвижению группы армий на Москву…». Прямым следствием заниженной оценки возможностей советских войск было решение о повороте на север значительной части сил 9-й армии и 3-й танковой группы, в направлении Калинина (Твери), с последующим взаимодействием с частями 16-й армии группы армий «Север» для окружения частей ещё и Северо-Западного фронта. Следствием этого поворота на север, группировка сильных механизированных соединений шедших на Москву была значительно ослаблена.

На Можайскую линию обороны стягивались все имеющиеся в наличие части, такие как военные училища, вырвавшиеся из окружения, незначительные соединения из резерва Ставки, с Северо-Западного и Юго-Западного фронтов и Дальнего Востока. Особенно необходимо отметить, что под Москву перебрасывались части готовившие контрудар для деблокирования Ленинграда. Контрудар не состоялся, зато положение Москвы из критического превратилось в тяжелое.

Из Ленинграда 7 октября командовать заново создаваемым Западным фронтом прибыл Жукова.

В эти дни Сталин старался демонстрировать населению Москвы своё присутствие в столице и свою уверенность в успешном исходе войны. Сталин регулярно появлялся на улицах, осматривал их после налетов немецкой авиации. Но, прежде всего люди должны были видеть его и твердо знать, что вождь вместе с ними находится в столице и руководит её защитой. Для ещё большей убедительности он проверял посты на улице Горького, Земляном Валу, Смоленской площади. На дежурных бойцов это производило огромное впечатление.

12 октября 1941 года на заседании ГКО обсуждался вопрос о строительстве третьей линии обороны Москвы в черте самого города, и было принято соответствующее постановление.

14 октября немцы захватили Калинин (Тверь), то есть прошли две трети своего пути до Москвы.

15 октября произошло совещание на котором Сталин изложил обстановку исходя из которой следовало то, что до подхода наших резервов с Дальнего Востока немцы могут прорвать фронт под Москвой. Принимается постановление ГКО от 15 октября 1941 года «Об эвакуации столицы СССР города Москва» в город Куйбышев (Самара). В нем говорилось об эвакуации из Москвы некоторых правительственных учреждений, дипломатического корпуса, крупных оборонных заводов, а так же научных и культурных учреждений. Постановление гласило, что «товарищ Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстоятельствам». Ни 16 октября, ни позже, Сталин из Москвы не уехал.

20 октября в Москве было введено осадное положение. Разрешалось расстреливать на месте провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывавших к нарушению порядка.


В октябре 1941 года, в один из самых напряженных дней московской обороны, в Ставке обсуждалось применение 81-й авиационной дивизии, которой командовал генерал Голованов.

Неожиданно раздался телефонный звонок. Сталин не торопясь подошел к аппарату. При разговоре он никогда не прикладывал трубку к уху, а держал её на расстоянии – громкость была такая, что находившийся неподалеку человек слышал всё.

Звонил корпусной комиссар Степанов, член Военного Совета ВВС из штаба Западного фронта, что находился в Перхушкове, немного западнее Москвы.

Как у вас дела? – спросил Сталин.

- командование обеспокоено тем, что штаб фронта находится очень близко от переднего края обороны. Нужно его вывести на восток, за Москву, примерно в район Арзамаса. А командный пункт организовать на восточной окраине Москвы.

Воцарилось довольно долгое молчание.

- Товарищ Степанов, спросите в штабе, лопаты у них есть? – не повышая голоса, сказал Сталин.

- сейчас. – И снова молчание. – А какие лопаты, товарищ Сталин?

- Все равно какие.

- Сейчас… Лопаты есть, товарищ Сталин.

- Передайте товарищам, пусть берут лопаты и копают себе могилы. Штаб фронта останется в Перхушкове, а я останусь в Москве. – До свидания. – Он произнес все это спокойно, не повышая голоса, без тени раздражения и не спеша положил трубку.

На историческом Бородинском поле с 12 октября развернулись бои, где 32-я стрелковая дивизия В.И.Полосухина целых пять суток сдерживала продвижение противника к Можайску. 16 октября немцы подошли к Малоярославцу, и лишь 19 октября заняли город. Задержка немцев почти на неделю на Можайской линии, позволили выиграть время для накопления сил в 5-й армии разворачивающейся на защиту Москвы.

С 14 октября развернулись тяжелые бои в районе Волоколамска. Особенно отличились части 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора И.В.Панфилова. Не менее славно сражались кавалерийская группа генерала Л.М.Доватора (50-я и 53-я кавалерийские дивизии). Лишь 27 октября Волоколамск был взят немцами, понёсшими там значительные потери, особенно в танках.
С 18-19 октября резко изменилась погода, прошли сильные дожди, любое передвижение было проблематичным. Конечно, это отразилось на темпах немецкого наступления, но говорить, что только немцам помешала распутица глупо. Она также и мешала нашим войскам передвигаться и перебрасывать грузы.

К тому времени германская Восточная армия из-за выхода из строя большой части танков и автомашин уже в значительной степени утратила свою мобильность, позволявшую её побеждать численно превосходящего противника. Так, уже в начале сентября в танковых группах осталось меньше половины боеспособных танков от того числа, что было в начале компании.


Пытаясь объяснить причину того, что немецкие войска стали медленно двигаться к Москве, генерал Типпельскирх писал: Может быть, после победы под Брянском и Вязьмой ударная сила немецких армий была бы ещё достаточной, если бы в середине октября сильные снегопады с дождями помешали стремительному преследованию. Временно наступившее улучшение погоды и приведение в порядок дорог с помощью всех имеющихся средств сделали возможным достижение некоторых успехов: на юге 2-я танковая армия Гудериана подошла вплотную к Туле, в центре были заняты Алексин, Можайск и Волоколамск. Затем наступил период полной распутицы. Двигаться по дорогам стало невозможно, грязь прилипала к ногам, к копытам животных, колесам повозок и автомашин. Даже так называемые шоссе стали непроезжими. Наступление остановилось. Русские выиграли время, что бы укрепить оборону, пополнить войска и подтянуть резервы».

Ему вторит генерал Блюментрит: «Мы, конечно, знали, что нас ожидает распутица, - нам приходилось читать о ней в книгах. Но реальная действительность превзошла все самые печальные опасения. Распутица началась в середине октября и непрерывно усиливалась до середины ноября… в этом уголке мира проложено всего несколько шоссейных дорог. Вся территория страны покрывается липкой непролазной грязью… даже тракторы передвигаются с большим трудом. Много тяжелых орудий застряло на дорогах, и поэтому не было использовано в Московской битве. Танки и другие гусеничные машины часто засасывало грязью».


Но не стоит неудачу блицкрига в России объяснять только распутицей, а потом суровой зимой. «Генерал Мороз» и «Генерал Грязь» сыграли свою роль, но отнюдь не решающую. Германское руководство не только не позаботилось заранее о подготовке к осенним дождям и к зиме, но и не имело достаточных ресурсов для такого рода мероприятий. Зимнее обмундирование было заготовлено лишь для 60 дивизий, которые предполагалось оставить в России после окончания операции «Барбаросса». Не было заготовлено ни морозоустойчивых смазочных масел, ни антифриза. Катастрофически не хватало гусеничной техники, способной двигаться по размытым дождям проселкам. По состоянию своих дорог Россия отставала не только от Франции, но и от Польши. Германская промышленность не в состоянии была восполнить безвозвратные потери в танках. За время с июня по ноябрь 1941 года было произведено 1813 танков, а их безвозвратные потери достигли 2251. положительный баланс по штурмовым орудиям (295 машин было произведено и только 75 потеряно) не мог компенсировать тот урон, поскольку штурмовые орудия использовались лишь для поддержки пехоты, а не для выполнения самостоятельных задач.
К концу октября 1941 года советские войска, выровняв фронт, прочно удерживали оборонительные рубежи. 23 октября вышли из окружения войска Брянского фронта. Дело в том, что, окружая войска Брянского фронта Гудериан, мало заботился о крепком удержании котлов с целью их дальнейшего уничтожения, его больше заботил вопрос быстрого наступления. И как следствие окруженные силы Брянского фронта, практически без помех пересекали коммуникации немцев выходя к своим.

Основные силы 2-й танковой группы Гудериана были сосредоточены в районе Тулы, куда они подошли 29 октября. С 30 октября здесь развернулись тяжелые бои, продолжавшиеся до 7 ноября. Немцы, потеряв до 100 танков, прекратили попытки взять город.

В боях под Тулой отличилась танковая бригада под командованием полковника М.Е.Катукова (единственная тогда у командования фронта, состоявшая из танков Т-34), которая нанесла столь ощутимый удар танковой дивизии генерала Гудериана, что командование вермахта временно отказалось от наступления на Тулу.
К концу октября и началу ноября 1941 года к линии фронта подтянулись все немецкие части, участвовавшие в ликвидации окруженных под Вязьмой и Брянском, и, соединившись с основной массой группы армий «Центр» изготовились к последнему броску на Москву. В это же время в пяти армиях Западного фронта были собраны прибывшие с других фронтов и внутренних округов соединения. Наступило, как и месяц назад равновесие.
Чтобы добиться психологического перелома в сознании советских людей Сталин принимает решение отметить годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, так как это было принято всегда, не взирая на близость фронта и смертельный риск – торжественным собранием 6 ноября и парадом 7 ноября на Красной площади. Собрание состоялось, но не в Большом театре, как это было обычно, а на станции «Площадь Маяковского». Парад же, как обычно прошел по Красной площади (основным воинским соединением прошедшим по Красной площади 7 ноября была 332-я Ивановская стрелковая дивизия). Устраивая парад, правительство СССР и лично Сталин демонстрировали решимость сражаться до конца.
На совещании в Орше 13 ноября Гитлер заявил, что Москву надо взять любой ценой. В своём приказе он писал: «Учитывая важность назревающих событий, особенно зиму, плохое материальное обеспечение армии… в ближайшее время любой ценой разделаться со столицей Москвой… Солдаты! Перед вами Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед вами, вы прошагали по улицам лучших городов. Осталась Москва. Заставьте её склониться, покажите силу вашего оружия, пройдите по её площадям. Москва – это конец войны. Москва – это отдых. Вперёд!»

18 ноября Гальдер записал в своём дневнике: «…в настоящий момент обе стороны напрягают свои последние силы и что верх возьмёт тот, кто проявит большее упорство. Противник тоже не имеет резервов в тылу и в этом отношении наверняка находится в ещё более худшем положении, чем мы».

Недооценка немцами положения советских войск была очень сильной. Уверенный в быстрой победе 29 октября Гитлер пообещал Муссолини направить в Африку крупные силы авиации (весь 2-й авиационный флот Кессельринга), перебрасываемые, кстати, с московского направления. Напротив резервы в состав Западного фронта перебрасывались постоянно. К примеру, 10 ноября прибыл с Юго-Западного фронта впоследствии знаменитый 2-й кавалерийский корпус П.А.Белова. На следующий день с Урала прибыла 112-я танковая дивизия с Урала.
15-16 ноября 1941 года началось новое немецкое наступление на Москву. Именно в это время немцы пытались прорваться по Волоколамскому шоссе к столице, но их задержали 28 панфиловцев 316-й стрелковой дивизии И.В.Панфилова у разъезда Дубосеково. Политрук роты В.Г.Клочков заявил: «Велика Россия, а отступать некуда позади Москва!». 18 ноября дивизия, как наиболее отличившаяся получила название 8-й гвардейской, сам же комдив погиб в этот же день.

В эти дни главной задачей войск Западного фронта было продержаться до готовности трёх формируемых армий – 1-й ударной, 20-й и 10-й.

Немецкое наступление хотя и продолжалось, но имело свойство выдавливать наши войска. 24 ноября немцы взяли Клин. 27 ноября пошли к каналу Москва-Волга и на следующий день форсировали его. 29 ноября в селе Петрищево погибла партизанка Зоя Космодемьянская, осуществлявшая диверсии против немцев.

Немецкое наступление выдыхалось. Последнее немецкое наступление началось 2 декабря и до 4 декабря немцы пытались продвинуться. Их вялые попытки пресекались.

«4 декабря – по словам Типпельскирха, - была предпринята отчаянная попытка ещё раз бросить армию в наступление. После захвата небольших участков соединения 4-й армии на следующий день отошли на исходные позиции; 2-я танковая армия так же прекратила своё наступление, после того как ей не удалось захватить Тулу, которая была у неё как бельмо на глазу».

Объясняя свою неудачу под Тулой, генерал Гудериан писал: «112-я пехотная дивизия вошла в соприкосновение с… новыми сибирскими частями. Поскольку одновременно нас атаковали танки противника, то наши передовые войска не смогли дать отпор этим свежим силам. Прежде чем осуждать дивизию, следует помнить, что в каждом полку было уже около 500 обмороженных, что из-за мороза пулемёты не действовали и что наша 37-мм пушка оказалась неэффективной против русских танков Т-34. результатом всего этого была паника… Это случилось впервые в ходе русской компании… Боеспособность пехоты пришла к концу».


По словам Г.К.Жукова – Нет! Не дождь и снег остановили фашистские войска под Москвой. Более чем миллионная группировка отборных гитлеровских войск разбилась о железную стойкость, мужество и героизм советских воинов, за спиной которых был их народ, столица.
В период тяжелых сражений под Москвой ГКО удалось сформировать внутренние резервы (решение от 5 октября). По словам А.М.Василевского «Крупным мероприятием явилось завершение подготовки очередных и внеочередных резервных формирований. На рубеже Вытегра – Рыбинск – Горький – Саратов – Сталинград – Астрахань создавался новый стратегический рубеж для Красной Армии. Формировалось 10 армий. Без преувеличения в исходе Московской битвы это имело решающее значение»13.
К началу декабря как вспоминал С.М.Штеменко, «тщательно сберегаемые резервы Ставки подтягивались к столице… Несколько свежих армий тогда же было выдвинуто на другие участки советско-германского фронта, где враг продолжал ещё нажимать… Сначала было намечено нанести удары по тихвинской и ростовской группировкам противника; после их разгрома, сковав врага на северо-западном и южном направлениях, решено было перейти в контрнаступление на западном направлении – под Москвой. С 12 ноября началось наступление под Тихвином... На юге 29 ноября советские войска освободили Ростов, отбросив немцев за реку Миус, где в ходе наступления был создан Барвенковский выступ в районе Изюма.»12.
6 декабря 1941года части Красной Армии, силами Западного и Калининского фронтов, усиленные тремя свежими армиями перешли в наступление по войскам группы армий «Центр». Наступление развернулось на полосе в 1000 км от Калинина (Твери) до Ельца. Это событие совпало с нападением Японии на США (8 декабря 1941г.).

7 декабря Гитлер подписал директиву №39 о переходе к обороне на всем советско-германском фронте. Директива предписывала удерживать в руках районы, имеющие оперативно-стратегическое и военно-хозяйственное значение. Для восполнения потерь на фронте в армию призывались мужчины с производства. Их заменяли рабочие, угнанные в Германию из оккупированных земель.

Не везде наступление советских войск было удачным. На рубеже реки Лутосни 9-10 декабря завязались упорные бои, позволившие немцам укрепить Клин. Он был взят только 15 декабря. Однако в это время южнее Москвы был легко взят Елец, где немцы потеряли 12 тысяч человек.
В боях под Москвой, как в период обороны, так и в период контрнаступления, исключительную роль сыграла советская кавалерия. Так как крупные самостоятельные механизированные соединения в Красной Армии тогда отсутствовали, эту функцию выполняли кавалерийские дивизии. Именно они вводились в прорыв наступающих советских войск, преследуя отступающего противника.


Каталог: tbkp
tbkp -> «Зрелище жизни великого человека – всегда прекрасное зрелище: оно возвышает душу, побуждает деятельность» – заметил когда-то Виссарион Белинский
tbkp -> Курсовая работа "Ландшафтная характеристика Заводоуковского района Тюменской области"
tbkp -> Басня «Öркö,Талаҥ-Келеҥ, Боро Эрлен» Ойноор улус
tbkp -> План открытого урока
tbkp -> Информация о юридических лицах, осуществляющих образовательную деятельность в Нуримановском районе Республики Башкортостан на 13. 11. 2012 года
tbkp -> Информация о состоянии и развитии сети образовательных учреждений муниципального района Нуримановский район Республики Башкортостан


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет