Януш Кусочинский. «Дорога на Олимп»



жүктеу 3.12 Mb.
бет1/22
Дата02.11.2018
өлшемі3.12 Mb.
түріКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Януш Кусочинский.

«Дорога на Олимп»

«... Упорство, вера в себя, стремление к победе... ... Эти три качества могут творить чудеса».

М: «Физкультура и спорт» 1975 272 с, серия «Звезды зарубежного спорта», сокращенный перевод с польского И. Смирнитской

Эта книга является документальной повестью и основана на дневниках чемпиона. К сожалению, Януш Кусочинский не смог сам закончить книгу: его жизнь оборвала пуля фашистского палача. Спортивный журналист Казимеж Грижевский, друг Кусочинского, дополнил книгу своими воспоминаниями и рассказал в ней о трагической судьбе большого спортсмена и человека.


Оглавление:

О Януше Кусочинском — спортсмене и патриоте

5

Предисловие к польскому изданию

6

Отчего у меня нос кривой

8

Вкус победы

15

Как я спасался бегством от... женщины

17

Приключения незрелого человека

20

Финская, или... лошадиная, тренировка

26

«Ложь» Клумберга

30

Два сюрприза

32

Первый амулет

36

Матч в Праге

39

Рекорд в Вильнюсе

44

В солдатском мундире

47

Впервые в госпитале и борьба за... волосы

51

А Петкевич все-таки сильней...

53

В Ригу с приключениями

56

В объятиях Хелиаша

59

Я объясняюсь жестами с Нурми

62

Галоп на беговой дорожке ипподрома

65

Победа и поражение

67

Как я победил время

71

Я выигрываю матч трех

73

Асы сражаются в Копенгагене

76

Кто кого подсиживает

78

Чары легенды Нурми

81

...Петкевич просит о помощи

84

В стране тысячи озер

85

Наконец-то я лучше Петкевича

88

Поражение в Венгрии, победа в Чехословакии

90

Финны разные бывают

94

Мемориал Жана Буэна

97

На предолимпийском сборе

102

С теннисистами на Ривьере

103

Лехтинен - плохой пророк

105

Я бью рекорды Нурми

108

Через океан в Лос-Анджелесе

111

Один в Олимпийской деревне

116

Я приветствую своих земляков в Америке

119




3

Пааво под запретом

121

В зените славы

124

Триумф Стаси

132

Лехтинен гибнет от своего же оружия

135

Шипы и розы победы

139

Новая победа над Исо-Холло

142

Начало драмы с ногой

144

Легкие победы в Милане и Праге

149

Радости и печали будней

152

Рождение соперника Юзефа Нойи

156

Закулисные махинации встречи Карнера - Байер

160

Лондон - Кельн - Стокгольм

164

Я побеждаю финнов в Хельсинки

169

Мрачная тень фашизма

173

Возвращение из Турина

177

Трагедия на беговой дорожке

181

На операционном столе

184

На Олимпиаде в Берлине в качестве зрителя

189

Нойи не послушался доброго совета

194

Возвращение на беговую дорожку

201

Сиринг побеждает Кусого

206

Победа над Нойи

209

Необыкновенный сюрприз

212

В Стокгольме, как в старые, добрые времена

214

Кусый в роли косаря

217

На защиту Варшавы

223

Последний этап жизни

228

Послесловие

231

Приложение. Рекорды Польши и мира на 5 000 и 10 000 м

233

Фотографии

236

О Януше Кусочинском - спортсмене и патриоте

Ход времени неумолим. Дни, месяцы, годы уносят события и людей. Время стирает происходящее.

Память снова и снова воссоздает события, которые должны остаться в назидание потомкам. Память не дает умереть людям, которые ушли, чтобы навсегда служить тем, кто пришел им на смену.

Я думаю об этом, листая книгу Януша Кусочинского. Я не был знаком с этим замечательным польским спортсменом и гражданином, но все-таки я много знаю о нем. Трижды принимал я участие в Мемориале Януша Кусочинского, как назвали благодарные польские любители спорта традиционные соревнования, посвященные памяти своего национального героя. Всякий раз, приезжая в Варшаву, я думал о нем, невысоком, сухощавом польском бегуне, который вознес свой спортивный подвиг на вечный пьедестал подвига гражданского.

Януш Кусочинский был первым олимпийским чемпионом среди польских легкоатлетов. Свою золотую медаль он завоевал в отчаянно тяжелой борьбе под палящим солнцем далекого американского города Лос-Анджелеса. Гордые сердца поляков были переполнены радостью от сознания того, что их соотечественник не дрогнул в борьбе с лучшими стайерами мира. Не ошибусь, сказав, что не было в Польше человека, которому было бы незнакомо имя несгибаемого бегуна. И тем ответственнее оказалось для Кусочинского испытание, которое выпало на долю всего польского народа в 1939 году. Кусочинский понимал, что в тяжкие для страны времена с особым вниманием все поляки следили за тем, как поведет себя он, лучший спортсмен страны, - не дрогнет ли, не обманет ли надежд народа. Нет, не дрогнул несгибаемый Януш, остался бойцом на поле брани, таким же, как и на спортивной арене. И потому спортивная популярность переросла в народную любовь.

Задумываясь о судьбе Януша Кусочинского, невольно размышляешь и о другом — о моральной ответственности спортсмена перед обществом. Золотая медаль чемпиона — это не только цель, это еще и огромная ответственность. Завоевывая ее, ты становишься человеком, поступки которого превращаются в пример для подражания, в субъект воздействия на молодое поколение. Я глубоко убежден: чемпион, оставаясь в спорте или уйдя из него, обязан совершать поступки только благородные, только такие, которые пробуждают лучшие порывы.

Таким был Януш Кусочинский, такими были братья Серафим и Георгий Знаменские, таким был чехословацкий бегун Эуген Рошицкий.

Мои товарищи, я и те, кто пришел в спорт после нас, выступали на Мемориале Кусочинского, на Мемориале братьев Знаменских, на Мемориале Рошицкого...

Память человеческая не дает умереть тем, кто ушел, чтобы остаться навсегда.

П. Болотников, заслуженный мастер спорта, олимпийский чемпион

Предисловие к польскому изданию

Почти в каждой стране есть спортсмены, овеянные легендарной славой. В Советском Союзе — Куц, в Финляндии — Нурми, в Испании — Заморра, в Голландии — Бланкерс-Кун, в Швеции —Хегг... В Польше таким легендарным спортсменом был Януш Кусочинский.

...Проходят годы. Рекорды «великого молчальника» из Страны тысячи озер стали далекой историей, о вратаре Заморре няньки в Севилье рассказывают своим воспитанникам сказки... Еще недавно рекорды знаменитого стайера Хегга казались недостижимыми, сегодня же с такими результатами спортсмены с трудом попадают в десятку сильнейших, но все-таки...

Все-таки именно эти имена, имена звезд первой величины, навсегда останутся в памяти людей, и никогда их не вычеркнут из почетного списка героев-спортсменов. Потому что они стали как бы вехами в истории мирового спорта и истории спорта своих стран.

И только потом возникает легенда о «силе воли», «доброте», «чувстве локтя», «скромности» и еще многих, многих благородных качествах. Часто эти легенды всего лишь плод воображения восторженных поклонников. Когда пишут биографии любимых спортсменов, то в основном, касаясь событий на ринге, корте, на беговой дорожке, футбольном поле, стараются приукрасить героя.

Но не будем слишком суровы к нашим кумирам, волшебникам пера, сцены или стадиона. Незадолго до войны было модным «развенчивание» героев. Сам Мицкевич не избежал этой участи. Но всякая мода проходит, а Мицкевич остается. Каких бы высот ни достигал герой, он остается всего лишь человеком, со всеми его слабостями и сложностями.

Януш Кусочинский всегда был для публики в какой-то степени загадкой. Предлагаемая читателю книга, на мой взгляд весьма интересная, состоит из трех частей: изданных до войны мемуаров Януша Кусочинского, продолжения мемуаров, до сих пор никогда не печатавшегося, и описаний последних лет жизни спортсмена, принадлежащих перу Казимежа Грижевского — составителя книги. В этой книге читатель увидит не только Кусочинского-спортсмена, но и Кусочинского-человека, с его характером, привычками, почувствует, какое прекрасное сердце билось в груди этого спортсмена. Читатель проследит путь Кусочинского-спортсмена по многим беговым дорожкам стадионов мира и его последний путь, путь патриота, отдавшего все свои силы борьбе со смертельным врагом. Составителю книги благодаря прекрасному знанию спортивного мира, а также личному знакомству с Кусочинским удалось создать интересное повествование, живое и настолько правдивое, что, будучи сам участником многих описываемых событий, я не могу не восхищаться точностью передачи атмосферы, настроения тех дней, самого Януша, который всегда стремился быть первым.

Януш Кусочинский... Если бы кто-нибудь усомнился в его популярности, достаточно было бы проехать с ним в скором поезде, проходящем через Ожарув, родную деревню Януша. Машинист, который, конечно же, знал, какого он везет пассажира, резко замедлял ход поезда перед этой маленькой станцией, а если Кусый, как звали друзья Януша, сразу не выскакивал, курьерский поезд, к всеобщему удивлению пассажиров, стоял долгие минуты...

Кусый был популярен во всех слоях общества. В период расцвета своей спортивной карьеры он посещал роскошные рестораны, великолепно танцевал, играл в бридж, покер, ходил на бега. Но, несмотря на некоторый снобизм, Януш


всегда оставался хорошим товарищем. Он был верным в дружбе и постоянным в неприязни.

Одним из его лучших друзей был варшавский жокей Стефан Михальчик. Януш нередко встречался с Михальчиком в бане «Диана» на улице Хмельной. Но дружба их выходила далеко за пределы бани, стадиона и ипподрома. Михальчик боготворил Кусого. Однажды некий недоброжелатель Януша повел себя агрессивно, и Михальчик, защищая друга, применил силу. Эта история в свое время стала сенсацией Варшавы.

Меня часто спрашивают, обладал ли Януш чувством юмора. В ответ на это я вспоминаю одну забавную историю: во время зимних соревнований на звание чемпиона Польши в Пшемысле нас поместили в один номер в отеле. Вечером, уже лежа в постели, мы слушали байки Януша. Поздней ночью в нашу комнату влетел прыгун в длину Стефан Сикорский, известный своим неуравновешенным характером.

— Замолчите сейчас же! — заорал он.— Из-за вас невозможно заснуть! Кусый спокойно ответил:

— Стефан, сначала скажи всем «здравствуйте», а потом выкладывай свои претензии.

Сикорский растерялся, промямлил «здравствуйте», вышел, но потом сразу же вернулся с новой обидой:

— Не тебе, Кусый, учить меня хорошим манерам! Януш рассмеялся и сказал:

— Я так и знал, что ты вернешься.

— Почему? — снова попался на удочку Сикорский.

— Чтобы сказать «спокойной ночи», дурачок. Уже поздно и всем пора

спать.


Существует мнение, что главным двигателем всех спортивных достижений Кусого была неприязнь к Петкевичу, который долгое время был его грозным соперником. Надо сказать, что такое мнение не лишено оснований. Постоянный антагонизм Кусого и Петкевича, их частые ссоры и сражения за пальму первенства не только в соревнованиях, но и на приемах, на балах носили затяжной характер.

Когда Януш побил все рекорды Петкевича, он узнал, что тот носится с идеей податься в профессиональные танцоры. Януш тоже стал брать уроки танца у самых известных и дорогих учителей. Петкевич мечтал стать тренером, поступил в тренерскую школу, но не окончил ее, Януш же довел начатое дело до конца и стал тренером.

Французы сравнивают Януша со своим знаменитым стайером Буэном, рекордсменом мира, погибшим в первую мировую войну. В Париже именем Буэна назван стадион, где происходят крупнейшие легкоатлетические соревнования. В Варшаве стали традиционными соревнования «Мемориал Януша Кусочинского», где ежегодно собираются сильнейшие легкоатлеты со всей Европы. Эти соревнования — достойная память великому спортсмену, человеку прекрасной и богатой души.

Эдвард Троянский, В 30-е годы один из сильнейших польских бегунов, рекордсмен Польши в беге на 200 м, ныне журналист


От чего у меня нос кривой

Мои записки отличаются от публичной «исповеди» перед ближними. Это прежде всего история достижений человека, которому дано было стать олимпийским чемпионом. Я надеюсь, что мой рассказ поможет тем, кто делает первые шаги на спортивном поприще, преодолеть робость и еще раз проиллюстрировать пословицу «не боги горшки обжигают».

Родился я 15 января 1907 года в Варшаве. Мой отец был железнодорожником, но всегда мечтал переехать в деревню и заняться сельским хозяйством. В конце концов его мечта сбылась. Мне было всего полгода, когда мы с семьей переехали в Ожарув. Кроме меня в семье было еще два брата и три сестры. Старший брат Зигмунд преследовался царской охранкой за нелегальную деятельность, в 1905 году он эмигрировал во Францию и сражался в рядах французской армии. Во время первой мировой войны в Париже он и умер. Второй брат — Тадеуш погиб под Замостьем в 1920 году. Остались у меня только сестры.

В Ожаруве я прожил много лет со старенькими родителями, которые после ухода из дома сестер надеялись найти во мне утешение. Теперь-то я понимаю, что за утешение я был им тогда...

Вспоминаю, как я потихоньку выбегал во двор, на животе проползал в собачью будку и играл там со щенками. Позже мне мама рассказывала, что ходить я начал очень рано и довольно быстро. Мальчишкой, надо признаться, я был несносным. Справиться со мной никто не мог, даже отец только разводил руками. Меня всегда тянуло открытое пространство — я ненавидел закрытые помещения, летал по комнатам, как пойманный воробей.

Мама всегда волновалась, когда я выходил на улицу. Но никакая сила не могла удержать меня в нашем небольшом саду. Я обожал бегать наперегонки с собаками, Боксом и Орионом, очень любил лошадей. Помню, когда мне было лет восемь, я вскочил на телегу, оставленную без присмотра, и погнал лошадей.

— До чего же ты непутевый,— причитала мать,— ничего хорошего из тебя не выйдет.

Отец по-своему старался меня воспитывать, но иногда у него не хватало терпения, и от его «воспитания» у меня буквально распухали уши. Он не признавал спорта, не уважал спортсменов, выше всего ценил знания, но ему так и не удалось привить мне любовь к учебе. Легче, наверное, было бы обучить астронома прыжку с шестом, чем заставить меня корпеть над таблицей умножения.

Спортом в нашей семье увлекался только мой старший брат. Он великолепно играл в лапту, но и я тоже был неплохим игроком. Часто мы убегали с мальчишками за дом на пустырь, где развертывались жаркие схватки, перед которыми по упорству меркнут олимпиады. Десятилетние


спортсмены делились на две команды, в одной из которых я, как правило, был капитаном и пользовался большим авторитетом. А сколько было приключений!

Однажды я вместе с родителями поехал в Хрубешов к шурину, который служил в стрелковом полку. Я много слышал об одной полковой кобыле, которая никого к себе без хлыста не подпускала. Ну и, конечно же, первым делом помчался на конюшню. Мне необходимо было всем показать, как я умею укрощать самых непокорных лошадей. Подошел я к лошади, а та схватила меня зубами за подбородок и чуть не откусила нижнюю часть щеки. Кровь залила мою праздничную рубашку. Сдерживая слезы, я еле добрался до дому и, только когда родные, обступив меня плотным кольцом, стали охать и причитать, тут-то меня и прорвало. Я заревел на весь дом.

Шрам от «лошадиного поцелуя» остался у меня на всю жизнь. Этот случай не был из ряда вон выходящим, подобные истории повторялись со мной довольно часто. Хотя меня и щадили детские болезни, я массу времени проводил в постели, обложенный примочками и компрессами. То лошадь лягнет, то собака укусит, то черный кот, верный товарищ моих детских забав, поцарапает. Поэтому мама всегда пугалась, когда я выходил из дому, и на всякий случай готовила бинты и йод. После игры в лапту я напоминал гладиатора, проведшего сражение с целой стаей разъяренных хищников. Снова и снова я выслушивал нотации о том, что спорт мешает учебе и что, по-видимому, из мальчиков с такими дурными наклонностями ничего путного не получается.

Разобиженный на родителей, шел на конюшню, где стояла моя любимая лошадь Баська.

— Здравствуй, Баська!—говорил я ей, и она вежливо подавала мне переднюю ногу.

Я мечтал иметь красивую, породистую лошадь, которая будет понимать меня с полуслова и брать мягкими, бархатными губами сахар из моих рук. Себе же я представлялся блестящим гусаром в парадном мундире... Мне тогда и в голову не приходило мечтать о спортивной карьере.

Играть в лапту, бегать наперегонки — все это было как бы частицей моего «я», все равно что еда, сон... Профессия, или, как это называл мой отец, «карьера», казалась мне чем-то далеким и недосягаемым.

— Я буду гусаром,— заявлял я, важно прохаживаясь по саду, засунув руки в карманы.

И в ответ печальный голос мамы:

— Януш! Не растягивай, пожалуйста, карманы, а то я их зашью. Какой непослушный мальчик!

Мама сдержала свое обещание. Однажды утром я проснулся и почувствовал, что произошло что-то ужасное. В аккуратно выглаженной куртке и брюках чего-то недоставало. Внимательно приглядевшись, я понял, в чем дело: исчезли карманы. Они были тщательно зашиты, а на


ночном столике лежало содержимое моих карманов, сокровища, которые я не променял бы ни на что на свете: тупой перочинный ножик, веревочка от воздушного змея, несколько гвоздей, конверт с почтовыми марками, счастливая подкова, хлыстик, сахар для лошадей, носовой платок, которым, конечно же, вытирается не только нос, но и потная шея лошади...


Каталог: assets -> files -> knigi
files -> «севказэнерго»
files -> Акционерное Общество «Северо-Казахстанская Распределительная Электросетевая Компания»
files -> «Павлодар облысы Екібастұз қаласы әкімінің аппараты» мм, 141200, Павлодар облысы, Екібастұз қаласы, Мәшһүр Жүсіп көшесі, 45-үй, анықтама телефондары/факс: 340856, электрондық мекенжайы: aitkeshova
files -> «Фармацевтикалық қызметке лицензиялар беру, қайта ресімдеу, лицензияның телнұсқаларын беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты
files -> Бағдарламасы Жосалы кенті, 2015 жыл Мазмұны
knigi -> Советы начинающим бегунам
knigi -> Золоченые шиповкиПредисловие
knigi -> Марафон для всех


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет