Якоб и Вильгельм Гримм Сказки Король-лягушонок, или Железный Гейнрих1



жүктеу 8.03 Mb.
бет26/123
Дата15.02.2019
өлшемі8.03 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   123

38. Свадьба госпожи Лисы



Сказка первая

Жил-был старый Лис с девятью хвостами. И показалось ему, что жена ему не верна, и он решил её испытать. Растянулся он под лавкой, лежит, ни двинется, ни шелохнётся, притворился, будто совсем мёртвый.

Ушла госпожа Лиса в свою комнату, заперлась там, а кошка, что в служанках у неё жила, на шестке сидела и стряпала. И вот стало всюду известно, что старый Лис помер, и объявились тогда женихи. Услыхала служанка, что кто-то за дверью стоит и стучится; пошла она открывать, а был то молодой Лис, вот он и говорит:
Как поживаете вы, барышня кошка?

Вы всё в трудах иль почиваете немножко?


Ответила кошка:
Я не сплю, я хозяйство сторожу,

А что делаю – скажу:

Хочешь, пива наварю, в него масла наложу,

Тебя в гости приглашу?


– Спасибо вам, барышня, – сказал Лис. – А что делает госпожа Лиса?

Ответила служанка:


Она в комнате сидит,

Всё горюет да не спит.

Все повыплакала глазки,

Вспоминает Лиса ласки.


– А ты, барышня, ей скажи, что явился, мол, Лис молодой и на ней хотел бы жениться.

– Ладно, сударь молодой, я скажу.


Кошка прыгнула – туп-туп,

Двери стукнули – тук-тук.


– Госпожа Лиса, вы дома?

– Ах, конечно, дома, дома.

– Во дворе жених стоит.

– А каков же он на вид?

– А у него таких же девять красивых и пушистых хвостов, как и у покойного господина Лиса?

– Ах, нет, – ответила кошка, – у него один только хвост.

– Если так, то мне такого не надо.

Спустилась кошка-служанка вниз и прогнала жениха прочь. Вскоре после того кто-то опять постучался, и стоял то у дверей другой Лис, хотел посвататься за госпожу Лису, и было у него два хвоста; но и ему повезло не больше, чем первому. Потом приходили ещё другие, и было у каждого из них на один хвост больше, но всем им было отказано, пока не явился, наконец, Лис с девятью хвостами, как и у старого господина Лиса. Услыхала это вдова и говорит на радостях кошке:


Настежь двери отворяйте,

Скорей Лиса убирайте!


Но только собрались праздновать свадьбу, как зашевелился старый Лис под лавкой и начал бить и колотить всех этих бродяжек и выгнал их всех заодно с госпожой Лисой из дому прочь.

Сказка вторая

Как только помер старый Лис, объявился вскоре женихом волк, постучался в дверь, а кошка, что жила у госпожи Лисы в служанках, и впустила его. Поздоровался с ней волк и говорит:


Кошка, здравствуйте! Скажите,

Вы чего одна сидите?

Что вы делаете тут?

А кошка отвечает:

В молоко бросаю крошки,

Угощу и вас немножко.


– Спасибо, госпожа кошка, – ответил волк, – а разве госпожи Лисы нет дома?

Кошка говорит:


Она в горнице сидит.

Всё горюет да не спит,

Горько плачет, причитает

И всё Лиса поминает.


И ответил волк:
Хочет мужа поважней,

Пусть спускается скорей.

Кошка прыг – и у дверей,

Машет хвостиком сильней,

Вот и к залу подошла.

Золотыми кольцами звенит:

– Госпожа Лиса, вы дома? – говорит, —

Коль хотите мужа поважней,

То спускайтесь поживей.
Госпожа Лиса спрашивает:

– А есть ли у этого господина красные штанишки, и острая ли у него мордочка?

– Нет, – ответила кошка.

– Тогда мне такого не надо.

Только отказали волку, как явились пёс, олень, заяц, медведь, лев, а потом за ними все прочие звери лесные. Но всё не находилось такого, у которого были бы все добрые качества, которыми обладал старый господин Лис. И пришлось кошке каждый раз жениха выпроваживать.

Явился, наконец, молодой Лис. Вот госпожа Лиса и говорит:

– А есть ли у этого господина красные штанишки, и острая ли у него мордочка?

– Да, – сказала кошка, – у этого есть.

– Пусть тогда ко мне подымается, – сказала госпожа Лиса и велела служанке готовить свадебный пир:
Убери мне дом скорей, миленькая кошка,

Лиса старого живей выбрось за окошко.

Ты мышей ловила сколько

И сама их поедала,

Мне небось-то не давала.
И начали они с молодым Лисом праздновать свадьбу; то-то было там плясок да веселья! И если они уже не отпировали, то, пожалуй, пляшут ещё и сейчас.

39. Домовые



Сказка первая

Жил-был сапожник, да не по своей вине так обеднел, что остался у него напоследок всего только кожи кусок на пару башмаков. Вот выкроил он вечером башмаки, собираясь на другое утро их шить. Совесть у него была чиста, он лёг спокойно в постель и, полагаясь на волю господню, уснул.

Утром, встав и помолившись, хотел он было за работу приняться, глядь – стоят у него на столе башмаки, совсем готовые. Удивился он и не знал, что ему и сказать на это. Взял он башмаки в руки, чтоб получше их разглядеть. Видит – сработаны они чисто, нет нигде ни единого шва неправильного, словно вышли они из-под руки мастера. А тут вскоре и покупатель явился. Башмаки ему очень понравились, и он заплатил за них больше, чем обычно, и сапожник мог на эти деньги купить кожи на целых две пары башмаков.

Вечером скроил он их, собираясь на другое утро со свежими силами приняться за работу, но делать ему этого не пришлось: встал он утром, а они стояли уже сшитые; и покупателей нашлось достаточно, и заплатили они ему так много денег, что он смог купить теперь кожи на целых четыре пары башмаков. А ранним утром нашёл он все четыре пары уже сшитыми.

Так продолжалось всё дальше – что ни выкроит он вечером, а к утру оно уж и готово, – так что в скором времени имел он свой честный заработок и, наконец, стал человеком зажиточным.

И вот как-то вечером, незадолго до рождества, выкроил он опять башмаки и, прежде чем ложиться спать, говорит жене:

– А что, если нам эту ночь остаться здесь да посмотреть, кто это нам такую помощь оказывает?

Жена с ним согласилась, и они зажгли свечку, а сами спрятались в углу – там, где висели платья, – и стали присматриваться.

Вот наступила полночь, и явились два маленьких красивых голых человечка. Сели они за сапожный столик, взяли заготовки и начали своими пальчиками так ловко да быстро работать шилом, шить да постукивать, что сапожник и глаз не мог отвести от удивленья.

И не бросили человечки своей работы до тех пор, пока всё не было закончено и башмаки стояли готовые на столе; затем они спрыгнули и быстро исчезли.

Вот и говорит жена на другое утро:

– Эти маленькие человечки принесли нам богатство; надо будет отблагодарить их за это. Они всё суетятся и бегают, а сами-то раздетые, разутые, пожалуй, им холодно. Знаешь что? Сошью-ка я им рубашечки, кафтаны, жилеты и штанишки да свяжу им по паре чулочек.

А муж ей и говорит:

– Что ж, я с тобой вполне согласен.

Когда всё было сшито и приготовлено, разложили они на столе вместо заготовок подарки и спрятались снова, чтоб поглядеть, что станут делать человечки с теми подарками. Ровно в полночь прискакали они и хотели было приняться тотчас за работу, но, увидев, что заготовок нету, а лежат вместо них красивые платья, они сначала удивились, а потом очень обрадовались. Ловко и быстро оделись, оправили на себе красивые одежды и запели:
Теперь нам, красавчикам-мальчикам, можно

И не возиться с дратвой сапожной!


И начали прыгать, плясать и скакать через стулья и скамьи. Наконец, танцуя, подошли они к дверям и исчезли.

С той поры они больше уже не являлись, но дела сапожника пошли хорошо; и что бы он ни начинал делать, была ему во всём целую жизнь удача.



Сказка вторая

Жила-была на свете бедная девушка-работница. Была она к работе усердная, прилежная да внимательная: каждый день комнату в доме убирала и сор у дверей в большую кучу складывала.

Однажды утром, только собралась она опять за работу приняться, видит – лежит у двери письмо, но прочесть она его никак не могла; поставила она метлу в угол, а письмо отнесла своим хозяевам, и было в том письме приглашение от домовых: они просили девушку крестить у них ребёнка. Девушка не знала, как ей поступить; наконец после долгих уговоров и после того, как хозяева ей сказали, что от подобного приглашенья отказываться ей не следует, она согласилась.

И вот явилось трое домовых и повели её внутрь горы, где жили эти человечки. Всё было там маленьким, но таким красивым, таким великолепным, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Роженица лежала в кровати, сделанной из чёрного дерева и украшенной резьбой и жемчугами; одеяло было золотом вышито, колыбель из слоновой кости, а купель вся из чистого золота.

Стала девушка у них кумой, ну, а затем и домой идти собралась, а маленькие домовые стали настойчиво её просить ещё дня на три у них остаться. Она осталась и прожила это время в радости и довольстве, и старались маленькие человечки сделать ей всё приятное. Наконец собралась она домой, но перед тем как ей уйти, насыпали они ей золота полные карманы и вывели её опять на гору.

Пришла она домой, хотела за работу приняться, взяла в руки метлу, что так и стояла с той поры в углу, и начала было подметать комнату. И вдруг явились чужие люди – жили они в этом доме – и стали её спрашивать, кто она такая и что она тут делает. И оказалось, что пробыла она у маленьких человечков в горе вовсе не три дня, а целых семь лет, а за это время прежние её хозяева умерли.

Сказка третья

Выкрали раз у одной матери домовые из колыбели ребёнка, а вместо него подложили оборотня с большой головой да пучеглазого, и знал он только одно – есть да пить.

И пошла она по случаю такой беды за советом к соседке. А соседка говорит, что оборотня следует отнести на кухню, посадить на печь, развести огонь и вскипятить воду в двух яичных скорлупах; вот оборотень и засмеётся, а как засмеётся, то тут ему и конец придёт. Женщина сделала всё так, как сказала ей соседка. Поставила она на огонь яичные скорлупки с водой; ну, тут-то головастый уродец и заговорил:
Стал я старый такой,

Как гора Вестервальд, и седой,

Но не видел я никогда,

В скорлупе чтоб кипела вода.


И начал тут хохотать. И явилось тогда множество маленьких домовых, принесли они опять настоящего ребёнка, усадили его на печь, а оборотня с собой взяли.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   123


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет