Вячеслав Широнин когнитивная среда и институциональное развитие



жүктеу 3.74 Mb.
бет29/40
Дата02.04.2019
өлшемі3.74 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   40

Гибель империи




Е.Т.Гайдар. «Гибель империи». Уроки для современной России.116

Егор Тимурович Гайдар (1956 – 1009) – российский государственный деятель.
Гайдар написал эту книгу в 2006 году. Она анализирует причины и непосредственные факторы, определившие распад СССР. Вот основные тезисы книги:

  • В стране имел место системный продовольственный кризис

  • Продовольственная проблема решалась за счет экспорта нефти

  • Война в Афганистане привела к ухудшению отношений СССР с арабскими странами. Поэтому ОПЕК (организация стран-экспортеров нефти ) согласилась на резкое снижение нефтяных цен

  • Доходы СССР от экспорта нефти резко упали и он был вынужден прибегать к иностранным займам

  • Поэтому возможность применять насилие к несогласным внутри страны оказались ограничены

  • Это кончилось тем, что СССР распался.

Гайдар начинает анализ с долгосрочных проблем СССР в главе «Дефицит продовольствия – стратегический вызов»:


В 1930 1950 х годах экономический рост в СССР обеспечивался перераспределением ресурсов из сельского хозяйства в промышленность.
В странах, где индустриализация началась на рубеже XVIII–XIX вв., ускорению промышленного роста предшествовал процесс, получивший название «аграрная революция».
За десятилетие, между 1928 и 1938 гг., факторная продуктивность советского сельского хозяйства сократилась по сравнению с инерционным сценарием развития (рост на 1 % в год) примерно на четверть. В предшествующей истории современного экономического роста такого не происходило никогда. Урожаи зерна достигли уровня 1925–1929 гг. лишь в 1950–1954 гг. Столь длинный период стагнации был также беспрецедентным для стран, вступивших в процесс современного экономического роста.
Попыткой решить продовольственную проблему были инициативы Н.C.Хрущева начала 1950 х годов, связанные с массовым освоением целинных земель. Они соответствовали традициям экономического развития Советского Союза.
Перераспределение ресурсов из сельского хозяйства в промышленность, о котором мы говорили выше, имело место не только в СССР, это было и в других странах, там этому предшествовали аграрные революции. Как мы помним, трехполье, которое в Европе использовалось тысячу лет назад, у нас сохранялось еще в XX веке. То, что произошло во время коллективизации, привело к тому, что продуктивность сельского хозяйства очень сильно сократилась. Освоение целинных земель в конце 1950-х – начале 1960-х годов а Казахстане и Западной Сибири было попыткой экстенсивного расширение сельского хозяйства, за счет этого увеличили производство зерна, но проблему не решили.

Продовольственная проблема ощущалась и осознавалась:


Все доступные социологические исследования показывают нарастание со второй половины 1960 х годов остроты проблем, связанных с недостатком товаров на потребительском рынке. Переход от привычного дефицита конца 1970 – начала 1980 х годов к настоящему кризису продовольственного снабжения в конце 1980 х, неспособность власти обеспечить выполнение обязательств по выделению ресурсов даже в рамках рационированного распределения, были важнейшей экономической причиной утраты доверия общества к режиму и его краха.
Несмотря на все усилия, государственные запасы зерна в 1953–1960 гг. постоянно сокращаются, используемые ресурсы превышают государственные закупки.
Уже с середины 1960 х годов на большей части территории страны мясо исчезает из свободной продажи. Купить его с этого времени можно лишь в кооперативной торговле или на колхозном рынке по значительно более высокой, чем государственная, цене. Исключение: столица, привилегированные города.
И действительно, даже в Москве и в тогдашнем Ленинграде существовали так называемые «карточки покупателя». Снабжение в Москве было всё же организовано лучше, поэтому эти карточки ввели, чтобы приезжие не могли пользоваться московскими магазинами. Но дело кончилось тем, что в 1990-1991 годах и в московских магазинах просто ничего не было - в самом буквальном смысле. Я хорошо помню, как на Лиговском проспекте в 1989 или 1990 году все витрины магазинов были закрыты фанерой. Даже в ГУМе – главном магазине страны, стоящем на Красной площади - две трети секций были тоже заколочены. Был реальный кризис, который сейчас трудно представить.
Еще раньше мясо исчезает из продажи по всей нестоличной России. Еще раз в порядке «лирического отступления»: в 1988 году мы с коллегами ездили на конференцию в Новосибирск. Мой коллега Борис Львин с профессиональной гордостью сообщил: он видел там талон на колбасу! В Москве и Ленинграде карточек и талонов в этот момент еще не было. На это я ответил ему, что видел и саму эту колбасу. Потому что впечатление было такое, что она сделана из опилок, и вся состояла из каких-то странных хлопьев или волокон. И такая колбаса продавалась не свободно, а по талонам - ее можно было купить, наверно, полкилограмма в месяц.
Гайдар обсуждает дальше, была ли у правительства возможность сбалансировать рынок за счет повышения цен:
Повышение розничных цен нарушало бы фундаментальный контракт между обществом и властью, сформировавшийся в конце 1950 – начале 1960 х годов, значимость которого была подтверждена трагедией в Новочеркасске в 1962 г.
Однако вводить карточную систему снабжения населения по всей стране, включая привилегированные города, на 60 м году Советской власти было политически сложно.
Вопрос об объемах капитальных вложений в регионе или отрасли, о том, какие стройки должны быть начаты, с конца 1920 х годов – важнейший в хозяйственно политической жизни СССР. Сказать первым секретарям обкомов, министрам, что капитальные вложения в их регионы и отрасли будут сокращены, что технологическое оборудование, которое они предполагали импортировать, не будет закуплено, – прямое нарушение принятых правил игры.
Сложившаяся ситуация – выбор между повышением розничных цен или сокращением капиталовложений и военных расходов – ставила советское руководство перед непростой дилеммой – решаться на конфликт с населением или с партийно хозяйственной элитой.
Демонстрация, которая была расстреляна в Новочеркасске в 1962 году, произошла из-за очень незначительного повышения цен - сейчас это тоже трудно себе представить. Еще в 1988 году расчеты показывали, что достаточно было увеличить цены в среднем на 25%, чтобы сбалансировать рынок. Но тогда такое повышение цен воспринималось как совершенно невозможная вещь. Некоторые цены были стабильны с 1920-х годов, скажем, квартплата не повышалась, кажется, с 1926 года, т.е. больше 50 лет. Предложения о повышении цен воспринимались, как совершенно нереальные. Власти боялись вести об этом речь, боялись и вводить настоящую карточную систему, это было психологически неприемлемо.

И в то же время власть не могла экономить на капиталовложениях. М.С.Горбачев пытался на партийных совещаниях поднять этот вопрос о том, чтобы сократить капиталовложения и как-то сбалансировать бюджет. Его «не поняли», и никто не стал этот вопрос обсуждать даже. После чего было принято решение о том, что первые секретари обкомов – областных партийных комитетов – должны одновременно быть председателями областных советов, и как председатели советов проходить через выборы. Почти всех их народ забаллотировал и в стране началась политическая борьба, которая стала одним из факторов развала СССР. Обратим внимание, что мы имеем здесь один из примеров использования высшим руководством страны демократических механизмов как инструмента для борьбы со средним слоем бюрократии.



Оказавшись перед непростой дилеммой – ссориться с населением или с партийно хозяйственной элитой, советские власти стали закупать продовольствие за границей. То, что Россия закупает зерно, выглядело дико. Собственно, Н.С. Хрущев в основном за это поплатился своим местом. Известна шутка Черчилля, который сказал, что умрет не от старости, а от смеха по этому поводу. Тем не менее, зерно все равно продолжали закупать, деваться было некуда. Но зато у страны появился экспортный ресурс – нефть:
Месторождения нефти Западной Сибири, открытые в 1960 х годах и возможность финансирования за счет экспорта нефти в развитые капиталистические страны масштабного импорта сельскохозяйственной продукции, казалось, позволили решить продовольственную проблему.
Поток валютных ресурсов от продажи нефти позволил остановить нарастание кризиса продовольственного снабжения городов, увеличить закупки оборудования, потребительских товаров, обеспечил финансовую базу наращивания гонки вооружений, достижения ядерного паритета с США и позволил начать осуществление таких внешнеполитических авантюр, как война в Афганистане.
При этом, пишет Гайдар, в 1981–1985 гг. под влиянием растущих трудностей доля машин и оборудования в импорте из капиталистических стран сокращается, а доля продовольствия, промышленных товаров народного потребления растет:
В 1981–1985 гг. под влиянием растущих трудностей в снабжении населения продовольствием, доля машин и оборудования в импорте СССР из капиталистических стран сокращается с 26 % до 20 %, доля продовольствия, промышленных товаров народного потребления возрастает до 44 %.
В распоряжении правительства СССР имеется в это время один-единственный инструмент управления нарастающими трудностями во внешней торговле – это увеличение поставок нефти. Страна попала в зависимость от доходов от экспорта, причем это происходило в условиях противостояния с США.
Как пишет Гайдар
В ноябре 1982 г. президент Р. Рейган подписал директиву о национальной безопасности (NSDT 66), в которой была поставлена задача нанести ущерб советской экономике. Ставилась задача ослабить СССР в экономико политическом отношении.
При этом в США не думали, что сумеют развалить Советский Союз:
В 1982 г… суммируя результаты отчетов ЦРУ о состоянии советской экономики, сенатор У. Проксмайр говорит: «Можно выделить три ключевых вывода этих исследований: во первых, советский экономический рост постепенно замедляется, тем не менее, в обозримом будущем рост экономики продолжится; во вторых, экономические результаты неудовлетворительны и эффективность экономики невысока, но это не значит, что советская экономика утрачивает жизнеспособность и динамизм; в третьих, хотя существует разрыв между результатами развития советской экономики и планами, даже в качестве отдаленной возможности крах советской экономики не рассматривается».
Однако дальше случилась война в Афганистане, туда вошли советские войска. Причины войны в Афганистане довольно понятны – советское руководство боялось, что начавшиеся там проблемы проникнут и на территорию СССР (как, собственно, и случилось). Это тогда попытались остановить, но в результате испортили отношения с арабскими странами, которые в значительной степени контролировали рынок нефти:
Вторжение СССР в Афганистан, воспринятое государствами Персидского залива и, в первую очередь, Саудовской Аравией, как потенциальная угроза, стало одним из факторов радикального изменения их отношения к США.

Гайдар пишет дальше о том, как устроен мировой рынок нефти и цены на нефть. Этот рынок никогда не был свободным, а всегда был полусвободным и отчасти регулируемым. На рынке было несколько игроков, в том числе ОПЕК (Организация стран – экспортеров нефти), США и некоторые другие страны. Советский Союз был не членом ОПЕК, а только наблюдателем, однако в определенной степени тоже мог оказывать влияние. Арабские страны поначалу дистанцировались от Соединенных Штатов и совершенно не поддерживали в их стремлении нанести урон Советскому Союзу, в частности потому, что Соединенные Штаты стояли на стороне Израиля. Но когда Советский Союз стал воевать в Афганистане, говорит Гайдар, то арабы испугались и решили договориться с США. После этого они совместными усилиями сбросили цену на нефть до 10 долларов за баррель. Для Советского Союза это было равносильно катастрофе. Плана действий на этот случай у СССР не было.



К этому времени Советский Союз уже фактически попал во внешнюю зависимость:
То, на что большинство наблюдателей не обращало внимания – произошедшее в 1960–1970 гг. радикальное изменение отношений между СССР и миром. В это время экономика Советского Союза, формально остающаяся закрытой, на деле оказалась глубоко интегрированной в систему международной торговли, стала зависеть от конъюнктуры мировых рынков. Это, как правило, отмечали лишь исследователи, занимавшиеся рынками зерна и нефти. Большинству аналитиков, изучавших социалистическую систему, ее фундамент представлялся прочным.
К моменту, когда Советский Союз столкнулся с внешнеэкономическим шоком середины 1980 х годов, он был тесно интегрирован в мировой рынок, был не только экспортером топливных ресурсов, но и крупнейшим в мире импортером зерна и одним из крупных импортеров продовольственных товаров.
Как мы уже говорили, параллельно внутри страны происходило размывание командной системы и либерализация, прежней жесткости и репрессий не было:
Командная система, в том виде, в котором она была сформирована в 1930 1950 х годах, действенна до тех пор, пока опирается на массовый страх, угрозу жестких санкций, распространяющихся на все общество. После 1953 г., когда пронизывающий общество ужас перед репрессиями отступает, действенность традиционных социалистических методов управления снижается. На этом фоне падает трудовая дисциплина. Н.С.Хрущев, посетивший Донбасс, на заседании Президиума ЦК КПСС 24 августа 1956 г., описывая сложившуюся ситуацию, исчерпывающе заметил: «Всё растаскивают».
Но какое-либо ужесточение внутренней политики было невозможно:
Западные партнеры по переговорам хорошо понимали положение, в котором оказался Советский Союз, то, в какой степени он тогда зависел от политически мотивированных займов. Отсюда новый тон диалога. Пока главной проблемой было регулирование гонки вооружений, а стороны обладали военно политическим паритетом, они были готовы вести длинные, мучительные переговоры, но это были переговоры равных. Теперь, когда столкнувшееся с валютно финансовым кризисом, не способное само с ним справиться, советское руководство просит экономической поддержки, от равенства не остается и следа.
На заседании Политбюро ЦК КПСС 25 сентября 1986 г. Председатель КГБ В. Чебриков ставит вопрос о целесообразности освобождения сначала одной трети, а затем и половины политических заключенных
Между тем «империя» включала многие национальные окраины, где возникли сепаратистские движения:
Сохранить империю, не используя силу, – невозможно; удержаться у власти, не сохранив ее, – тоже. В случае применения массовых репрессий, получить крупные долгосрочные, политически мотивированные кредиты, дающие надежду хотя бы отсрочить приближающееся государственное банкротство со всеми его последствиями, нереально. Экономическая катастрофа, которая последует, когда выяснится, что путь к западным деньгам закрыт, влечет за собой гарантированную утрату власти, причем не только лидером, а всей коммунистической верхушкой. В этом сочетании обстоятельств объективная основа, на первый взгляд, странного поведения советских властей в 1989–1991 гг.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   40


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет