Задача для всех, кто посвятит себя созданию массовых праздников, которые зани­мают все большее место в жизни народов нашей страны



жүктеу 0.58 Mb.
бет1/2
Дата02.09.2018
өлшемі0.58 Mb.
түріЗадача
  1   2

М. ТУМАНОВ

РЕЖИССУРА МАССОВОГО ПРАЗДНИКА И ТЕАТРАЛИЗОВАННОГО КОНЦЕРТА

Рекомендовано Управлением учебных заведений Министерства культуры РСФСР

в качестве учебного пособия для институтов культуры

МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1976

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

В основе данного пособия — лекции, прочитанные народным артистом, СССР, профессором И. М. Тумановым в Ленинград­ском государственном институте культуры им. Н. К. Крупской. Они освещают некоторые важнейшие вопросы режиссуры мас­совых форм искусства. В пособии обобщается большой практи­ческий опыт автора, впервые выводятся основные положения режиссуры массового праздника и его компонентов — массо­вых представлений и театрализованных концертов, определя­ются формы и методы их подготовки и проведения. Осмысление всего этого материала — важнейшая задача для всех, кто посвятит себя созданию массовых праздников, которые зани­мают все большее место в жизни народов нашей страны.

Пособие адресуется в первую очередь студентам институ­тов культуры, будущим, режиссерам массовых праздников и представлений, а также практикам, уже начавшим свою само­стоятельную деятельность в клубных учреждениях.

Автор анализирует массовые праздники большого масштаба. Но режиссерскую деятельность в этом жанре искусства, вне зависимости от его размеров, объединяют общие закономерно­сти. Поэтому выводы и рекомендации, сделанные на примерах масштабных праздников, могут быть использованы создателя­ми подобного типа зрелищ и тогда, когда размах их будет меньше, условия постановки более скромными и возможности организационного и творческого характера уже.

Приложения включают сценарии массовых праздников и театрализованных концертов, созданные И. М. Тумановым в содружестве с группой режиссеров и художников.

О РЕЖИССУРЕ МАССОВЫХ ПРАЗДНИКОВ

Праздник! Он стал неотъемлемой частью нашей жизни, за­кономерным социальным явлением. Всенародные торжества, посвященные годовщинам Великой Октябрьской социалистиче­ской революции, 1 Мая, дню рождения В. И. Ленина, Дню Победы... В селах широко отмечают дни первой борозды и урожая, начало учебного года и многие другие события. В праздничные вечера на главные магистрали наших городов выходят тысячи и тысячи людей для того, чтобы влиться в об­щий поток ликования, почувствовать себя частицей того огром­ного и величественного, имя которому,— народ!

Массовый театр улиц, площадей, больших сценических пло­щадок успешно развивался с первых лет Советской власти.

Великие основатели Художественного театра К. С. Стани­славский и В. И. Немирович-Данченко не раз говорили, что новая эпоха требует монументальных форм, увеличения мас­штабности празднеств. Неотъемлемой их частью стали массо­вые представления и театрализованные тематические концер­ты. Не случайно первая годовщина Октября была отмечена постановкой «Мистерии-буфф» В. В. Маяковского, созданной под руководством В. Э. Мейерхольда, которую поэт и режиссер понимали как зрелище для самой широкой аудитории.

В 20-е годы известный советский режиссер Н. В. Петров стал одним из постановщиков волнующих массовых представ­лений «К мировой коммуне», «Десятилетие Октября», которые Ромен Роллан назвал «изумительным цветением Революции». Замечательный сценарий театрализованного действия на Крас­ной площади в честь III конгресса Коминтерна дошел до нас в творческом наследии известного деятеля советского театра К. Марджанова. С постановки агитационного представления в Иркутске в самый разгар боев гражданской войны начинал свой путь другой талантливый режиссер — Н. П. Охлопков.

Незабываемы дни Московского Всемирного фестиваля мо­лодежи и студентов. Парки, площади, улицы, стадионы, Моск­ва-река, территория ВДНХ стали тогда «сценическими площад­ками» массового театра. Политический, страстный митинг «За мир — против атомной войны» на Манежной площади в Моск­ве привлек несколько сотен тысяч участников. О большом талан­те деятелей искусств и широком участии общественности в организации празднеств ярко свидетельствовали интересные представления, концерты, праздничные шествия на площадях Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Вильнюса, Казани, Ульяновска, Рязани, Брянска, во многих других городах в честь 50-летия Октября и образования СССР, 100-летия со дня рож­дения В. И. Ленина.

У нас в стране заметно стремление к праздничному оформ­лению труда. Эта черта органически присуща социалистиче­скому обществу. В грандиозной битве за хлеб, которую вели труженики сел в 1973 году, родилась на Алтае и в Ставрополье, а потом была подхвачена повсеместно традиция торжественно­го выезда механизаторов на поля. Складывается своеобразный праздник начала летней страды. По инициативе комсомольцев Ленинграда вот уже несколько лет проводится День молодого рабочего. Примечательна тяга к праздничному оформлению коммунистических субботников.

В Москве — на ВДНХ, в Измайловском и Центральном им. М. Горького парках — привились праздники, воспевающие труд и советский патриотизм. А в Одессе 1 апреля по улицам шествовала «Юморина» — веселый праздник в день сатиры и смеха. Словом, по стране ежегодно проводятся тысячи различ­ного рода массовых постановок.

Основную часть забот в сфере массового театра берут на себя культурно-просветительные учреждения. Они делают, бе­зусловно, очень много нужного и интересного, особенно по внедрению в жизнь новых обрядов и превращению их в театра­лизованное действие.

Всероссийское театральное общество, его совет по массо­вым представлениям и театрализованным праздникам уже ряд лет ведет работу по объединению кадров массового театра — режиссеров, художников, сценаристов, работников парков и стадионов. Совместно с Министерствами культуры СССР и РСФСР проводятся конкурсы и фестивали праздничных пред­ставлений, ежегодные семинары и творческие конференции ре­жиссеров и сценографов. Следует отметить, что подготовке квалифицированных кадров мешает отсутствие учебной литера­туры по теории и практике массовых представлений и театра­лизованных концертов. Надеемся, что предлагаемое учебное пособие поможет в подготовке будущих режиссеров, а также в практической деятельности работников культурно-просвети­тельных учреждений.

В жизни каждой страны, каждого народа есть особые даты, которые заставляют задуматься, вспомнить прошлое, которые связаны с планами и мечтами о будущем.

С глубоким волнением отмечает наша страна годовщины со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Вошел в нашу жизнь и стал всенародным праздник День Победы. Радостно отмечают все народы годовщины Великого Октября —день рождения Страны Советов.

Значительность этих событий вызывает у каждого человека естественное желание выразить свое отношение к ним, присое­диниться ко всеобщему торжеству. Не случайно стали тради­ционными праздничные первомайские и ноябрьские демонстра­ции трудящихся. По велению души и сердца в День Победы москвичи выходят из домов и но центральной улице им. А. М. Горького идут на Красную площадь. В Ленинграде традиционным местом сбора стали Набережные Невы. Люди приходят сюда, чтобы в торжественные дни соприкоснуться с тем большим и дорогим, что составляет суть их праздничного настроения; чтобы дать простор переполняющим их чувствам радости. И чем больше каждый встречает сочувствующих, со­звучных своему эмоциональному настроению людей, тем счаст­ливей и праздничней становится он сам.

Вспомним, как проявились чувства радости, ликования, счастья, когда закончилась Великая Отечественная война или когда страна узнала о первом полете человека в космос: опус­тели все дома, люди вышли .на улицы, и возник стихийный массовый праздник.

Особое, праздничное настроение охватило советских людей в дни празднования 50-летия Великого Октября, когда трудя­щиеся подвели итоги пройденного Родиной пути, осмыслили ее успехи и величие, а собравшись на праздник, умножили ощу­щение каждого в тысячи раз.

Но эмоционального порыва недостаточно, мало одного же­лания соприкоснуться с тем, что очень дорого и радостно; есть и другое стремление — к художественному оформлению праздника, к созданию яркой образной его формы. В этом так­же выражается состояние людей, проявление того настроения, которое приводит их на плоц\ади и улицы в праздничные дни. Вот здесь и возникает необходимость в режиссере, в худож­нике, которые сумели бы объединить все эти действия людей, их эстетические потребности в большие и яркие массовые праздники, высокохудожественно оформить их.

Человечество всегда стремилось в различных формах искус­ства выражать свои чувства, откликаться на события, проис­ходящие в мире. Сначала это были гимны явлениям природы, непонятным еще человеческому разуму. Тогда-то и появились пляски вокруг огня, жертвоприношения, ритуалы и традиции, которые дошли до нас в наскальных изображениях, устных сказаниях и легендах.

Пришла другая эпоха, а вместе с ней родились праздники Древней Греции, слава которых распространилась по всему миру.

Совсем по-новому предстают перед нами празднества фран­цузской буржуазной революции, Парижской коммуны, когда были созданы интереснейшие массовые представления и рево­люционные шествия.

В первые годы Великой Октябрьской социалистической ре­волюции на берегах Невы замечательные художники и режис­серы С. Радлов, К. Марджанов, Н. Петров и другие создавали праздники, которые сыграли огромную роль в формировании эстетических понятий нового искусства, перестраивали, обновляли привычные формы, оставшиеся от буржуазной культуры. Таким образом, история искусств свидетельствует, что во все эпохи, во всех странах для человечества была характерна тяга к массовым зрелищам, представлениям и праздникам. Но особенно большой опыт в области массовых форм искусства накоплен советской режиссурой.

Только в социалистическом обществе, где массовый празд­ник достиг небывалого расцвета и стал воистину всенародным выражением эмоционального настроя, встал вопрос о специаль­ной подготовке режиссеров массовых праздников.

Массовые формы искусства становятся у нас все более по­пулярными. Только в РСФСР в дни празднования 50-летия Со­ветской власти прошло несколько тысяч, массовых городских и сельских праздников. Тысячи! Можно себе представить, какое количество людей приняло участие в великом празднестве!

Невозможно переоценить значение массовых форм искусст­ва в воспитании у трудящихся коммунистического сознания и высоких гражданских, идеалов. Именно поэтому так велика от­ветственность режиссера массового праздника перед общест­вом. Эти постановки так значительны и несут такой заряд воз­действия на зрителей, что любой просчет — это брак в воспи­тательной работе. Недостаточно тщательный отбор материала, неточность художественного образа, отсутствие требовательно­сти к исполнителям, непродуманность развития логики празд­нества — каждое из этих обстоятельств снижает эффект воз­действия на тысячи участников и зрителей, пришедших на мас­совое представление или театрализованный концерт. Опас­ность этого возникает и там, где ремесленничество и штамп подменяют искусство.

В свое время была найдена очень удачная форма театрали­зованного пролога массового праздника на стадионе. Пролог включал костюмированные выходы литературных, театральных и киногероев; все впечатляло яркостью красок, образностью картин той эпохи, обстановки, в которых действовали и жили герои. Но затем прологи начали механически копироваться, повторяться, превратились в обычный прием, штамп и не вы­зывали уже прежнего интереса зрителей. В то же время точно найденный образ, удачно помещенный в драматургическую ткань представления, вызывает энтузиазм тысяч зрителей, за­ставляет их плакать или смеяться.

Искусство массовых праздников — это огромная сила, и от­носиться к нему надо с чувством высокой ответственности. Среди разных видов театрального искусства именно в массо­вых формах успехи и неудачи множатся в сотни раз.

Каждый режиссер понимает, что если в театре после премье­ры он еще не раз вернется к работе над спектаклем, то мас­совое действие живет лишь однажды, и при этом должно оста­вить глубокое и эмоционально яркое впечатление.

Если в спектакле театра или в художественном фильме ре­жиссер, создавая образы героев и наделяя их индивидуальны­ми качествами, разрабатывает характеры, пользуясь тон­чайшими психологическими нюансами, мотивирует их поступки, прослеживает взаимоотношения персонажей, последовательно выстраивает ход событий, то в любом массовом действии столь же глубокую и значительную тему он раскрывает через отдель­ные эпизоды, разножанровые номера, объединяя их одной иде­ей, одной целью, к которой они направлены. Здесь режиссер действует на сознание и воображение участников и зрителей общими понятиями, крупными сценическими символами. В этом и заключена главная сложность режиссуры массовых форм искусства, имеющей дело с особым родом драматургии. При всех специфических особенностях массового праздника самый важный и решающий фактор в нем, как и в любом дру­гом виде искусства,— гражданская позиция режиссера, его личное отношение к избранной теме, способность отразить в празднике не только факты и свое отношение к ним, но и свое мироощущение, свою идейную убежденность и взволнованность. Лишь с этих позиций можно размышлять и говорить о тех многообразных способах решения темы, о тех выразительных средствах, которыми мы пользуемся при постановке массового действия и из которых нам нужно отобрать самое важное, са­мое интересное и живое, чтобы придать ему черты подлинной

художественности.

Мне посчастливилось работать с К. С. Станиславским и под его руководством совместно с режиссером М. А. Мельтцер ста­вить оперу композитора Л. Степанова «Дарвазское ущелье». Одна из основных задач режиссуры заключалась в том, чтобы в музыку органически вписать все внутренние и внешние дей­ствия и поступки актеров. Станиславский требовал, чтобы мы добивались от артистов соразмерения их поведения с музыкой, чтобы отыгрыши и проигрыши между репликами заполнялись той логикой мысли, действия и поступков, которая была бы ха­рактерна именно для данной музыкальной темы, фразы, ритма.

Спектакль, сделанный с такой скрупулезностью был выпу­щен после смерти К. С. Станиславского. Понятно, какое уди­вительное, трепетное отношение вызывал у нас этот спектакль и как бережно мы относились к тем находкам, к тому интим­ному и дорогому, что было заложено в него великим мастером.

Константин Сергеевич умер. Главным режиссером театра стал В. Э. Мейерхольд. Однажды он предложил перенести «Дарвазское ущелье» на сцену Зеленого театра Центрального парка культуры и отдыха им. А. М. Горького. Это предложение показалось невероятным: спектакль, который создавался в студии с такой доверительной интонацией, вдруг перенести на сцену Зеленого театра!

...В парке стоял совершенно невообразимый шум. Здесь со­брали огромное количество людей, машин, животных. Действие оперы происходит в Таджикистане; и все, кто учился в студии, институтах и школах из среднеазиатских республик, были при­влечены к участию в массовых сценах. Броневики, грузовики, мотоциклы, кавалерия, ослы и верблюды скапливались за ку­лисами Зеленого театра. Все это кричало, шумело и пело. Ка­залось, что организовать все это невозможно. И вдруг узнаем, что В. Э. Мейерхольда на репетиции не будет и что проводить ее придется мне. Неумолимость театральной дисциплины и от­ветственность за выполнение обязательств, взятых на себя те­атром, были так велики, что репетиция началась. Когда же через некоторое время в спектакль стали входить те новые ком­поненты, которые раздвигали привычные рамки оперного спек­такля, тогда стало понятно, что это «вавилонское столпотворе­ние» организовать трудно, но... можно. Присутствующие на репетиции поняли, что спектакль, приобретя необычную мас­штабность, может «заиграть» неизвестными гранями, получить новое звучание и особую значительность. Опера прошла не­сколько раз с большим успехом.

Сегодня массовые представления, спектакли под открытым небом, театрализованные концерты и зрелища прочно вошли в наш быт, стали неотъемлемой частью каждого советского праздника, всегда предусматривающего разнообразный комп­лекс политических, культурных и художественных действий.
ХУДОЖЕСТВЕННО - ТВОРЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И РЕЖИССУРА МАССОВЫХ ДЕЙСТВ

Рассмотрим понятия «праздник» и «массовое представле­ние» любого вида.

Понятие «праздник» — более широкое, чем «представление». Праздник всегда отличается широким, активным и творческим участием масс. Он рассредоточен на обширной территории, не предусматривает локальной сценической площадки и по су­ществу не имеет границ. Представление же, в отличие от праздника, всегда вписывается в определенную сценическую площадку, локализуется четкими границами и предполагает разделение массы на исполнителей и зрителей.

Массовый праздник — одновременное возникновение сразу нескольких очагов художественного действия, и каждый из его участников должен сам выбрать себе объект внимания, тогда как представление этот объект внимания предопределяет.

Массовое представление может быть театрализованной частью праздника и занимать важное место в его структуре. Сложный характер массовых праздников требует от режис­сера высокого профессионализма и ставит перед ним ряд художественно-творческих проблем, которые должны найти свое отражение в драматургии праздника.

Драматургия праздника... Это, прежде всего, четкое пони­мание идеи праздника, осознание того, что этот праздник дол­жен утверждать, какую основную тему он должен поднять и для чего, каковы его задачи: призыв народа к новым победам, раскрытие величия того или иного события, стремление моби­лизовать людей на решение важного вопроса. В каждом празд­нике есть «сверхзадача», которую ставит перед собой режис­сер: для чего проходит, во имя чего создается, к чему стремится праздник.

Драматургия массового праздника зависит, кроме того, от целого ряда обстоятельств. Одно из них — место действия. Праздник по своему масштабу может быть и общегородским, и общенациональным. Он может проходить в городе, в сельской местности, на стадионе, в клубе, парке, на площади или улице.

Совершенно естественно, что надо знать те средства, кото­рыми вы располагаете, т. е. те художественные силы, возможно­сти, с помощью которых будет выражена идея праздника.

Итак, тема праздника, его место, масштаб, художественные средства—все это основа, без которой нельзя приступить к созданию драматургии праздника и его режиссерскому воп­лощению. Причем и драматургия и режиссура должны учиты­вать творческие возможности исполнителей, место действия, а не подчинять все это заранее созданным режиссерским за­мыслам.

Под словом «драматургия» чаще всего понимают пьесу. Конечно, в массовом празднестве это другая драматургия. В ней нет подробно разработанных взаимоотношений, углуб­ленного психологического развития образов. Драматургия массового праздника ближе к сценарию кинофильма, но и они су­щественно различны. Так, например, в киносценарии большое место отводится слову. Специфика же массового праздника требует чрезвычайно экономного использования его. Здесь нужны иные средства выразительности, иное воздействие на зрителей. Такие компоненты, как песня, танец, живая картинная композиция, заменяют в массовом представлении психологиче­ское обоснование поведения героев. Свойственная этому жанру эмоциональность предполагает мгновенное переключение вни­мания зрителей с одного объекта на другой без детализации и психологических мотивировок.

Иначе говоря, драматургия массового действия должна строиться так, чтобы во внешней форме подачи материала най­ти внутренний образ, соответствующий его идее, ритму, ды­ханию.

Конечно, было бы хорошо, если в создании праздника при­нимали участие драматург или сценарист — профессионалы, которые знают законы массовых праздников и предугадывают реакцию зрителей. Надо стремиться к той идеальной форме, когда создание сценария является совместной работой драма­турга и режиссера. Но, к сожалению, специально подготовлен­ных драматургов и сценаристов массовых праздников нет. По­этому пока режиссеру чаще всего приходится быть и драма­тургом. Во всяком случае, в настоящее время почти всегда ре­жиссерской группе вместе с художниками приходится самим создавать сценарный план массового праздника.

Создание сценария — это обязательный этап подготовки массового праздника. На практике же часто недооценивается значение четкого, активного сценария. Какой бы ни была тема, масштабы и границы проведения массового праздника, его со­держание непременно должно быть, прежде всего, выражено на бумаге в виде сценария.

Он определяет пути реализации темы, идеи, «сверхзадачи» массового праздника.

Создавая сценарий праздника, необходимо также решать вопрос индивидуализации каждого праздничного театрализо­ванного действия.

Опыт показывает, что однородные по идейно-тематической основе праздники могут быть по-разному решены режиссерски путем конкретизации документальной основы. Самым ярким примером тому могут быть совершенно различные сценарно-режиссерские решения одного и того же праздничного дейст­вия— торжественного открытия Всемирного фестиваля молоде­жи и студентов.

Автор этой книги принимал участие в качестве режиссера в подготовке и проведении семи фестивалей, проходивших в Бер­лине, Бухаресте, Москве, Варшаве, Хельсинки, Вене, Софии. И открытие каждого фестиваля не было повторением предше­ствующего. Новизну и своеобразие его определяли место дей­ствия, существующая в то время конкретная политическая об­становка, атмосфера вокруг фестиваля и т. д.

В 1951 г. фестиваль проходил в Берлине. Город носил еще следы разрушений.

Открывали фестиваль хозяева форума — молодежь Герман­ской Демократической Республики, подготовившие большую физкультурно-художественную пантомиму на музыку А. Алек­сандрова «Священная война», которая раскрывала тему борь­бы народов за свободу и независимость.

На поле вышли 10 тыс. гимнастов, одетых в костюмы бело­го, черного и желтого цветов. Центр поля заняли спортсмены в белом. Расправив плечи, расставив ноги, они властно стояли на земле. Вокруг них расположились, полусогнувшись, желтые, символизировавшие народы Азии, и на коленях — черные, — еще не проснувшаяся Африка. Но вот желтые расправляют спины, им помогает часть белых, черные поднимаются с колен и встают во весь рост... Конфликт развивался бурно. Свободо­любивая тема равноправия людей разных цветов кожи, несмот­ря на то, что была выражена специфическими средствами гим­настических упражнений, достигла огромной художественной выразительности. Она нашла пути эмоционального воздействия на многие тысячи зрителей.

А через два года — IV Всемирный фестиваль молодежи в Бухаресте. Только что кончилась война в Корее, кончилась именно в тот день, когда открылся фестиваль. Над стадионом летали белые голуби, а на поле ликующая молодежь приветст­вовала товарищей из Корейской Народной Республики. Все танцевали, всем было весело и радостно.

VI Всемирный фестиваль молодежи проходил в 1957 году в Москве.

Улицы столицы были празднично украшены, был декориро­ван и переименован (конечно, временно) весь маршрут от сельскохозяйственной выставки (ВДНХ) до Дворца спорта в Лужниках. Первая Мещанская улица стала улицей Мира, Большая Садовая — улицей Счастья, появилась улица Дружбы и т. д. (проспект Мира с тех пор так и сохранил новое название). Колонны участников шествия были оформлены красочны­ми панно, плакатами с надписями по темам - улиц, с лозунгами и девизами, отражавшими идеи, во имя которых молодежь собралась на фестиваль. 35 тыс. иностранных делегатов встре­чала в те дни Москва. 1200 грузовиков и автобусов, окрашен­ных в цвета, символизирующие пять континентов, представлен­ных на фестиваль, грандиозной колонной двигались по улицам столицы. В них разместилось почти 12 тыс. делегатов со всех концов мира. У каждого значок фестиваля — цветок с 5-ю разно­цветными лепестками, все делегаты в национальных костюмах, А если к этому прибавить сотни тысяч празднично одетых моск­вичей, эстрады с духовыми оркестрами па всех больших пере­крестках и площадях, звучание музыки и песен по городской радиосети, мотоциклистов со стягами, то можно себе предста­вить, какое грандиозное незабываемое зрелище возникло на улицах Москвы. Все располагало к излиянию дружеских чувств, знакомствам и приподнятому настроению, которое царило в те­чение всего фестиваля.

...Советские гимнасты, начав свое выступление, превратили поле стадиона в карту мира. Специально подобранные по цвету костюмы и расположение спортсменов придали этой карте необходимый рельеф и резко очертили границы материков и океанов. Вдруг на карте возникает хищный контур атомной бомбы. Она зловещей тенью легла на континенты планеты. Но слово «НЕТ!», появившееся на карте и повторенное на многих языках как протест против угрозы атомной войны, пере­черкивает крест-накрест энергичными линиями силуэт бомбы. Символика была ясной, четкой, тема точно доходила до созна­ния зрителей.

Примеры подобного рода можно было бы продолжить, но мысль ясна: каждый праздник должен иметь индивидуаль­ность, свое неповторимое решение, новые ритмы — это насущ­ная задача режиссера.

Однако нельзя забывать, что есть и общие для всех празд­ников законы, в соблюдении которых состоит другая важней­шая задача режиссера, например закон коммуникаций — дейст­вующих сил праздника.

Участников праздника можно разделить на две группы: не­посредственные, активные участники — исполнители и, если так можно выразиться, пассивные участники — зрители. Но пассивны они только до тех пор, пока не началось праздничное действие. В течение праздника, тема которого им близка и до­рога, а форма понятна и увлекательна, зрители начинают сопе­реживать, активно откликаться на воздействие. Это может быть выражено аплодисментами, различными эмоциональными переживаниями, т. е. в определенные моменты эти две стороны объединяются, между ними устанавливается тесная связь — контакт между действием и его восприятием.

Чтобы достичь этого с наибольшей полнотой, необходимо приблизить праздник к массе зрителей — это еще одна важная задача, во многом определяющая успех кампании.

Если в театрализованном концерте необходимо сфокусиро­вать внимание зрителя на сценической площадке, то в массо­вом празднике, наоборот, надо искать как можно больше рас­средоточенных центров, надо искать возможность органично разводить в разных направлениях массы людей, пришедших на праздник. Это необходимо, во-первых, для максимального приближения к зрителю воздействующих сил, а, кроме того, во избежание несчастных случаев, так как непродуманное и не­управляемое скопление людей просто опасно.

Примером может служить концерт-митинг на Манежной площади в Москве. По сценарному плану приход зрителей на митинг был организован точно и продуманно. Колонны демон­странтов собирались далеко от места митинга. Возглавляемые отрядами факелоносцев, с транспарантами в руках, они долж­ны были вливаться на площадь в установленном порядке и занимать заранее отведенные для каждой колонны секторы. Однако получилось иначе. На митинг собралось около 500 тыс. человек — количество, намного превышающее предполагаемое. И когда прибывали новые колонны, они теснили впереди стоя­щих, и вся ранее пришедшая толпа надвигалась на сцену. Но тут на помощь пришли комсомольцы из отрядов охраны поряд­ка, которые самоотверженно вошли в толпу, разделили ее и тем самым ослабили натиск. Просчет заключался в том, что режиссеры и соответствующие службы не предусмотрели воз­можности такого наплыва людей и не были до конца готовы к их организации. Но винить в этом ни режиссеров, ни кого дру­гого нельзя, ибо такого рода и масштаба митинг проводился впервые. Вывод: режиссеры — это специалисты, разрабатываю­щие структуру праздника, а поэтому они обязательно должны быть и его организаторами. Ни один режиссер не может стоять в стороне от вопросов организации любого театрализованного действия, тем более массового.

Так, в Москве во время Всемирного фестиваля молодежи, согласно режиссерскому плану, одна колонна карнавального шествия двигалась от Сокольников, другая — с противополож­ного конца города, из Центрального парка культуры и отдыха им. А. М. Горького. Подобная организация ^движения колонн предотвращала скопление массы людей в одном месте, вбирая и рассредоточивая их по мере продвижения.

Многоцентровость массовых праздников приобретает особый смысл во время карнавалов, которые требуют четкого ритма, площадок для плясок, аттракционов, свободы для движения людей в театральных костюмах, прохождения декорированных машин и всего того, что составляет карнавальное шествие. Все это надо предусмотреть в сценарии массового праздника, четко определить все коммуникации, которые связывают между собой его части, только тогда можно организовать, построить, подчинить единому целому все праздничное действие.

Специфика массового праздника предопределяет в его сце­нарии и режиссуре особое значение логики развития действия, логики сцепления образного строя, логики композиции. Начло, развитие, кульминация, финал — все это обязательные части сценария массового действия, в их рамках определяется сте­пень эмоционального накала каждого эпизода, ритмичная их контрастность и строгое взаимодействие.

Сконцентрировать внимание зрителей, заставить их заинтересоваться праздником (а их тысячи, т.е. неизмеримо больше, чем на любом театральном спектакле или концерте) — важней­шая задача сценария.

Режиссер с помощью сценария должен объединить эту мас­су зрителей, помочь им сосредоточиться на стержневой теме действия. Раскрытие темы начинается с пролога. Этому может служить художественное оформление территории праздника, музыкальное оформление, объединяющее его части и диктую­щее его ритм, слово, в частности поэтическое, направляющее мысли участников массового праздника в русло, намеченное ре­жиссером. Подготовив, таким образом, участников праздника, режиссер и сценарист должны повести их по намеченному сю­жету за своей основной мыслью, раскрытию которой долж­ны служить и исполнительские, актерские силы, и те приемы, которыми будет достигаться их приближение к зрителю, и мно­гое другое, зависящее от развития авторской и режиссерской фантазии.

В частности, одним из, способов повышения заинтересованности зрителя массовым праздником является включение его в действие. Достигается это путем максимального сближения исполнителей и зрителей. Уже давно служат этому движущие­ся платформы и грузовики, превращаемые в сцены. Даже кры­ши микроавтобусов стали площадкой для концертов. Так было во время фестиваля молодежи в Хельсинки.

На карнавале в Сокольниках были организованы так назы­ваемые машины «скорой помощи», в которых разместились не­большие группы артистов с музыкальными инструментами, и эти подвижные группы перебрасывались туда, где волна ве­селья ослабевала.

Итак, продумывая драматургию праздника, надо помнить, что люди, которые пришли на массовое представление, хотят быть не только зрителями, но и участниками действия. Поэтому, развивая сюжет массового представления, надо определить кульминацию, которая обобщит тему праздника и вовлечет всех зрителей в орбиту своего влияния. Надо добиваться того, чтобы в ходе представления, праздника возникла новая, актив­но действующая сила, способная стереть грани между исполнителями и зрителями, превратить зрителей в участников мас­сового действия.

Задача финала — закрепить в сознании зрителей то для чего был организован праздник, к чему стремились постанов­щики: чувство гордости за свою страну и народ, желание но­вой встречи, ощущение удовлетворения от проведенного дня.

Вот такая драматургия логического развития представле­ния, построения образного «его ряда от пролога через развитие и кульминацию к финалу должна стать основой сценарного по­строения массового праздника.

Осуществление всего этого сопряжено с рядом трудностей в самой режиссуре.

Одна из них заключается в том, что массовый праздник в целом нельзя прорепетировать. Вторая — в том, что данный массовый праздник идет один раз. А если он и повторяется, то это по своей форме уже совсем другой праздник — новые сце­нарий, режиссура и организация, другие зрители, другое настроение.

Как же обойтись без репетиций?

Надежный помощник режиссера в организации массового праздника — монтажный лист. Это документ, включающий в себя все то, что происходит во время праздника: время, место, участники, ход действия. Каждый режиссер должен уметь его составить (План монтажного листа —см. приложение 1).

Чем полнее и внимательнее будет составлен монтажный лист, тем яснее станет весь ход массового действия, тем легче и увереннее оно будет проходить.

Такая же тщательность должна соблюдаться и при подбо­ре литературного материала для сценария массового празд­ника.

Каким образом; это делается?

Во-первых, надо с большим уважением относиться к уже имеющемуся художественному материалу в репертуаре испол­нителей, привлеченных к празднику. Готовый материал, если он подходит по содержанию, надо обязательно использовать. Во-вторых, то, что нужно дополнительно, необходимо искать в широко известной литературе. В массовых аудиториях луч­ше звучит поэтическое слово: оно образно, лаконично, легко воспринимается, и потому особенно глубоко западает в созна­ние зрителя. При этом должны быть взыскательный вкус и строгость отбора материала.

Как только материал будет отобран, он должен быть вне­сен в сценарий. Никогда не позволяйте себе надеяться на па­мять. Все должно быть записано: ответственней за каждое слово, за каждого актера, за каждое действие.

Сценарий и монтажный лист — это основные документы, по


которым работает режиссёр. Они могут существовать само­стоятельно друг от друга, но чаще составляют одно целое (см. приложение 1).

Однако нельзя подменять одно другим. Сценарий — это не просто организационный план праздника. Именно в нем сосредоточено и выражено образное видение темы, идеи, во имя которых проводится тот или иной массовый праздник (см. приложение 2).

Очень важно понять также, что массовое празднество тре­бует большой предварительной организаторской работы еще до встречи с исполнителями. Условия, в которых рождаются мас­совые зрелища, не дают практической возможности сделать всех исполнителей участниками творческого процесса, потому что масштаб их использования огромен (тысячи людей). Например, на фестивале в Москве в день его открытия была поставлена хореографическая сюита «Цвети, наша молодость», в которой от каждой республики участвовало по 200 человек, всего 3200 исполнителей. В ГДР в спортивно-художественной пантомиме участвовало 100 тыс. спортсменов и танцоров; в хо­ровых массовых праздниках в прибалтийских республиках — до 30 тыс. человек. Поэтому при подготовке массового празд­ника творческий коллектив складывается в основном из режис­сера, художника, драматурга, композитора и руководителей коллективов.

Встреча с руководителями коллективов — один из ответст­венных моментов работы постановщика. Здесь, кроме четкого определения задачи каждой группы участников, должна быть дана строгая программа репетиций (прежде всего индивиду­альных), расписанная по часам и минутам, а также, что осо­бенно важно, той единственной сводной, которую, в лучшем случае, удается провести. Умение без потери времени, в твор­ческой обстановке провести репетиции — важное условие для ра­боты режиссера, который является не только творцом, но и ор­ганизатором всей работы. К этому добавляется очень большая работа с художниками, которую надо вести с самого начала.

Само собой разумеется, что принципы оформления того или иного массового праздника, его составных частей: представле­ний, концертов — зависят, прежде всего, от их характера, специ­фических особенностей.

Так, художник, оформляя праздник балета, проходивший на стадионе, отключает одну из трибун и на ее фоне распола­гает большую центральную и несколько малых сценических площадок. Оформляя на стадионе же вечер циркового искусст­ва, учитывая его специфику, обозреваемость со всех сторон, художник заполняет зрителями все трибуны; а представление располагает по полю и видимых со всех точек стадиона.

Декоративное решение праздника на Москве-реке в дни VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов было опреде­лено тем, что сценические площадки располагались на движу­щихся судах и стоящих на приколе баржах, а берега реки в этот вечер стали большим, зрительным залом.

Иными словами, художник должен всегда стремиться к то­му, чтобы в каждом отдельном случае найти наилучшее деко­ративное решение идеи и темы праздника применительно к тем сценическим условиям, в которых они будут проводиться, и в соответствии с режиссерским, замыслом.

Сложность работы художника массового праздника заклю­чается еще и в том, что ему приходится решать задачу оформ­ления как в малых, так и в больших масштабах, от элементов оформления колонн до чрезвычайно серьезных и трудных воп­росов оформления целого города. При этом надо добиваться сохранения замысла художника.

Например, в 1957 году, во время Всемирного фестиваля мо­лодежи и студентов в Москве, украшались все теплоходы, поез­да, самолеты, порты, аэродромы, пограничные станции и города, через которые проезжали делегации.

Как произвести эту грандиозную работу с максимальной быстротой и минимальными затратами?

Наша промышленность выпустила по специально создан­ным художниками эскизам, декоративные пакеты с набором цветных флажков, панно с национальными орнаментами, фес­тивальными значками. Все было сделано из бумаги и легко приклеивалось и развешивалось на окнах учреждений, в витри­нах магазинов.

Когда же было объявлено, что москвичи могут украсить подобным же образом свои балконы и окна, то жите­ли, покупая эти пакеты, включились в оформление города. Москва быстро приобрела праздничный, нарядный вид, и, глав­ное, в полном соответствии с тем оформлением, которое было предусмотрено организаторами фестиваля.

Наконец, судьба массового праздника, его представлений зависит от композитора, ибо перед музыкальной драматургией всегда стоят конкретные задачи, и решение их во многом опре­деляет успех всего действия.

Пути решения этих задач различны. В одном случае вся музыка специально пишется для данного праздника или пред­ставления; в другом — вновь написанная компонуется с уже существующей; в третьем — все музыкальное сопровождение строится из уже готовых мелодий, принадлежавших чаще всего разным авторам.

Но во всех трех случаях композитор необходим как соавтор будущего праздника. Для композитора, равно как и для ре­жиссера, чрезвычайно важно умение найти неповторимость ха­рактера представления, т. е. выбрать из многого то единственное, что в полной мере отвечает идейным и художественным требованиям сценического действия.

Следует подчеркнуть, что композитор отнюдь не в меньшей степени, чем режиссер, обязан заботиться о решении начала и завершения праздника, о том, чтобы музыка эмоционально окрасила все представление, отчетливо выявила его ритм, и помнить, что сама природа массового зрелища создает условия для разнообразнейшего использования инструментов. Кроме того, в распоряжении композитора и магнитофонные записи. Умело используя эти возможности, можно сделать музыку важ­нейшим компонентом массового действия.

Таким образом, режиссура массового праздника требует очень тщательной, всесторонней подготовки и хороших помощ­ников, совместных усилий режиссера, художника, композитора, исполнителей. Именно творческая работа всего постановочного коллектива может обеспечить законченный идейно-художест­венный образ праздника, налаженную его организацию, беспе­ребойную смену элементов праздника и непрерывность его раз­вития.

Эти условия необходимо соблюдать в любых обстоятельст­вах: и тогда, когда у режиссера есть возможность прибегнуть к помощи профессионалов, и тогда, когда в его распоряжении будут самодеятельные художники, композитор, исполнители, и тогда, когда режиссеру приходится все эти функции выполнять самому. В последнем случае он может использовать уже соз­данные изобразительные и музыкальные произведения, отобрать их, руководствуясь теми задачами, которые поставлены перед ним идеей и темой праздника.
ЗАДАЧИ, СТОЯЩИЕ ПЕРЕД РЕЖИССЕРОМ ТЕАТРАЛИЗОВАННОГО КОНЦЕРТА, И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Особый жанр современного массового искусства — театра­лизованный концерт. Он приобрел сейчас большую популяр­ность. Театрализованные концерты проходят на сцене Кремлев­ского Дворца съездов, на сценах профессиональных театров, на сценах Домов культуры и клубов.

Театрализованный концерт родился в нашей стране, а за­тем завоевал популярность и в странах социалистического со­дружества.

Театрализованный концерт — это использование разных жанров, разных видов искусства, начиная от академического хора и кончая народным танцем. Театрализованный концерт, в отличие от филармонического, всегда тематический, в нем ху­дожественное и смысловое соединяются воедино.

Тематические театрализованные концерты устраиваются в связи с крупными событиями политического характера (день рождения В. И. Ленина, праздник Великого Октября, годовщи­на победы над фашистской Германией и т. д.), посвящаются биографическим или мемориальным датам (памяти писателей, ученых) и пр. Они или завершают торжественное заседание, становятся его художественным продолжением,, или проходят самостоятельно. Они бывают в одном или двух отделениях с антрактом. В зависимости от этого используется и закон вре­мени, влияние его па внимание и утомляемость зрителя.

Известно, что концерт в одном отделении должен идти 1 час 10 мин.— 1 час 30 мин. Потом зритель утомляется и ин­терес к концерту ослабевает. Концерт в двух отделениях орга­низуется следующим образом: первое отделение длится 1 час — 1 час 10 мин., а второе — 0 час. 55 мин.— 1 час. Это нормы, оп­ределенные опытом. Конечно, могут быть отклонения, завися­щие от исполнителей, темы, места проведения концерта, но в целом следует придерживаться указанного хронометража.

Каждый из театрализованных концертов имеет свою тему, свою смысловую и эмоциональную драматургию. Она опреде­ляется теми обстоятельствами, которые вызвали постановку концерта. Так, при подготовке концерта, продолжавшего тор­жественное заседание, посвященное 40-летию комсомола, стало ясно, что даже самая первоклассная программа, составленная из отдельных номеров различных коллективов, не будет отве­чать тематическим его задачам, не приобретет идейно-воспита­тельного звучания.

Знакомство с содержанием торжественного заседания убе­дило в необходимости создания такой программы, которая мог­ла бы стать его органическим продолжением, подхватила бы и развила его эмоциональный заряд, явилась выражением в ху­дожественных образах того круга тем, которые нашли отраже­ние в торжественной части юбилея.

Отсюда задача концерта — раскрыть основные этапы дея­тельности комсомола, высоко оцененные партией, правительст­вом, народом. Пять орденов, которыми был награжден Ленин­ский комсомол, стали как бы основой драматургии концерта. В соответствии с этим программа концерта (в данном случае правильнее было бы называть сценарием) состояла из ряда крупных тематических эпизодов, которые благодаря непрерыв­но развивающейся логике событий, подчиненных единой сверх­задаче, создавали неразрывную цепь эмоционального воздейст­вия на зрителя (см. приложение 3). Или тема театрализован­ного концерта, посвященного XIV съезду ВЛКСМ, раскрыва­лась в преемственности комсомольцев первых лет Советской власти и наших современников. Первые — молодые люди в ко­жанках, тельняшках, красных платочках и бескозырках, вто­рые— в современных рабочих, спортивных, праздничных кос­тюмах.

Комсомольцы революционных лет сначала удивленно, с недоверием смотрят на молодежь в модных, современных кос­тюмах. Но постепенно, по ходу программы, когда юноши и девушки 20—30-х годов образным языком концертных номеров рассказывают о боевых подвигах гражданской войны, героизме строительства социалистической индустрии и колхозной дерев­ни, а комсомольцы наших дней — о разгроме фашизма, борьбе за мир, завоевании космоса, становилось ясно, что сердца и тех и других бьются в унисон, что все они воодушевлены еди­ной идеей строительства коммунизма.

В наши дни последовательное осуществление Советским Союзом миролюбивого ленинского курса внешней политики является ведущей темой идеологической работы. Ей был по­священ театрализованный праздничный концерт в честь 56-й годовщины Великой Октябрьской социалистической револю­ции, состоявшийся в ноябре 1973 года в Кремлевском Дворце съездов.

Средствами искусства концерт последовательно раскрывал эту тему от первого ленинского Декрета о мире до сегодняш­них исторических, визитов руководителей нашей партии и пра­вительства с миссией доброй воли в США, ФРГ, Францию, Индию и другие страны мира (см. приложение 4).

Основу концерта составляют номера. Их количество не должно нарушать единства темы, замысла, целевой задачи. Концерт составляется из уже имеющихся или вновь созданных, но обязательно полностью исполняемых номеров. Сокращение, изменение композиции без учета формы и внутренней драма­тургии исполняемого произведения недопустимо.

Чего должен добиваться режиссер, готовя тематический те­атрализованный концерт? Прежде всего четкой идейной выра­зительности и художественной образности.

Как же добиться этого в концерте? Театрализацией его номеров.

Вот как шел эпизод о Великой Отечественной войне в кон­церте, посвященном, XIV съезду комсомола. Плакаты грозных дней Великой Отечественной войны. Звучит песня А. Александ­рова «Священная война». На сцене женщины в темных платьях провожают на фронт моряков. Остается одна из них, и когда заканчивается песня, отставший от товарищей моряк читает, обращаясь к женщине, стихотворение К. Симонова «Жди ме­ня». Быстрая, буквально секундная смена декораций — и на сцене начинается танец из балета А. Спадавеккиа «Берег счастья». Матросы вступают в единоборство с танком и, одер­жав победу, с развернутым знаменем покидают сцену торжест­венным маршем.

Так, три концертных номера —песня, стихотворение и та­нец— слились в единый фрагмент — рассказ о Великой Отече­ственной войне.

Важная задача режиссера концерта — непрерывность воз­действия его программы на зрителей, необходимость поддер­живать интерес к заложенной в ней теме. Достигается это сме­няемостью жанров и ритмов, дающих нагнетание, нарастание действия, объединяющих его.

Когда зритель приходит на концерт и знает, чему тот посвя­щен, он настраивается на определенную тематическую волну и ждет воздействия, которое должно удовлетворить его инте­рес. Очень важно не обмануть ожидания зрителя, надо не только привлечь его внимание, заинтересовать, но и взволно­вать, воздействуя на его разум и эмоции системой художест­венных образов.

Как правило, первый номер бывает эпиграфом к театрали­зованному концерту. Это его титул, заглавная буква. Поэтому театрализованный концерт должен начинаться большим, мощ­ным номером многолюдного коллектива: это или большой хор, или оркестр народных инструментов, или симфонический ор­кестр.

Из каких номеров составляется театрализованный концерт? К участию в нем следует привлекать все жанры и виды ис­кусства, которые помогают выразить и раскрыть тему концер­та. В частности, в театрализованном концерте ныне активно используется кино. Отснятые ролики специально подобранного документального материала, подтверждающего мысль, зало­женную в номере, пейзажных планов, помогающих уточнить место действия и создать необходимую атмосферу, стали не­отъемлемой частью театрализованных концертов.

Очень хорошо применять диапозитивы. С их помощью легко меняется место действия и создаются устойчивые планы деко­ративного оформления или отдельных его фрагментов.

Часто для театрализованных концертов применяется оформ­ление, специально выполненное художником. При этом, наря­ду с важнейшей задачей — созданием художественного обра­за — должна предусматриваться организация концерта.

Ни в одном другом жанре искусства непрерывность сцени­ческого действия (следовательно, и воздействия) не имеет столь важного значения, как в массовом театральном пред­ставлении, нигде так остро не ставится вопрос о стремительной и органичной «подаче» на сцену самых разнообразных сил. Вот почему художник должен, определяя принцип оформления, серьезное внимание уделять внутренним и внешним коммуни­кациям. Это заставляет художника вместе с режиссером зара­нее продумать четкий порядок красивой и легкой «эвакуации» со сцены тех или иных номеров с их декоративным оформле­нием и появление на сцене новых коллективов.

Очень интересное с этой точки зрения оформление сцены для выступления советской делегации на одном из миро­вых форумов молодежи нашел известный художник, мастер художественного решения массовых праздников Б. Г. Кноблок. Движущиеся сцены-площадки позволяли произвести переза­рядку их за эстрадой во время выступления коллективов, а киноэкран то выполнял свою основную роль, то легко и быст­ро превращался в верхнюю сценическую площадку.

Или созданная Кноблоком же сценическая площадка для концерта, посвященного 40-летию Ленинского комсомола. Она представляла собой четыре сцены, которые могли быть исполь­зованы и все одновременно, и каждая самостоятельно. Два больших пандуса охватывали сцену, соединяя ее с «полем» зрительного зала и киноэкраном., находившимся в глубине сце­ны. Экран перекрывался занавесом и превращался, по мере необходимости, в красный стяг — фон для некоторых эпизодов представления. Такое построение сцены позволяло произвести одновременный ввод и вывод исполнителей, не нарушая ритма концерта.

К сожалению, о том, что сцена для театрализованного кон­церта должна быть особым образом подготовлена, часто забы­вают. Когда происходит смена, особенно коллективных номе­ров, например замена оркестра хором, создается шум, возни­кает пауза и эта неряшливость нарушает необходимую дина­мику концерта и его атмосферу.

Если концерт плохо организован, плохо работает занавес, на сцене кто-то шумит, что-то падает, то внимание зрителей, естественно, рассеивается, и в этом повинна неслаженность, прежде всего, его монтировочной части.

А задача режиссера заключается в том, чтобы с первого номера собрать, сконцентрировать, сфокусировать внимание зрителя на сценической площадке. Завладев вниманием, нуж­но его удержать, не дать ему распылиться. Главное в режиссуре концерта — непрерывность его программы, незамедлительная смена номеров, которые, нанизываясь как звенья одной цепи, увлекают за собой зрителя. Это достигается твердой организа­цией всего концертного организма. Если же закулисная часть не мобилизована, режиссерская композиция не продумана и оформление плохо с ней связано, возникают те разрывы в тка­ни концерта, которые отвлекают зрителя, снижают эффектив­ность самого концерта.

Между тем у режиссеров театрализованных концертов очень большие интересные возможности и при соответствующей по­мощи художника их осуществление повышает значимость кон­церта.

Одна из них — укрупнение каждого номера. Вот несколько примеров такого приема.

В концерте, посвященном XIII съезду комсомола, темой одного из номеров являлась борьба народов Африки с колониа­лизмом. Номер назывался «Освобожденная Африка».

Танец из этого номера был рассчитан на сцену Кировско­го театра. Теперь он переносился во Дворец спорта в Лужни­ках, который вмещает 12 тыс. зрителей, а сцена его почти в 3 раза больше сцены Кировского театра. Как сохранить выразительность сольного танца, «не убить» его масштабами пло­щадки?

На сцене было расположено три экрана: два по бокам, как не очень широкие пилястры, и один сзади во всю ширину сце­ны. На среднем экране синхронно с танцем возникали узловые, кульминационные его моменты. Они были заранее специально отсняты на кинопленку. На сцене негр с кандалами на руках. На боковых экранах — документальные кадры из жизни наро­дов Африки, а на центральном — также закованные руки. Ар­тист начинает танец, пытается разорвать сковывающие его це­пи. На боковых экранах показывают демонстрацию народов Африки. Артист разрывает оковы —на боковых экранах всплес­ки народной радости, на среднем — бушующий океан. Артист поднимает руки — и на экране из водных пучин тоже поднима­ются руки. Артист устремляет взгляд вперед —и на экране возникают его огромные глаза. Иными словами, на всем про­тяжении танца укрупнялись и комментировались сюжетные повороты этого хореографического рассказа с помощью взаи­модействия разных средств выразительности. Усиление и укрупнение отдельных фрагментов позволили добиться боль­шой обобщенности, выразительности, острой публицистичности.

Другой пример —из практики концертов, посвященных В. И. Ленину. В основу одного из них было положено повест­вование о этапах жизни Владимира Ильича. Известно, что Ле­нин в детстве очень любил петь вместе с сестрой Олей песню К. Вильбоа «Нелюдимо наше море». Как включить это произ­ведение в программу? Сказать об этом? Написать в программе?

...Фотография семьи Ульяновых была переведена на диапо­зитив, и в то время, когда на экране, вмонтированном в сцени­ческое оформление концерта, появлялся ее фрагмент с голов­ками Оли и Володи, за кадрами звучал женский голос, читаю­щий рассказ Н. К. Крупской о том, что в детстве Владимир Ильич любил вместе с сестрой петь эту песню. На последних словах свет с диапозитива переводился на сцену и останавли­вался на артистах, поющих это произведение.

Подобным же образом в программу включили марш Монтегюса «Слава 17-му полку», который В. И. Ленин любил слу­шать во время эмиграции во Франции. На диапозитиве — Эйфелева башня. Звучит вступление к песне. Один диапозитив вытесняет другой — на экране обложка нот этого произведения. А затем, отождествленный с французским шансонье того вре­мени, как бы с обложки на сцену выходит певец и исполняет эту песню.

Так с помощью изобразительных средств удается более глубоко и выразительно раскрыть тему номера.

Успех концерта, посвященного 150-летию Бородинской бит­вы, во многом определило использование увертюры П. И. Чай­ковского «1812 год». На большом занавесе были изображены воинские доспехи и лавровый венок славы. В центре венка по ходу действия возникали картины Отечественной войны 1812 г. (использовались диапозитивы произведений русской живописи).

В митингах-концертах (одной из ярких форм театрализо­ванного концерта) так же с успехом можно использовать до­кументы, музыкальные и живописные произведения, созвучные теме.

Вот, например, два таких митинга-концерта: один — на Ма­нежной площади (см. приложение 4), другой —в Кремлевском Дворце съездов. Они были посвящены разным, событиям, раз­ным темам. Первый — борьбе за мир, против атомной войны; второй — XV съезду ВЛКСМ. Но принципы их построения име­ли много общего и были основаны на введении в художествен­ную ткань концерта подлинных документов и людей, участни­ков этих событий.

Представьте себе: на Манежной площади установлена двух­этажная сцена. Верхняя служит трибуной для ораторов, над нею большой экран. На нижней — симфонический оркестр, и она же является эстрадой для выступления солистов и коллективов. Девочка в белом платье открывает концерт: она выпус­кает белоснежного голубя, который взвивается над площадью и долго парит в лучах прожекторов.

На сцене группа молодых японцев — ансамбль «Поющие голоса». Они поют песню о Хиросиме, о гибели этого города. Песня звучит, а на сцену выходит Хисако Нагота, одна из жертв атомной катастрофы. У нее сожжены голосовые связки. Ее рассказ о трагедии японского народа переводит на русский язык молодой японец. Нагата просит почтить память погибших в Хиросиме минутой молчания. На площади воцаряется тишина. На сцену поднимается мать Зои Космодемьянской. Сняв с себя белую шаль, она укрывает ею Нагату. Эта ласка матери героини, погибшей во время войны, слабый голос Нагаты, бе­лая шаль на ее плечах и полет голубя над площадью — все было настолько эмоционально точно, что люди, видевшие это, плакали, не стыдясь своих слез.

Второй митинг-концерт, посвященный XV съезду комсомо­ла, проходил в Кремлевском, Дворце съездов. Его очень емкая тема была решена большими эпизодами-символами: комсо­мол— верный сын партии, комсомол — воин, комсомол — нова­тор и т. д.

Первый эпизод начинался песней А. Холминова о В. И. Ле­нине в исполнении А. Эйзена. Закончив песню, певец обращал­ся к зрителям: «Товарищи-! Среди нас есть человек, который неоднократно встречался с Владимиром Ильичом Лениным. Это старейший коммунист, член партии с 1893 года товарищ Федор Николаевич Петров».

Свет прожекторов со сцены переводился на ложу, в кото­рой находился Ф. Н. Петров, и оттуда он обращался к делега­там съезда, призывая комсомол к новым трудовым подвигам. Или другой эпизод. Под звуки духового оркестра на сцену вносят боевые знамена. Этим завершался эпизод «Комсомол — воин». Ведущий говорил:

«Мы хотим слышать вас, трижды Герой Советского Союза, товарищ Кожедуб». И. Н. Кожедуб выходил на сцену и обра­щался с речью к зрителям, заканчивая ее словами: «Если нуж­но будет постоять за Родину, кто готов стать на ее защиту?» Весь зал встает в едином порыве.

Эпизод «Комсомол — новатор» заканчивался выходом на сцену первой женщины-космонавта Валентины Терешковой и ее обращением к молодежи.

Форма театрализованного концерта привилась и стала не­обходимой. Однако, готовя такое представление, нужно думать о динамике концерта, о его движении. От начала концерта, конца первого, начала второго отделения, финала всего кон­церта зависит многое. Как сделать, чтобы зритель не ушел в антракте, а вернулся на второе отделение, как увлечь, заинте­ресовать его? Об этом надо серьезно думать режиссеру.

Нашей постановочной бригаде посчастливилось создавать концерты, посвященные самым разнообразным темам и собы­тиям: заключительные концерты декад искусства союзных рес­публик на сцене Государственного академического Большого театра Союза ССР; концерт, посвященный съезду комсомола во Дворце спорта; концерты и закрытие молодежных фестива­лей в разных городах мира, на разных сценах; большие заклю­чительные концерты сельской самодеятельности Российской Федерации. Однако мы никогда не ощущали такой ответствен­ности, такого творческого волнения, как в те дни, когда рабо­тали над созданием концертов, посвященных 50-летию Совет­ской власти, 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, а так­же концерта для делегатов XXIV съезда КПСС.

Объяснить это можно только тем, что все три события на­столько масштабны, грандиозны и значительны, что известные приемы в организации концертных программ себя не оправды­вали. Необходимо было искать такие сценарные и режиссер­ские решения, которые могли бы выразить величие происходя­щих в нашей стране событий.

Все помнят, с какой радостью, с каким трудовым подъемом готовились в нашей стране к празднованию 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Первое в мире го­сударство рабочих и крестьян, первая страна, вставшая на путь социализма, страна, которая была выпестована великим Лениным, праздновала свой полувековой юбилей.

Как найти подход к решению в концертной программе этой огромной по своему масштабу и значимости темы?

Постановочная группа, в которой работали автор этой кни­ги, художник Б. Кноблок, режиссер Г. Лехциев и многие дру­гие, нашла решение концерта в партийном гимне «Интернацио­нал». Слова его от строфы к строфе несут огромный драматур­гический заряд. Никогда и никто не сказал более ярко и дра­матично о вековой мечте трудящихся; ни одна песня не была таким действенным призывом к борьбе за осуществление этой мечты. Значит, построение сюжетных эпизодов концерта соот­ветственно строфам «Интернационала» может стать масштаб­ным драматургическим ходом, выражающим, как никакой другой, тему и идею торжественного праздничного концерта в честь 50-летия Октября.

Вспомним первые строки партийного гимна:

Вставай, проклятьем заклейменный, Весь мир голодных и рабов!

...начало второй строфы:

Никто не даст нам избавленья — Ни бог, ни царь и ни герой. Добьемся мы освобожденья своею собственной рукой.

И, наконец, третья строфа:

Лишь мы, работники всемирной,

Великой армии труда,

Владеть землей имеем право ...

Эти слова «Интернационала», выраженные художественны­ми образами, организуют четкое русло концерта, позволяют сгруппировать художественный материал, правильно располо­жить его.

Но чтобы в полную силу прозвучала тема торжества Совет­ской власти как выполнения заветной мечты пролетариев всех стран, чтобы торжественный концерт стал гимном, ленинской Коммунистической партии, необходимо было создать пролог и финал, соответствующие главной теме концерта. В итоге сложилась следующая сценарная основа: пролог, посвященный торжественной дате — полувековому юбилею Советской власти;

часть первая, рассказывающая о революционной борьбе пролетариата во главе с партией большевиков (тема «Вставай, проклятьем заклейменный»);

часть вторая, повествующая о том, как советские люди сра­жались на протяжении полувека за дело революции (тема «Никто не даст нам избавленья»);

часть третья — о сегодняшнем коммунистическом строитель­стве в нашей стране, расцвете социалистических наций (тема «Лишь мы, работники всемирной, великой армии труда»);

финал — гимн Коммунистической партии Советского Союза. Зрительным образом пролога стали пятьдесят установлен­ных на сцене горящих факелов, символизирующих 50-летие на­шей страны, истории Советской власти.

Занавес, постепенно раздвигаясь, открывал скульптурные группы, расположившиеся на сцене по барьеру оркестра и на боковых площадках. Первая из них — матросы и красногвар­дейцы, рабочие 1917—1918 годов, буденовцы, бойцы граждан­ской войны. За ними другая группа — строители первых пяти­леток, ударники, рабфаковцы. Новая группа — те, кто прини­мал участие в Великой Отечественной войне, бойцы Советской Армии, партизаны, герои тыла. И, наконец, люди наших дней: рабочие, колхозники, студенты — участники строительства ком­мунизма в нашей стране.

Торжественное музыкальное вступление переходит к теме революции. На огромном экране появляется надпись:

«Все, чего мы достигли, показывает, что мы опираемся на самую чудесную в мире силу — на силу рабочих и крестьян» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е, т. 44, с. 234.).

Вспыхивает первый факел. Звучат стихи о 1917 годе, и это время как бы оживает на сцене Кремлевского Дворца съездов.

Сцену заполняют рабочие в кожанках, крестьяне «в лаптях, солдаты в папахах, матросы в бескозырках с пулеметными лен­тами через плечо, студенты... В центре этой ожившей скульптур­ной группы — артист в образе Владимира Ильича Ленина — вдохновителя и организатора Великой Октябрьской социалисти­ческой революции. Народ приветствует вождя криками «Ура!».

Вновь вспыхивает факел, возвещающий о приходе 1918 го­да— начала гражданской войны. Звучит рассказ диктора о людях, вставших на защиту завоеваний революции. В лучах прожекторов возникает скульптурная группа, олицетворяющая участников обороны молодой Республики Советов.

Так, в прологе год за годом оживает история страны. По­бедно нарастает музыка. И вдруг резко обрывается... В полной тишине звучит голос диктора: «1924 год. В этом году не стало Ильича, но слово Ленина, дело Ленина, сердце Ленина всегда с нами!» Эти слова подхватывают гудки заводов, паровозов, фабрик. Как горящее сердце вспыхивает факел. Вновь нара­стает в оркестре революционная тема, переходящая в песню А. Александрова «Святое ленинское знамя», исполняемую свод­ным хором и оркестром Большого театра Союза ССР под управлением Г. Рождественского. К концу песни, завершающей пролог, вспыхивают все 50 факелов. Звучат слова диктора о трм, что этот концерт посвящен тем, кто мужественно боролся и борется за счастье народа. Он посвящен партии коммунистов, великому Ленину.

Тему пролога продолжают как позывные, первые музыкаль­ные фразы «Интернационала». Начинается первая часть кон­церта (см. приложение 5). Неожиданно весь зрительный зал заполняется перезвоном колоколов. Открывается занавес, и зрители видят часть земного шара, на которой расположились «властители земли русской», фигуры прошлого: помещики, ка­питалисты, сверкающие золотом эполет генералы. И над ними с распростертыми крыльями двуглавый орел. Они поют гимн царской России.

Но мелодия постепенно разрушается нарастающим звучани­ем «Интернационала». В отблесках пламени возникают согну­тые фигуры рабочих, политзаключенных в кандалах, солдат за колючей проволокой. Как страстный призыв к борьбе звучат слова: «Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов».

Луч прожектора останавливается на группе рабочих, пою­щих «Дубинушку». Освещает фигуру большевика-агитатора (артист Е. Матвеев), в его руках прокламация, он читает ее. Это призыв к революции.

Но его еще не слышат в далеких крестьянских избах. У лу­чины сидят женщины и поют грустную песню о тяжелой кресть­янской доле. Вновь звучит голос агитатора. Он читает заключительные слова листовки: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

На последнем слове вступает хор, поющий «Смело, товари­щи, в ногу!». В глубине сцены крупными буквами загораются слова:

Кипит наш разум возмущенный

И в смертный бой вести готов.

Мощно звучит оркестр. Громкое «Ура!» — и, сметая ненави­стных властителей, народ устремляется на штурм. Развалива­ется двуглавый орел, движется с транспарантами могучая на­родная демонстрация, которая преобразуется в массовый во­кально-хореографический номер «Октябрьская легенда» в ис­полнении Государственного заслуженного ансамбля танца Украинской ССР.

Художественный образ второй части строится на словах:

Никто не даст нам избавленья —

Ни бог, ни царь и ни герой.

Добьемся мы освобожденья

Своею собственной рукой.

Она воспроизводит историю борьбы революционного народа со всеми, кто посягал на независимость Страны Советов. Как бы из далеких времен гражданской войны обращались к соб­равшимся со страстными призывами защищать Родину Артем Годун из пьесы «Разлом» Б. Лавренева и знаменитый ордина­рец В. И. Чапаева Петька; кавалерийскую пляску Первой конной армии исполняла танцевальная группа Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии. Как гимн героям гражданской войны прозвучал финал первого концерта для фортепиано с оркестром П. И. Чайковского в исполнении Э. Гилельса и оркестра Государственного академического Боль­шого театра СССР под управлением Е. Светланова.

Героическая летопись Великой Отечественной войны откры­валась песней К. Молчанова «Вот солдаты идут» в исполнении И. Архиповой. Синхронно песне на экранах, установленных на сцене, оживают дороги войны, по которым идут солдаты Совет­ской Армии, освобождая страну от фашистских захватчиков.

Проникновенное исполнение песни И. Архиповой, звучание сопровождающего ее духового оркестра под управлением Г. Смущенко, жизненность документальных кадров — все это, вместе взятое, создавало незабываемую по силе эмоционально­го воздействия картину.

Эта часть концерта кончалась «Песней о Советской Армии» в исполнении Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии.

Третья часть концерта воспевала сегодняшний день страны,
дружбу народов, трудовой подвиг советских людей. Ее эпигра­фом были слова «Интернационала»:

Лишь мы, работники всемирной, Великой армии труда, Владеть землей имеем право, Но паразиты — никогда!

Это был своеобразный песенно-хореографический гимн нашей Родине, исполнявшийся различными, широко известными .ансамблями и солистами.

Концерт логически завершала величественная песня о ленин­ской партии, под руководством которой наша страна совершала свой героический и победоносный пятидесятилетний путь,— пес­ня В. Мурадели «Партия — наш рулевой». Ее исполняли все уча­стники концерта.

Таким образом, была сделана интересная и успешная попыт­ка расширить рамки театрализованного концерта путем ввода в его программу драматургии, осмысленной большими этапами жизни народа, выраженную различными видами искусства и дополненную документальным материалом. Все это расширяло рамки театрализованного концерта до масштабов большого, подлинно всенародного, праздничного представления.

Иначе решались творческие задачи при подготовке театрали­зованного концерта, посвященного 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.

Среди всех самых важных и значительных тем есть одна, которая требует от современного советского художника наивысшего напряжения таланта, способности проникать в самую суть явлений, требующая особой глубины замысла, искренности исполнения. Это тема о В. И. Ленине. В ней волнует все: и мас­штаб его личности, и широта его души, диапазон его знаний и интересов, целеустремленность всей его жизни. Именно с та­ким чувством, с таким настроением и отношением создавался юбилейный концерт, посвященный 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.

Ленин дорог всем народам Советского Союза, его чтят все народы и поколения, величие Ленина — в сегодняшних делах народов национальных республик, всех трудящихся СССР, всех прогрессивных людей мира. Поэтому концерт включил в себя номера от всех союзных республик и этим подчеркнул всенародный характер торжества.

Эпиграфами к концерту были взяты высказывания о В.И.Ле­нине писателей с мировым именем:

Айвора Монтегю:

«Когда наступаем час битвы, мы листаем страницы его книг точно так, как перед атакой набиваем патронами пулеметные ленты»;

Андерсена-Нексё:

«На протяжении веков не было человека, который сумел бы в такой степени привести в движение умы и чувства людей, как Ленин».

И, наконец, Максима Горького: «Для меня исключительно велико в Ленине его чувство непримиримости и неугасимой вражды к несчастьям людей».

Эти три высказывания стали своеобразным ключом к реше­нию программы, к подбору репертуара и исполнителей большо­го концерта.

Торжественно звучит музыкальное вступление композитора А. Локшина, раздвигается занавес, открывая праздничную, ярко украшенную сцену, на которой расположены 15 полуколонн. Каждая из них служит основанием для герба союзной респуб­лики. Около колонн — в национальных костюмах группы испол­нителей, представляющих свою республику. В каждой группе — свой прославленный певец. Все вместе они становятся запева­лами песни С. Туликова «Мы — люди ленинского века» — свое­образный пролог концерта, отражающий его основную мысль.

Им на смену приходят 15 народных, артистов Союза ССР, ведущих актеров драматических республиканских театров. Каж­дый из них на языке своего народа читает отрывок из произве­дения своего национального поэта о великом Ленине. На язы­ках звучит гордое имя Ленин. И эта многоязычная поэтическая эстафета, передаваемая от одного актера к другому, придала номеру особое по выразительности звучание как поэме о Лени­не, созданной народами СССР.

Затем в концерте исполнялись номера, отобранные и специ­ально созданные, подчиненные единой, главной теме: коллектив­ный рассказ о вожде, коллективный рапорт ему. Выступали и молодые исполнители, и лауреаты международных конкурсов, воспитанники хореографических училищ, народные ансамбли, прославленные мастера искусств из России, Киргизии, Казах­стана, Грузии...

Праздничную оду А. Эшпая «Кремлевские куранты» впервые исполнил сводный ансамбль скрипачей, виолончелистов и пиани­стов из многих республик страны; в хореографической компози­ции Ю. Григоровича на музыку А. Глазунова приняли участие ведущие певцы Большого театра Союза ССР; в финале кон­церта была исполнена «Поэма свершений» В. Мурадели, спе­циально написанная для этого концерта по тематическому зада­нию сценариста и режиссера.

Многонациональность, сочетание профессионального и само­деятельного искусства — все это дало возможность рассказать в день 100-летия со дня рождения В. И. Ленина о том, что наро­ды, идущие по указанному им пути, достигли большого расцве­та культуры. Через весь репертуар красной нитью прошла тема верности ленинским заветам, непоколебимого стремления идти вперед — к дальнейшим победам.

И еще одна сценарно-режиссерская особенность юбилейного ленинского концерта, придавшая ему характер рапорта вождю о расцвете жизни и культуры народов страны. Перед выступлениями артистов звучали слова В. И. Ленина о литературе и искусстве. А затем шел номер, показывающий, что слова Ильича воплощены в жизнь. Например, после слов: «Вы слышите, что путиловцы хотят?.. Они хотят создавать свою трудовую интелли­генцию... Никаких промедлений, студию надо организовать!» (Цит. по: Ленин и культурная революция. Хроника событий 1923 гг.). М., 1972, с. 43.) — на сцену выходят ученики Московского хореографического учи­лища, выступают дети, приехавшие из Литвы. Становилось оче­видным, что этот завет В. И. Ленина выполнен.

В другом эпизоде слова В. И. Ленина о рабочих и крестья­нах, получивших право на настоящее искусство, иллюстрирова­ли выступления коллективов художественной самодеятельности Домов и Дворцов культуры ряда союзных республик.

Высказывания вождя, проходившие через весь концерт, вме­сте с эпиграфами — словами о В. И. Ленине, составили идейно-тематическую основу юбилейного концерта и дали верный ключ к подбору номеров.

Программа концерта, посвященного XXIV съезду КПСС, определялась исторической значимостью обсуждаемых им вопро­сов и принятых решений. То, что происходило в дни историче­ского съезда в Москве, становилось достоянием самых отдален­ных уголков нашей страны, вызывало интерес у людей всех стран мира: Программа концерта была посвящена всем, кто отдал жизнь за дело революции, за независимость Родины, а также тем, кто сегодня борется за утверждение идей коммунизма. Пролог концерта — ода композитора А. Холминова на слова Р. Рождественского «Слушайте все» — предопределял его даль­нейший ход, превращал его в масштабный художественно оформленный митинг.

В концерте приняли участие лучшие силы советского искус­ства, посланцы всех республик. Дух соревнования, стремление добиться чести быть включенными в программу заставили мно­гих создавать новые номера. Среди них хореографическая поста­новка А. Мессерера «Весенний Таджикистан», выступление кол­лективов: им. М. Пятницкого, Волжского, Сибирского и Воро­нежского народных хоров, слившихся в единый хор «Волга», детского ансамбля в количестве 250 скрипачей, представлявших все республики, под руководством Л. Когана, большого вокаль­но-хореографического ансамбля народной песни и танца Грузин­ской ССР, Аджарской и Абхазской автономных республик и т.д. Масштабность коллективов, их исполнительское мастерство, глубокая заинтересованность всех участников в подготовке но­меров, понимание того, что они отражают успехи культурного развития страны в целом, сыграли огромную роль в осуществле­нии задуманной идеи в программе театрализованного концерта, посвященного XXIV съезду КПСС, содействовали раскрытию политической стороны его содержания.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Жек дуадақтарды аулауды жүргізу туралы «Жануарлар дүниесін қорғау, өсімін молайту және пайдалану туралы»
2017 -> Бағдарламасы өтетін күні: 16 тамыз 2017 жыл Өтетін орны: Шымкент қаласы
2017 -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігінің
2017 -> Мемлекеттік мекеме
2017 -> Қосымша 2 Техникалық ерекшелігі Реанимациялық бригадаларға арналған жылжымалы жедел медициналық көмек комплексі
2017 -> Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі «Кәсіпқор» холдингі» коммерциялық емес акционерлік қоғамы
2017 -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігі Ветеринариялық бақылау және қадағалау комитетінің Оңтүстік Қазақстан облыстық аумақтық инспекциясының
2017 -> Бос јкімшілік мемлекеттік лауазымдарєа орналасуєа конкурс туралы хабарландыру 17/07/2012г


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет